Roem.ru — Кадры20:00 Текст источника в новой вкладке
Кадры
nick@kugaevsky.ru (Николай Кугаевский)

 
 
1. СМИ предрекают бегство IT из Белоруссии, само IT бежать не спешитЧт, 03 сен[−]

Медиа и инфлюэнсеры заговорили об "исходе" высокотехнологичных компаний Белоруссии в другие юрисдикции. Создатель сервиса управления проектами Targetprocess написал, что уголовное дело против основателя PandaDoc станет "выстрелом из стартового пистолета". Уголовное дело на Микиту Микадо действительно завели -- по статье 210 УК РБ пункт 4 (хищение путем злоупотребления служебными полномочиями, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере), "5-12 лет лишения свободы". Фаундеры PandaDoc организовали сбор средств для силовиков, которые уволятся из-за нежелания подавлять акции протеста. К началу сентября они получили почти 600 заявок, по которым произвели 26 выплат.

Министр экономики и инноваций Литвы Римантас Синкявичюс рассказал на заседании правительства, что его ведомство получило 21 обращение от белорусских IT-компаний, которые хотят переехать в Литву. Пока компаниям с трудом удаётся такая релокация -- местные банки отказываются открывать им счета из-за борьбы с отмыванием денег. Синкявичюс попросил принять закон, разрешающий иностранным юрлицам заводить счета в банках. Другие чиновники тоже рассказали о предпринимаемых и необходимых мерах для упрощения переезда в Литву граждан и компаний Белоруссии.

"Коммерсант" передаёт, что у рекрутинговых компаний в 5 раз выросло количество обращений белорусских разработчиков, которые хотят устроиться в российские компании -- раньше их было 5% от всего потока, теперь 25%.

Официально в белорусских IT-компаниях о планах по релокации пока не говорят, но интерес к переезду подтверждают их сотрудники, опрошенные “Ъ”. Один из собеседников “Ъ” полагает, что в целом около 70% белорусских разработчиков сейчас задумываются о поиске работы за границей.

Впрочем, под "заграницей" имеется в виду в первую очередь не Россия, а Европа -- Литва, Эстония, Польша.

Основатель занимающейся интернетом вещей компании Iomico провёл в LinkedIn опрос касательно релокации IT-компаний из Белоруссии. Он обработал результаты опроса так, чтобы учитывались голоса только представителей местных IT-компаний, и только одного человека от компании.

"В процессе релокейта всех сотрудников" оказалось 2% компаний, "в процессе релокейта части сотрудников" -- чуть больше 10%. Почти 20% "начали искать возможности для релокейта сотрудников".

21 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (21)

2. Техсаппорт Яндекс.Лавки не может без пинка из Facebook разобраться с тем, что курьер отдал заказ другому человекуЧт, 03 сен[−]

В социальной сети Facebook произошла переписка между недовольным пользователем Яндекс.Лавки (Антон Красовский) и директором "Лавки" (Илья Красильщик)

Long story short: Антон Красовский сделал заказ в "Лавке", но не получил его.
При обращении в техподдержку ему сказали, цитата по Красовскому: "Курьер сказал, что заказ доставлен"

После вынесения данного инцидента в публичное поле выяснилось:
- курьер встретил человека, который сказал "О, это мой заказ"
- и отдал заказ ему

После этого заказ Красовскому пересобрали и отправили, за вычетом некоторых завершившихся позиций

То есть, на текущий момент техподдержка Яндекс.Лавки без пинка из Facebook со стороны популярного пользователя не видит проблемы в том, что курьер говорит, что заказ был доставлен, а клиент говорит, что заказ он не получал.

Антон Красовский

8 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (8)

3. Минкомсвязи выдаст по 125 тыс способным в математике и информатике детямПт, 21 авг[−]

С 1 сентября на Госуслугах можно будет подать заявку на получение гранта Минкомсвязи для детей, имеющих особые достижения в области математики, информатики и цифровых технологий. Заявку может подать законный представитель школьника или он сам, если ему 14 или больше лет.

Претендовать на грант в размере 125 тыс рублей могут российские школьники и дети с российским гражданством, проживающие за рубежом, имеющие особые достижения в области математики, информатики и цифровых технологий, а также включенные в государственный информационный ресурс о детях, проявивших выдающиеся способности.

Информационный ресурс -- талантыроссии.рф -- был создан в 2015 году для учёта и отслеживания победителей олимпиад, спортивных соревнований и других конкурсов. Государство производит "мониторинг дальнейшего развития" выдающихся детей, разрабатывает для них планы индивидуального развития и учебные программы, предоставляет тьюторскую или тренерскую поддержку, педагогов и психологов.

Гранты Минкомсвязи выдаются в рамках проекта «Кадры для цифровой экономики» национальной программы «Цифровая экономика». К заявке на Госуслугах надо будет "прикрепить скан-копии или фотографии справки с места учебы и документов, подтверждающих высокие достижения в профильных областях".

4 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (4)

4. Яндекс заплатит программистам-победителям в три раза больше, чем Роснефть или VisaСр, 19 авг[−]

Сразу несколько крупных компаний анонсировали соревнования для программистов с денежными призами и перспективой получить работу в команде организатора.

Регистрация на Yandex Cup-20 открыта до 25 октября, но уже с 21 сентября начнётся пробный раунд, результаты которого ни на что не влияют, а с 19 октября -- квалификационный раунд.

Yandex Cup объединит шесть направлений: фронтенд и бэкенд-разработка, мобильная разработка, аналитика, машинное обучение и «Алгоритм» — трек с алгоритмическими задачами.

Призовой фонд чемпионата -- 3,3 млн рублей, 300 тыс за первое место, 150 за второе, 100 -- за третье. Суммы указаны после вычета налога.

"Роснефть" объявила целый "марафон IT-соревнований" с общим призовым фондом в 1,57 млн рублей -- до вычета НДФЛ. С учётом налога в 35% это чуть больше 1 млн. Аналитики и разработчики Уфы, Самары и Казани смогут посоревноваться на хакатоне в постройке оптимального пути по сложной поверхности. Робототехники Уфы разработают робота для производственной операции. Наконец, осенью пройдет международное соревнование в области машинного обучения.

До 21 августа можно подать заявку на хакатон Visa, задача участников -- "найти идеи и создать прототипы технологических решений, которые помогут представителям малого бизнеса преодолеть последствия пандемии". Команда -победитель получит полмиллиона рублей, занявшая 2 место -- 350 тыс, третье -- 200 тыс (уже за вычетом налога)

4 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/png

Комментарии (4)

5. Wargaming предупредил о лагах с поддержкой из-за сложностей с интернетом в БелоруссииСр, 12 авг[−]

Wargaming, на фоне происходящего в Минске и Белоруссии, выпустил новость о том, как текущие события могут отразиться на игроках в World of Tanks:

В нашем главном офисе, как и во всём Минске, наблюдаются проблемы с доступом в интернет. Из-за этого техническая и информационная поддержка игры может быть временно ограничена.

Мы приложили все силы, чтобы обеспечить стабильную работу игры и основных сервисов, но не можем гарантировать, что все запланированные акции, игровые события и новости будут выходить своевременно.

Проблемы с интернетом в минском офисе Wargaming

5 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (5)

6. Аркадий Морейнис предлагает брать с неопытных разработчиков деньги за стажировку в компанияхПт, 31 июл[−]

У Product University Аркадия Морейниса и Алексея Черняка (экс-CEO Групон Россия) появились коммерческие стажировки в веб-разработке и B2B-продажах. Предполагается, что компании будут разрешать своим сотрудникам проводить стажировки длительностью 1-3 месяца для потенциальных новых сотрудников, у которых нет подверждённого опыта. Обучение будет стоить 50 тысяч рублей, наставник получит половину суммы. Он должен будет познакомить подопечного с устройством и процессами компании и задействовать его в задачах реального проекта, которым он занимается.

HR-эксперт и евангелист SAP Александр Маслюк в своем ТГ-канале WTF_HR выразил сомнения относительно эффективности такого формата и счел его появление симптомом незрелости российского рынка переобучения и переквалификации. В комментариях у Морейниса также вызвал недоумение вопрос того, как это будет согласовано на уровне компании с учётом NDA, безопасности и других вопросов участия посторонних во внутренних процессах.

19 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (19)

7. ВКонтакте открыла в себе AliЕxpress и перевербовала блогеров из «Тиктока»Вт, 28 июл[−]

ВКонтакте объявила о появлении раздела "Покупки" в мобильном приложении. На первом этапе раздел наполнен предложениями из групп и страниц ВКонтакте, посвященных товарам с AliExpress. Обещается персонализация ленты товаров на основе "увлечений пользователя, сезона или предстоящих праздников". У редакции Roem.ru заметна пока только интересы по сезону. Поиск по товарам тоже пока доступен не у всех.

Чтобы попасть в раздел со своими товарами, надо подать заявку в сообщество VK for Sellers.

Другой пресс-релиз от ВКонтакте сообщил, что группа блогеров из знаменитой "тикток-квартиры" Dream Team House переезжает в "клипы-квартиру" ВКонтакте. Впрочем, за ними сохранится право создавать контент для других сервисов, помимо "Клипов".

Dream Team House появился в начале марта 2020 года. Там создавали контент 13 блогеров в возрасте от 17 до 21 года, постоянно жили семеро: Аня Покров, Даня Милохин, Артур Бабич, Ника Гесер, Никита Мимимижка, Настя Усеева, плюс менеджер. В клип-квартире ВКонтакте будут жить Диана Астер, Даня Милохин, Анастасия Усеева, Аня Покров, Артур Бабич, Артём Waterfork, Маха Горячева, Ваша Маруся, Олег Ликвидатор, Влад Неопознанный, Настя Рыжик, Саша Лыгалов, Никита Левинский и Ира Блан.

CEO Dream Team House -- Ярослав Андреев, который в 2014-2016 году работал во ВКонтакте директором по маркетингу и по работе с партнёрами.

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (0)

8. Машу Дрокову прицепили к «шпионской» медиаатаке на РоссиюПн, 20 июл[−]

В сабреддите, посвященном Джеффри Эпштейну, пользователь Successful Operation намекает на то, что Эпштейн -- русский шпион. Пользователь является также модератором сабреддита RussiaLago, посвященному поиску связей Трампа с Россией, а также сабреддитов "Новая холодная война" и "Президент Уоррен" (Элизабет Уоррен будет соперницей Трампа на выборах в 2020 году).

Гипотеза о связях Эпштейна с Россией базируется на том, что Маша Дрокова работала его пиарщицей, а до этого была близка к Путину, получила российский орден за заслуги перед отечеством и не отрицает, что могла считать, что работать на российскую разведку почётно. Автор поста ставит Дрокову в один ряд с Анной Чапман, Марией Бутиной и Агатой Бурдоновой (бывший менеджер "фабрики троллей", уехавшая в США).

Информация о работе Дроковой на Эпштейна появилась в американском журнале Science, который считается респектабельным и не склонным к фейковым новостям. Колумнист Science рассказал, что в 2017 году она предложила ему взять комментарий у Эпштейна, назвав его своим клиентом.

Вызвало у реддитора подозрение и то, что у фонда Дроковой есть общие инвестиции с Джошуа Браудером, сыном Уильяма Браудера, который способствовал принятию "Акта Магнитского" в США и лоббировал его аналог в Германии. Видимо, Successful Operation считает, что Дрокова подбирается к Браудеру-старшему, которого Путин не любит за санкции в рамках "Акта Магнитского".

Ещё одной подозрительной связью Дроковой он счёл Эстер Дайсон, которая была членом совета директоров Яндекса, некоторое время жила в России, участвовала в рабочей группе по созданию Иннограда. Была дублёром космического туриста, который улетел на МКС "Союзом" в 2009 году.У Дроковой она была ментором и помогала ей с американской визой.

Автор самого залайканного комментария к треду выразил предположение, что Эпштейна с Путиным пытаются связать целенаправленно, в рамках совместной кампании американской и израильской разведки по дезинформации и зачистке неугодных персон. Намёки на эту связь появились сразу после ареста Гислейн Максвелл, "правой руки" Эпштейна, которая объявила о готовности "назвать некоторые имена".

Тем временем в Нью-Йорке застрелили сына и подстрелили мужа судьи, назначенной разбирать дело по иску инвесторов Deutsche Bank, которые обвинили банк в неспособности обнаружить и отфильтровать высокорисковых клиентов, например, Джеффри Эпштейна (а также за неверные и вводящие в заблуждение заявления касательно борьбы с отмыванием денег). Пока непонятно, была ли целью покушения судья или ее муж, известный криминальный юрист.

В Твиттере "кремлёвские тролли" гадают, кто из перемещавшихся между Россией и Америкой активисток окажется следующей шпионкой. Возможно, Маша Гессен или Юлия Иоффе.

Параллельный шпионский скандал развивает в Германии крупная пресса: утверждается, что в России скрывается операционный директор немецкой компании Wirecard Ян Марсалек. Handelsblatt пишет, что его содержат "в частном доме под Москвой под надзором российских спецслужб". Перед бегством он якобы перевёл в Россию значительную сумму в биткоинах.

Скандал вокруг Wirecard начался в июне. В ходе аудита стало известно, что на счетах компании не хватает €1,9 млрд. Прокуратура Германии арестовала бывшего гендиректора Маркуса Брауна за завышение отчетностей о продажах и остатках средств на ее счетах. Господин Марсалек подозревается в манипуляциях на бирже.

Wirecard была известна любовью к высокорисковым клиентам -- казино, порносайтам, криптопроектам. Её ошибочно связывают с Павлом Дуровым и проектом TON: о партнерстве с Wirecard объявляла TON Labs, декларирующая свою отдельность от TON.

В июле вышло совместное расследование The Insider, Bellingcat, Der Spiegel и McClatchy, в котором утверждалось, что интерес к Марсалеку со стороны западных спецслужб связан не только с предполагаемым хищением денег, но и с подозрениями в работе австрийца на российскую разведку.

Советником Марсалека по его бизнес-проектам в Ливии был Андрей Чупрыгин — " российский эксперт по арабскому миру, который, по мнению западных спецслужб, является высокопоставленным офицером ГРУ, поддерживающим тесные связи с разведывательным сообществом". Марсалек передавал некие секретные документы и сведения дружащей с Россией Австрийской партии свободы и Обществу австрийско-российской дружбы. За последние 10 лет он более 60 раз ездил в Россию, а также побывал в гостях у российских военных в Сирии (куда, по недавнему сообщению Forbes, русские засылают дельфинов-убийц).

Наконец, на прошлой неделе министр безопасности Великобритании выразил уверенность на 95%, что русские хакеры атаковали британских, американских и канадских разработчиков вакцины от ковида, чтобы украсть информацию о вакцине. А Bloomberg заявил, что российская элита тестирует на себе вакцину уже с апреля (видимо, кибершпионаж оказался успешным).

7 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (7)

9. Автор ScienceMag утверждает, что Маша Дрокова работала на ныне покойного Джефри ЭпштейнаПт, 17 июл[−]

Максим Кононенко, российский блогер, нашёл статью, в которой утверждается, что ещё в 2017-м году Маша Дрокова была пиарщицей Джеффри Эпштейна. В частности, в его интересах она связывалась с научным обозревателем американского журнала ScienceMag Джеффри Мервисом:

In August 2017, I received an email from publicist Masha Drokova asking whether I wanted to interview her client, Jeffrey Epstein.

Впоследствии Джеффри Эпштейна обвинили в сутенёрстве. Он был знаком с политическим истеблишментом США, вплоть до президентов, включая Дональда Трампа. Эпштейн, по официальной версии, ушёл из жизни добровольно в своей одиночной камере. Поскольку видеозаписей происшествия не сохранилось, это породило ряд конспирологических теорий о его смерти.

Маша Дрокова до переезда в США была комиссаром движения «Наши», пиарщицей российских IT-компаний Runa Capital и Acronis. Сейчас живёт в Сан-Франциско, управляет фондом Day One Ventures

What kind of researcher did sex offender Jeffrey Epstein like to fund? He told Science before he died

10 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (10)

10. Не стой под грузом и стрелойПт, 17 июл[−]

Никто не спорит с техникой безопасности в отношении электротока
Но не спорить с техникой безопасности в отношении ФСБ мы не можем

После задержания и ареста Ивана Сафронова приходится писать текст не об Иване Сафронове — поскольку мы не знаем о его деле ничего, кроме скупых подробностей, которыми поделился адвокат. По данным следствия завербован в 2012, в 2017 передал «секретные сведения о поставках вооружений России на Ближний Восток и Африку». Передал так насмешившим всех « чешским спецслужбам». По «версии защиты» преследование связано с журналистской деятельностью, которой Иван уже не занимался на момент ареста. По состоянию на день ареста (7 июля) в уголовном деле было 7 томов материалов. Суд, скорее всего, будет закрытым.

В условиях такого дефицита информации обсуждать дело по существу бессмысленно — можно выражать солидарность или подвергать Сафронова остракизму, требовать справедливого и гласного разбирательства, молчать и даже политически спекулировать на произошедшем. Вариантов действия (и бездействия) достаточно, каждый выберет подходящий.

Интересно же поговорить осмысленно о том, как журналистам можно, хотя бы частично, уберечься от преследования за государственную измену.

Первое. Против журналистов играет то, что формулировки 275 статьи УК неконкретны – об этом много говорят профессиональные юристы. Помимо непосредственно шпионажа и «выдачи сведений, составляющих государственную тайну» иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям под госизмену подпадает и другое деяние. А именно оказание вышеперечисленным субъектам «финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи» в «деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Основных проблем при работе по темам, похожим на гостайну, две – во-первых, какие именно сведения относятся к гостайне не знает никто кроме тех, кто либо к ней допущен, либо её охраняет. Так, например, осуждённый в начале июля 20-го года за госизмену Владимир Неёлов передал немецкой консалтинговой фирме данные о подготовке оперативных сотрудников ФСБ. Он частично признал вину, но указал, что не считал сведения секретными. Приговорён к 7 годам колонии строгого режима.

Во-вторых, доподлинно знать направлена ли во вред нашей стране та или иная деятельность могут разве те, кто эту деятельность организует. Журналистам довольно очевидно, что любая информация – закрытая ли, открытая может быть использована в самых разных целях. Видео тренировки спецподразделения можно смотреть и для изучения тактики и оснащения «вероятного противника», и для развлечения, и для подготовки сотрудников, скажем, полиции, которые по роду службы никогда не столкнутся с теми, на чьих занятиях проводилась съемка.

Темы, которые к гостайне не относятся никаким образом, могут интересовать иностранные разведки ничуть не меньше поставок оружия, чертежей ракет и «ихтамнетов». Тут уместно обратиться к историческому примеру — из рассекреченных материалов ЦРУ следует, что в 50-е годы управление очень интересовалось «Консервным заводом имени Сталина» в Херсоне. Завод производил загадочную субстанцию Kabachkobaya ikra и прочие овощные консервы. Вывод из этого можно сделать простой — обыватель не в состоянии понять, какая информация может быть важна и нужна спецслужбам. И даже если 100 раз повторить, что в СССР царила шпиономания, что отчасти будет правдой, это не отменит того, что шпионы действительно были. Как и сейчас.

Второе. Как бы это ни было смешно, но существуют и иностранные разведки и, что для журналистов грустнее — контрразведка. И контрразведка тоже работает – ищет «коричневые пуговки» или более привычные современникам «шпионские камни». ФСБ ищет и шпионов «вражеских разведок», а также их информаторов, агентов.

Надо понимать, что хотя всех их будут судить за преступления предусмотренные одной главой УК (Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства) в работе разведки это разные сущности:

  • Шпион: чаще всего гражданин иностранного государства, работающий на его разведку, занимающийся этим профессионально, организатор разведывательной работы на месте. Получение информации - его основная деятельность.
  • Агент: полевая единица, работает как фрилансер за идею или вознаграждения. Получение и продажа информации для него - подработка.
  • Информатор: источник сведений. Может не знать о том, что то, что он говорит, утекает в разведку. Любит болтать, хорошо разбирается в нужной теме.

Для ФСБ сами по себе шпионы, конечно, интереснее, их можно и обменять (а возвращение своих — важная составляющая деятельности разведок), и показать миру, продемонстрировав свою эффективность. Но их поимка часто сложна – их бережет собственное начальство, вывозит, работая на опережение, спасает и договаривается, если сделать ничего нельзя. С агентами и уж точно с информаторами (особенно теми, кто сам не понимает что он делает) всё несколько хуже. Большая сеть агентов и информаторов — это хорошо, но скомпрометированные агенты не нужны. В случае их спасения их нельзя забросить в другую страну, нельзя направить на обучение новых шпионов/разведчиков — они не профессионалы. Для разведки они ценный, но расходный материал. И, чем меньше о заказчике знает и понимает такой «информатор» — тем в большей опасности он находится.

Третье. Журналисты всегда были в списках приоритетных объектов вербовки. В основном потому, что такой «агент» всегда ценен не только и не столько «знаниями», сколько тем, что он — доступ к «широкому кругу лиц». Более информированные коллеги, спикеры, источники (особенно неформальные), те, с кем вы выпиваете в баре, вынося оттуда «эксклюзив». Да, вы не то что осведомлены — что вы там знаете — пару обмолвок, прямые номера личных телефонов. Вы просто что-то видели, слышали, подглядели в бумажку. В конце концов вы журналист, вы обязаны собирать информацию, доводить её до сведения общественности. Никто не оспаривает. Вы делали свою работу хорошо – вы привлекли внимание.

Необходимо пояснить про вербовку. Нет, это не всегда купля-продажа: к вам не подходит на улице человек с бутафорским носом и бровями и не предлагает продать Родину за мелкий или крупный прайс.
Чаще это будет приятный пиарщик, журналист, клерк из отрасли, который за рюмкой пива рассказывает как устроена у него жизнь, а потом ненавязчиво интересуется "А у тебя-то что? Нас вот эта тема интересует, ты там не слышал про них ничего?". После того, как в ответ на такой ненавязчивый вопрос ты открыл рот, твоё имя имеет все шансы появиться в отчётной папочке с формулировкой: "Имярек оказался ценным источником информации".

Шанс на то, что завербованный станет героем лихого шпионского триллера с тайниками, связными, шифрами и радистками – ничтожно мал. Walter тоже не дадут. На это учат специальных людей (см. выше: "Шпионы"). Учат шпионов и использовать других втёмную. Например, предложив непыльную работёнку — вы же очень компетентный эксперт, верно, что вам стоит написать небольшую справку о положении дел? Собрать информацию, проконсультировать «независимых исследователей», консалтинговую фирму. Платят хорошо, вовремя и с дедлайнами над душой не стоят, в отличие от опостылевших редакторов.

Самая очевидная роль журналиста в разведывательном процессе — это его использование как информатора. У него много работы, он занят в редакции, он не будет бегать и формировать сеть из других агентов и информаторов, у него есть постоянная занятость вне разведки.

Но благодаря своему тщеславию – а это самый любимый из грехов не только у дьявола, но и у спецслужб, они вполне могут оказаться источником информации используемым без их ведома. Ваш непревзойдённый опыт, квалификация, невероятное знание обстановки, умение собирать информацию так, как никто больше этого не делает — всё работает на вас и против вас. Профессия, нравы которой хорошо бы смотрелись под заголовком "Ярмарки тщеславия" Теккерея, располагает к вере в собственную эксклюзивность, которая подчас оборачивается удивительной близорукостью в отношении своих контактов.

Можно вспомнить множество исторических примеров – Рудольф Абель выдавал себя за художника, владел фотостудией. Конон Молодый был успешным бизнесменом, а Анна Чапман неуспешным. Все они были людьми приятными и интересными в общении для своих контрагентов. В современном не дивном и куда менее романтичном «новом мире» спецслужбы используют для прикрытия и набора информаторов НКО, консалтинговые бюро, частные компании и миллион других личин. Даже добросовестные, респектабельные международные организации могут быть использованы как инструмент, ширма, в результате чего возникают феномены, прозванные в народе « Врачи без лекарств – ЦРУ без границ».

Четвёртое. Когда вам предлагают собирать информацию, неформально делиться ею, консультировать кого бы то ни было – это безопасно в одном-единственном случае. В том, когда вы уверены, что ваш контрагент – российские спецслужбы, которые действуют от своего лица и в интересах условной «службы», а не как агент-провокатор. В ином случае, соглашаясь на такую «работу» или даже просто идя на неформальный контакт подобного рода с людьми, чьё происхождение не ясно, чьи интересы не понятны вам до конца, или понятны, но понятны ошибочно – вы вступаете в серую зону. Вызовете ли вы интерес у контрразведки – вопрос времени и иногда удачи, но не профессионализма, статуса и уверенности в собственной неуязвимости.

Пятое, хорошее. У журналистов есть прекрасное противоядие – сама профессия. Нехитрое правило: болтать вне работы поменьше и отправлять всю собранную информацию в статью, в стол «на будущее» либо в мусорку – убережёт от многих бед. А всё, что сообщается «третьим лицам», если вы уж это делаете, уже должно быть напечатано и предано огласке. Говоря о значимости профессии, о необходимости доносить до общественности информацию, стоит помнить, что случайные люди – знакомые, коллеги, заказчики на удачно подвернувшейся халтуре, даже источники – не общественность.

Шестое. «Фу», но полезное. Учитывая «средние по больнице» настроения в профессиональном сообществе, нет надежды, что совет пойти и записаться на приём в ФСБ с рассказом о произошедшем после подозрительного контакта – сработает. Сотрудничать с органами у нас считается позорным, недостойным уважения. Но имейте в виду, что контрразведке в тысячу раз интереснее ваши контрагенты (см. "Шпионы" выше), нежели вы и, сообщив о странных заказах, сомнительных контактах, выведывающих информацию, и прочих просьбах «принести батон» — можно неплохо так подстелить соломки.

Было бы разумно, появись в каждой редакции плакат «Болтун – находка для шпиона» с непременной припиской, что для контрразведчика – это тоже находка, позволяющая влёгкую получить новую лычку на год раньше срока. Это помогло бы журналистам иметь более реальное представление об окружающей жизни ещё до ареста.

99 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (99)

11. Мишустин дал IT карт-бланш, IT ополчилось на валютный контроль и ОБЖ: итоги встречи отрасли с чиновникамиПн, 13 июл[−]

Девятого июля в "Иннополисе" (Татарстан) состоялась встреча глав российских IT-компаний с премьером Михаилом Мишустиным и другими высокими чиновниками. Отрасли пообещали меры поддержки и новые способы взаимодействия с государством, обсудили выведение российского IT на мировую арену.

Мишустин описал шесть основных направлений поддержки IT, в том числе ранее упоминавшийся налоговый манёвр (страховые взносы уменьшены с с 14% до 7,6%, налог на прибыль с 20% до 3%).

Второе – стимулирование спроса. Третье – поддержка внедрения инноваций. Четвёртое – помощь стартапам. Пятое – развитие государственно-частного партнёрства. И, наконец, шестое направление – это расширение кадровой базы отрасли.

Налоговый манёвр распространили, помимо разработчиков софта, на разработчиков облачных сервисов и "дизайн-центры в сфере микро- и радиоэлектроники".

Глава Infowatch Наталья Касперская, посетившая встречу, рассказала Roem.ru, что обещанными мерами российские компании довольны и с нетерпением ждут их реализации. IT-отрасль, к сожалению, не включили в список пострадавших от коронакризиса, а для таких компаний предусмотрены хорошие меры поддержки. (По данным ассоциации «Отечественный софт», разработка заметно пострадала от коронавируса: в среднем оборот членов ассоциации в апреле и мае по сравнению с прошлым годом упал на 50%).

Но и уменьшение взносов на ФОТ (которые у IT и так были 14%, а не 20%) кажется настоящим подарком. Ведь основные затраты разработчиков - это заработные платы.

Не подтвердилась информация о том, что для разработчиков отменят нулевой НДС на продажу ПО и лицензий, льгота сохранится.

[caption id="attachment_282631" align="alignnone" width="634"] фото с сайта government.ruАркадий Волож, фото с сайта government.ru[/caption]

Больше импортозамещения, отказ от госвелосипедов и гранты крупным и мелким

Ограничения на закупки импортного ПО для госкомпаний расширят на "компании с госучастием и их дочерние структуры". Они должны будут показать правительству программы по переходу на отечественные решения. Планируется ограничить разработку за бюджетные деньги IT-продуктов, если на рынке уже есть готовые решения. Наталья Касперская считает это ограничение очень полезным -- у компаний есть склонность разрабатывать собственные продукты и мучаться с их эксплуатацией и поддержкой. Для государства лучше сконцентрировать ресурсы на 2-3 рыночно конкурентных продуктах.

Михаил Мишустин: Будет создана единая технологическая платформа для разработки информационных систем органов власти. Она открыта для встраивания российских программных продуктов. Бизнес сможет стать полноценным участником развития экосистемы государственных сервисов. Мы уже рассматриваем ряд предложений о реализации в рамках государственно-частного партнёрства новых проектов, без необходимости бюджетных инвестиций.

Кроме того, необходима и поддержка экспорта отечественных решений за счёт софинансирования расходов на их продвижение.

Гранты получат и стартапы, и IT-лидеры: на последних выделят до 250 млн рублей в год, но каждая компания получит не больше 50% от своих расходов. В 2020 из-за коронавируса им покроют до 80% расходов.

Сразу несколько выступавших назвали одной из главных проблем экспорта российских IT-продуктов валютный контроль. В 2018 году его в России уже упрощали, но он всё ещё заставляет компании затрачивать массу ресурсов -- особенно только начинающие заниматься экспортом.

Илья Сачков, Group IB: Он остался на уровне 1970 года. И поверьте, не очень просто убедить иностранца покупать российский софт по кибербезопасности, но после того, как он убеждён, и мы прошли все «пилоты», это проходит процедуру закупки. И иностранец встречается с валютным контролем, который просит печати в той стране, где, например, печати отсутствуют десять лет. Валютный контроль – это точно вещь, которая должна быть изменена.

Евгений Касперский раскритиковал ещё и входящий НДС для экспортёров.

Наталья Касперская сочла государственно-частное партнёрство в IT хорошей идеей, но для реализации нужны новые регуляторные механизмы, которых пока нет. Это важный анонс, но придется провести подготовительную работу.

Разработчики лучшие, но их мало

Образование и кадры в IT стали еще одной темой, объединившей участников -- уже с подачи модератора дискуссии Дмитрия Чернышенко, вице-премьера по цифровой экономике. Михаил Мишустин во вступительном слове пообещал увеличить приём в вузы на IT-специальности "с 50 тысяч в этом году до 120 тысяч в 2024 году". Отдельное финансирование будет выделено на подготовку "IT-архитекторов".

Глава 1С Борис Нуралиев предложил решить задачу с образованием путём введения "цифровых кафедр по аналогии с военными кафедрами" при СССР в качестве "дополнительной специализация на добровольной основе". Раз в неделю на этой кафедре специалисты будут читать лекции, студенты будут учиться программировать и сдадут публичный экзамен. Нуралиев предложил на 1-2 курсе учить айтишников профильным дисциплинам и математике, а уже на 3-4 давать ОБЖ и прочую философию. Поскольку большинство таких студентов работают, это должно считаться официальной стажировкой с отчётностью.

Сейчас практически половина вузов, которые готовят по информационным технологиям, принимает на них со вступительным экзаменом по физике. Чем это плохо? Казалось бы, хорошо, что дети будут знать физику. А плохо то, что дети, которые хотят поступать, особенно те, кто считают себя такими продвинутыми, с середины 10-го класса бросают заниматься информатикой, начинают зубрить физику.

Евгений Касперский вспомнил, как российских разработчиков назвала лучшими в мире сама Кондолиза Райс.

ВКонтакте хочет стать госплатформой для приложений

Борис Добродеев от Mail.ru Group рассказал, что у компании новый этап развития, она идёт в B2B и решения для государства. Он заявил, что в стране отсутствует "платформа, которая бы соединяла для образовательных целей учеников и учителей", и MRG активно призывает Минпросвещения и Минсвязи внедрять в школах её решения.

Государство также могло бы помочь с развитием дополнительного профессионального образования онлайн -- в первую очередь соинвестированием. По наблюдениям Добродеева, главным "блокирующим фактором" для профессиональной переподготовки является оплата курсов -- "первый платёж, цена".

Наконец, я хотел бы рассказать о последнем проекте, который у нас сейчас очень хорошо растёт. Это платформа для мини-приложений «ВКонтакте». По сути, это самая популярная российская платформа для разработчиков, ею сегодня пользуются 15 тысяч разработчиков и 36 миллионов человек. Мне кажется, с учётом того, что у нас отсутствует в стране популярный магазин приложений, было бы здорово выбрать российского игрока и сделать его стандартом для разработки приложений наравне с iOS и Android для разработки государственных сервисов. От этого выиграет государство. Мы готовы дать доступ ко всей аудитории Рунета, которую можно будет покрыть с нашей поддержкой. От этого выиграют все.

Безопасность на экспорт, запретить тех, кто не смог

Илья Сачков из Group IB и Евгений Касперский заочно поспорили об экспорте продуктов кибербезопасности. Касперский вывел принцип "чем хуже говорят по-английски, тем лучше у вас пойдёт там бизнес" (исключение -- Япония), а Сачков призвал, напротив, конкурировать с сильнейшими, и в первую очередь с американцами. Но конкурировать нам мешает не слишком хорошая репутация России с точки зрения безопасности и законности.

Илья Сачков: Когда весь мир говорит о том, что господин Максим Якубец – хакер, который в Москве разъезжает на Ламборджини с номерами ВОР, является компьютерным преступником, создателем вируса Dridex, каждый инженер мира об этом знает. Компьютерная криминалистика – очень точная наука. Ни один российский государственный орган, ни полиция, ни Федеральная служба безопасности, ни МИД на это никак не отвечает. Максим остаётся в Москве, продолжает кататься на своем шикарном автомобиле, и поверьте, это влияет на имидж российских компаний, которые занимаются экспортом информационной безопасности.

Вместе с тем, Сачков призвал вообще запретить компании, которые разрабатывают решения по кибербезопасности и не экспортируют их. Это значит, что продукт у них плохой, потому что хороший продавался бы даже на "политически сложных" рынках. Он описал "стратегию умного экспорта" на основе 4 принципов:

  1. Отношение к кибербезопасности не как к бизнесу, а как к борьбе с преступностью, чего нет у американцев,
  2. Адаптация продукта под местный рынок, для чего надо изучить местную преступность,
  3. Интеграция в систему образования, "чтобы потом местный офис состоял из местных людей",
  4. Суверенность -- "продукт отделяемый, проверяемый, никаким образом не связан ни с какой политикой и страной"

К системе образования у Сачкова тоже накопились претензии:

С 2015 года мы просим Минобр сократить количество часов ОБЖ. Я из 444-й школы. Там каждый год – до сих пор я бываю в этой школе – 6 часов в 11-м классе учат метать гранаты в деревянные танки. Вот эти 6 часов просьба заменить на профподготовку по кибербезопасности.

Он назвал Huawei убийцей российского рынка труда: компания переманивает "специалистов с зарплатой 250 тысяч" офферами в полтора миллиона. Она же "подрывает суверенитет России в плане информационной безопасности".

[caption id="attachment_282633" align="alignnone" width="634"] Илья Сачков, фото с сайта government.ru Илья Сачков, фото с сайта government.ru[/caption]

Искусственный интеллект осложнит жизнь школьникам и упростит -- врачам

Создатель Skyeng Ларьяновский заявил, что пандемия и переход на онлайн-образование выявили отчаянно низкий уровень цифровой грамотности у всех -- учителей, школьников, родителей. Зато школьники хорошо умеют искать в Яндексе и списывать готовые домашние задания, а Ларьяновский собирается это пресечь.

Это, если посмотреть на статистику «Яндекса», примерно 70 млн запросов в месяц на ГДЗ (готовые домашние задания). 1,6 млрд посещений в год с сайтов готовых домашних заданий. Это 130 посещений на одного школьника в среднем. Миллиарды рублей мы выкидываем на ветер, потому что они просто заходят и списывают.

Сейчас мы положили себе примерно на этот год бюджет в 500 млн рублей – проинвестировать систему, которая полностью избавит от этого. То есть это антифрод, который через алгоритмы позволит генерировать каждому школьнику уникальное задание на основании тех утверждённых материалов издательского дома «Просвещение», которые есть в рабочих тетрадях. Таким образом, за один год можно как минимум на 30% снизить подобную мощность.

А в "Центре речевых технологий" уже успели вместе с правительством Москвы внедрить в 280 больницах систему заполнения медицинских документов голосом, чем сэкономили врачам "более 20% рабочего времени". Глава ЦРТ Дмитрий Дырмовский упомянул федеральный проект «Искусственный интеллект», который в бурных дискуссиях был выработан в отрасли и представлен на рассмотрение правительству. Если его примут, это поможет адаптировать правовую систему под внедрение ИИ-решений. Сейчас, например, у ЦРТ есть система биометрической идентификации в аэропортах, которая позволяет пропустить на борт пассажира без предъявления паспорта, посадочного талона и других документов. Но по закону он обязан их показывать.

Поборы и татары

Вице-президент Telegram Илья Перекопский порадовался за российских разработчиков, которые платят самые низкие налоги в Северной Европе и очень низкие на общемировом фоне, и раскритиковал поборы в 30% со стороны Apple и Google. Россию он призвал "подумать, что с этим сделать".

Мы в 2016 году запустили игровую платформу, с каталогом игр в Telegram. Но Apple не позволил нам её оставить, нам пришлось её удалить под угрозой удаления Telegram из сторов. Мы сами столкнулись с этим и понимаем, насколько это важно. Получается такая аналогия: раньше в Татарстане была ставка Золотой Орды, и все привозили дань в Татарстан, а теперь есть такая ставка где-то в Сан-Франциско, около Золотого моста, и все привозят дань туда. И нам кажется, что это такая фундаментальная вещь, которая сильно сдерживает развитие IT-индустрии.

В заключительном слове Михаил Мишустин заявил, что IT-отрасли дают карт-бланш, призвал компании развиваться и конкурировать на глобальном рынке. Участники от IT в целом позитивно восприняли инициативы государства, льготы и планы по поддержке, благодарили за оперативность в принятии решений.

17 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (17)

12. Российские зумеры не рвутся омолодить AliexpressПт, 03 июл[−]

AliExpress Россия разместила вакансию стажёра, который за "монеты AliExpress" в течение месяца научит бумеров и миллениалов разбираться в диджитал-трендах: "сериалы в Stories, TikTok-фестивали, подготовка к ЕГЭ в подкастах". Благодаря его работе, должно будет "омолодёжиться" приложение AliExpress и стать популярными прямые эфиры. Он же будет ставить ТЗ блогерам на съемку креативных видео.

Претендент должен закончить 11 класс и уметь "переключаться между экранами ноутбука со скоростью появления сториз в Instagram Бузовой". Чтобы подать заявку на вакансию, он должен опубликовать на любой платформе "своё видение идеального технологичного маркетплейса будущего". За неделю существования вакансии таких постов пока не появилось.

Из вакансии также можно узнать, что в AliExpress не пользуются электронной почтой и тестирует новый формат удалённой работы AliExpress Late Night.

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (1)

13. HH.ru возьмет с рекрутеров деньги за доступ к контактам соискателейПт, 26 июн[−]

Карьерный портал "Хедхантер" объявил о переходе на новую модель оплаты для рекрутёров. Теперь в тарифах будет ограничение на доступ к контактам соискателя, с возможностью докупить просмотры. К контактам относятся ФИО и дата рождения, телефон, почта и другие указанные в резюме способы связи. Доступны по умолчанию опыт работы, образование, зарплатные ожидания, дополнительное образование и курсы, сертификаты и портфолио, сообщается в пресс-релизе.

Неограниченно доступными останутся контакты из "входящих" резюме -- тех, которыми откликнулись на вакансию, отправили в компанию с помощью сервиса "Хочу у вас работать" (платного для соискателей), подобранных к вакансии автоматически. Новые тарифы начнут действовать с 1 августа -- например, за 27,670 рублей можно получить доступ к базе резюме "Хедхантера" по всей России на 7 дней с просмотром 420 контактов. Чтобы исчерпать доступные в месячной подписке контакты, работодателю надо будет просматривать по 43 контакта каждый день.

12 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (12)

14. Трамп заглушил трактор айтишникам: рабочие визы H-1B приостановленыВт, 23 июн[−]

Президент США Дональд Трамп объявил о продлении и расширении ограничений на выдачу виз и иммиграцию в США. Под ограничение теперь попали претенденты на визу H-1B (высококвалифицированные сотрудники), по которой в США работали многие айтишники, а также L-1 (топ-менеджеры), H-2B (сезонные рабочие не в сельском хозяйстве) и J-1 (молодежь по программам обмена). Ограничения будут действовать до конца 2020 года. Трамп объяснил их желанием освободить рабочие места для американцев, пострадавших от коронакризиса. Уже выданные рабочие визы продолжают действовать.

Продлены и ограничения по получению грин-карт, которые были введены в апреле и должны были закончиться в июне.

Топы IT-компаний уже раскритиковали ограничения. Генеральный директор Google и Alphabet Сундар Пичаи напомнил, что технологическим лидером Америку и Google в изрядной степени сделали иммигранты, его компания будет искать новые возможности с ними работать. Тим Кук объявил себя глубоко разочарованным. А Amazon, куда в прошлом году по H-1B приехали 3,000 сотрудников, назвали этот шаг недальновидным.

6 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (6)

15. О разнице между мясным и молочным животноводством на примере «Ведомостей»Ср, 17 июн[−]

Сделка по продаже «Ведомостей» в итоге завершилась с новым составом покупателей, при этом часть журналистов заявила об уходе из издания. Интересно, при этом, что теряют новые владельцы и что в принципе можно заработать во владении медиа на выходе.

Оценка "Ведомостей" при последней сделке — €24 млн.

Работало там 50 журналистов. Работали они, возьмём грубо, 20 лет (240 месяцев).

То есть, весь коллектив каждый месяц в среднем приносил 100 000 евро в стоимость издания. По €2000 на пишущего сотрудника.

Надо бы ещё учесть и бэк-офис, поскольку компания с отделом продаж, хорошей разработкой и саппортом сотрудников зарабатывает существенно лучше, чем компания без отдела продаж. Но этих цифр, во-первых, у меня нет даже приблизительно. Во-вторых, роль бэк-офиса, как мне кажется, хотя и значима, но бэк-офис сделать проще чем редакцию. Потому что изданий с хорошим бэк-офисом на рынке много, а вот изданий с хорошей редакцией на рынке мало. Но, те кто считают иначе — могут вывести свою формулу учитывающую большее число сотрудников.

Итак, в 2015-м году Кудрявцев купил "Ведомости" за 10 лямов: все источники цифр и их объяснение есть на Meduza.io, кого они не устроят — можно подставить в формулу свои. То есть, на 2015-й год прирост стоимости издания в месяц составлял лишь, посчитаем:
10 000 000 евро/12 месяцев/15 лет/50 сотрудников = 1111 евро в месяц на пишущего сотрудника.

Надо помнить, что в этот период зарубежные акционеры издания забирали себе в карман 18% выручки издания, что очевидно влияло на его возможности развиваться и на стоимость. Отдавать 18% выручки — это тяжело, у меня нет однозначного ответа, так ли уж помогал контент и бренд учредителей зарабатывать столько, чтоб было не жалко этих 18%. Моё мнение — скорее нет, и популярность "Ведомостей" в узких кругах это достижение коллектива журналистов, а не акционеров. С другой стороны, акционеры дали денег на старте, так что без них не было бы ничего, и тут один-один.

В 2015-м Демьян Кудрявцев понял, что надо переходить от молочного животноводства к мясному, и резко начал наращивать массу, отказавшись от вынимания денег из компании. И за эти пять лет прирост стоимости "Ведомостей" на сотрудника составил весьма прикольную для медиа сумму в €4700 в месяц. Старые акционеры, если брать выручку "Ведомостей" в год в 800 млн рублей, получили бы за пять лет 720 млн. рублей (около €10 млн). Сумма уже похожа на заработок Демьяна Кудрявцева на сделке по покупке и продаже «Ведомостей», но при этом акционеры сидели бы все пять лет на попе ровно и на выходе у них остались бы всё те же «Ведомости», хотя и изрядно потрёпанные кризисом. Поскольку Демьян Кудрявцев решил заняться мясным животноводством, у него ситуация другая — корова продана и он получил финальный расчёт.

Из этой развесёлой математики есть несколько следствий:

1. Наращивание стоимости проектов возможно, если проект потом работает хоть как-то. Если же нет, то это оказывается ловким трюком, который потом сложно повторить на рынке. Желание инвестировать в СМИ, мягко говоря, снизится. Позиционирование людей на рынке "Мы можем приносить в компанию €5000 ежемесячно" и "Мы можем приносить в отчуждаемую в пользу новых акционеров компанию €5000 в месяц" отличается разительно.

2. Журналисты умеющие в личный бренд и в некоторую организацию работы «однорыльных» медиа вполне могут обходиться без редакции и оставлять 4700 евро (или сколько там получится) себе в кармане. Пробуйте, это иногда прикольно. Подскажу, только, что работать придётся много больше чем в редакциях и осваивать придётся намного больше вещей.

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (1)

16. Замглавреды «Ведомостей» (как минимум) покидают редакцию после утверждения главредом Андрея ШмароваПн, 15 июн[−]

Редакторы "Ведомостей" объявили о своём желании покинуть издание после назначения Андрея Шмарова главредом, сообщают сами "Ведомости":

Все пять заместителей главного редактора «Ведомостей» уходят из газеты в знак протеста против назначения главным редактором издания Андрея Шмарова, сообщили они. Это Дмитрий Симаков, Борис Сафронов, Филипп Стеркин, Кирилл Харатьян и Александр Губский. Последний работает в «Ведомостях» с основания издания, остальные – около 15 лет. Из «Ведомостей» также уходит и. о. шеф-редактора сайта vedomosti.ru Александра Чунова и редактор отдела экономики Елизавета Базанова.

Шмаров с конца марта 2020 г. исполнял обязанности главного редактора «Ведомостей». В понедельник, 15 июня, стало известно, что совет директоров «Бизнес ньюс медиа» (БНМ, издатель «Ведомостей») утвердил Шмарова главным редактором. Председатель совета директоров – новый собственник издания Иван Еремин.

Все заместители главного редактора увольняются из «Ведомостей»

44 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (44)

17. Яндекс нанимает в Детройте водителей на беспилотники за $20 в часСр, 10 июн[−]

Яндекс опубликовал вакансию "безопасного водителя автономных автомобилей" с локацией в Детройте, штат Мичиган. Компания открывает новый офис занимающегося беспилотниками подразделения в городе Энн-Арбор, седьмом по населению в штате. Там же в 1971—2002 годах работало издательство «Ардис Паблишинг». Оно издавало русскую литературу в оригинале и переводах, в том числе книги, которые в СССР не пропускала цензура.

Оператор беспилотника нужен для того, чтобы контролировать и оценивать его работу, а также для того, чтобы пустой автомобиль не нарушал законодательное требование об обязательном человеке за рулём. Операторам будут платить $20 в час при найме фулл-тайм. Они должны иметь американские водительские права, минимум семилетний опыт, и стаж безаварийного вождения.

2 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (2)

18. Путин поручил создать госконкурента «Хедхантеру»Ср, 10 июн[−]

За созданием сайта, обеспечивающего "возможность размещения и поиска предложений в сфере занятости", проследит премьер Мишустин, согдасно поручению президента Путина. Седьмого июня были утверждены поручения по итогам совещания о ситуации на рынке труда.

На сайте можно будет не только искать и предлагать работу и подработку, но и "оформлять соответствующие правоотношения" -- удалённо наняться или уволиться. Президент хочет развития "услуг по трудоустройству в электронной форме".

В ближайшее время стоит ожидать изменений в российском законодательстве, "направленных на совершенствование дистанционных форм труда работников, а также на внедрение цифровых технологий при оформлении трудовых отношений".

Тем временем, акции HeadHunter Group PLC на NASDAQ выросли к 5 июня на 80% после того, как компания 1 июня отчиталась о финансовых результатах первого квартала года (позже рост скорректировался, но остаётся заметным). Из-за ситуации с коронавирусом, которая совпала с сезонным спадом в найме, доход от основной деятельности упал на 19%.

Компания рассказала о росте среди кандидатов процента "качественных синих воротничков", особенно в онлайн-ритейле, екоммерсе, доставке и здоровье. Уже в мае рынок труда начал восстанавливаться.

headhunter

32 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/png

Комментарии (32)

19. Денис Крючков рассказал как ему пытались дать президентскую грамоту за вклад в развитие РунетаЧт, 04 июн[−]

Денис Крючков, основатель "Хабрахабра" на "Хабрахабре" же рассказал, как ему пытались дать грамоту за вклад в Рунет:

Где-то в начале осени 2019 года я получил письмо от сотрудника КЦ домена RU. Там было сказано, что «Оргкомитет 25 лет домену .RU по рекомендации Администрации Президента РФ включил Вас в список кандидатов на представление к почетной грамоте Президента РФ». За вклад в развитие рунета, как я потом выяснил. Далее нужно было связаться для координации дальнейших действий.

Надо сказать, что я не очень подхожу на роль внесшего вклад в развитие рунета, ну и государство в лице разных ведомств слишком активно проявляет интерес к Хабру, бомбардируя разными запросами, поэтому решил воздержаться. Так как не увидел не только смысла, но и логики: вот вам грамота, а ещё пришлите ответ на этот запрос, и вот ещё один, и так далее.

Потом меня всё-таки нашли через телефон; я подумал, что может быть эта грамота поможет в будущем, когда станет совсем плохо, и согласился. Дальше началась какая-то тяжёлая бюрократическая процедура. Предоставьте это, и вот это, а это надо переделать, а теперь вообще всё не так. Короче, в какой-то момент это стало отнимать столько времени не только у меня, но и у коллег, которые помогали собирать документы, что я решил отказался. Предположив, что если другим предстояло пройти тоже самое, я, наверное, буду не один.

И вот сегодня наконец увидел, кто получил грамоту. Хорошо, что отказался.

Список получателей грамот:

  • Игорь Ашманов,
  • Любовь Виданова и Георгий Георгиевский,
  • Андрей Воробьев и его зам Ирина Данелия,
  • гендиректор акционерного общества «Центр взаимодействия компьютерных сетей MCK-IX» Елена Воронина и руководитель проекта Павел Храмцов,
  • аналитик АНО «Центр компетенций по импортозамещению в сфере информационно-коммуникационных технологий» Наталья Коновалова,
  • Алексей Королюк (Reg.ru),
  • Андрей Себрант,
  • директор по развитию сетевой инфраструктуры «Яндекса» Алексей Соколов,
  • Марк Твердынин,
  • директор АНО «Экспертный центр электронного государства» Павел Хилов.

13 человек получили президентские грамоты за заслуги в становлении Рунета

199 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (199)

20. Цукерберг хантит регуляторов в задушенную регуляторами Libra, простимулировал Китай к оцифровке юаняСр, 20 мая[−]
Libra Association 19 мая объявила, что её главным юрисконсультом стал Роберт Вернер, бывший директор FinCEN. Это подразделение по борьбе с финансовыми преступлениями американского Минфина. В начале мая главой самой Libra Association стал Стюарт Леви, бывший заместитель министра финансов США по вопросам терроризма и финансовой безопасности. Libra Association -- инициированная Facebook ассоциация компаний, которые разрабатывают платежную систему на основе цифровой валюты. Первоначально придуманная в Facebook Libra называлась в прессе и блогах криптовалютой. Она представляла собой стейблкоин (монету с курсом, привязанным к курсу другого актива и обеспеченную им), привязанный к корзине фиатных валют, включающей доллар и евро. В основе разработки лежали блокчейн-технологии. Проект вызвал лавину недоброжелательного внимания со стороны финансовых регуляторов -- американских, европейских и других. Пересылку цифровых денег посредством социальных сервисов немедленно связали с отмыванием денег и финансированием терроризма. Марка Цукерберга несколько раз вызывали на слушания в конгрессе, где обозвали террористом и младенцем со спичками, припомнили русских хакеров и утечки данных и сказали, что он сумасшедший, если думает, что ему "доверят банковские счета и пустят в экономику". Интересно, что республиканцы оказались гораздо прогрессивнее демократов, и более расположены к финансовым инновациям. Появился законопроект Keep Big Tech Out Of Finance, который должен был запретить выпускать цифровые валюты крупным технологическим компаниям: "крупные платформы не должны создавать, поддерживать или управлять цифровым активом, который создан, чтобы широко использоваться как средство обмена, единица учета или средство накопления". Глава проекта пообещал не запускать Libra без полного одобрения финансовых регуляторов. В апреле 2020 года концепция проекта поменялась, теперь планируется запустить несколько стейблкоинов, привязанных каждый к конкретному фиату. Каждый стейблкоин будет полностью обеспечен резервом, состоящим из наличных денег или их эквивалентов и краткосрочных государственных ценных бумаг, выпущенных в указанной валюте. Стоимость Libra Coin будет определять смарт-контракт на языке Move на основе фиксированных цен стейблкоинов. На уровне сети в Libra внедрят систему для обеспечения AML/CFT и соответствия санкционной политике. Представители Ассоциации уверены, что систему удастся запустить в 2020 году. Планируется зарегистрировать организацию в качестве провайдера платежных услуг в FinCEN и получить лицензию FINMA -- швейцарского финансового регулятора. Децентрализация сети больше не планируется. Один из инвесторов TON Павел Черкашин считает, что проект Libra "лихорадочно родился в недрах Facebook" из-за ревности Цукерберга к удачному ICO Telegram. Libra был практически полной копией TON, но с шильдиками крупных корпораций и штампом Made in the U.S.A. После этого Facebook открыто пришла к американским законодателям с чувством, что делает хорошее дело для Америки. Миру такой проект точно нужен, но он должен быть сделан американской компанией, на американской земле, в соответствии с американским законом. Вместо того чтобы поддержать благородное начинание, американские законодатели обвинили Цукерберга и Facebook в попытке посягнуть на самое святое — американский доллар. < ...> Что произошло дальше, можно с высокой степенью вероятности предположить, зная применяемую в таких случаях риторику. Цукерберг сказал: вы мне не разрешаете делать мою платежную систему, но разрешаете это Дурову, который может быть связан с российским правительством и другими недружественно настроенными структурами и делает свой проект в США на деньги американских инвесторов, а его конечная цель — создать валюту, которая составит конкуренцию доллару и тем самым поставит под угрозу американскую экономику. И с такой формулировкой вопрос создания Дуровым своей платформы вышел из экономической плоскости и перешел в плоскость национальной безопасности. В результате вмешательства внешних сил возник прецедент, когда американский судья запрещает запуск технологического продукта даже за пределами США, используя аргументы, близкие к тем, которые использовал российский суд в деле Майкла Калви: платформа создается для зарабатывания денег компанией Дурова и инвесторами, и это недопустимо. Двухлетняя эпопея по созданию альтернативной мировой экономики уперлась в железобетонную стену государственной бюрократии и начала рассыпаться на глазах. Если Libra была инспирирована TON, то сама она в свою очередь подстегнула запуск "цифрового юаня", который в Китае разрабатывался уже давно. В 2019 году компартия объявила блокчейн одной из ключевых и приоритетных технологий, зимой сообщил о готовности к тестированию системы платежей на базе цифрового аналога национальной валюты (DCEP, Digital Currency Electronic Payment), который должен заменить наличные деньги. Весной 2020 года цифровалюту начали тестировать коммерческие банки и Alipay. В мае стало известно, что в цифровой валюте получат половину майских транспортных субсидий чиновники города Сучжоу. Центробанки множества стран и Евросоюза рассматривают возможность выпуска собственных цифровых валют (CBDC, central bank digital currency), ведут исследования и разработки. О том, зачем они нужны, рассказывало издание российского ЦБ, который тоже "рассматривает возможность" создания цифрового рубля. | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (0)

21. Мессенджер №2 в России захотел стать №1Пн, 18 мая[−]

Второй по популярности в России мессенджер Viber в мае активизировал найм на позиции, связанные с российским рынком. Разыскиваются главный пиарщик (будет также работать с Белоруссией) и PR-менеджер (зимой появилась вакансия директора по маркетинговым коммуникациям).

Позже была опубликованы вакансии growth-продакта на российском рынке и русскоязычного аккаунт-менеджера, который будет отвечать за привлечение аудитории в России, Великобритании и на рынках Южной Азии, а также менеджера по продажам в московский офис на развитие B2B( Business Messaging) на рынках СНГ, Центральной и Восточной Евопы. Business Messaging -- это продукты для компаний: маркетинговые рассылки, брендированный контент, работа с сообществами, электронная коммерция, реклама и т.д.

Директор по развитию Viber Анна Знаменская рассказала Roem.ru, что Viber собирается активно продвигать десктопное приложение, которое будет поддерживать групповые видеозвонки, и в целом будет намного лучше, чем у Telegram и WhatsApp. Увеличение количества возможностей работать в Viber из России связано также с тем, что

... мы как компания переходим на гибридную модель работы Work from Anywhere, и теперь неважно сидит человек в Лондоне, или Тель-Авиве, или Москве. Если у него есть релевантный опыт и свободный английский, он может работать на весь мир из России.

В конце 2019 года Яндекс рассказал, что Viber -- второй по популярности мессенджер в России, сильно уступает WhatsApp и немного обгоняет Telegram. Особенно он любим в Восточной Сибири (на основе информации о поисковых запросах)

viber

7 комментариев | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (7)

22. Добродеев ставит на «Марусю»Ср, 06 мая[−]

Ксения Болецкая из "Ведомостей" и Роман Тышковский (Odgers Berndtson Russia) взяли интервью у главы группы Mail Бориса Добродеева. Темой разговора стала жизнь и перспективы IT и O2O бизнесов на фоне кризиса связанного с пандемией Covid-19.

"Роем!" выбрал из разговора ключевые соображения Бориса Добродеева.

  • Вопреки расхожему мнению, коронакризис не перенёс, в общем случае, монетизацию за пределы привычных и до кризиса отраслей (игр или фильмов из облака VOD-сервисов). Например, сейчас появились концерты в сети — но это временное развлечение, только до конца кризиса.
  • В кризис хорошо растут и без того большие сервисы, изначально заточенные на дистанционное обслуживание посетителей. Netflix, Disney+, игры, Zoom-подобные проекты (у Mail видеозвонки без регистрации появились в конце апреля). Известные или поддержанные крупнейшими игроками сервисы удалённой работы.
  • Маленьким сервисам похожего назначения "не хватит длинны взлётной полосы". Они, может быть и растут сейчас, но коронакризис кончится, а "взлететь" мало кто успеет.
  • В будущем нас ждёт расцвет "экономики эмоций, впечатлений, сопричастности".
  • Сейчас хорошее время для образовательных сервисов. Мир требует непрерывного образования, каждый профессионал учится тем или иным вещам всю жизнь.
  • Mail не видит сегодня проектов для немедленной покупки, хотя у группы есть постоянный интерес к поглощениям и бизнесы скупаются активно.
  • Mail не интересуют проекты, которые привлекли дорогих столичных клиентов, но едва масштабируются за пределы столицы. Потенциально холдингу интересно то, что может охватить, например, всю Россию.
  • В малых городах пока нет Delivery Club и "Ситимобиля", но это вопрос времени. Холдинг технически не может запуститься сразу и везде. Экспансия разворачивается по шагам.
  • Сейчас почти невозможно появление независимых стартапов нового типа. Слишком высокий порог входа в технологичный бизнес. Нужны спецы по ИИ, много данных, оборудования и так далее. Всё что будет появляться нового — всё будет появляться внутри крупнейших компаний, типа Mail.
  • И, наконец, все сервисы Mail когда-нибудь будут бесшовно проинтегрированны через колонку или просто электронную помощницу "Марусю".

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (0)

23. Покончил с собой Дмитрий Босов — владелец Artplay, денег на выкуп «Ведомостей» и просто миллиардер-сырьевикСр, 06 мая[−]

"Порой копаться в собственной душе мы забываем роясь в антраците"

Как выяснили РБК, сегодняшней ночью покончил с собой миллиардер Дмитрий Босов.

Состояние предпринимателя составляло по Forbes $1,1 млрд — он занял 86-е место среди богатейших людей страны по итогам рейтинга 2020 года. Основной актив Босова — группа АЛЛТЕК, контролирующая предприятия мировые лидеры по добыче и экспорту антрацита и крупнейшего в России производителя металлургических углей.

Среди менее значимых в экономическом смысле активов группы — центр архитектуры и дизайна Artplay.

В 2019-м телеграмм-каналы, обозначающие себя, как источники специализирующиеся на сведениях (сливах) "из Кремлёвских башен", заявили, что в 2015-м году Босов финансировал выкуп у прежних владельцев издания "Ведомости".

Сделку профинансировал владелец группы "Сибантрацит" Дмитрий Босов - хороший знакомый Игоря Сечина. На рынке, якобы, бытовало мнение, что именно по просьбе Сечина Босов и профинансировал покупку "Ведомостей". Выкупив долг "Ведомостей" в 27 млн евро, Босов-Кудрявцев, якобы, переоформили его на одну из структур "Роснефти".

Позднее Демьян Кудрявцев (газету покупала семья Кудрявцева) заявил, что основатель "Аллтека" Дмитрий Босов помогал ему "морально", а не деньгами.

В конце "нулевых годов" Alltech Telecom Дмитрия Босова и Евгения Ройтмана пыталась строить сотовые сети в Юго-Восточной Азии: Камбодже, Филипинах, Малайзии, Вьетнаме, а структуры Ройтмана контролировали частоты под 4G и в России.

Вчера, накануне смерти Босова, телеграм-каналы рассказали, что ещё одной сферой деловых интересов Босова было производство канабиса в США, якобы скрытым партнёром по новому американскому бизнесу ( он провалился) был "Сбербанк" Германа Грефа.

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (0)

24. Яндекс: «Мы не участвуем в технологической слежке за соблюдением карантина»Ср, 06 мая[−]

Яндекс не отслеживает перемещения граждан на предмет контроля за соблюдением карантина и передачи данных об этом власти, как можно понять из интервью управляющего директора компании Тиграна Худаверяна.

Признаюсь, для нас это больное место, потому что нас постоянно подозревают, что мы в этой слежке участвуем. Но у нас внутри компании есть свой принцип: ни в коем случае, даже в сложной ситуации, не нарушать принципы, которыми «Яндекс» руководствуется со дня основания. Если мы что-то делаем, мы делаем это публично, открыто и объяснимо. < ...> «Яндекс» всегда был нейтральным, скажем так, и таким должен оставаться.

Если коротко: не участвуем, не планируем. А все, что делаем — все на столе.

Он также прояснил ситуацию с недавней модерацией "виртуальных митингов" в сервисе "Разговорчики". Это функция публичных сообщений в "Картах" и "Навигаторе", с помощью которой автолюбители информируют друг друга о событиях на дорогах. 20 апреля в нескольких городах России пользователи стали, не выходя из дома, "отмечаться" в "Разговорчиках" рядом со зданиями администрации и другими объектами и писать в сообщениях политические и социальные лозунги. Яндекс удалял эти отметки, вызвав обвинения в цензуре и душении протестов. В сервисе заблокировали возможность привязки сообщений не к той точке, где находится пользователь.

Самое важное в нашей работе — определять принципы. Здесь принцип такой: этот сервис создан для обсуждения дорожной ситуации. Дальше, исходя из этого принципа, были имплементированы алгоритмы — как и любые алгоритмы, и в поиске, и в новостях, они не совершенны. Дальше, если мы видим, что идет какое-то нарушение этих принципов, возникает какой-то спам, фрод, обман, мы садимся и думаем, какие можно поменять настройки, чтобы эту ситуацию тоже отработать.

Это правило мы используем везде: у «Яндекса» нет главного редактора. Мы никогда сами не решаем, хороший это «разговорчик» или плохой. Но если мы видим, что принцип нарушен, то редактор-программист идет и придумывает новый алгоритм, который позволит придерживаться того же принципа. Наш главный редактор — это программный код, который работает.

От коронакризиса в Яндексе ожидают уменьшения выручки вообще и от рекламы в частности, но Худаверян не готов давать конкретные прогнозы. Приоритет компании -- "сохранить персонал". Услуги доставки фактически стали новым бизнес-направлением Яндекса.

По сути, доставка — это новый сервис «Яндекса». Как он будет называться, не так важно. Но, возможно, после кризиса у нас возникнет еще один бизнес.

Восстановлению бизнесов Яндекса после кризиса поможет изменение привычек: люди полюбят пользоваться онлайн-сервисами и будут чаще к ним обращаться несмотря на падение доходов и спроса.

«Маркет» не только вернется, но и обгонит всех. Сейчас идет одно из самых существенных изменений в потреблении за последние много лет: люди, даже самые жесткие скептики, поймут, что покупать онлайн удобно, мы сейчас на точке перегиба.

В России доля онлайна была около 6%. Теперь будет хороший скачок. Мы годик выиграли на этом коронакризисе, он дал нам фору. Если в каких-то проектах он «выкусил» квартал, два, три, то здесь, мне кажется, он наоборот залил топливо, которое приблизило все на год вперед.

1 комментарий | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (1)

25. На BBC про Венедиктова: распускает руки, платит штату кэшом, раздавил собственника Эха, спас друга Шувалова от НавальногоСр, 29 апр[−]

Светлана Рейтер и Сергей Горяшко написали для "Русской службы ВВС" материал о правилах жизни главы "Эха Москвы" Алексея Венедиктова — публикацию с говорящим названием " Между струйками". "Роем" выбрал несколько фактурных сюжетов из объёмного текста.

  • Венедиктова обвинили в распускании рук.

    Обнять подчиненную за плечи, поцеловать в щеку, погладить, назвать зайчиком, птенчиком, котиком для главреда "Эха" — в порядке вещей, рассказывают бывшие и нынешние сотрудники радиостанции. […] "У нас право на харрасмент внесено в устав, — говорит он, — я не шучу: вы знаете, сколько у нас внутри редакции браков, разводов и вновь браков?"

    В 2012 году Венедиктов пригласил бывшего пресс-секретаря Навального Анну Ведуту на ужин. "Собралась большая компания: были ведущие "Эха" Таня Фельгенгауэр и Оксана Чиж, которых я знала, были люди, с которыми я знакома не была, […] После ужина Венедиктов, говорит Анна, предложил: "Девочки, давайте я вас развезу". […] По словам Ведуты, она сидела рядом с Венедиктовым на заднем сиденье и в какой-то момент почувствовала, как он придвинулся, обнял ее и начал трогать за колени, поднимаясь выше. "Я вжималась в кресло, уползала, говорила: "Не надо", — рассказывает Ведута. Когда они доехали до ее дома, Анна, по её словам, "пулей вылетела из машины", но Венедиктов решил ее проводить. "Я отнекивалась, он настойчиво повторял, что так безопаснее. Перед дверью он спросил, есть ли кто-то дома, и попытался поцеловать", - вспоминает Анна сейчас. Она говорит, что ответила Венедиктову, что дома мама, потом "забежала в квартиру и час сидела на полу в ванной, уставившись в стену".

    [Венедиктов тоже что-то помнит про родителей]: "Как я помню, она жила с родителями. У вас все в порядке — я что, пытался познакомиться с ее родителями?! Абсолютно точно не пытался попасть домой, это мне не свойственно. Попасть домой — ну это фу", - Венедиктов отрицает, что описанная Анной история — правда. […] Схожие обвинения в адрес Венедиктова выдвинула молодая общественная деятельница, говорившая с Би-би-си на условиях анонимности (имя известно редакции).

  • Некоторым сотрудникам Венедиктов платит кэшом или натурой:

    На вопросы о дорогих подарках Рябцевой [скандальная помощница Венедиктова в 2013 — 2015 годах] главред "Эха" не отвечает, но подтверждает — квартиру Лесе он снимал. Как снимает квартиры, оплачивает лечение и помогает деньгами сотрудникам, которые в этом нуждаются. "Ничего, что я [журналисту Илье] Азару платил зарплату из собственного кармана? — горячится Венедиктов. — Снимал квартиру [Рябцевой], потому что у сотрудника не было денег, а мне был этот сотрудник ценен. Я некоторым людям здесь доплачиваю. Некоторые даже не знают про это". Несколько сотрудников радио рассказали Би-би-си, что Венедиктов за свой счет отправлял их на лечение за границу; журналист Илья Азар до сих пор благодарен Венедиктову — за зарплату и за то, что он "первым предложил ему работу" после разгрома "Ленты". Сама же Рябцева считает, что съемная квартира и корпоративная карта, которой она могла пользоваться, были ее отдушиной и платой за буллинг со стороны сотрудников: "Я говорила Венедиктову: "Я всегда мечтала о платье Prada, о сумке Miu Miu", мы шли по магазинам и он платил".

  • О конфликте с собственником. Венедиктов Лесин — 1:0.

    Венедиктов рассказывает: Лесин [тогда глава контролирующего акционера, "Газпром-Медиа"] попытался взять "Эхо" под контроль сразу после того, как в октябре 2013 года возглавил "Газпром-медиа". "Он позвал меня обедать и говорит: "Значит так, ты увольняешь Альбац, Шендеровича, Латынину и Пархоменко. Это первая фраза была. Я говорю: "Миша, у тебя с головой все в порядке?" — вспоминает Венедиктов. […] Военные действия достигли своей кульминации после твита Плющева [с оскорбительным вопросом о гибели сына руководителя Администрации Президента Российской Федерации Иванова] и закончились безоговорочной победой Венедиктова (Михаил Лесин ушёл из "Газпром-медиа") — он не сдался сам и не сдал сотрудника. Редкий случай в истории российской журналистики: главред смог отбиться от собственника, хотя, по словам трёх источников Би-би-си, Лесина активно поддерживал заместитель руководителя администрации президента Алексей Громов. "Я в этот кризис даже не использовал право на один звонок [президенту], которое у меня есть. Ни разу не звонил за все президентские годы, — отвечает на это Венедиктов. — Сам отобьюсь или не отобьюсь".

  • Почему Венедиктов защищал Шувалова за корги и Пескова за часы.

    Навальный до сих пор не может простить Венедиктову, что в 2016 году тот бросился защищать первого вице-премьера Игоря Шувалова. ФБК тогда выпустил серию расследований о роскошном имуществе чиновника. В частности, выяснилось, что семья Шувалова возит на частном самолёте собак породы "корги". […] С Шуваловым Венедиктов дружен, вице-премьер бывал на радио; после публикации ФБК он даже приходил поговорить с журналистами "Эха" в формате "не под запись" — об этом рассказал Би-би-си один из сотрудников радио и подтвердил знакомый Шувалова. После этого визита Венедиктов вызвался лично проверить расследование. […] Главный редактор "Эха Москвы" уверяет: он сам хотел "понять, где там правда, где неправда". Знакомый Шувалова рассказывает: "Мы посадили своих юристов, встреча шла три часа, ему показали документы по всем вопросам, он получил сатисфакцию и потом выдал свое мнение". Через некоторое время главный редактор выступил на "Эхе" и заявил — он "видел документы", вице-премьер имел право не указывать самолёт в декларации.

    Венедиктов до сих пор не видит никаких проблем в часах за 37 миллионов рублей, которые Навальный разглядел на запястье пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. Говорит, что супруга чиновника, бывшая фигуристка Татьяна Навка может позволить себе такой подарок. "Сколько она катает в год концертов, знаете? Триста! Ну просто взять и посчитать, сколько люди получают", — Венедиктов яростно отстаивает свою правоту и честность Пескова, которого называет своим товарищем.

  • Венедиктов и сильные мира сего.

    Глава "Эха" удобен для власти, объясняет бывший сотрудник Белого дома: "Он может дать подсказку, а не вопли со стороны. На вопли власти плевать". Венедиктова уже не стоит воспринимать, как журналиста, считает он: "Он общественный деятель, политик — большие люди могут консультироваться с ним, а он может сказать "вы делаете неправильно, потому что раз, два, три".

    На консалтинге Венедиктов пытается зарабатывать. […] "Среди моих клиентов — люди из первой сотни списка Forbes, я за последние три года консультировал четверых из них по кризисному пиару", — гордится Венедиктов, но отказывается раскрывать имена.

    […] Журнал "Дилетант" издает компания "Образование - XXI век" — ей владеет сам Венедиктов, его помощница Екатерина Годлина и директор по инвестициям группы Prosperity Capital Management Александр Бранис. Один из крупных заказчиков компании — мэрия Москвы. По заказу АНО "Мой район" (основной учредитель — департамент территориальных органов исполнительной власти Москвы-Би-би-си), компания Венедиктова издаёт одноимённый журнал.

Полностью: "Между струйками": жизнь и правила Алексея Венедиктова - BBC News Русская служба

"Между струйками": жизнь и правила Алексея Венедиктова

2 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (2)

26. Основатели «Модульбанка» требуют от него по суду 400 млн рублей вознагражденияСр, 29 апр[−]

Три основателя Модульбанка – Андрей Петров, Яков Новиков и Олег Лагута – подали в суд на свое детище из-за нарушений трудовых соглашений, следует из картотеки московских судов. «Ведомости» ознакомились с иском Андрея Петрова, чью подлинность подтвердил защитник Петрова, адвокат МКА «Князев и партнеры» Роман Францев. Иски Новикова и Лагуты такие же, только поданы в другие суды, объяснили они «Ведомостям». Общий размер причитающихся трем основателям Модульбанка выплат по трудовому договору, по их расчетам, составляет более 400 млн руб.: банк их выплачивать не спешит и называет «астрономическим золотым парашютом».

Комментарий Roem.ru: если можно потянуть с такими выплатами в наше непростое время — будут тянуть. По суду, если документы оформлены аккуратно, деньги, скорее всего, смогут получить.

Партнеры Аветисяна судятся с его банком

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (0)

27. «Рамблер» отдал право требований к Nginx офшору МамутаСб, 25 апр[−]

Офшор Lynwood Investments, связанный с Александром Мамутом, планирует продолжить разбирательство за интеллектуальную собственность на Nginx самостоятельно, а не представляя интересы Rambler, как это было осенью 2019-го года. Основной вектор претензий сместится к "бывшим сотрудникам и менеджерам компании". Об этом они сообщили РБК:

«По результатам переговоров между компаниями Rambler и Lynwood, последняя стала единоличным обладателем прав требований и будет продолжать защищать свои законные интересы во всех юрисдикциях в установленном законом порядке», — сообщили в Lynwood.

«Речь идет не о покушении на открытый код, как неоднократно заявляли незнакомые с деталями дела обыватели, а о требовании по возмещению ущерба к бывшим сотрудникам и менеджерам компании и их аффилированным лицам со стороны потерпевших», — заявили в компании.

Отстранение Rambler от дела Nginx произошло под давлением "Сбербанка", который потребовал от Rambler прекратить участие в преследовании Nginx

Rambler передал компании Александра Мамута права требования к Nginx

2 комментария | Подписаться на комментарии | Комментировать

Комментарии (2)

28. Опрос Руссофт: программистов ждут увольненияСр, 22 апр[−]

Глава ассоциации Руссофт Валентин Макаров предупредил, что отечественным IT-компаниям придётся увольнять сотрудников или, как минимум сокращать зарплаты уже во II квартале 2020 года. Из за пандемии коронавируса только в 16,5% компаниях из опрошенных ассоциацией уверены, что зарплаты будут выплачиваться на всех сотрудников и в полном объёме. Работу могут потерять около 18–20 тыс. программистов, передал оценку Макарова "Коммерсант" (в России около 0,5 млн человек трудоустроено непосредственно IT-отрасли).

Наибольшие опасения вызывают коллективы работавшие на схлопнувшихся теперь рынках, например связанных с путешествиями. С другой стороны, часть сотрудников подобных компаний смогут найти себе должности в бурно выросших e-commerce структурах. Гендиректор компании по подбору и оценке персонала в сфере IT и digital Benchmark Executive Екатерина Бахарева рассказала, что известные ей IT-компании пока не останавливают найм, однако в них сокращены зарплаты топ-менеджменту.

https://roem.ru/08-04-2020/281839/it-v-koronakrizise/

Председатель совета директоров ГК "Корус Консалтинг" Александр Семенов рассказал, что спрос на кадры растёт только у крупнейшего ритейла, вслед за всплеском продаж. Другие отрасли замерли, в том числе госзаказ — появились паузы в принятии решений, сокращены бюджеты. Семёнов считает, что оно составит до 30–50%. С этой оценкой согласен и Валентин Макаров. Глобальный гендиректор Softline Сергей Черноволенко рассказал, что уже в апреле тендеров стало на 25% меньше тендеров. "Все крупные заказчики ждут, что будет дальше", — объяснила президент ГК InfoWatch Наталья Касперская. Гендиректор "Базальт СПО" Алексей Смирнов предположил, что прежде всего сокращения пройдут в компаниях занятых заказной разработкой. Владельцы собственных продуктов выглядят потенциально устойчивее, но и в них возможны проблемы, если в ближайшем будущем начнутся сложности с продажами.

Эксперты допускают, что часть уволенных российских программистов найдёт себя в международных корпорациях, которые тоже сокращают издержки и попытаются работать с коллективами из относительно дешёвых регионов, а не из США или Западной Европы, как в недавнем прошлом без эпидемии Covid-19.

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (0)

29. Анастасия Лобада ИД «Коммерсантъ»: Как завоевать аудиторию и сохранить репутациюПт, 17 апр[−]

Текстовая версия подкаста "Медиасреда", в котором ведущие поговорили с Анастасией Лобадой, заместителем директора по цифровой стратегии ИД "Коммерсантъ" о том, как изданию привлекать на свою площадку больше аудитории, не используя словосочетания "попа Ким Кардашьян", каким образом медиа сохранить свою узнаваемость при дистрибуции на разных платформах, а также, почему печатная пресса будет жить и спустя 15 лет после цифровой революции. Подскаст ведут: Мария Георгиевская, новостной редактор AdIndex и Юрий Синодов, директор по развитию СМИ2 и главред сайта Roem.ru.

Мария Георгиевская: Всем привет! С вами подкаст "Медиасреда", который делают совместно издание издание Adindex.ru и агрегатор новостей Smi2.ru. В нашей мобильной студии мы собираем представителей медиа и онлайн-площадок, с которыми обсуждаем судьбы медиа, что вообще происходит, куда всё движется и что нам с этим делать. Вы можете нас послушать вообще на всех платформах: на сайте Adindex.ru, в сообществе Adindex.ru в VK, на SoundCloud, на Яндекс.Музыке, в подкастах Apple, в подкастах Google, на Castbox, Spotify, а видео - посмотреть на YouTube. Так что ищите нас, слушайте. Сегодня у нас в гостях Анастасия Лобада, заместитель директора по цифровой стратегии и продвижению ИД "Коммерсантъ". Настя, здравствуй.

Анастасия Лобада: Привет.

Юрий Синодов: Ведущие, как и в прошлый раз, Маша Георгиевская, новостной редактор AdIndex,…

Маша: …и Юра Синодов, директор по развитию Smi2.ru и главред сайта Roem.ru. Юра, начинай.

Юрий: Хорошо. Надо прояснить слушателям, тем, кто не так хорошо знаком с Анастасией, как мы, что с 2009 по 2012 год Анастасия работала (да, уже сложно вспомнить (смеётся)) на проекте rb.ru (он тогда ещё был в Independent Media)…

Анастасия: Да.

Юрий: …затем перешла в ИД "Коммерсантъ" (далее - "Ъ") на должность директора по маркетингу цифровых СМИ, всё верно?

Анастасия: Да.

Юрий: Проработала до 2015 года, сменила кресло на аналогичное в "Ведомостях", потом вернулась в "Ъ", где опять работает директором по цифровой стратегии и продвижению. Надо помянуть добрым словом Вавилена Татарского с выдуманным слоганом "Солидный Господь для солидных господ". Что у нас сейчас представляет "Ъ" в эпоху хайпа будем разбирать в первую очередь. Маша?

Маша: Да. И будем обсуждать, как изданию, которое пытается сохранить свою репутацию, жить в условиях, когда цифровые платформы на себя уже, наверное, всё, что только можно, переняли. Поэтому первый вопрос к тебе, Настя: какие в "Ъ" сейчас есть естественные ограничения по тому, чтобы привлекать внимание читателей? Чего вы не будете делать, чтобы привести к себе трафик, людей?

Анастасия: Мы точно не будем постить попу Ким Кардашьян, хотя очень хотелось бы. Мне, как человеку, отвечающему за трафик, много чего хотелось бы, естественно, потому что я понимаю, как другие коллеги…На самом деле, упомянутая мной попа Ким Кардашьян, это просто внутренний мем внутри "Ъ", сложился он естественным образом, потому что "Ъ" повезло (как издательскому дому) - у нас огромное количество изданий, и у нас есть такая штука, которая называется "приложения", и среди этих приложений есть прекрасное приложение "Стиль", которое пишет про жизнь, в том числе, селебрити, и там, естественно, бывает Ким Кардашьян и даже было большое интервью с ней, даже был репортаж, когда они ездили крестили ребёнка на историческую родину и прочее. Я не знаю, в курсе вы или нет. Я в курсе, потому что у нас есть прекрасное приложение "Стиль".

Юрий: Я - нет.

Анастасия: Там будет Ким Кардашьян, но она будет в очень приличном виде для богатых господ.

Маша: Без попы.

Анастасия: Да. Наверное, вот так, если образно. У издательского дома, конечно же, есть свои принципы - просто принципы журналистики. Я знаю, что ты ходил на нашу академию журналистики.

Юрий: Да, в 2013-м году.

Анастасия: То есть ты прекрасно знаешь всех наших зам. шеф-редакторов, всех редакторов редакций. Есть вещи, которые не пропустятся просто потому, что это неприлично в приличном издании приличному журналисту делать и писать. Кто-то говорит, что это наш недостаток. На самом деле, последний год я в этом на 99,9999…% убеждена - это наше достоинство; это то, что позволит нам выжить, и не просто выжить, а процветать, и расти, и меняться вместе с рынком, но при этом не прогибаться и не становиться частью вот этих медиагигантов, которые сейчас вынуждают рынок журналистики, рынок медиа к тому, чтобы делать контент на потребу.

Юрий: Можно тогда про будущее "Ъ"? Наверное, лучше развернуть этот вопрос: у меня в голове есть некоторый образ любого участника рынка. Про РБК понятно, что у них есть финансовые проблемы из-за кредитов, которые у компании в целом, и их образ будущего - это решение проблем с дополнительной монетизацией, расплата с этими долгами, может быть, разделение технологического и медийного бизнесов, может быть, платная подписка. У "Ведомостей", которые больше сопоставимы с вами по трафику, свои погремушки…

Анастасия: Прости,..

Юрий: Нет?

Анастасия: …не сопоставимы и далеко.

Юрий: Хорошо.

Анастасия: Уже в два раза.

Юрий: Уже в два раза. Просто на фоне РБК…

Анастасия: А РБК ещё в два раза.

Юрий: Хорошо. У "Ведомостей" - решение финансовых проблем, рост подписчиков (потому что они всё-таки поставили на подписку). Наверное, тоже получится в какой-то степени. А что будет с "Ъ" через 10 лет? То есть не просто "мы выживем", а "какими мы будем"?

Анастасия: Смотри, всё, что ты перечислил, всё то же самое есть у "Ъ", за исключением долгов. Мы - издание, которое само на себя зарабатывает. У нас есть много бизнесов, помимо издательского и рекламного: у нас есть бизнес, связанный с банкротствами, который объявления о банкротстве…

Юрий: Вестник банкротств

Анастасия: Да, который каждый месяц мы печатаем.

Юрий: У вас есть акционер, на худой конец.

Анастасия: В последнем интервью акционер совершенно не прозрачно, и очень даже прямо дал понять, что пока издательский дом себя окупает, для него это такой же бизнес. Меня периодически спрашивают, когда я последний раз видела Алишера Бурхановича, - на самом деле, я его ни раз не видела в офисе.

Юрий: Хорошо, вернёмся. Что будет через 10 лет?

Анастасия: Через 10 лет будет всё то же самое. Мы будем работать на аудиторию, мы будем там, где аудитория будет. На сегодняшний день аудитория наша на 70% находится в мобильных устройствах, мы там представлены, наверное, лучше, чем кто-либо с точки зрения рекламы; мы точно понимаем, как нас там потребляют; мы знаем, как изменилось потребление печатных носителей…

Юрий: (жестом показывает снижение)

Анастасия: А вот и нет!

Маша: Вот интересно тоже.

Анастасия: Оно не очень-то и падает. Я, конечно, не занимаюсь печатными носителями в полной мере, но я за ними очень внимательно слежу. Мы даже с Борисом Омельницким из "Яндекса" поспорили на тридцатилетие "Ъ" на то, что через 10 лет печатная версия газеты "Коммерсант" будет выходить.

Маша: На что поспорили? (смеются)

Анастасия: Очень прилично. Боря - приличный человек, и я - приличный человек…

Маша: …поэтому озвучивать ты не станешь! (смеётся)

Анастасия: Я озвучу. Мы поспорили (это в открытом доступе в Facebook на странице) на 50 тысяч рублей в эквиваленте через 10 лет, они должны быть перечислены в какой-то благотворительный фонд тем, кто проиграет.

Маша: Слушай, ну тираж-то по-любому, прости, сократится.

Анастасия: Да. Понятно, что мы не увидим тех объёмов. Смотрите, надо понимать, что мы точно представляем, что через 10 лет очень сильно изменится аудитория, потому что в России (а мы - русскоязычное издание) есть большие изменения именно демографические, мы не можем их не смотреть.

Юрий: Я как раз об этом про это и хотел спросить. Во-первых, молодежи мало, соответственно, тридцатипятилетних через 10 лет будет тоже мало…

Анастасия: Тоже мало.

Юрий: И не факт, что они Андрея Бильжо будут считать…Наверное, заголовки "Коммерсанта" будут заходить, но вот Андрей Бильжо, может быть, технически будет отсутствовать.

Анастасия: У нас есть другие люди и авторы, которые сейчас популярны у молодой аудитории. Саша Черных, например.

Юрий: Я его знаю.

Анастасия: Саша - человек, который пишет на общественные темы. Он освещал очень много острых тем: и "Новое величие", и всё, что связано с мусорными свалками; когда в Волоколамске была история, Саша был тем человеком, который ездил и делал стримы оттуда для наших социальных сетей (для того, чтобы появилась статья, должно пройти какое-то количество времени, а стрим это то, что мы можем дать здесь и сейчас).

Юрий: Ты видишь распределение, разблюдовку по возрастам, кто что читает или как ты оцениваешь?

Анастасия: У нас в аудитории, о который ты сказал правильно, молодого поколения мало, - мне в этом смысле, наверное, проще, чем любым коллегам, потому что в этом поколении моя дочь, и я могу примерно… (когда я отслеживала статистически её поступления сначала в школы, потом - в институты, а сейчас - её перспективы работы как бывший рисёрчер: когда-то до медиа я занималась цифрами, я их очень люблю, они всё могут предсказать - это правда), - я могу сказать, что это поколение 35+, у него есть: первое - они больше, чем мы, хотят быть непохожими друг на друга (и в этом я вижу, в том числе, наше преимущество, почему печатка не умрёт, и я за неё поспорила), и для них в какой-то момент газета - мы это видели, мы делаем исследования регулярно - становится чем-то типа статусного чтива.

Юрий: Как виниловая пластинка.

Анастасия: Как виниловая пластинка. Пока этот тренд сохраняется не только в печати - надо понимать, что всё, что происходит в медиа, оно происходило или происходит где-то ещё, в каком-то другом рынке. Рынок медиа очень похож на e-commerce, но только с небольшим отставанием. За это я, например, много лет люблю ашмановскую конференцию. И ходила, и читала, и много работала с этой компанией, потому что они изучают e-commerce - у них огромные объёмы; у них не очень большое количество исследований по медиа, но много исследований по e-commerce. Так вот, аудитория через 10 лет точно так же разделится, будет другое процентное соотношение, но будут потреблять те форматы, которые им будут привычны, а эти привычки формируются сейчас - в том числе аудио- и видеопотребление. Будет небольшое количество людей, которые предпочтут этот прекрасный формат VR, который сейчас развивает РИА вместе с Наташей Лосевой.

Юрий: Понятно.

Маша: Кстати, хотела спросить по поводу разных платформ, на которых присутствуют медиа: сейчас СМИ отдают свой контент везде. Какие в связи с этим у нас остаются инструменты по…В общем, весь день я потребляю контент, и к концу дня я не понимаю, что и где я прочитала. Я, может быть, как журналист и запомнила - это моя работа, - но, по сути, ты даже хочешь вернуться к какому-то классному тексту и ты думаешь: "Господи, где это было? Эта большая статья про свалки, она была на "Медузе"? На "Коммерсанте"? на РБК? Где?". Какие инструменты у вас остались, чтобы сохранить лицо?

Анастасия: У нас по-прежнему в больше степени, чем у конкурентов, пока остаётся язык "Ъ", пока ещё мы его держим. И надо сказать, что нас в этом смысле спасает газета, и это тоже будущее газеты. Мы точно так же, как РБК и "Ведомости", работаем на формирование своей аудитории, только для "Ведомостей" это уже пэйволл, для РБК - это в близкой перспективе пэйволл, а у нас нет в ближайших планах, и об этом уже неоднократно говорили…

Юрий: Даже в качестве плана "Б"?

Анастасия: Мы посчитали этот план "Б". На сегодняшний день наши потери будут, даже в перспективе, не соизмеримы. В своё даже Демьян Кудрявцев на какой-то конференции говорил, что надо было входить до 2011 года в пэйволльную историю, как вошли "Ведомости" (так же "Дождь" входил). Сейчас уже…

Юрий: Я просто постоянно слышу, что сейчас уже поздно, а на самом деле уже все привыкли платить карточкой, абсолютно все, даже пенсионеры платят…

Анастасия: Назови мне последнее медиа, которое вошло в пэйволл и удачно.

Юрий: Не, про медиа молчу, но я именно про сам метод.

Анастасия: Хорошо, не про медиа.

Юрий: Я не понял, в чём проблема? Что в 2011 году случилось?

Анастасия: В 2011 году у нас был пик рынка, медийного. Люди были на волне политической и общественной жизни плюс ещё был демографический всплеск - тогда аудитория была больше, чисто физически. После этого случилось обычное, именно демографическое, падение рынка, связанное с тем, что большая часть аудитории, которая платила, физически исчезла в силу возраста и каких-то событий, а молодое поколение, которое сейчас - тридцатилетние, среди них есть очень небольшой пласт готовых платить - остальные все привыкли потреблять с других ресурсов, где можно найти…

Юрий: Соцсети?

Анастасия: Нет. Ну, соцсети - в том числе, но я здесь не только про медиа говорю, а уже про рынок в целом, потому что я смотрю много исследований…

Юрий: То есть человек висит в YouTube, он просто из-за недостатка времени не пойдет в "Ъ".

Анастасия: Он не висит в YouTube; у нас сколько раз пытались заблокировать торренты - торренты живы, работают, раздают, там появляется всё, что можно, новое. В целом, есть пласт тех, кто готов сейчас платить. Через 5 лет, мне кажется, когда подрастут дети двадцатилетние, они начнут платить.

Маша: Как раз хотела спросить, они же сейчас привыкают к подпискам?

Анастасия: Да, они могут начать платить за контент, потому что они, в какой-то степени, понимают ценность интеллектуального труда.

Маша: Плюс ко всему, мы, наше поколение, выросли на "пиратке", и, когда рынок контента только-только развивался в Интернете, мы привыкли, что всё просто можно хватать вне зависимости от того, в каком это качестве, и, даже если кто-то где-то жуёт попкорн, мы будем это смотреть. А сейчас молодёжь привыкает: покупает подписки…

Анастасия: Они становятся более востребованы к качеству.

Юрий: Я могу просто привести пример: Okko отрапортовало, что у них рост выручки (понятно, что у них не только платный контент) 100% за год.

Маша: Что же вы тогда ждёте? (смеётся)

Юрий: Я, правда, не знаю, как эти деньги делятся, за фильмы или премьер-лигу, которую они запустили, громкий проект.

Анастасия: Надо смотреть детально.

Юрий: Может быть, "Ъ" может запустить, не знаю, платные трансляции биатлона, 100 миллионов долларов подписка, кто-нибудь купит.

Анастасия: У "Ъ" уже был "Коммерсантъ-ТВ", я помню. Если вы не в курсе…

Юрий: Не, я помню, Демьян, собственно, как-то руку прикладывал к этому.

Анастасия: Смотрите. Когда-то и в Sanoma, и в "Ведомостях", когда я там работала, была задача, чтобы все медиаресурсы делали бизнесы, не связанные с медиа. Я тогда руками чего только не потрогала: и винный клуб, и продажа исследований (которая у РБК достаточно долгое время была успешной), и эвенты…

Юрий: А взлетели только конференции, по сути.

Анастасия: По сути, у всех ресурсов (РБК, "Ведомости", "Ъ") конференции занимают достаточно хороший кусок бизнеса, при этом это возможно сравнить с вот этой визуальной картинкой в Okko. Человек может хоть как-то "потрогать" контент, который ему говорят.

Юрий: Пообщаться с людьми, нэтворкинг.

Анастасия: Это касаемо именно поколения 35+. У нас есть вот эта особенность, она связана с формированием наших ментальных историй, с особенностями российского, постсоветского менталитета (потому что мы ещё несем за собой это). Поэтому деточки, которые подрастут через 5-7 лет, им уже можно будет что-то предлагать, чтобы они заплатили за интеллектуальную собственность, которую они не могут потрогать. К этому мы готовимся тем, что мы набираем базу лояльной аудитории, и, прежде всего, в тех каналах, где она присутствует, мы её не "насилуем" (я это так называю) - не заставляем переходить на сайт, например, из соцсетей; ты можешь получить минимум необходимой информации, находясь там. Если ты хочешь, то идёшь и читаешь материалы. У нас достаточно не завлекательные подводки, а информационные, - этим мы отличаемся. Нас за это часто пинают, но это приносит свои плоды: у нас достаточно стабильная аудитория в соцсетях. Да, она не растёт темпами "+100-150% в год" ровно потому, что мы не используем там ничего такого, чтобы аудиторию…Она пришла почитать про лохматого кота, а мы ей подсунули просто материал из Weekend о самом редком коте.

Юрий: То есть вы заранее отбираете будущих скучных людей. (смеётся)

Анастасия: А что делать?! Ну, они не скучные! На самом деле, они гораздо веселее, чем многие.

Маша: Ты хочешь сказать, что какую-то специальную работу с молодёжью вы не проводите? Какой-то специальный контент для них…не надо на меня так смотреть! (смеётся). Мы, например, пытаемся как Adindex расширить нашу аудиторию и уже сейчас рассказать молодым читателям о том, что мы есть вот такие, но наш основной контент - кадровые переходы, тендеры и пр., - им не интересен, значит, нужно что-то им показать: "Чуваки, мы тут про рекламу…"

Юрий: "Вот, смотрите, какая была реклама на Super Bowl замечательная".

Маша: Ты нас читаешь! Ооооо (умиляется)

Юрий: Нет, я просто Super Bowl смотрю. (смеются)

Маша: Ладно.

Анастасия Лобада, Юрий Синодов, Маша Георгиевская

Анастасия: Нет, и я считаю это вредным. Объясню, почему. Аудитория, они хотят быть взрослыми - не надо с ними разговаривать как с детьми. Переделывая контент под них, мы не воспитываем в них лояльность. Они (аудитория) должны понимать, что их ждёт в плане контента, в плане общения с тем типом сложности рынка, который существует на сегодняшний день. Единственное (или не единственное), на что мы делаем упор - в местах присутствия мы стараемся ловить авторов и пытаемся у них выяснить, что будет с этого тому или иному типу читателя. То есть для молодой аудитории, например, о кадровых перестановках, если брать вашу аналогию, я бы попросила автора объяснить, как это скажется через те же 5 лет на молодом человеке.

Маша: То есть людям без бэкграунда…

Анастасия: …вообще абсолютно. Ушёл глава McDonald's из-за скандала - условно, закроется молодёжная их программа или не закроется, сможешь ты поехать по обмену устроиться на работу или не сможешь. Это, что называется, доп.контент. Это самое сложное и самое дорогое, потому что поймать журналиста и переключить его внимание с привычного тяжело, но это то, что оставит аудиторию с вами. Плюс был такой "прекрасный" опыт у "Ведомостей" - они издавали "Ведомости для вузов". Может быть, вы помните, достаточно долго.

Юрий: Да, и какой результат?

Анастасия: Больше нет "Ведомостей для вузов". (смеются) Вот, собственно, и ответ на все вопросы.

Юрий: Насколько я понял, у них сейчас в этом смысле есть Harvard Business Review, откуда они постоянно берут материалы карьерного плана для молодых профессионалов. Наверное, решили таким образом эту нишу закрыть, но это надо с ними уже разговаривать. У меня тогда возникает вопрос: вы делаете специальный контент, модернизируете для соцсетей, адаптируете под молодёжь. Как редакторы вообще относятся к тому, что их труд нарезается такими кусочками, что потом в соцсети человек видит только какую-то определенную часть? И, наверное, более общий вопрос: "Ъ" это источник информации для очень большого количества изданий, которые её перепечатывают часто даже без попытки как-то доработать, докрутить что-то, а просто "Коммерсант сказал" ну и нормально, сойдёт"…

Маша: А то и без ссылки!

Юрий: Да. Как редакторы относятся вообще к тому, что существенная часть их труда доносится в перепечатанном виде? Раз. Как редакторы относятся к тому, что существенная часть их труда доносится до читателя соцсети тоже в перепечатанном виде, при чём перепечатанном внутри самого издательского дома? Нет какого-то отторжения, раздражения, попыток надавить на вас?

Анастасия: Это две такие параллельные истории. Мы внутри, скорее, не перепечатываем, а пытаемся объяснить, и объясняем это всегда вместе с автором. У нас есть даже специальный документ, он не секретный (называется "Возможности в социальных сетях"), который мы раздали всем журналистам, и он есть у редакторов и т.д. Что ты можешь сделать как автор, если ты хочешь, чтобы в соцсетях твой материал был представлен по-особенному, чтобы его больше читали.

Юрий: "Так, как ты хочешь!"

Анастасия: Так, как ты хочешь. При этом при всём мы сейчас используем новый формат (для нас новый; потому что "Ъ" редко показывал своих журналистов физически) - сторисы. Мы не просто даём события дня. Это, кстати, у молодой аудитории самый популярный у нас формат.

Маша: Сторисы?

Анастасия: Да. Мы рассказываем самое главное одной строкой, ну, и дальше ссылка на материал. Многие из читателей считают "Я получаю картину дня в "Коммерсанте". Каждое утро я открываю и каждое читаю "Коммерсантъ"". Спрашиваешь, а он говорит: "В инстаграме".

Юрий: "Посмотрев 5 сториз".

Анастасия: И это прекрасно, в целом, потому что это формирует у человека лояльность, и он среди прочего, когда надо будет, выберет нас. Так вот, авторы полностью участвуют в этом; если авторы не участвуют - претензии не принимаются. На самом деле, очень хорошо втягиваются, и даже люди, которые были далеки от Интернета ещё 5 лет назад (именно среди журналистов с точки зрения понимания, как это всё работает), сейчас активно в этом участвуют и даже предлагают какие-то потрясающие идеи, которые мы потом воплощаем. Делает это всё специальная команда - у нас есть группа продвижения (в интервью Adindex я про это подробно рассказывала).

Маша: На "Волне".

Анастасия: Это некоторое количество ребят, в большинстве своём они молодые (почему ещё про молодое поколение много всякого знаю), мы их берём чуть ли не после скамьи, а некоторых и со скамьи, учим. Да, они вылетают, да, у меня каждые полтора-два года новый состав, потому что я всех учу. Но, во-первых, это позволяет мне и редакции не останавливаться, потому что всё время приходит новая инфа, а во-вторых, они по-хорошему агрессивные, и у нас есть специальная задача, которую мы решаем каждый день - наши эксклюзивные материалы обязательно отрабатываются на цитируемость. И это такая наша команда ребят, которые каждый день вот этим нехорошим коллегам, которые своровали наш контент, пишут о том, что "будьте любезны,.."

Юрий: "Ссылку хотя бы поставьте, гады!"

Анастасия: "…поставьте ссылку на "Коммерсантъ"". Если есть такие, кто перепечатал более, чем 70% (ну, просто взял и скопипастил),..

Юрий: Ctrl+C, Ctrl+V

Анастасия: …то с ними уже разбирается юридический департамент, и у нас даже есть для этого заготовка, и юрист просто меняет название компании (смеются). Мы с этим боремся не только для того, чтобы сделать редактору приятно, но и для того, чтобы приучить многие молодые медиа к цивилизованному пути.

Маша: Слушай, по поводу как раз молодых медиа: есть же ещё маленькие анонимные (или не очень анонимные) telegram-каналы; пишете ли вы им, если у них 15-20 тысяч подписчиков, или по этим ребятам вы уже не бегаете? Потому что они не отвечают никому, просто берут контент.

Анастасия: Слушай, telegram-каналы - это, в целом, особая история.

Маша: И паблики в соцсетях.

Анастасия: И паблики в соцсетях, да.

Маша: Уточню: я про вот эти небольшие издания, у которых юридического лица нет.

Юрий: В чём их специфичность относительно соцсетей?

Анастасия: Слушай, там периодически случается история, при которой они считают, что в Интернете существует анонимность, почему-то.

Юрий: Да, было недавно. Ну?

Анастасия: Вот. По каким-то причинам им кажется, что с ними нельзя никак связаться. На самом деле, когда мы видим, что такая ситуация складывается регулярно, мы пытаемся связываться с платформой и объяснять, что у нас есть вот такая проблема. Мы так или иначе со всеми платформами общаемся. Им же тоже важно быть цивилизованными. Последняя история буквально неделю назад - во "ВКонтакте" была выявлена очередная порция, штук 20, псевдогрупп, которые, в том числе, торговали нашими объявлениями о банкротстве - это отдельная смешная история.

Юрий: Так они же и так доступны.

Маша: Чё почём? (смеются)

Анастасия: Для просмотра объявления о банкротстве тоже нужно платить деньги, если ты не являешься тем, кто давал это объявление.

Юрий: Ну да.

Анастасия: Не в печатном виде; в печатном виде это абсолютно бесплатно - иди покупай газету. А есть ещё электронная версия, и некоторые умельцы парсили базу данных и из этого делали бизнес, потому что…вы-то вряд ли когда-то читали…

Юрий: Но это, в принципе, удобно, на самом деле - составил список контрагентов, мониторишь на таком сервисе. То есть за это можно деньги брать вполне.

Анастасия: Да, это бизнес наш. Помимо всего прочего, в некоторых объявлениях бывают продажи машин, домов, квартир.

Юрий: Тоже интересно.

Анастасия: Тоже интересно. Вот. Такой бизнес существовал параллельно с нами, мы долгое время с ним боролись. И боремся.

Юрий: Во "ВКонтакте"?

Анастасия: И во "ВКонтакте" в том числе. Но надо сказать, что "ВКонтакте" очень быстро отреагировали после всех заявлений прав, в течение пяти минут.

Юрий: Я для слушателей поясню, что у "ВКонтакте" с "Ъ" есть общий акционер, по сути. Просто анекдотическая ситуация сложилась.

Анастасия: Ой, слушай, это так далеко.

Юрий: Тем не менее.

Анастасия: Если бы мне каждый раз за бизнесы, с которыми есть общий акционер, хоть копеечку давали, мы бы вообще не думали, как развивать молодую аудиторию (смеются).

Юрий: Ну да, Алишер Бурханович этот бизнес развивает.

Анастасия: "ВКонтакте"?

Юрий: Всякий. Любой.

Анастасия: Ну да. Опять-таки вернусь к последнему интервью: там больший акцент всё-таки на AliExpress был.

Маша: Ну да, будущее, в общем-то, уже понятно, за e-commerce.

Юрий: E-commerce, куда же без e-commerce.

Анастасия: Я очень люблю e-commerce и за это тоже. Кстати, есть же прекрасный китайский новостной агрегатор, который во всех этих китайских… да, "Цзиньжи тоутяо" или как-то так.

Юрий: Там у них поле непаханое. Ну, и что с ним?

Анастасия: Непаханое. У меня даже появилась шутка-идея: "Может, мы какую-то часть контента начнём на китайском издавать?!". Чего бы нет?

Юрий: А почему шутка? Я думаю, с "Синьхуа" договориться, специальный партнёрский раздел "Синьхуа - Коммерсантъ".

Анастасия: У меня был опыт как раз в "Саноме": РБ превратился не в РБ, когда объединился с Viadeo (была такая профессиональная соцсеть), она была вторая в мире после России, и, когда они выходили в Россию, параллельно купили китайскую профессиональную социальную сеть, и это был незабываемый опыт, потому что там всё совсем по-другому. Например, китайский бизнесмен вряд ли назначит деловую встречу, не проверив свой гороскоп.

Юрий: Да, есть такое.

Анастасия: И это та особенность, которую нам нужно учитывать. Когда я сейчас слушаю рассказы коллег о том, как наши крупные медийные платформы пытались выходить на Китай, Вьетнам, Тайланд и прочие азиатские страны, и у них не очень хорошо получилось, я понимаю, что они просто не учитывали особый менталитет этого рынка. Поэтому "перевод на китайский" - это легко сказать, но трудно сделать.

Юрий: Замечательно. У вас, если говорить про опыт с Viadeo, не было попытки в "Ъ" сделать ещё какие-то сервисы, кроме продажи информации о банкротстве и конференций? Классифайд ещё существует,..

Анастасия: Он как существовал, так и существует.

Юрий: …но это такая рекламная, по сути, история.

Анастасия: У нас были книги достаточно долгое время, была хорошая библиотека. Я пришла в "Ъ" в первый раз в 2013 году, и уже тогда многие вещи, которые "Давайте сделаем!", - выяснялось, что ещё лет 5-7 назад "Ъ" уже делал. И мне иногда кажется, что "Ъ" во многом опережал своё время, делал что-то, к чему рынок был не готов, хотя идея была хорошая. Та же книжная библиотека, которая у нас была.

Юрий: Забыл, ещё у вас сервис есть "Фотобанк" - очевидно достаточно.

Анастасия: Фотобанки. И там тоже есть проблема, связанная с тем же воровством, с чем точно так же боремся, и приучили. Люди стали спрашивать разрешения всё чаще. Есть даже специальный сервис - можно всё это купить. Фотобанк, прежде всего, направлен на профессионалов.

Юрий: Естественно.

Анастасия: Тем более, что у "Ъ" и стиль фотографий свой особенный.

Юрий: Ну, информация об банкротствах, она тоже на любителей направлена.

Анастасия: Да, она на любителей.

Юрий: Чистый b2b такой, нормальный бизнес для делового человека.

Анастасия: Да.

Юрий: "Картотека" та же самая.

Анастасия: "Картотека"…Пока каких-то новых бизнесов мы не готовы открывать, то есть у меня, по крайней мере, такой информации…

Юрий: А тебя не пробовали на них направить? Может быть, ты что-то посоветуешь, сделаешь лучше, юзабилити улучшишь, сделаешь юзабилити-фаталити, какой-нибудь контент найдешь той же "Картотеке", и его можно будет запостить, и оно будет более широкоохватное и будет конкурировать с другими проектами, которые продают информацию корпоративного толка (с тем же самым Интерфакс-Спарком).

Анастасия: Слушай, конкурировать с Интерфаксом-Спарком "Картотека", конечно, пытается, но там есть свои особенности.

Юрий: Например? Ну, насколько ты знаешь.

Анастасия: Когда ты выгружаешь данные по компаниям, это абсолютно разные поля. Во-первых, у каждой компании, которая регистрируется в России, я даже не представляю, наверное, за 100 с лишним полей, которые она обязана заполнить, плюс начинается налоговая, вычеты и куча всяких веще. Собственно, "Картотека", она существует как параллельный бизнес (издательский дом, если я правильно помню, но могу ошибаться, всего лишь часть акционера) и у неё своя собственная команда. То, о чём ты говоришь (привлекать меня к чему-то): у нас периодически бизнесы встречаются и привлекают digital-направление, то есть меня, как раз для того, чтобы понять, куда там дальше. Вот так история с воровством из "банкротств" превратилась в то, что у нас теперь есть свой собственный сервис на сайте и платный поиск по банкротствам, причём поделённый именно для каких-то b2c-историй, про которые все забыли, и он неплохие деньги стал приносить. Есть люди, которым нужно найти это объявление, газету покупать им нет смысла или её физически нельзя купить.

Юрий: Живёт где-нибудь, где с распространением плохо.

Анастасия: Да. Платить за месячный доступ ему нет никакого резона - ему нужно два-три объявления. Вот появилась такая…

Юрий: Несколько сотен рублей заплатили - нормально.

Анастасия: Там даже не сотни - десятки. Просто приучение, что и за это тоже нужно платить. Вот у нас появилось, мы запустили это совсем недавно, с полгода назад.

Юрий: То есть пираты вам, по сути, помогли осознать потребность?

Анастасия: Да наш мир в целом помогает осознавать потребность, и пираты тоже, конечно же. И платформы - то, о чём мы никогда не задумывались. Крупные медийные гиганты помогли - о сохранении бренда в глазах digital-читателей.

Маша: Вот как раз то, о чём мы и говорили.

Анастасия: Да. Мы же всегда думали: "Если реклама, то "Ъ"", "Не боимся главного", "…а мы крепчаем"; такие слоганы направлены на имиджевую составляющую именно издательского дома, но при этом мы часто забывали, что мышление в онлайне другое, и нет там никакого "Ъ". Посмотрите на турбо-страницы - там нет бренда, там есть контент.

Маша: Как раз хотела уточнить ещё, закругляясь с темой соцсетей, наверное: вы в 2016 году отказались от переупаковки контента под разные платформы. Почему? Я просто никак не могу понять, что с этой темой не так - все так делают.

Анастасия: Слушай, все могут и с забора прыгать… (смеются)

Маша: Это ладно, это я пошутила. Серьёзно, интересно.

Анастасия: Вот я принимаю решение: "Ой, во "ВКонтакте" молодая аудитория - буду я ей писать полегче". А в "Одноклассниках" такая же молодая аудитория тоже есть, и вероятность того, что она больше наш потребитель, нежели во "ВКонтакте", точно такая же. При этом мы переупаковали, сделали, к примеру, лёгкое объяснение, почему рынок чёрной металлургии, изменив налогообложение, для нас безумно важен. Человек переходит на статью и попадает, да простят меня мои журналисты, на зубодробительный материал издательского дома. Он раз так прошёл, два прошёл, а на третий он не пойдёт, а на пятый он отпишется от нашей страницы.

Юрий: Потому что сформирован негативный читательский опыт. О'кей, и что с этим делать?

Анастасия: Мы даём такие же сухие, не настолько зубодробительные - чуть легче…мы не играем с контентом с точки зрения переупаковки. Да, мы делаем сторисы, где девушка считает, что она потребляет контент "Ъ". Это просто реальная девушка, надо понимать.

Маша: Кстати, ты говоришь "девушка" - это как пример девушки или, в основном, там девчонки эти сторисы смотрят&

Анастасия: Да нет, просто конкретный пример человека…

Юрий: Было видно человека, который…

Анастасия: …был у нас на исследовании.

Маша: Интересно просто статистику посмотреть.

Анастасия: Слушай, в Instagram это девушки на 76%, в Facebook это уже мужчины.

Юрий: А на 24% мужчины?

Анастасия: И на 24% мужчины, да.

Маша: А вот в Facebook у вас сторисы смотрят?

Анастасия: Гораздо меньше и гораздо хуже, даже во "ВКонтакте" смотрят лучше.

Юрий: Просто немного другая платформа.

Маша: Вот у нас тоже; во "ВКонтакте" смотрят сторисы, в Instagram - тоже смотрят, а в Facebook - нет.

Анастасия: Потому что с мобильного телефона не видно и не удобно.

Маша: А, ну всё понятно, он (Facebook) неудобный.

Юрий: Instagram, он же исключительно в мобильном телефоне, там формат очень жёстко определён.

Анастасия: "ВКонтакте" удобнее на мобильном телефоне, их сторисы видно.

Маша: Поняла, ок.

Анастасия: Сейчас всё, что мы делаем, первым делом оцениваем, как это будет на мобильном. У нас есть проекты, которые мы делаем с осознанием того, что они никогда не появятся на мобильном в силу обстоятельств.

Юрий: Какой-то ватэрфолл там сложный или что там?

Анастасия: Сложный проект какой-нибудь (технически сложный), когда очень много данных.

Юрий: Графики, которые с мобильного не прочитаешь?

Анастасия: Графики, карта, ещё что-то. Мы, например, делали большой спецпроект про Евросоюз, где человек тыкал на страну и смотрел всё, что с этим связано (с Евросоюзом): когда вступил, деньги, как менялись президенты и т.д. Это нереально сделать на мобильном. Это можно упихать, и семь шапок можно сшить, как в сказке, но человеку это неприятно.

Юрий: Пользователь мобильного не будет это всё прокликивать.

Маша: А демку какую-то сделать? Какую-то часть контента переупаковать для мобильного, чтобы он такой: "О! Прикольно, пойду дальше в газете читать".

Анастасия: Не пойдёт.

Маша: Не пойдёт?

Анастасия: Это как когда я вижу, когда кто-то берёт и в печатной прессе рекламирует онлайн, мне уже как-то странно. В целом, большие вопросы у меня всегда вызывало и вызывает, когда мы рекламируем, например, подписку на наши печатные издания в онлайне. Но сейчас мы её (рекламу) стали таргетированную делать - тогда уже я понимаю, что есть пересечение у нас, мы её даём на какую-то определённую аудиторию. А когда просто пуляют рекламу подписки на какую-то печатную штуку или на телевизор…

Юрий: Должна же быть какая-то связка с Интернетом.

Анастасия: Конечно. Всё должно быть, просто нужно делать всё с умом. Мы поэтому и отказались от переупаковки контента. У нас до 2016 года совершенно бешеными темпами росли группы с точки зрения аудитории, но выхлопа мы от этого не получали никакого, то есть и внутри группы люди не очень-то комментировали наши материалы, и просмотры каких-то сторисов были не очень. Мы долго думали почему, и у нас родилась такая теория тогда (мы поговорили с пользователями, посмотрели). В результате сейчас спустя 4 года (а не 3, когда я давала комментарий Adindex) я могу сказать, что эта стратегия реально работает; люди не получают никакого негативного опыта. Им сказали, что там будет сложно, пользователь пошёл - там сложно, там про чёрную металлургию, история тяжелая. Для тех, кто хочет повеселее, у нас есть отдельно видосики, которые мы делаем для соцсетей.

Юрий: "Коммерсантъ-ТВ" умер, но дело его живёт. В видосиках.

Анастасия: Да. Во-первых, мы - современное медиа, мы не можем отказаться отказаться от форматов, которые действительно популярны у аудитории. Визуалситы никуда не делись, никуда не денутся и будут только только расти. Мы должны с ними как-то взаимодействовать. Эти сторисы в Instagram - они же выросли из обычных коротеньких видео, которые мы делали для соцсетей. Мы в какой-то момент подумали: "Мы делаем видео с текстом и картинкой - почему бы нам из этого не сделать сторисы?".

Маша: Просто картинку с текстом.

Юрий: "А теперь надо нарезать это помельче, нафаршировать сторисы и подать в наш Instagram".

Анастасия: Да, и когда-нибудь из 100 тысяч тех, кто смотрит сторисы, 20 дорастёт до того, что…

Юрий: Начальником же кто-то будет, в конце концов.

Анастасия: Кто-то будет начальником. У нас были люди, которые (мы просто опрашиваем аудиторию регулярно) собственный бизнес имеют - нам было больше всего интересно, зачем они читают "Ъ". Оказалось, что они зачастую больше перерабатывают и анализируют эту информацию, чем какие-то начальники.

Юрий: Перерабатывают в каком смысле?

Анастасия: "Как мой бизнес будет себя чувствовать?". Для него важны мировая и российская ситуации политические. Потому что у них у всех есть одна печалька: "А что завтра, если закроют, отменят ИП?", "А что завтра, если закроют границы? Я торгую запчастями где-нибудь в Забайкалье - что у меня будет?".

Юрий: Не отменят ли правый руль, например.

Анастасия: Да. Или сейчас эта ситуация с коронавирусом, и то, что творится на Дальнем востоке: у них и так-то с овощами всё сложно было (смеются). Простите, что мы смеёмся.

Маша: В общем, да.

Юрий: Ну, там строят теплицы, насколько я в курсе.

Анастасия: А теперь обычные помидоры по 400 рублей - надо понимать.

Юрий: Ешьте гребешка!

Анастасия: Там, кстати, да, лучшие морепродукты.

Юрий: Я знаю; до сих пор тоскую, когда вспоминаю (смеются).

Анастасия: Перейдём к следующей теме.

Маша: Про еду!

Анастасия: Тема гребешков раскрыта (смеются).

Юрий: У нас есть ещё момент, связанный с тем, что в соцсетях, в целом, если нет отдачи от группы, если сейчас аудитория переходит с целью просмотра сторисов (пусть сейчас смотрят сторисы и думают, что "Ъ", потом подрастут - будут действительно его читать, чтобы на этом зарабатывать). Как вы всё-таки разделяете для себя ту работу, кто занимается соцсетями, а кто занимается именно контентом? У многих редакций, на мой взгляд, соцсети управляют тем, что пишут авторы.

Анастасия: Ну да.

Юрий: Поясню свою мысль: редакция находится под внешним управлением лайков достаточно посторонних людей, и, чем человек популярнее пишет, тем лучше. У вас, я так понимаю, какая-то социальная стена стоит: есть специальные люди для соцсетей, есть специальные люди для газет. Вам этот подход дорого даётся? Потому что я помню, например, Кашин был в "Ъ", да, и ему, наверное, было интересно, хотя он, наверное, является человеком, управляемым лайками извне, уже очень давно. Но сейчас Черных могу вспомнить, некоторых других авторов могу вспомнить (Дмитрия Бутрина, например), может быть, просто на кого-то не подписан, но мало кого из журналистов "Ъ" вижу в соцсетях. Почему так?

Анастасия Лобада

Анастасия: Есть такая классная фраза: "У нас так исторически сложилось". Как-то так исторически сложилось, что авторы "Ъ" не управлялись лайками и не управляются. Последние, наверное, 6 лет, с 2013 года точно, для них открывался "дивны, новый мир". Не то, чтобы они все были безграмотными людьми, но все в какой-то момент осознали (как если бы ты вдруг понял, что "Чёрт! А это улица с двусторонним движением"), что можно и там плюсы получить, и тут плюсы получить. Самое сложное - это внутренняя перестройка. В какой-то момент у нас многие авторы, что, во-первых, не все хотят быть публичными, не все хотят быть Андреями Колесниковыми.

Юрий: То есть автор не хочет быть публичным и работает журналистом?

Анастасия: Как человек.

Маша: Очень много интровертов среди журналистов.

Анастасия: Огромное количество интровертов среди журналистов.

Юрий: Да я тоже был интровертом, но потом бац-бац…

Маша: И вот!

Юрий: О'кей.

Анастасия: Собственно, у нас нет стены, у нас, скорее, группа выполняет, условно, техническую переработку контента именно для того, чтобы он умещался в голову пользователя. Мы долго с редакцией внутри приводили это хоть к какому-то виду, чтобы это удовлетворяло всех: меня удовлетворяло с точки зрения конечных цифр, что у меня группы растут в виральности и пр., а редакцию удовлетворяло с точки зрения того, что их не крючит, когда они видят наши подводки.

Маша: Кстати, да, интересно, SMM-щики, группа по продвижению - это же не журналисты, они могут и не знать какой-то тонкости в материале. Журналисты им пометки оставляют?

Анастасия: И поэтому мы не переупаковываем контент (смеются). Во-первых, ребята в группе продвижения практически все либо с журналистским образованием, либо с психологическим, - другие просто в это не идут.

Маша: Но нужно же быть ещё в рынке, в контексте, знать, что вот здесь нужно бренд подсветить, а здесь - этого человека, а здесь - цифру.

Анастасия: Смотрите. Первое: группа - не оторванная какая-то история, мы живём и являемся частью большой онлайн-команды. Те, кто был у нас или сталкивался, знают - мы даже сидим в одном месте, все в месте.

Маша: В одном опенспейсе?

Анастасия: Один опенспейс, и слева от нас "регионы", справа от нас - "онлайн" (я имею в виду группы продвижения).

Юрий: Не то, что раньше на "Соколе": каждый сидит у себя в офисе.

Анастасия: Да. Хотя, на "Соколе", когда "онлайн" сформировался как отдельное направление, они сидели все вместе в очень небольшом помещении. На "Соколе" были очень маленькие помещения, но все вместе. Сейчас мы в большом помещении сидим вообще все вместе, и бывают ситуации, что любой сотрудник из группы продвижения может встать, дойти ногами и спросить у старшего товарища или написать автору. Это у нас уже нормой стало. Я же говорю, мы долгий путь прошли внутри. И редакции написать, и журналисту написать. Журналист, например, когда хочет, чтобы его какой-то материал был особо освещён, он нам сразу пишет: "Хочу такую подводку. А ещё затэгайте меня пожалуйста". Не все, конечно, но многие просят затэгать, какие-то свои вещи сказать. Например, с некоторыми журналистами, которые ведут собственные страницы, у нас есть договорённость: они делают материал, вешают его в свою личную соцстраницу, делают там подводку - мы эту подводку просто забираем на корпоративные ресурсы.

Маша: А, то есть вначале у журналиста появляется это, а потом уже…

Анастасия: Да, в большинстве случаев так.

Маша: Почему?

Анастасия: Во-первых, в большинстве своём это абсолютно разные люди читают, во-вторых, какая разница, кто первый? Там временная разница будет не настолько велика, тем более, в соцсетях теперь нет алгоритма времени, и чья подводка будет показана пользователю мы никогда не узнаем, а у человека будет абсолютное понимание единого стиля, плюс автору приятно, наверное. Они (авторы) всё-таки огромный труд вкладывают, многие материалы делаются долго, многие материалы для них проходят очень лично, а есть темы, которые не очень интересны широкой аудитории (я не говорю про какие-то сложные вагоны/полувагоны) - даже темы, связанные с общественными историческими событиями. Также есть некоторые платформы - буквально вчера произошла ситуация: мы получили предупреждение от "Дзена" за материал, посвященный событиям Второй Мировой войны, когда в лагере был бунт военнопленных.

Маша: Так, а за что?

Юрий: В Маутхаузене.

Анастасия: Да. Собственно, за то, что это шок-контент.

Маша: "Шок-контент" это предупреждение, простите.

Анастасия: В итоге я сразу написала в "Яндекс" - надо сказать большое спасибо их команде, они отреагировали прямо ночью, сняли с нас предупреждение; сказали, что так распорядились алгоритмы. Современные крупные медиаплатформы (и Smi2, и "Яндекс", и Google) используют роботов, но они управляются человеком, их логику задаёт человек. Роботы несовершенны, и такие истории случаются, поэтому мы очень следим за этим. И журналисты очень переживают, когда вот такие очень важные материалы никак не видны аудитории.

Юрий: В целом вы понимаете, на что у вас "Дзен" наливает контент? Я смотрю у вас трафика оттуда достаточно много.

Анастасия: Да.

Юрий: На что? Давайте, рецепты "Ъ" как заработать трафик на "Дзене"…

Маша: …без попы Кардашьян.

Анастасия: Мы ничего не делаем специально для "Дзена", мы просто производим хороший контент - первое. Вижу твою скептическую улыбку, но это правда.

Юрий: Моя скептическая улыбка обращена, скорее, к "Яндексу", потому что он всегда говорит: "Просто производите хороший контент".

Анастасия: Да.

Юрий: Но все не понимают, как это.

Анастасия: Смотри, я понимаю следующее: если я завтра возьму какой-то из наших материалов и сделаю больше заголовок под "Дзен", я получу в два раза больше трафик.

Юрий: "Заголовок под "Дзен" - это как?

Анастасия: Ну возьми заголовки "Ленты", возьми последние заголовки РБК (как они стали переделывать заголовки новостей) - вот это под "Дзен". У нас такого нет.

Юрий: То есть вы те же самые заголовки отправляете в "Дзен"?

Анастасия: Всё то же самое.

Маша: Они не переупаковывают контент.

Анастасия: Мы ничего не делаем с контентом специально для какой-то платформы. Это осознанное решение. Потому что, если мы тут заменили слово, там сделали что-то весёленькое…

Юрий: Бац-бац - и уже совсем другое, Франкенштейн.

Анастасия: Бац-бац - и уже не "Ъ". И дальше человек, у которого нет ни логотипа, ни шрифта, ни цвета (то есть цвет появился в "Турбо" у логотипов; единственные, у кого там "лососёвая" подложка - у "Ведомостей", но это знают только участники рынка).

Юрий: Читатели, наверное, тоже замечают.

Анастасия: Лояльные замечают, а нам же нужно новую аудиторию. Нам же все платформы говорят: "Вы придёте к нам, отдадите контент, и мы вам сейчас дадим аудиторию". Так вот, про "Дзен": первое - мы ничего не переупаковываем, не переделываем, делаем то, что мы делаем. Но! У нас есть огромное преимущество. Первое - у нас есть Андрей Колесников, который в 90% выстреливает на всех платформах.

Юрий: Потому что у него заголовки про Путина.

Анастасия: И это тоже; не всегда про Путина, но они всегда очень привлекательные, и фирменные "коммерсантовские". Все наши фирменные "коммерсантовские" заголовки на важные темы дня выстреливают и в "Дзене", и в новостях, и в Google и т.д. Есть у нас радийные колумнисты…

Юрий: Я могу сразу спросить про Дмитрия Дризе. У него постоянно просмотров какое-то феноменальное количество - почему так?

Анастасия: "Дзен".

Юрий: Из-за "Дзена".

Анастасия: Да.

Юрий: Вы ничего специально не делаете, а Колесников и Дризе…

Анастасия: Потому что простым языком на важную тему ровно в тот момент, когда это нужно аудитории. Сейчас все очень много говорят про объяснительную журналистику, что мы должны говорить читателю "А что мне с того?".

Маша: Как у The Bell, например.

Анастасия: Да. Просто бОльшая часть коллег, которые профессионально этим занимаются, они слишком профессиональны и периодически скатываются в…

Юрий: …в то, что они объясняют редактору, а не читателю.

Анастасия: Слишком сложно.

Маша: Сложно объясняют?

Анастасия: Конечно. А когда человек в разговорном жанре работает, и ты его потом переносишь на бумагу, это очень простое объяснение.

Юрий: То есть он может быть, грубо говоря, телеведущим массового канала, потому что он немного иначе разговаривает, и поэтому это заходит?

Анастасия: Нет. Просто ты любого человека, который разговаривает, перенеси на бумагу - это будет очень лёгкий монолог или диалог, потому что в речи мы зачастую не используем сложные обороты с тридцатью восемью запятыми, деепричастными оборотами…

Юрий: Максимум экаем и мэкаем.

Маша: "Кроме того…", "Однако…".

Юрий: А ещё я могу храпеть иногда.

Маша: Каминг-аут.

Анастасия: Вау, вау (смеются). Вот. Дмитрий Дризе просто самый популярный у нас за последние полгода именно в "Дзене", и благодаря ему в том числе мы поняли, что объяснительная простая журналистика на важную тему работает и очень востребована аудиторией.

Юрий: Внутреннее обучение у вас есть? Например, Дмитрий объясняет, как он пишет; "пишите так же, как я пишу, - будет больше трафика с "Дзена". Потому что "Академия "Ъ" есть, она направлена на внешних людей, хотя я знаю, что многие, заметная часть, потом остаются внутри. Но внутри-то "Ъ" можно опытом обмениваться не только в курилке.

Анастасия: Конечно, обмениваемся.

Юрий: Это именно систематизировано? В каком виде?

Анастасия: Первое: мы не гонимся за трафиком. Я регулярно делаю встречи для редакции, где объясняю, что нового появилось на рынке. Когда появился "Дзен", всех очень интересовало, как оно работает, что с этим делать, как мы там присутствуем, и почему именно так. Куча вопросов возникало. Поэтому редакции регулярно рассказывается о техническом составляющем любой платформы, то есть они все представляют как оно там работает. Но каждую такую встречу я начинаю с того, что говорю: "Мы не работаем под "Яндекс", под Google, под Mail, под любую платформу - мы работаем на читателя. Я вам сейчас расскажу, как работает технология в этой платформе, мы это будем иметь в виду, но работаем на читателя". Журналисты, когда общаются между собой, и когда у кого-то возникает какой-то успех, мы часто встречаемся и обсуждаем, почему так сложилось и что повлияло конкретно сейчас на конкретный успех того или иного автора или темы. На самом деле, в единичных цифрах это так незаметно, а в абсолютных - у нас огромная потрясающая команда, работающая на автотематику.

Юрий: Я замечаю её.

Анастасия: Ты просто в рынке. У нас многие читатели замечают сильную команду по авто. Помимо всего прочего, многие коллеги у нас забирают наши материалы, потому что наш прекрасный авторедактор Ваня Буранов одним из первых всегда достаёт всё самое интересно, вкусное, свежее. включая "Екатеринбург-666". Если кто не знает, в новые номера решили добавить третью цифру (в код региона), у Екатеринбурга было "66", и добавили третью шестёрку, и теперь номера с кодом "666". Это мем позавчерашнего дня "Екатеринбург-666".

Юрий: Маша, есть ещё вопросы?.

Маша: Да, конкретно по аудитории хотела уточнить. У вас за прошлый год (если я правильно поняла, и это верные цифры) только 3% внешнего трафика пришло на сайт из соцсетей, это так?

Анастасия: Да.

Маша: Это потому что Facebook весь такой или потому что "избушка отвернулась от него"?

Анастасия: Потому что весь рынок такой. Вы смотрели, у кого сколько? Я вот регулярно смотрю, у кого сколько приходит из соцсетей. Я, правда, про 3% сейчас не уверена.

Маша: У нас поболее, конечно, будет.

Анастасия: У всех наших конкурентов, и ближнего круга, и второго круга, и третьего круга (надо понимать, что мы и Lenta.ru тоже в какой-то степени считаем конкурентом) трафик из соцсетей не превышает 7%, ни у кого из тех, кто производит новости.

Юрий: Соцсети стали очень жадными?

Анастасия: Есть две причины, на мой взгляд. Первая: соцсети в какой-то момент действительно стали жадными и не потому, что они решили трафик не отдавать, а потому, что они, в целом, заточены на то, чтобы аудитория жила у них; им тоже надо кушать на что-то, а их аппетиты побольше наших.

Маша: Есть такое.

Анастасия: Вторая история: потребление от аудитории само по себе. Люди не хотят выходить из привычной среды. Вы представляете себе, что нужно сделать ленивому человеку, который себя уютно чувствует в определённой дружеской ему атмосфере, среде?

Юрий: То есть я вижу заголовок "Ъ", я вижу комментарий френда, который что-то про него (про заголовок) сказал - мне это существенно проще потреблять, чем сам контент "Ъ".

Маша: "Перейти к обсуждению".

Анастасия: Типа того. На самом деле, не знаю, как у коллег сейчас (у тех, кто использует закрытый контент и выдаёт только часть), но людям в большинстве своём достаточно заголовка, подзаголовка и лида - всё. Дальше они кидаются комментировать, это правда. Только единицы готовы идти и читать материал глубже и дальше, и это та реальность, в которой мы живём.

Маша: Кстати, есть вопрос: стоит ли из-за этого сокращать новости какой-то тематики, делать их не такими большими, поменьше, а просто коротенько, картина мира - давайте обсуждайте?

Анастасия: Условно говоря, любая большая тема у нас освещается следующим образом (на неприятном примере: упал самолёт): первой пойдёт короткая новость: "Упал самолёт"; дальше пойдёт новость расширенная: "Упал самолёт в городе N на полосе D, случилось это в 23. Сейчас новость будет дополняться"; потом появятся ещё какие-то дополнительные новости. Параллельно с этим уже будет готовиться заметка для онлайна, где будет подробно расписана последовательность событий с самолётом. Далее появится большой аналитический материал - скорее всего, уже в газете; там соберётся вся фактура плюс комментарии экспертов, - который ещё пойдёт онлайн. К следующему утру соберётся что-нибудь типа мини-спецпроекта, где будет вся фактура, вся информация, всё, что произошло. Это такая очень упрощённая жизнь одной новости. Собственно, в соцсетях в большинстве своём мы дадим всё. Ну, не всё - какие-то короткие заметки, серединку мы, скорее всего, даже выкинем, потому что, может быть, поменяем ссылку в короткой новости или не поменяем, может быть, в комментариях дадим.

Юрий: То есть вы дадите старт и итоговый материал?

Анастасия: Да. Потому что, в целом, человеку не особенно важны подробности. Почему я катастрофу привожу в пример? На них очень хорошо (видно) отработку таких материалов. Когда происходит катастрофа, мы даём зачастую вообще без ссылок - человек аналиту завтра прочитает, дома утром или вечером; ему сейчас важно знать, что там происходит, есть там его, извините, родственники, друзья или знакомые или их там нет. Мы в этом смысле очень чётко и всегда следим за поисковыми запросами - это очень интересная штука, на самом деле, если правильно готовить. Ты сразу понимаешь, что конкретно нужно человеку давать в экстренных ситуациях. Мы редко даём много контента, не накидываем. Раньше так и было: вышла новость, и мы давай пулять в каждого входящего.

Маша: "Пулять" - имеешь в виду в соцсети?

Анастасия: В соцсети, ещё куда-то. У нас даже есть такая особенность, из-за которой мы сильно страдали и страдаем иногда в новостях "Яндекса" и в Google: мы не делаем отдельные урлы для новостей, когда мы их дополняем. Мы всё-таки для читателя работаем.

Маша: Это проблема?

Анастасия: Конечно, технически - это проблема, и "Яндекс" за это долго наказывал.

Юрий: За модернизацию текста?

Анастасия: Конечно. Нельзя было отправлять в Яндекс.Новости более двадцати исправлений текста, около двадцати. Двадцать изменений, включая исправленные запятые, опечатки. А когда происходит какое-то событие, исправления неизбежны.

Юрий: Ну, понятно: десять абзацев добавил, пять опечаток исправил - уже пятнадцать.

Анастасия: Когда какая-то ситуация происходит, у нас в опенспейсе стоит жуткий крик, потому что из разных углов могут кричат: "Ну что, даём?", "Я могу отправить?". Есть люди, которые сидят на отправление партнёрам (держит палец на кнопке "Отправить"), кто-то на соцсетях, кто-то уже телефон держит, чтобы звонить экспертам. Это уже отработанная технология, машина. Соцсети не приносят трафик, и мы об этом знаем, и убиваться за это мы не будем - не вижу в этом смысла.

Юрий: Но не присутствовать в них вы не можете?

Анастасия: Это всего лишь платформа, на которой наш пользователь живёт; для нас такая же платформа "Пикабу".

Юрий: Телевизор, наверное. Можно с телевизором сравнить. Ведь, с одной стороны, если в телевизоре скажут, что "Коммерсант" сообщил…", оно приятно, но трафика не принесёт.

Анастасия: Да. Я тут поймала какую-то рекламу и увидела, что на шоу Малахова показывали наш материал, уже не помню какой. Он развернул газету, показал на первой полосе.

Юрий: Или у Урганта постоянно что-то.

Анастасия: Это не принесёт трафик, это узнаваемость бренда. В соцсетях, в телевизоре, на радио (не на нашем), на других платформах мы работаем на узнаваемость бренда. Я чётко понимаю, что, когда происходит важное событие, человек приходит, на него падают все источники, и он должен сделать выбор. На основании чего? На основании собственного представления о прекрасном и надёжном. И тут мы должны быть. Он это не проговаривает в голове, но это есть: "Ъ" меня не заставил из соцсети, "Ъ" мне дал много коротких новостей подряд, чтобы я мог поговорить с людьми за кофе, "Ъ" меня не обманул тем, что предлагал котиков, а подсунул собачку (очень люблю котиков, но у нас их не бывает) и т.д. И из этих капелек у человека формируется сознание, и он выберет бренд. Это формирование лояльности. Мы все, к сожалению, забываем, что новости - это продукт, как бы сейчас журналисты не бились головой…

Маша: Да, сейчас ёкнуло сердечко.

Анастасия: У всех ёкнуло. Аудитория нас выбирает так же, как она выбирает молоко. Зажмурьтесь

Маша: Не говори так!

Анастасия: Это правда. Мы живём в рынке. Время, когда мы сидели на троне печатного киоска, и люди с поклоном и двумя-тремя-четырьмя копейками приходили покупать свою газету, прошло. Мы живём в высококонкурентной среде. У нас есть блогеры, которые делятся на разные категории: есть, как я это называю, "приличные" блогеры с журналистским образованием, которые производят контент для соцсетей, своих блогов с тем же качеством, с которым они производили его в других медиа, в которых они работали (я знаю некоторое количество из "Ведомостей", из "Ъ", которые стали блогерами и зарабатывают этим; Forbes тоже большое количество финансовых блогеров воспитал.), а есть те, кто производит кое-как (например, переупаковывает наш контент). Поэтому, если мы не будем думать о формировании себя как продукта, своего бренда как бренда, мы умрём.

Маша: Прямые переходы падают.

Анастасия: Естественно.

Маша: Что делать?

Юрий: Мария, давай я расширю чуть-чуть вопрос, если ты не против.

Маша: Давай.

Юрий: Вопрос дистрибуции, он всё-таки важен? Раньше считался прямой переход - вот наш читатель. Сейчас читатель попал хотя бы на внутреннюю страницу - прямой/не прямой, косой, какой угодно, это уже наш читатель. Действительно, нет ситуации, что человек идёт с рублём к киоску и покупает газету; это ты стоишь у метро в плотном ряду людей и кричишь: "Поехали, поехали, со мной поехали!". Как эту проблему можно решать с учётом того, что редакция не работает с кликбейтом, редакция не делает того, что завлекает людей. В каком месте возникает эта химия, что вы людям говорите, что у вас всё хорошо и к вам надо САМИМ приходить, что для человека сейчас существенную трудность представляет, когда всё это лезет к нему само изо всех пушей и экранов?

Анастасия: Мы, когда отказывались от переупаковки, поняли, что должны быть там, где есть наша аудитория. Понимаю, что звучит очень общё. Уже упоминала "Пикабу" - есть некоторое количество нашей аудитории, которое сидит только там, потому что весь остальной контент они потребляют где-то в другом месте. Мы и там будем. Мы там не дадим новости, но мы там есть. Мы там не будем с новостью про упавший самолёт, но мы там будем с огромным спецпроектом к двадцатилетию правления Путина о том, как всё это менялось с момента, когда было объявлено, что он становится преемником.

Юрий: Или с тем же контентом про Маутхаузен.

Анастасия: Да. Соответственно, мы просто точно понимаем, где может быть наша аудитория, и мы будем там.

Юрий: Они сами там запостят или вы придёте и запостите? Всяко бывает.

Анастасия: У нас есть некоторое количество сотрудников, которые нам помогают, в том числе - внутри издательского дома. Мы бы очень, может быть, хотели попробовать TikTok. Там есть наша аудитория - мамы и папы, которые следят за собственными детьми (с этого "ВКонтакте" начинался, поэтому он стал "взрослым" - родители следили за своими детьми). Мы там (в TikTok) на всякий случай зарегистрировались и периодически проводим эксперименты. У нас есть чёткое разделение по источникам: традиционные - где мы должны быть (никуда от этого не деться), где привычно человеку потреблять медиаконтент; есть экспериментальные - там мы точно знаем, что есть наша аудитория, но пока не знаем, как её готовить, и экспериментируем, и появляется тот или иной вид дистрибуции; и есть те, которые отложены на дальнюю полку, так как ресурсы не бесконечные. TikTok на дальней полке, потому что мы не можем производить столько видеоконтента, у нас нет видеопроизводства, у нас один видеоредактор и два видео в день…

Юрий: И оно не смешное и не виральное.

Анастасия: Да, поэтому я даже не представляю…У нас есть особенность, тяжелая для нас: во всех новых социальных сетях мы вынуждены регистрироваться, чтобы забить имя. У нас даже есть в Яндекс.Ауре. Как только что-то такое появляется, мы регистрируем имя, так как вынуждены были отбирать своё имя в Telegram (администрация нам помогала), во "ВКонтакте" были сложности и в других соцсетях сложности возникали. Экспериментальные площадки я не буду называть, но они связаны с рассылками, потому что рассылки сейчас переживают 128-ю жизнь.

Маша: Серьёзно, рассылки?

Юрий: Это активная дистрибуция, по большому счёту.

Анастасия: Да. Потому что есть доля аудитории (45+ в большинстве своём, молодая аудитория ещё не пресытилась многими вещами), которая предпочитает самостоятельно выбирать, что они хотят получать. Рассылки - это хорошая история, это практически вход к человеку в дом. Мы достаточно давно это развиваем и используем другие сторонние платформы, где возможно развивать такие сервисы. Например, у "ВКонтакте" есть рассылки, если вы не знали - для аудитории группы ты можешь создать собственную рассылку, и у нас, и у "Ведомостей есть", это популярный инструмент.

Маша: Прямо народ пользуется?

Анастасия: Да.

Юрий: Давайте завершать. У меня, на самом деле, был ещё один вопрос, но на него уже ответили - о том, какие процессы относятся к глобальным, а какие так, "поиграться". Вспомнили TikTok как раз. С вами сегодня были Анастасия Лобада, заместитель директора по цифровой стратегии и продвижению ИД "Коммерсантъ", Маша Георгиевская, новостной редактор AdIndex и я, Юрий Синодов. Всем пока!

Маша: Всем пока!

Юрий: Спасибо за эфир!

Анастасия: Спасибо.


Подкаст записан 05.02.2019 совместными усилиями издания о рекламе и маркетинге Adindex.ru и обменной сетью Smi2.ru

Ведущие: Юрий Синодов и Маша Георгиевская
Гость: Анастасия Лобада
Редактор: Александра Виграйзер

Расшифровка отредактирована с целью повышения удобочитаемости.

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/jpeg

Комментарии (0)

30. IT-ивенты поделят между собой осень, но полностью в онлайн не уйдут: Олег БунинВт, 14 апр[−]

Олег Бунин, организатор технологических конференций РИТ++, Highload++, KnowledgeConf, Whale Rider и других, разрабатывает новый формат онлайн-мероприятия. Он пообещал "при сохранении стоимости предложить участникам в два раза больше контента и гораздо более серьезные инструменты для взаимодействия и нетворкинга", довести среднее количество посещаемых участников конференции докладов с 20% до 70%.

Roem.ru расспросил Бунина о том, что произойдёт с IT-мероприятиями из-за карантина и как от него будет оправляться отрасль.

Каких потерь для своего ивент-бизнеса ожидаете, насколько долгосрочный будет эффект?
Мы пересмотрели все планы с оптимистичных на пессимистичные, снизили все прогнозы. Обычно мы растём со скоростью примерно в два раза в год, в этом году если получится сделать +20%, то будет очень хорошо.

Паника вокруг коронавируса привела к тому, что продажи в марте встали — все ждали. Сейчас спрос начал восстанавливаться, но всё равно цифры на пару порядков ниже обычных в это время. В первую очередь спрос восстанавливается на те конференции, что перенесены в онлайн.

Но мы уже наблюдаем готовность многих партнёров работать по осенним мероприятиям. Понятно, что рано или поздно ситуация разрешится, и программисты вновь станут самыми востребованными и ценными кадрами — особенно в нашей новой онлайн-реальности.

Так что мы подготовились — срезали все косты, убрали все эксперименты, чтобы продержаться до восстановления.
Но восстановление будет долгим и неполным. Гораздо более серьёзная, чем коронавирус, проблема — рецессия в экономике.

Как оцениваете свою лояльную аудиторию, которая знает и любит ваши образовательные продукты?

Это порядка 10 тысяч человек. Я, в отличие от многих, не думаю, что эпидемия и вынужденный карантин как-то серьёзно нас изменят - мы люди, нам всё равно надо встречаться, общаться, чувствовать друг друга. Так что всё вернётся на круги своя. Химию человеческого взаимодействия невозможно полностью перенести онлайн. Конечно, онлайн вырастет, но оффлайн полностью не уйдёт.

Что будет осенью, куда уже перенеслись множество мероприятий? Как будет выглядеть конкуренция за посетителя?
Я объединил всех организаторов крупных IT-конференций в небольшой закрытый чат - мы согласовываем даты и стараемся не пересекаться. Конечно, конкуренция вырастет, но драматических пересечений не будет.

Как изменится ценообразование? Какие новые возможности даёт онлайн помимо, например, возможности посмотреть в записи доклад, на который ты не попал?

Мы решили не менять ценообразование, а высвободившиеся ресурсы использовать для усиления программы.

Поле для манёвра огромно - когда у нас нет физических ограничений, залов, временных рамок мы можем добавить в программу множество различного рода активностей. Например, ценный узкотематический доклад никогда не пройдёт в программу, где количество залов ограничено. А в онлайне - почему бы и нет?

В онлайне вы сами можете предложить тему для обсуждения и создать собственную голосовую или видеокомнату, про которую мгновенно узнают все участники конференции. Любой вопрос, который вас волнует, можно обсудить и найти его решение.

Если вам нужно найти какого-то конкретного человека (особенно, если вы не знаете его лично), то сделать это на оффлайн-конференции тяжело (если не невозможно), а в случае онлайна - вы просто выбираете его из каталога участников и инициируете чат или голосовое общение. IT-тиндер - можно перезнакомиться со всем нашим коммьюнити!

На онлайн-конференцию мы можем пригласить любое количество экспертов и каждому из них дать по виртуальной комнате, где ему можно будет задать вопрос, продемонстрировать свой экран и спросить совета.

Партнёры конференции могут теперь целиком направить силы на организацию интересной движухи вместо организации стенда. А значит, буду интерактивы, квесты, конкурсы и интересные встречи.

В общем, онлайн обещает быть интересным экспериментом.

Как может измениться вся ниша профессиональных образовательных мероприятий в IT?

До этого момента очень многие относились скептически к образованию в онлайне, курсам и тренингам, которые происходят только онлайн. Сейчас, очевидно, эта отрасль получит мощнейший рывок, очень многие попробуют и убедятся, что это работает.
Основной челлендж там не технические, а организационные - как организовать нетворкинг в онлайне? Как организовать знакомства и общение? Вот над этим мы сейчас работаем.

Раньше организаторы могли разносить доклады по разным потокам, чтобы компании приходилось отправлять на конференцию не одного сотрудника, а больше. Возможны ли в онлайне какие-то меры, стимулирующие посещения?
Мы сейчас, наоборот, разворачиваем программы онлайн-конференций "в длину". Например, РИТ++ вместо традиционных двух дней пройдёт в течение 12 дней. Два дня докладов, а затем десять дней мастер-классов.

Онлайн позволяет нам снизить конкуренцию между докладами или избежать её.

| Подписаться на комментарии | Комментировать

Медиа: image/png

Комментарии (0)


 
Каталог RSS-каналов (лент) — RSSfeedReader
Всего заголовков: 30
По категориям:
Все заголовки
Acronis (1)
Aliexpress (2)
CityMobil (1)
Day one ventures (1)
Delivery Club (1)
Group-IB (1)
HeadHunter (2)
HR (1)
Libra (1)
Lynwood (1)
Mail.ru Group (1)
Modulbank (1)
Netflix (1)
Nginx (1)
O2O (1)
Rambler (1)
Runa Capital (1)
TikTok (1)
Viber (1)
Visa (1)
Wargaming (1)
World of Tanks (1)
Александр Ларьяновский (1)
Александр Мамут (1)
Александра Виграйзер (1)
Алексей Венедиктов (1)
Алексей Навальный (1)
Анастасия Лобада (1)
Андрей Шмаров (2)
Анна Ведута (1)
Аркадий Морейнис (1)
Белоруссия (2)
Беспилотник (1)
Блокчейн (1)
Борис Добродеев (1)
Борис Нуралиев (1)
Валентин Макаров (1)
Ведомости (3)
ВКонтакте (1)
Геолокационные сервисы (1)
Герман Греф (1)
Госвеб (8)
Демьян Кудрявцев (2)
Денис Крючков (1)
Дети (1)
Доверие к соцсетям (1)
Дональд Трамп (1)
Достойная журналистика (1)
Евгений Касперский (1)
Еда (1)
Иван Сафронов (1)
Игорь Ашманов (1)
Игорь Сечин (1)
Игорь Сысоев (1)
Игорь Шувалов (1)
Игры (1)
ИД Коммерсант (1)
Илья Азар (1)
Илья Красильщик (1)
Илья Перекопский (1)
Инвестиции (2)
Интервью (4)
Интернет-реклама (1)
Информационные войны (1)
Кадры (30)
Карты (1)
Кейсы (6)
Королюк Алексей (1)
Коронавирус (3)
Ксения Болецкая (1)
лагут (1)
Леся Рябцева (1)
Логистика (1)
Марк Твердынин (1)
Марк Цукерберг (1)
Маша Дрокова (2)
Медиа (7)
Мессенджеры (2)
Минкомсвязи (1)
Михаил Лесин (1)
Михаил Мишустин (1)
Налоги / ФНС (1)
Нарния (1)
Наталья Касперская (1)
Некролог (1)
Новая экономика (1)
Новостные агрегаторы (1)
Образование (2)
Онлайн-видео (1)
Онлайн-медиа (2)
Оценка трафика (1)
Персональные данные (1)
Покупка / Продажа (2)
Политика (2)
Радио (1)
Рекомендательные сервисы (1)
Роснефть (1)
Россия (1)
Руссофт (1)
Сбербанк (1)
СМИ (3)
Советы (1)
Сокращение штатов (2)
Сотовые операторы (1)
Соцсети (1)
Статистика (1)
Стратегия (1)
Такси (1)
Текучка (20)
Телеком (1)
Тигран Худавердян (1)
Торговля (2)
Утечки (1)
Финтех (2)
ФСБ (1)
Цены / Тарифы (1)
Шпионаж (1)
Эффективность бизнеса (4)
Эхо Москвы (1)
Яков Новиков (1)
Яндекс (3)
Яндекс.Go (1)
Яндекс.Дзен (1)
Яндекс.Карты (1)
Яндекс.Лавка (1)
Яндекс.Маркет / Беру (1)
По датам:
Все заголовки
2020-09-03, Чт (2)
2020-08-21, Пт (1)
2020-08-19, Ср (1)
2020-08-12, Ср (1)
2020-07-31, Пт (1)
2020-07-28, Вт (1)
2020-07-20, Пн (1)
2020-07-17, Пт (2)
2020-07-13, Пн (1)
2020-07-03, Пт (1)
2020-06-26, Пт (1)
2020-06-23, Вт (1)
2020-06-17, Ср (1)
2020-06-15, Пн (1)
2020-06-10, Ср (2)
2020-06-04, Чт (1)
2020-05-20, Ср (1)
2020-05-18, Пн (1)
2020-05-06, Ср (3)
2020-04-29, Ср (2)
2020-04-25, Сб (1)
2020-04-22, Ср (1)
2020-04-17, Пт (1)
2020-04-14, Вт (1)
По авторам:
Все заголовки
BBC Русская служба (1)
Roem.ru (16)
Sciencemag (1)
Wargaming (1)
Александра Виграйзер, Юрий Синодов (1)
Анастасия Лобада, Маша Георгиевская, Юрий Синодов (1)
Ведомости (2)
Денис Крючков, юзеры "Хабра" (1)
Крас(овский/ильщик) (1)
По материалам Odgers Berndtson Russia (1)
По материалам РБК, Газеты.ру и Tadviser (1)
РБК (1)
Читатель Roem.ru (1)
Юрий Синодов (1)