3d news rss, rss новости, rss каналы, яндекс новости rss, rss каналы новостей, rss яндекс, rss яндекс новости, яндекс rss, rss ленты новостей, rss новости мира, риа новости rss, rss каналы ссылки, rss новости яндекс, yandex rss, коммерсант rss, рбк rss, lenta rss, rss yandex, rss каналы каталог, rss лента новостей, rss lenta ru, новости rss, pikabu rss, новости rss каналы, rss ленты яндекса, rss яндекс новости ссылка, лучшие rss каналы, ведомости rss, ixbt rss, rss канал яндекс новости, rss ленты каталог, тасс rss, каталог rss, риа новости rss ссылка, рсс известия, lenta ru rss, rss news, rss лента яндекс, rss новости ссылки, яндекс новости rss xml, rss yandex новости, яндекс новости rss лента, ленты новостей rss, ria новости rss, яндекс новости rss ссылка, rss анекдоты, forbes rss, rss лента.ру, rss риа новости, ria rss, лучшие rss ленты, хорошие rss каналы, rss каналы новостей россии, rss рбк, каталог rss рассылок адресов российского сми, пикабу rss, каталог rss лент, rss каналы список, тасс rss лента, rss лента яндекс новости, rss каталоги, rss интерфакс, kp.ru rss, растипт, сайты с rss лентой, rss новости яндекс ссылка, ведомости рсс, tass rss лента, новости рсс, mail ru rss каналы, rss каталог, яндекс новости рсс, lenta.ru rss, news.yandex.ru rss, rbc rss, каналы rss, новостные сайты rss, список rss каналов новостей, российская газета rss, rss ленты ссылки, rss каналы яндекс, rss радио свобода, rss лента яндекс новостей, rss канал новостей, rss каналы недвижимость, rss яндекс новостей, rss каналы новостей яндекса, e1.ru rss, адрес rss ленты новостей яндекса, yandex новости rss, rss новостные сайты, yandex news rss, rss канал яндекс, yandex rss новости, новости с rss, новости rss канал, rss mail ru, каталог rss каналы, каталог rss каналов, рсс новости, rss yandex новости ссылка, rss беларусь минск, rss лента ру, риа новости rss лента, rss каналы ссылки новости, rss лента новостей яндекс, рбк рсс, яндекс rss лента, комсомольская правда rss, рбк rss ссылка, rss каналы яндекс новостей, наш rss, rss новости, новости rss, rss лента, rss каналы, rss лента новостей, лента новостей rss, новости rss лента, каналы rss, rss ленты, рсс новости, каналы rss новостей, новости rss каналы, rss.com, сайты с rss лентой, rss ссылки на новости, ссылки rss новости, rss риа, news rss, rss news, rss ленты новостей, rss ссылки, риа новости лента rss новостей, rrs лента новостей, rss online, rss каналы самые популярные, rss рассылка интерфакса ссылка, rss ленты каталог, rss новостные каналы, rss каталоги, новостные сайты rss, адреса rss ленты новостей, ленты новостей rss, источники rss новостей, популярные rss каналы, фильмы rss, популярные ленты rss, rss риа новости ссылка, rss новости москва, rss каналы новости, новости в формате rss, rss.news.info, rss лента риа новостей, ленты rss риа, ria ru rss, rss лента афиша ру, список rss каналов новостей, хорошие новости рсс лента, лучшие rss ленты, rss каналы новостей, rss новости мира, ria.ru rss, популярные rss, списки rss каналы, список rss каналов, список каналов новостей в xml, rss каналы, rss каналы новостей, rss лента новостей, rss новости, новости rss, каталог rss-каналов, каталог rss-лент, каталог rss, россии, украины, рф, сообщил, главы, июля, российских, москвы, заявил, арестовал, мвд, сообщает, среду, цены, мид, делу, страны, нефть, новости, джонсон, сша, области, новый, известно, обстрела, помощника, рассказал, суд, министр, двух, военных, умнова, днр, путин, данные, первый, рублей, других, сми, макеевки, сергея, призвал, обсудили, санкт-петербургу, всу, детей, отказ, неделю, жителей, борис, представитель, управления, начальник, долларов, работу, начала, компания, генерала, грайнер, захарова, поставок, эксперт, запад, словам, баскетболистки, британии, пресс-службе, районе, петербургского, bloomberg, байден, злоупотреблении, тасс, правительства, отставку, дома, московской, учений, обороны, сайт, госдума, своей, инфляция, киев, владимир, предельные, серии, американской, rss каналы, rss каналы новостей, rss лента новостей, rss новости, новости rss, каталог rss-каналов, каталог rss-лент, каталог rss, россии, украины, сообщил, рф, российских, июля, заявил, страны, глава, министр, первой, сша, военной, швеции, дело, великобритании, финляндии, театра, новости, рассказал, британии, нато, джонсон, зеленский, мид, передает, сообщает, области, планирует, москве, связь, днр, большого, отставку, президент, санкции, алла, путин, запада, ратифицировала, вторник, байден, лондона, назвал, представитель, минобороны, канада, риа, владимир, компаний, экономической, всу, андрей, переговоры, обращения, донецкой, человека, помощи, правительство, блинкен, ura, скандал, вопрос, предложил, объяснил, назначен, выступил, протоколы, норвегии, продажи, нашли, словам, посол, премьер-министр, объявил, территории, подали, газа, время, власти, активов, богуславская, говорится, республики, центра
 
 
 Литературная газета - общественно-политический еженедельникнет даты
Литературная газета - общественно-политический еженедельник: актуальные события, проблемы литературы, искусства, политики, общества, фото, комментарии, юмор
litgazeta.webeditor@gmail.com

 
 
1. Сквозь годы песня льётся09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Нурлан Ганиев

Родился в 1985 году в Благоварском районе Республики Башкортостан. Кандидат философских наук. Член Союзов писателей и журналистов РБ и РФ. Обладатель Гран-при Всероссийского конкурса молодых поэтов (Казань, 2015), лауреат ряда российских, межрегиональных и республиканских конкурсов и фестивалей, автор книги стихотворений «Всего лишь миг», участник 15 литературных сборников и альманахов.


* * *

Кем явился б я на этот свет,

Если б человеком не родился?..

Может, птицей я б встречал рассвет

Или родником бы к вам пробился?!

Знаю, не родился бы звездой,

Слишком от земли они далёки…

Молнией? Но как они жестоки,

Их удар становится бедой.

Словом бы пришёл я в этот мир,

Что не огорчит и не пугает.

Пусть же это слово созидает

И придаст всем бодрости и сил!

Песней бы явился к вам, друзья,

Что нельзя без слёз вам будет слушать,

Ведь впадает песня прямо в душу,

С ней в сердцах у вас останусь я…

С гор седых орёл берёт разбег.

Пусть с вершин сквозь годы песня льётся!

Этот мир покинет человек,

Песня же навечно остаётся!

* * *

Я по земле уверенно шагал,

Но ты прости, любимый край родной,

За то, что слишком гордым был порой

И всех надежд твоих не оправдал...

К родным не смог я вовремя поспеть,

Был искренен с людьми не в должной мере

И сам в себя порой не слишком верил,

К друзьям не смог, как птица, прилететь...

Прости, что я по улицам мечты

На тройке удалой не прокатился.

За то ещё, что не цветком родился

И не раскрыл всей дивной красоты...

И ты прости, язык родной, и знай:

Всех чувств к тебе, увы, не передал

И многое пока не написал,

И рано говорить ещё «Прощай».

Прости и ты, любимый отчий дом,

Что вынужден с тобою был расстаться,

Но всё-таки сумел не потеряться

И всюду был согрет твоим теплом!

Прости мне неумение моё:

Достойно имя не воспел твоё,

Но образ твой в душе моей живёт,

И он мне вдохновение даёт!

Знать, правило у жизни таково:

К родным пенатам снова возвращаться,

Где отчий дом, с землёй моей родство,

Чтоб на груди её навек остаться.

* * *

У радости лишь яркие цвета,

У горя лишь сплошная чернота.

От радости улыбки расцветают,

В печали боль в душе не утихает.

И радость к нам всегда приходит в дом

В обличье белом, синем, золотом…

С разлукой связан жёлтый цвет, с тоской,

Мечты оттенок светло-голубой…

Цвет розовый уносит сквозь столетья,

А прошлое – палитры разноцветье!

У радости всегда лишь светлый цвет,

Она порою ярче всех комет.

И только человеческое горе

Всегда бывает чёрное такое…

* * *

В спешке пролетает наша жизнь,

С каждым днём быстрее и быстрее…

На минутку хоть остановись,

Посмотри на этот мир добрее.

Что ж ты по ступенькам серых дней

Мчишься, никого не замечаешь?

Нет тебе и дела до друзей,

Им кивком при встрече отвечаешь.

Год от года дальше ты от них…

Жизнь всё круче скорость набирает,

Друг от друга больше отдаляет.

Забываем близких и родных…

Ураганы стихнут над землёй,

Но какой ущерб от них остался…

Господи, прости за ритм такой,

Даже ветер обогнать пытался.

Будто тройка, пронеслись года,

Вот теперь за голову схватился

И, заплакав, Богу помолился…

Мчать теперь не надо никуда.

* * *

Нет, не позабыть мне этой встречи,

Купол неба тёмно-голубой…

И сияли звёзды, словно свечи…

Как мы были счастливы с тобой!

Будто вновь то время возвратилось,

Снова я вернулся в мир мечты.

По твоей щеке слеза катилась,

Но, поверь, не виновата ты!

И не упрекай себя напрасно,

У любви совсем другой закон.

Ты во сне меня целуешь страстно…

Пусть бы не кончался этот сон…

Перевёл Леонид Соколов

Медиа: image / jpeg


2. Без срока давности09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В Бресте исторически 22 июня – День памяти. В Брестскую крепость-герой приходят молодёжь и взрослые, военнослужащие и кадеты, ветераны Вооружённых сил. Приходят целыми семьями, держа за руку самых маленьких. Приезжают люди из разных городов и сёл Беларуси и России. Приходят с цветами…

Доброй традицией стало проведение в музее Брестской крепости круглых столов и презентаций книг, изданных при поддержке Постоянного комитета Союзного государства России и Беларуси. И нынешний, 2022-й, исключением не стал. Круглый стол «Великая Отечественная война: вопросы сохранения исторической памяти» 22 июня собрал офлайн и онлайн историков Беларуси и России, общественных и политических деятелей двух стран. Открыл разговор вступительным словом Государственный секретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев. Представляя книгу-альбом «Беларусь – Россия: партизанское движение в годы Великой Отечественной войны. 1941–1944: новые экспозиции Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны и Брянского государственного краеведческого музея», он подчеркнул, что книжные проекты подобного характера современны и актуальны. Патриотизм, уважение к исторической правде возможны только в случае взаимопонимания между поколениями, когда есть способность услышать друг друга. «Сегодня с нами мало ветеранов Великой Отечественной войны, – отметил Дмитрий Фёдорович, – время неумолимо. Казалось бы, зачем мы говорим о событиях, которым 81 год, событиях той войны, событиях десяти сталинских ударов, взятии Берлина? А мы не можем не говорить, потому что если мы прекратим говорить, то превратимся в людей, которые, кроме вкусного, доброго стола, комфортного жилья, компьютера и мощного телефона, для себя не представляют ничего, потому что им нечего предъявить миру. И эти люди не будут сверять нынешний день с тем подвигом и тем выбором, который делал каждый солдат, офицер, генерал и маршал Красной армии и Красного флота».

Многие страницы этой по-своему уникальной книги-альбома рассказывают о деятельности антифашистского коммунистического подполья в Минске. Материалы, документальные свидетельства из экспозиции Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны о самоотверженных советских гражданах разных национальностей впечатляют.

Знаете ли вы, к примеру, о Евгении Владимировиче Клумове? Родился в Москве в 1876 году. Выпускник Московского университета, хирург Первой мировой и Гражданской войн, в 1920–1930-е годы он создавал белорусскую медицину. В Великую Отчественную войну профессор Клумов, не успев эвакуироваться, остался в Минске. Оказывал помощь раненым красноармейцам, передавал медикаменты партизанам, выдавал жителям города справки о нетрудоспособности, что давало возможность избежать вывоза на принудительные работы в Германию. Осенью 1943 года Клумова, известного минским подпольщикам под псевдонимом Самарин, вместе с женой арестовали. Фашисты пытались склонить крупного специалиста на свою сторону. Клумов отверг предложение о сотрудничестве. 10 февраля 1944 года мужественный врач и его супруга погибли в машине-душегубке. В мае 1965-го Евгению Клумову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Или Иван Константинович Кабушкин. До 1935 года этот человек трудился в Казани водителем трамвая. Был призван в Красную армию, войну встретил на Западном фронте. Попал в плен и оказался в одном из концлагерей Минска. Удалось бежать, после чего Кабушкин сразу же включился в антифашистскую борьбу. Иван лично уничтожил 20 агентов абвера, полиции и СД. За смелым подпольщиком фашисты охотились без устали. 4 февраля 1943 года гитлеровцам удалось схватить отважного мстителя. Кабушкина жестоко пытали, избивали до потери сознания. 4 июля несломленный узник погиб в фашистских застенках. 8 мая 1965 года Ивану Кабушкину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

И таких судеб на страницах книги-альбома, выпущенной Издательским домом «Звязда» при поддержке Постоянного комитета Союзного государства России и Беларуси, немало. Михаил Книжников, Василий Жудро. Легендарная женская «тройка», уничтожившая гауляйтера Кубе, ставленника Гитлера по управлению оккупированной Беларусью, – Мария Осипова, Елена Мазаник, Надежда Троян… В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны хранятся их фотографии, награды, личные вещи.

А сколько героев-партизан воспитала легендарная Брянщина!.. Участвовавший в работе круглого стола и презентации альбома губернатор Брянской области Александр Богомаз рассказал о многих инициативах, посвящённых сохранению памяти о Великой Отечественной войне, которые в регионе реализуются усилиями институтов власти и общественности. На этом фоне всегда по-особому воспринимаются личные истории, сопряжённые с войной. Вот что рассказал в Бресте Александр Богомаз: «События, которые произошли 81 год назад, коснулись каждого жителя Советского Союза. Наши родные и близкие воевали на фронте, были в оккупации. Мой отец, в те далёкие годы лейтенант Красной армии, воевал, попал в плен. История моего отца – это история стойкости, преданности своему народу, своей стране, когда в тяжелейших условиях, три года проведя в плену в Германии, не зная о том, что происходит, он не перешёл ту черту, когда человек теряет самое главное – веру в свою страну и в свой народ».

Много на круглом столе говорили о современности. Александр Богомаз, листая страницы новой книги о белорусских и брянских партизанах, отметил: «Мы граничим с Украиной. И сегодня, спустя 77 лет после нашей Великой Победы, мы вновь воочию видим, что такое фашизм и национализм. По мирным жителям Брянской области, Клинцам, Климово, Суземке наносятся ракетные удары, наши люди получают ранения. Наши отцы, деды и прадеды рассказывали нам, как вели себя фашисты. А теперь фашизм возродился у соседей, у нашего братского народа, на Украине».

С приветствием к участникам круглого стола в Бресте в видеоформате обратился директор Службы внешней разведки России, председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин: «Память о событиях Великой Отечественной войны прочно объединяет народы России и Беларуси, помогает нам строить общее историческое будущее и с достоинством отвечать на любые внешние вызовы… Очень важно, чтобы память о преступной природе гитлеровской идеологии, мировоззрения, полностью основанного на лжи и презрении к человеческой жизни и человеческому достоинству, становилась противоядием от сегодняшних проявлений неонацизма. Всю тяжесть последствий этого социального бедствия мы наблюдаем теперь на Украине. Сторонникам нацистских идей свойственно диктовать свою волю, опираясь на грубую силу. К счастью, на их пути часто оказываются те, для кого общечеловеческие ценности – свобода, достоинство, справедливость – не пустой звук, а руководство к действию. Нередко они ведут борьбу в меньшинстве, подвергаются преследованию за свои взгляды и убеждения, поэтому поддержать таких людей словом и делом наш с вами долг».

И Сергей Нарышкин, и помощник президента Российской Федерации, председатель Военно-исторического общества Владимир Мединский в своих онлайн-обращениях к участникам круглого стола анонсировали создание Фонда международной премии мира имени Л.Н. Толстого. Проект, убеждены его инициаторы, станет надёжным инструментом в деле поддержки единомышленников-антифашистов разных государств. Точку зрения российских государственных деятелей поддержал министр информации Республики Беларусь Владимир Перцов: «Правда – это то, чем мы можем противостоять художественным спекуляциям, фантастике и другим методам переписывания истории, влиянию на молодёжь для завоевания их умов, сердец и душ».

«Без срока давности» – такой лейтмотив звучал на круглом столе в Бресте 22 июня, в день, который с нынешнего года, согласно указу президента Беларуси Александра Лукашенко, носит следующее название: День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны и геноцида белорусского народа.

Игнат Павлов


ЦитатаУчастники круглого стола в музее Брестской крепости1.jpg

Кстати, в книге-альбоме есть и такая лаконичная статистическая справка: за три года героической борьбы в тылу врага, с июня 1941 г. по июль 1944 г., партизаны и подпольщики Беларуси уничтожили и ранили более 500 тысяч оккупантов и их пособников; пустили под откос 11 128 вражеских эшелонов и 34 бронепоезда; разгромили 29 железнодорожных станций, 948 штабов и гарнизонов врага; подорвали и уничтожили более 18 700 автомашин, более 300 тыс. рельсов; взорвали и сожгли 819 железнодорожных и 4710 других мостов; разрушили более 7300 км телефонно-телеграфных линий связи; сбили и сожгли на аэродромах 305 самолетов; подбили 1355 танков и бронемашин; уничтожили 8939 военных складов.

Медиа: image / jpeg


3. ?Ангельское чувство09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


6 июля – юбилей замечательной болгарской поэтессы, президента Славянской литературной и художественной академии, включающей 20 стран, инициатора создания Всеславянского международного фестиваля поэзии «Славянское объятие», большого друга России Елки Няголовой.

В основе эстетики болгарской литературы и эмоциональной силы её поэтического слова лежит этическое начало – любовь, добро, милосердие. Именно это триединство отличает литературное творчество ведущей болгарской поэтессы, переводчика и общественного деятеля Болгарии Елки Няголовой. Более полувека назад её стихи, переведённые на русский язык, вышли в журнале «Юность». Ныне Елка – автор более тридцати широко известных в европейском литературном мире поэтических книг. Она обладатель многочисленных национальных литературных премий и международных литературных наград. Несколько лет назад Елка Няголова стала лауреатом учреждённой в Польше международной премии «Белый ангел поэзии», награждена «Золотым дипломом» Международного славянского литературного форума «Золотой Витязь» – 2020. Её стихи переведены на 20 языков. Она сама переводит поэтов славянского мира с 5 языков. Член Союза болгарских писателей, директор Международной ассоциации писателей по Балканам, действительный член Академии русской словесности и Академии русской литературы.

В 2007 году в городе Варна по её инициативе и благодаря большой организаторской работе был проведён первый Международный фестиваль славянской поэзии «Славянское объятие». Участники фестиваля – известные поэты Болгарии, Беларуси, Македонии, Польши, России, Сербии, Словении и Хорватии – создали на этой встрече Международную славянскую литературную и художественную академию, председателем которой была избрана Елка Няголова. Избрание стало выражением признания её поэтического таланта и организаторских усилий в практическом осуществлении идеи объединения славянских поэтов.

Её искренние, задушевные стихи ярко и убедительно выражают сокровенные чувства современной болгарской женщины, которая не ограничена кругом своего семейного очага, а вовлечена в бурный водоворот общественной жизни. В понимании Е. Няголовой славянство – это не только историческая, географическая или лингвистическая категория. Это прежде всего поле духовное – эманация человеческого духа, которая возвышает и облагораживает общечеловеческую сокровищницу, наполняя её высокими гуманистическими идеями. Её творчество наполнено глубоким духовным содержанием, отражающим сущность её поэтической натуры.

Образная лирика Елки Няголовой с её трепетным отношением к своим истокам и истории неразрывно связана с реальной действительностью и обеспокоенностью за будущее своей земли и славянства. Елка не декларирует любовь к Отечеству, но каждая строчка её поэзии дышит этим священным чувством. В мелодии её строк слышатся звуки современных народных ритмов, в которых слову и просторно, и томительно…

Стихи Елки Няголовой переведены почти на все европейские языки. В 2015 году в Москве, в издательстве «Паблис», вышел на русском языке глубоко психологический сборник её стихотворений «Ангел в пещере». В стихах оживают библейские образы, «предания старины глубокой», а древние афоризмы приобретают современные ассоциативные образы. Она не скрывает, напротив, подчёркивает, что её творчество складывалось под влиянием впечатлений детства, рассказов её отца, чтения классической болгарской и русской литературы. Интимные откровения сочетаются с лирической стихией. Её поэзия чужда салонной жеманности, она лишена риторической напыщенности, банальных и затасканных выражений. Её отличает яркая выразительность, прозрачность мысли, приближающая читателя к пониманию истинной красоты чувств, окружающего мира и деяний человека.

В последнее время Е. Няголова выступила в российской прессе с рядом литературных и публицистических произведений в защиту жителей Донбасса против агрессии украинских националистов. После варварских бомбардировок украинскими националистами центра Донецка ракетой «Точка-У», унёсшей жизни более двадцати мирных жителей, Елка Няголова опубликовала в газете «Российский писатель» своё эссе «Донецк. Улица слёз».

В новый сборник – «Белый пилигрим», который также планируется печатать в Москве, вошли стихи Елки Няголовой в переводах известных российских поэтов. Свет и энергия исходят от каждого проникновенно сказанного слова. Поэзия Елки Няголовой – взгляд сердцем. В этом находят своё выражение высшие гуманистические морально-нравственные ценности, объединяющие наши народы.

От всей души благодарим Елку за радость, которую она дарит людям, за сердечное тепло и отзывчивость! Искренне поздравляем её с юбилеем и желаем здоровья, радости творчества и благополучия!

Людмила Снитенко,

координатор Славянской литературной и художественной академии в России,

Анатолий Щелкунов,

дипломат, генеральный консул РФ в Болгарии (2005–2009 гг.), писатель и публицист



Елка Няголова

Райские яблоки

Райские яблоки. Вместо рая.

Грустные взгляды – людей и ангелов.

Бел Андреев день – до бескрайности.

Серафимы – высоких рангов.

А человек – небо разжаловал.

А человек – фигура плакатная,

И в плакате – любовь и жажда.

И заснеженность необъятная.

Стих написан чернилами белыми

Нерадиво, с ошибками глупыми.

Тишина – как пред общим побегом…

Человечество, стой, ты запуталось!

Светлый рай на Востоке – проверено.

Снежные ангелы родом оттуда.

Райские яблоки. Рвали их смелые.

Ад свой носят в себе покуда.

Перевод Татьяны Житковой

Руки мамы

Руки мамы укропом пропахли.

Детством. Летом. Визитом врача.

Я не плачу… Солёные капли?..

Это просто слезится свеча.

Это мама во сне осторожно

Простынёй укрывает меня.

Осчастливить, наверное, можно,

С неба светлою тенью маня…

Помнишь, мама, мы вместе искали

Трав целительных чудо-цветы.

И пока собирали – устали,

Задремали в траве – я и ты…

Снился папа… Такая примета –

Значит, скоро обед и привал.

«Это пчёлки, влюблённые в лето…» –

Он веснушки твои называл.

Пахнут руки запаркой из липы.

И мелькают шальные крыла

В небе синем… Под мамины всхлипы

Божья Матерь мне чай налила.

Перевод Анатолия Аврутина

Сверчок

Не молчи, сверчок полночный,

У любимого в груди –

Грозы рушат дом непрочный –

Ты запой и мир порочный

Во спасенье разбуди!

Как над брошенной деревней,

Над землёй навис молчок.

Ты запой, сказитель древний,

Растревожь народ, сверчок!

Натяни потуже струны

Луговых июньских трав.

Вспомни дедовские руны,

Сострадающих собрав.

Вот уже июль на небо

Взвился со звездой во лбу,

Вот уже и август немо

Сеет ноты на лету.

Не молчи, сверчок любезный,

Пой пронзительно в тиши;

Вестью обнадёжь небесной

Во спасение души.

Тебе пуговку к рубашке

Богородица пришьёт.

Думы Матушкины тяжки,

Больно сердцу за народ.

Пой, сверчок, во избавленье

Сирых и скорбящих душ.

Скоро, скоро дождь осенний

Явится со стадом туч.

Помнишь, парень на откосе

Песню спел мне, став судьбой?

Песня старая, но в грозы

Ты смахни с глаз неба слёзы,

Чистые, как наши грёзы,

И в ночи мотив напой.

Мой сверчок, ты понимаешь –

Жизнь по-дьявольски кратка.

Ты башмак в пути теряешь,

Позабыв припев, хромаешь,

Но с молитвою шагаешь

Прямиком, без башмака.

Перевод Владимира Бояринова

Галлюцинации

Свеча горела на столе,

Свеча горела...

Пастернак

Когда не жду – меня находит

Сначала мрак.

А вслед за ним ко мне приходит

Сам Пастернак.

Он видит свечки свет на стенах

Сквозь тьмы покровы.

И то, как жадно пляшут тени

Огня слепого.

А может, снег ещё он чует,

Что к окнам близко.

И хлеб. И ангельское чувство.

И сладкий привкус.

В его глазах ночных растаю.

Мгновенье зимнее.

Когда стихи его читаю,

Зовёт по имени.

Я сплю иль нет. Какая разница?

Ведь яви нет уже…

А снег идёт. И даль бескрайняя

Звенит монетами.

А небо с мелочью расправится,

Как ростовщик.

Беззвучно шепчет он, и плавится

Весь воск свечи.

В мир опоздала. Бесполезно

Мне слёзы лить.

А снег идёт по всей вселенной.

Косая нить…

Мы разошлись. В душе морозно.

Всем окнам – плакать…

А снег идёт и строчки мёрзнут

Без Пастернака.

Перевод Максима Замшева

Поздравляем Елку Няголову с красивой датой! Желаем добра, мира и вдохновения!

Медиа: image / jpeg


4. Каменная бабушка09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Александр Лысков


В нашей деревне на берегу памятник крестьянке поставили. Открывали с песнями, с хороводами. Умные речи говорили. А как накидку смахнули, я так и обомлела. Это же бабушка моя! Вокруг десять раз обошла, и так, и эдак гляжу – нет, не поблазнело. Такая же носовитая, глаза нараспах, и тоже с живчиками в уголках губ. Да может ли такое быть!

Дождалась, пока люди разошлись, домой за фотографией сбегала. Приложила – один к одному! Я обняла её, каменную-то, реву, с места сойти не могу. Соседка кричит с улицы: не худо ли тебе, Марья Петровна? Нет, говорю, ничего, Настасья Васильевна. Оступилась – так придерживаюсь.

С того дня вся жизнь моя перевернулась.

Кровать возле окна, так я проснусь, занавеску отдёрну, и опять меня радостью окатит – идёт моя бабушка, с пестерьком на плече подвигается к дому нашему. Ещё затемно накосила на неудобьях, будет что вечером корове дать.

С кровати вскакиваю, дверь перед ней распахиваю, чтобы ловчей пройти с ношей.

Наследит по полу босыми ногами, так я с превеликим удовольствием подтираю, готова целовать.

Вот так днями напролёт и зажили мы с бабушкой, о чём только не переговорим с ней.

Чайник электрический включаю, а она мне с полатей:

– Утречком с огоньком – солнышку привет. Дровец не жалей, девка. Мала печка, да тёпленька.

Я только руками разведу, как сама-то не догадалась печь растопить? А к чаю заодно и колобов напеку, и всё с оглядкой на полати, довольна ли бабушка. Молчит да покашливает, знать, не против.

Кружка у меня для чая заведена ежедённая, побитая, обгрызенная, – лью заварку, а бабушка и говорит:

– В хорошей-то посуде чай вкуснее бывает.

И в самом деле, что это я, для кого сервиз-то берегу?

– Сейчас, бабушка, у нас с тобой чашечки с розами да с золотыми ободками появятся. А ты-то сама, что не идёшь со мной чаёвничать?

– Высоко с полатей слезать, а у тебя и лесенка нарушена.

– Ой, так я тебе подсоблю, ты ведь лёгонькая.

– Пей, девка, пей. Я своё отпила.

Гляну в окно, а она уж опять с корзиной по траву идёт. Почему же босиком-то, думаю. У меня ведь сапожки резиновые для неё бы в самый раз подошли. А с травой что мы будем делать? У меня ни коровы, ни козы. Высушить разве да свежим-то сеном перины перебить.

В тумане она скроется, и я потом весь день её жду. Полы мою, постель устраиваю для бабушки на своей кровати, а сама-то на диване мощусь. Вечер придёт, а бабушки всё нет. И ни на воробьиный скок не засну. Всё прислушиваюсь, когда кольцо на воротах брякнет. Только развиднеет, скорее искать родимую. В тумане плохо видать, иду на ощупь. А на продуве – вот же она, на холмике стоит, моя бабушка, на своём месте, отдыхает после косьбы. Господи, а пестерёк-то зачем с плеча не скинет! Столь крепко задумалась, что и про поклажу забыла.

Смотрю на неё – вся она в солнышке купается. А круг-то солнечный всё шире деется, обручем раскалённым по небу катится и бабушку мою захватывает. Она вместе с ним летит через реку в сторону монастыря, а только ударят колокола, и словно рассыплется моё видение. Стою да горюю, слёзы ручьём. Куда моя бабушка подевалась?

Как теперь жить? Глаза от слёз утру, господи, – стоит, родимая, меня дожидается.

Я её поглажу, шепну:

– К зиме-то я тебе тёплую кофту свяжу.

– Спасибо, – скажет, – внученька. Ночами-то уже и теперь холодно.

А Настасья Васильевна кричит со своего крыльца:

– Что это ты, Марья Петровна, к каменной бабе зачастила? Так и вьёшься вокруг да около.

Я ей в ответ:

– Да ведь это моя бабушка! В родной дом сподобилась.

А она:

– Перестань, давай с ума-то сходить! А не то знакомиться приду.

Немного погодя она ко мне будто бы за солью прибежит, а сама так и зыркает по углам. Мне смешно. Высматривай, высматривай, думаю, ни в жизнь не найдёшь. А с полатей мне бабушка между балясинок улыбается да подмигивает. Мол, ишь какая лазутчица.

Сидим мы обедаем с бабушкой, и она опять меня научает:

– Ты, девка, лучше никому про меня не говори. Всё одно не поверят. Нам с тобой и вдвоём хорошо.

Я занавески задёрну наглухо, края булавками сколю, свет выключу, – один телевизор синим огнём горит. В самом тёмном углу бабушка в сундуке шебаршит, свои наряды перебирает. А я обмираю. Ладно ли я делаю, когда в её сарафанах без спросу в хоре выступаю?

Слышу, никак поёт! Голосок тоненький. Я звук в телевизоре выключу, – слова хорошо слышны.

Как душа да с белых грудей выходила,

Очи ясные с белым светом прощалися;

Подходила тут скорая костлявая,

Она крадучись шла, злодейка неуёмная,

По крылечку ли она да молодой женой…

Меня страхом будто заколодит. Рукой не могу пошевелить. Ведь песню-то эту мы в хоре совсем недавно разучивали!

А потом и подпевать начну!

Поём вместе с бабушкой.

Настасья Васильевна опять прибежит, на спевку зовёт, а я скажусь горлом больная. Никакой охоты нет с жёнками якшаться. У меня теперь бабушка! А коли приспичит, выйду на луг, да и пою себе. Жду, когда солнышко опять бабушку окольцует и переправит к нашему батюшке на вечерю. Не всегда совпадает. То пасмурно над нашей деревней, то ветер сильный дует. Поди-ка улучи. А тут вдруг Настасья Васильевна осинником стала в своём дому трубу прожигать, и дым из неё повалил чёрный, густой. Гляжу я снизу, а бабушка моя с пестерьком в дыму-то этом поднимается, да потом ещё в наших парниках стеклянных отражается, как в зеркалах, и вместе с дымом в небе рассеивается.

Не простое это было видение, с заговором. На другой день скульптор к нам приехал. С мужиками они мою бабушку краном зацепили и поставили на гранитную тумбу, повыше чтоб. Из окна гляжу, как бабушка моя опять от земли отрывается и твёрдо встаёт на высоком месте. Ох! Теперь мне и до ножек-то её не дотянуться.

Рада бы не реветь, да слёзы сами льются. Вывернуло меня наизнанку, да и обратно вправило. Не спала и не ела, почитай, недели две, пока бабушка у меня гостила. А тут вдруг такой жор напал! С утра до вечера что-нибудь да ем.

Вскипячу чайник, сяду за стол, задумаюсь. Не могу вспомнить, когда это я такую дорогущую чашку из буфета достала. Зачем? Хочу опять прежнюю взять. А не тут-то было! Словно бы за руку кто держит.

Так и оставила новую в обиходе.

Медиа: image / jpeg


5. Настраивай себя, как пианино…09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Николай Грахов

Родился в 1946 году в Уфе. Поэт, переводчик, бард, автор многих поэтических сборников и книг для детей, заслуженный работник культуры Республики Башкортостан, лауреат Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы имени А.Н. Толстого, литературной премии имени Фатиха Карима и республиканской премии имени Степана Злобина. Постоянный участник российских и международных фестивалей бардовской песни. Лауреат фестивалей в Риге, Ленинграде, Казани, Чебоксарах, Свердловске, Челябинске и Магнитогорске. Всего в его репертуаре более 200 песен.


Август

Поломала жизнь немало,

научила шить да брить…

На крылечке сядем с мамой,

будем с мамой говорить.

Расскажу я ей такую

жизнь уже немолодую,

где среди земных утех

грех, раскаянье и грех…

Где порой под лживым стягом

брёл, случалось, наугад,

где за каждым нашим шагом

совесть и душа следят.

Где порой сумбурно мыслим,

где то плачем, то поём,

где среди различных истин

ищем кровное, своё…

Разговор наш будет длинным,

будет голос мамин строг,

и погаснут георгины

в садике, у самых ног…

Маме ткнусь в ладонь лицом.

Звёзды сыплют над крыльцом…

Мама

Я чувствую маму сердцем,

она существует рядом,

немножечко в отдаленье,

но рядом она всегда –

пока существует правда,

пока существует время,

пока мы грустим о мире –

всегда существует связь…

За промельком чей-то тени,

и за полётом птицы,

за облачком, что растает,

за светом ночной звезды,

присутствуя в этом мире

и чувствуя ложь и правду,

за каждым движеньем мысли

и верой в тебя – всегда…

Как может, она поправит

тебя в твоём неуменье,

как может, смягчит немного

от резкости невпопад,

и если ты промахнёшься

в движеньях неровных, быстрых –

она чуть-чуть улыбнётся

и выправит промах твой…

Такая у мам привычка –

твои исправлять ошибки,

ей важно, чтоб ты всё время

стоял на своих ногах…

И это у мам навечно:

как нежность, забота, помощь –

и ты подрастёшь и будешь

своим помогать родным…

Ничего нет в доме

Ничего нет в доме, кроме

чисто вымытых полов;

самовар пыхтит в истоме,

напевает: «Будь здоров!»

Ничего нет в доме, кроме

чисто вымытых окон –

в них, как на аэродроме,

жизнь видна со всех сторон.

Ничего нет в доме, кроме

чисто вымытого дня...

Отчего же сердце стонет,

сердце стонет у меня?

В свежестираной рубахе

я к серебряному дню,

как к своей последней плахе,

низко голову клоню…

Слишком жизнь обыкновенна,

не избыть своей судьбы...

Что же вы, родные стены,

выручайте из беды!

Не позвольте взять истоме,

круг пока не завершим!..

Ничего нет в доме, кроме

неприкаянной души…

Из монолога настройщика пианино…

«Вся жизнь, как взрыв, что пролетает мимо,

твою опережая маяту?..» –

пойми, чудак, тебе необходимо

во что-то хоть вглядеться на лету!

Вот ты летишь!..

И мир опять прекрасен,

и сердцу так прекрасен твой полёт!..

Пойми, чудак, – не слушай глупых басен,

что каждый миг нам кто-то в уши льёт!..

Тебе сказали «организм изношен»?..

Ты где всё это у себя нашёл?!

Изношен, не изношен – о хорошем

поразмышляй – всё будет хорошо!..

Настраивай себя, как пианино:

от лёгких ми и до глубоких до!.. –

и все печали пронесутся мимо,

ты примешь всё, что Господом дано!..

Элегия

Завтра, завтра моё меловое

и застывшие слёзы родных –

всё простишь, всё поймёшь, всё укроешь,

как безудержный бег вороных...

И погаснут копыта в метели,

и останется стен пустота…

Все весёлые песни пропели,

похоронные песни пора!

Отошло...

Не унять этой дрожи,

вековое похмелье своё –

никакая мечта не поможет,

никакая любовь не спасёт,

если лечь суждено в снеговые

необъятные эти поля...

Здравствуй!

Я возвращаюсь, Россия!

Возвращаюсь, родная моя!..

Медиа: image / jpeg


6. Козьма и… Борис09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Небезызвестный Иван Ильин написал в своё время, будучи в эмиграции, статью под неожиданным названием «Революция и Козьма Прутков». «Когда появилось это удивительное и единственное в своём роде произведение «коллективного творчества» поэтов, – отмечал русский философ, – никому и в голову не приходило, что три его забавника-автора, баре и балагуры, создали нечто пророческое».

Не будем дальше подробно пересказывать эту статью, поскольку она посвящена в общем-то совсем другой теме. Приведём лишь процитированный Ильиным «анекдот» от Козьмы Пруткова, а точнее, от его создателей – графа Алексея Константиновича Толстого и братьев Жемчужниковых, посвящённый некоторым особенностям поведения тогдашней британской элиты, которая, впрочем, от нынешней мало чем отличается:

«Всем ведомый англицкий вельможа Кучерстон заказал опытному каретнику небольшую двуколку для весенних прогулок с некоторыми англицкими девушками, по обычаю той страны ледями называемыми; сей каретник не преминул оную к нему во двор представить. Вельможа, удобность сработанной двуколки наперёд изведать положив, легкомысленно в оную вскочил; отчего она, ничем в оглоблях придержана не будучи, в тот же миг и от тяжести совсем назад опрокинулась, изрядно лорда Кучерстона затылком о землю ударив. Однако сим кратким опытом отнюдь не довольный, предпринял он таковой сызнова проделать; и для сего трикратно снова затылком о землю ударился. А как и после того, при каждом гостей посещении, пытаясь объяснить им оное своё злоключение, он по-прежнему в ту двуколку вскакивал и с нею о землю хлопался, то напоследок, острый пред тем разум имев, мозгу своего от повторенных ударов, конечно, лишился».

Глупости от Джонсона

Это ли не пророчество? Словно о сегодняшнем британском премьере Борисе Джонсоне иносказательная речь! Ведь это же он своими экстравагантными выходками дома и на международной арене заставляет всех думать, что в результате непрерывно совершаемых глупостей именно этот европейский политик, «острый пред тем разум имев, мозгу своего от повторенных ударов, конечно, лишился».

Не будем в доказательство вопиющие глупости премьера Джонсона и его кабинета перечислять – они и так у всех давно на виду, особенно после нелепых и возмутительных высказываний министра иностранных дел Великобритании Лиз Трасс о России и собственных поездок Бориса в Киев, где он на голубом глазу утверждал, будто Украина «непременно победит». После чего новый руководитель армии Великобритании генерал Патрик Сандерс в своём обращении к подчинённым заявил о необходимости создания англичанами армии, способной «побеждать Вооружённые силы России».

Джонсон, выступая в мае по видеосвязи перед украинским парламентом, повторил слова Уинстона Черчилля о «звёздном часе», произнесённые тем в парламентской речи во время Второй мировой войны. Пытаясь включить в себе Черчилля, Джонсон назвал происходящее сейчас на незалежной «звёздным часом» Украины. Ну, это ли не бред сивой кобылы? Кстати, во время визита в Киев там, как известно, британского премьера нарекли Джонсонюком и произвели в почётные казаки. Подобные титулы такому публично тиражируемому английским премьером бреду вполне соответствуют.

Совет Джонсону от Козьмы

Или вот удивительно точное описание Козьмой Прутковым того, как сегодня действует британский кабинет под предводительством лихого казака Джонсонюка. Если бы Борис афоризмы Пруткова читал, то непременно дал бы своим критикам, которые в Лондоне хотят отправить его в отставку, следующий ответ:

«Правительство нередко таит свои цели из-за высших государственных соображений, недоступных пониманию большинства. Оно нередко достигает результата рядом косвенных мер, которые могут, по-видимому, противоречить одна другой, будто бы не иметь связи между собою. Но это лишь кажется! Они всегда взаимно соединены секретными шолнерами единой государственной идеи, единого государственного плана; и план этот поразил бы ум своею громадностью и своими последствиями! Он открывается в неотвратимых результатах истории. Как же подданному знать мнение правительства, пока не наступила история?»

Правда, история может «наступить» тогда, когда самого Джонсона в отставку всё-таки отправят и про «секретные шолнеры» он английским избирателям ничего объяснить не успеет.

Ну вылитый Козьма!

И вот что ещё. Ведь если внимательно присмотреться, то, как бы это невероятно ни звучало, есть даже определённое портретное сходство между директором Пробирной палатки Козьмой и английским премьером Борисом. Помните, как Козьма (т.е. Толстой вместе с братьями Жемчужниковыми) сам о себе писал?

Когда в толпе ты встретишь человека,

Который наг;

Чей лоб мрачней туманного Казбека,

Неровен шаг;

Кого власы подъяты в беспорядке;

Кто, вопия,

Всегда дрожит в нервическом припадке, –

Знай: это я!

Посмотрите теперь на поведение британского премьера – это же чуть ли не буквальное описание самого себя в исполнении Козьмы Пруткова! Портрет, нарисованный полтора века назад русскими поэтами-сатириками, с той только разницей, что господин Джонсон носит костюм, а не разгуливает по улицам в чём мать родила. Служит не директором Пробирной палатки, а сидит в кресле премьер-министра большого европейского государства. Впрочем, а какая разница? Сегодня деградирующая Британия куда больше напоминает захудалую Пробирную палатку, чем былую сверхдержаву, которая некогда «правила морями».

Катерина, Катерина…

Или вот ещё одна цитата из Пруткова, содержащая исторические параллели с многочисленными амурными приключениями экстравагантного Бориса, которыми тот не брезговал в бытность студентом Итона да и в последующие времена, о чём уже не раз писала британская пресса:

При звезде, большого чина,

Я отнюдь ещё не стар…

Катерина, Катерина!

Вот несу вам самовар.

Настоящая картина…

На стене, что ль? Это где?

Ты картина, Катерина.

Да, в препорцию везде.

Из самовара чай в Британии, конечно, не пьют и зовут нынешнюю пассию Джонсона не Катерина, а Кэрри Саймондс. Но по большому счёту какая разница? Тем более что, как говорят, с «препорциями» там вроде бы всё в порядке...

Предвестник катастрофы

Какая из всего вышесказанного мораль? А такая, что, как писал Иван Ильин, публицисты ошибались, полагая, что «весёлый Козьма Прутков – только пародия на ходячие и банальные прописи, на досужие мудрствования непризнанных плоскодумов. В опровержение такой слишком лёгкой трактовки «весёлого Козьмы» не мешало бы вспомнить Леона Блуа с его «Выводами из общих мест» – явление тоже единственное в своём роде и могущее быть приведённым в качестве отдалённой аналогии Козьмы Пруткова на западной почве».

Так кто же явился этой «отдалённой аналогией» русского Козьмы, упомянутой Ильиным (ведь про будущего Джонсона его литературные создатели, конечно, знать тогда ничего не могли)? Это был вовсе не выдуманный персонаж, а вполне реальная личность. Леон Блуа – французский писатель-мистик конца XIX века, который стал очень популярным в Европе, в том числе и в России, в начале века двадцатого. В своих трудах, пронизанных ненавистью к буржуазному миру, забывшему Бога, Блуа предупреждал, что в результате небывалой катастрофы «Англия исчезнет с лица земли. Впрочем, Скандинавские страны останутся, чтобы слиться с материком, насколько это возможно. Всё лучше, чем ничего. Пруссия снова станет служанкой на постоялом дворе Европы…» и т.д.

Француз Блуа предвидел, что на континенте появятся такие политики, как Борис Джонсон, которые приведут Старый Свет к катастрофе? А что? Вполне такое может быть. Поэтому нынешний британский премьер с его лохматой причёской и манерами циркового клоуна – фигура отнюдь не комическая, наподобие русского Козьмы. Его возникновение на политическом олимпе Западной Европы и всё то, что он делает на своём посту главы Великобритании, в самом деле – предвестник её будущих несчастий.


Медиа: image / jpeg


7. Кустарное09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


Кто ночью прячется в кустах –

Не человек, не зверь, не птица?

…Заснуть бы мне и очутиться

в тех удивительных местах…

Светлана Кекова

Пропали аппетит и сон.

Я думаю, нахмурив брови, –

Кусты! Как много в этом слове

хранит лирический жаргон.

Не описать мне всё в стихах,

но ведь и я была девица.

Теперь, увы, не очутиться

в тех удивительных местах…



8. Сократ09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Новости гаджетов

Специально для особо продвинутых пользователей фирма «ПИНОККИО» разработала телефон, который кроме стандартного набора функций в течение первой минуты разговора бесплатно производит эпиляцию, чистку и массаж ушной раковины.

Тендер

Во избежание кровопролития в борьбе за право возглавить мыловаренный завод в г. Копытске был найден наиболее демократичный способ разрешения спорного вопроса: место гендиректора займёт тот, кому удастся надуть самый большой мыльный пузырь.

Поступь прогресса

В Эстонии приступили к строительству первого в мире замедлителя элементарных частиц. Сдача первой очереди объекта намечена на пятый квартал 2121 года.

Пробная партия

К празднику 8 Марта фабрика резиновых изделий им. Клары Цеткин и Розы Люксембург выпустила пробную партию надувных мужчин.

Почётное звание

ГИБДД учредила нагрудный знак «Засуженный участник ДТП».

Банные новости

Политиков, поп-звёзд и депутатов на выходе из vip-сауны стало модно встречать приветствием: «С лёгким пиаром!»

Научное сообщение

Палеонтологи выдвинули смелую гипотезу, согласно которой динозавры вымерли, потому что у них окаменели яйца.



9. Каламбурные заметкости09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Вино виной

Прикинул, что давно я не навещаю Ноя. Сегодня же в одной я пивной встречаю Ноя. И ною, ною Ною, что стала жизнь иною.

Зелёный чай

Я пил весной зелёный чай И был доволен. Назначил, значит, невзначай Начальник волю. На даче в отпуске тусю, А дождь всё хлеще. Поэзию юзю вовсю, Пою язю и карасю: Клюёт подлещик.

С Ниццы

В номере мне снился Личный номер СНИЛСа.

Глиняные Ленины

В Ленинске – нелепица: Ленины не лепятся.

Сеть есть сесть съесть

О, вечера… О, Сеть инета… О, счастья маленькая рама… Мы видим только голограмму, А счастья не было и нету… Но хорошо, хоть это есть, А то ваще не буду есть.

Само собой, будь самим собой

…Ведь я не художник, от слова «совсем»,

Мольберт – как фамилия чья-то.

Вот дело другое – дружище сосед,

Тату мне под кожу впечатал

. И ради тату я раскрыл наготу,

Слоняюсь в семейках по снегу.

у я не нравлюсь, идите в манту,

Я избранный богом и небом.

Из Кракова

Тракторист чернобровый из Кракова

Вызвал дух в гараже графа Дракулы,

Тот ему говорит: –

Ну ничё се, джигит!

И исчез без желания всякого.


г. Орехово-Зуево


10. ?Вокзал не только для двоих09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В начале двадцатого века на карте Российской империи прорезалась ещё одна транспортная артерия: с прибалтийскими портами соединилась Москва. Пассажирскую железнодорожную гавань для Московско-Виндавско-Рыбинской дороги по предложению именитых купцов Белокаменной решили построить у Крестовской заставы. В 1901 году в город-порт Виндава (ныне – Вентспилс) в торжественной атмосфере – с шампанским и танцами на платформе – отправился первый состав. С новенького щегольского вокзала, всем известного сейчас как Рижский.

Архитектором Виндавского (так он назывался первоначально) вокзала стал Станислав Бржозовский – уникальный мастер, чьим шедевром справедливо считается Витебский вокзал в Санкт-Петербурге. Однако же каким разнообразным оказался талант этого зодчего! В Петербурге он создал идеальный образец модерна, а в Москве – спроектировал вокзальный терем, программное творение неорусского стиля. Три богато декорированных корпуса соединены крытыми переходами по первому этажу. Вглядываясь в его фасады, мы будто переносимся мысленно в XVII век, во времена царя Алексея Михайловича… Несколько лет назад возле вокзального здания установили бюст Бржозовского. Железные дороги не забывают своих лучших творцов – и это отрадно.

30-Бюст в кружок.jpg

Бюст архитектора Станислава Антоновича Бржозовского возле здания Рижского вокзала в Москве


В начале XX века с Виндавского вокзала отходили поезда на Витебск, Варшаву и Гродно, в Курляндскую, Лифляндскую и Эстляндскую губернии. Сегодня даже трудно представить, что он когда-то считался одним из самых популярных и загруженных московских вокзалов. Его изображение часто красовалось на открытках. К этому можно добавить ещё два факта: вокзал славился комфортными залами для пассажиров, а для его освещения даже построили автономную электростанцию. Вокзал не раз менял имена. В 1930 году он стал Балтийским, с 1942-го – Ржевским, а после войны, в 1946-м, получил нынешнее название, к которому так привыкли москвичи, – Рижский. Такое же название носит и ближайшая станция метро, открытая в 1956 году. Да и наземным транспортом с Рижского вокзала можно быстро добраться во многие концы российской столицы.

В 1945 году Ржевский стал одним из вокзалов Победы. Там останавливались усыпанные цветами поезда, в которых фронтовики возвращались с западных рубежей. А вскоре отсюда в населённые пункты Подмосковья пошли и пригородные электрички, и в наше время вокзал наиболее востребован именно как «дачный»: с его платформ отправляются электропоезда в Волоколамск, Шаховскую, Павшино, Дедовск, Нахабино, Новый Иерусалим, Ржев, Княжьи Горы. Во второй половине ХХ века Рижский принимал и снаряжал немного скорых поездов, самым популярным маршрутом которых была, конечно, столица Латвии.

Проходя мимо этого вокзального здания, невозможно не остановиться, не полюбоваться затейливой архитектурой. Образ здания, образ города – как это важно! Он завоевал репутацию одного из самых тихих и, безусловно, самого аккуратного московского вокзала. Там – и в прежние десятилетия, и сегодня – по-прибалтийски чисто. Немудрено, что в конце концов красивую, но несуетливую железнодорожную пристань облюбовали кинематографисты. Она отменно сыграла роль Бернского вокзала в многосерийном фильме «Семнадцать мгновений весны», именно там Штирлиц покупал газеты – обратите внимание при очередном просмотре. Конечно, интерьеры загримировали «под заграницу» и под 1945-й.

30-Кадр ТАСС 471674.jpg

6 мая 1983 года. Место съёмок – Рижский вокзал. Никита Михалков (проводник), Людмила Гурченко (Вера) и Олег Басилашвили (Рябинин) в фильме Эльдара Рязанова «Вокзал для двоих»


А в 1982 году Эльдар Рязанов снял Рижский в своей замечательной ленте «Вокзал для двоих». Там он сыграл роль уютного провинциального вокзальчика – главного и даже заглавного героя картины: на время съёмок Рижский получил новое название – Заступинск. Такого города на карте России не существует, это фантазия сценаристов. Колоритно показан и вокзальный ресторан, в котором, собственно говоря, работает официанткой главная героиня в исполнении Людмилы Гурченко.

Многие, как ни странно, не узнают в рязановском фильме хорошо знакомый вокзал: таково волшебство кинематографа, мы верим в городок Заступинск. А вообще эту картину, несмотря на некоторый сказочный флёр, можно рассматривать как энциклопедию советской железнодорожной жизни – многие детали схвачены там очень точно. Правда, авторы в нескольких эпизодах перемешали признаки разных эпох. Например, традиция кормить пассажиров во время стоянок поезда прервалась примерно в 1950-е годы, режиссёр помнил её по своей молодости. В 1980-е (действие фильма происходит именно в этот период) почти все поезда уже были оснащены вагонами-ресторанами. Но мы верим, что с героями фильма всё именно так и было.

Рижский несколько раз ремонтировали, бережно сохраняя его архитектурный облик. Над главным подъездом установили куранты, которые каждый час отбивали первые строчки из припева песни Раймонда Паулса «Вернисаж». В последние годы здесь расположился хорошо известный тысячам москвичей Детский центр ОАО «РЖД» – игротека «Паровозия». Там на радость детям и взрослым работает огромная игрушечная железная дорога. А уж сколько там железнодорожных игрушек и конструкторов – на всех хватит! Дети под присмотром преподавателей-аниматоров охотно занимаются строительством путей и вокзалов, выстраивают собственные магистрали. Словом, кипит бурная жизнь. Детский центр развития регулярно устраивает праздники и квесты, посвящённые железной дороге. В «Паровозию» приходят не только дети пассажиров, ожидающих поезда на Рижском вокзале, – это по-настоящему популярное место. Возможно, кто-то из нынешних шалунов, возводящих свою магистраль из деревянных блоков, когда-нибудь станет настоящим железнодорожником. Красоту и необходимость профессии постигают именно так – в игровой форме. Да ещё и в таком историческом месте – на старинном московском вокзале, признанном объектом архитектурного наследия. Наверное, на Рижском вокзале можно встретить и свою судьбу – как в фильме Рязанова. Но принадлежит он, конечно, не только двоим. Он – для всех.


Медиа: image / jpeg


11. ??Книги на экспорт09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В процессе дискуссий выяснилось, что восточных книгоиздателей всерьёз интересуют современные российские авторы. Но эффективной коммуникации с представителями российского книжного рынка у азиатских издателей нет. Проблему усугубляет дефицит информации о наших книжных новинках, актуальных для Востока.

В Новосибирске на днях подвели итоги Азиатского научно-культурного онлайн-форума, который провели Государственная публичная научно-техническая библиотека (ГПНТБ) Сибирского отделения РАН и культурный фонд «АРТ-дивизион». Главной темой форума была проблема «экспорта» современной российской литературы на Восток.

В мероприятии участвовали книгоиздатели из шести азиатских стран: Сирии, Ирана, Ливана, Индии, Малайзии, Шри-Ланки. Все единодушно заявили о немалом интересе к современной российской прозе.

«Предыдущие поколения русских авторов хорошо известны в Иране, а новые – довольно плохо», – сказала Мариам Хашемиан, руководитель правового отдела издательства «Чешме» (Иран). Притом что в Иране переводилась постсоветская литература, большую её часть составляли драматические произведения о распаде СССР, и рынок оказался перенасыщен такой прозой. Теперь иранская аудитория больше интересуется жизнью современных русских людей, говорит Хашемиан.

Нил Уайт, управляющий партнёр холдинга Norvicson Advertising (Индия), в который входит издательство, тоже уверяет в интересе индийской аудитории к современной российской прозе. Но сейчас, по его словам, на книжном рынке Индии не хватает прямого перевода с русского на хинди или бенгали: часто источниками служат английские или французские переводы, что множит ошибки и неточности. Директор издательства Международного исламского университета Малайзии IIUM PRESS Роофа Хашим выразился просто: «Современная русская литература неизвестна в Малайзии». Предыдущие поколения издателей и переводчиков русской литературы получали мощную государственную поддержку, которой сейчас нет, – пояснил ситуацию Динеш Кулатунга, учредитель и гендиректор издательства «Нептуп Публикейшн» (Шри-Ланка).

Однако главной проблемой «экспорта» издатели назвали другой фактор: у них мало информации о российских авторах и книгах, потенциально интересных аудитории. Учитывая, что у восточных стран зачастую особые критерии выбора книг для перевода, дефицит таких сведений действительно критичен. К примеру, в Иране действует цензура: издание каждой зарубежной книги требует согласования с минкультом. Цензура не приемлет в текстах эротики, употребления наркотиков, болевых для Ирана политических коллизий.

Хамед Каземзаде, секретарь по международным делам иранского издательства «Негарестан Андише», знает, что у населения есть серьёзный запрос на российскую историческую литературу, особенно ту, которая отражает противостояние России и Запада. Однако в многочисленных наименованиях исторических романов разобраться порой непросто. А на недавней Тегеранской международной книжной ярмарке представлялись российские книги преимущественно о бизнесе и путешествиях, сообщил Каземзаде.

Динеш Кулатунга сказал, что заинтересован в информации о детских и юношеских книгах. А Лауру Саях, директора отдела книжных переводов Арабского центра исследований и политических исследований (Ливан), занимает российский нон-фикшен. Издательство уже переводит наши философские и политические книги, одна из последних – «Геополитика постмодерна» Александра Дугина. Маджед Алладин, владелец издательств «Алладин» и «Руслан» (Дамаск), уверен, что сирийского издателя, как и прежде, интересует российский роман, в центре которого – страдающий современник. Недаром в конце 1980-х в Сирии 12 раз переиздавалась «Плаха» Чингиза Айтматова.

Директор ГПНТБ Ирина Лизунова считает, что Новосибирск должен стать постоянной коммуникационной площадкой для азиатских издателей, российских авторов и переводчиков. Также необходимо расширить круг стран-участниц: в частности, пригласить издателей из Китая и Монголии.

Анастасия Павлова


В странах Азии сегодня издаётся в десятки раз меньше русских книг, чем до перестройки. А современные российские авторы во многих восточных странах просто неизвестны.

12. О друзьях-товарищах09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Игорь Ильинский. Очерки.

– М.: Издательство Московского гуманитарного университета. – 2022. – 332 с.


«Память – это самое дорогое, что есть у людей и что надобно человеку. Что мы обещаем над гробом? Вечную память. И нет такой души человеческой, которая втайне не надеялась бы на эту величайшую из всех наград мира» – этими словами заканчивает пронзительный очерк о выдающемся и – увы! – редко вспоминаемом теперь академике Никите Моисееве (1917– 2000) известный учёный, поэт и прозаик Игорь Михайлович Ильинский. Он называет Никиту Николаевича великим тружеником, провидцем и патриотом, вспоминает об удивительном явлении – Русском интеллектуальном клубе, придуманном вместе с академиком. Рядом – воспоминания о знаменитом Александре Зиновьеве (1922–2006) – фронтовике, философе, социологе и писателе, последним местом работы которого был МосГУ, куда его пригласил работать ректор Ильинский и создал для гения особого рода (определение автора) именной исследовательский центр.

Но очерки – не только этюды об учёных, с кем судьба счастливо свела И.М. Ильинского. Среди героев книги – выдающиеся комсомольские работники времён СССР: Евгений Тяжельников, Борис Пастухов, Людмила Швецова. Вспоминаю как сподвиг автора написать развёрнутую рецензию на воспоминания комсорга Советского Союза Тяжельникова, которые были напечатаны в «ЛГ» к годовщине ухода Евгения Михайловича из жизни.

Ильинский умеет не только помнить и душевно вспоминать о тех, кого он любил, с кем работал и дружил, кто ему помогал на разных жизненных этапах – от работы (в 28 лет!) начальником механосборочного цеха оборонного завода в Новосибирске до высокотиражного журнала «Комсомольская жизнь», который редактировал. Идёшь по ухоженной территории его престижного вуза и видишь материальное воплощение памяти об ушедших – мемориальные доски. Чтобы помнили…

Объёмные воспоминания посвящены ректору ВКШ из поколения Победы Николаю Владимировичу Трущенко (1923–1997) – не идеальном, но настоящем человеке, учёном. «Помнить о предшественниках, которым ты обязан хотя бы частью своей судьбы, должен каждый человек. Не только помнить и воздавать должное их добродетелям словами, но и благодарить делами, помогать своему благодетелю в трудные дни…» В этом – весь Ильинский. Он не только так пишет. Он так делает!

Не могу не отметить небольшое, но трогательное воспоминание «Мой друг – красивый человек» о литгазетовце Юрии Поройкове (1935–2022), не только заместителе самого Чаковского в золотое время нашего издания, но и писателе и поэте, песни на стихи которого звучали по всей стране.

Леонид Колпаков

Медиа: image / jpeg


13. Отчалившая в вечность09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


Свиридов – композитор не ретроспективы, а дальней перспективы, и мы продолжаем получать хоть и редкие, но очень значительные подтверждения тому. Новое прочтение «Отчалившей Руси» – событие. Уже хотя бы потому, что это молодое прочтение Свиридова. Можно как угодно относиться к современному оформлению состоявшегося концерта и сценическим решениям, но время обтянутой сверкающими шелками певицы и выдающего над клавиатурой за раз три смены, словно молотобоец, аккомпаниатора не то чтобы прошло, а осталось уместным для соответствующей литературы – старого романса, классических оперных арий и песен, в общем – для всяческого аристократизма в культуре.

Конечно, «Отчалившая Русь» – академическая и аристократическая музыка при всём своём космизме и народности. Но что такое просто исполнить в исходном виде это произведение? Для такого нужны певец и пианист высшего класса, с консерваторским образованием. Иные просто это не освоят. То есть «Отчалившая Русь» изначально подразумевает концертный, филармонический подход к своему исполнению, причём рафинированного класса. А теперь пришло время демократизма. Многие ли сегодня ходят на концерты камерной музыки? К сожалению, очень немногие (возможно, причина этого состоит в самом жанре, родившемся и вызревшем в просвещённой, особенной прослойке общества, ныне сведённой почти на нет). Понимал это и композитор, чутко следивший за новыми звучностями века, – в последние годы жизни он затеял оркестровку многих камерно-вокальных сочинений, но не успел. Как же донести такие шедевры до современной публики, чтобы, с одной стороны, не потерять их высокий духовный строй и монашеские тайны, а с другой – попросту сделать так, чтобы их расслышали, узнали и запомнили на всю жизнь?

Ведь Свиридов композитор не прикладной и не лобово аристократический, его «Отчалившая Русь» – это больше, чем просто музыка на текст (тем более в таких произведениях нестеровского образного пространства), это парсуна, фреска, памфлет, космос – что угодно, так что сценографическое решение такого действа (как выяснилось из исполнения!) совершенно оправданно. Тем более что и представлено всё оказалось со вкусом, без лишнего пафоса и сермяжности.

Дирижирование Ольгой Власовой, чтение стихотворений Есенина артисткой Электротеатра Еленой Морозовой, исполнение оркестровой партии камерным ансамблем «Практика» – всё это получилось свежо и одухотворённо. Высветилась как бы некая арка к временам ораторий и силы их воздействия на людей (успех-то какой был на концерте, причём публика в основном молодёжь!). Что касается удачной, я бы сказал – тактичной – аранжировки Алексея Сюмака, в свиридовском духе, с присущими звучностями и хорошим балансом, то я сам был свидетелем не раз, как Свиридов подписывал названия инструментов в Полном собрании в клавирах песен и романсов, включая, кстати, и «Отчалившую Русь», которая чуть ли не первой в очереди стояла на инструментовку. Это было его мечтой, которую он не успел воплотить. Аранжировка выполнена умело и уместно (весьма удачно найден, в частности, аккордеон) – если только не считать малого барабана в конце, который на словах «несу, как сноп овсяный, я солнце на руках» резанул слух военным перестуком (ни Есенин, ни Свиридов никаким помыслом не были агрессорами). Исполнение получилось с глубоким пониманием сути не только музыки – это само собой, а я бы сказал, сути смысла её написания. Свиридов благодаря этим исполнителям вновь показал свою неисчерпаемую молодость, то есть бессмертие.

Что до пения женским по высоте голосом мужчиной – не нахожу в этом ничего особенного, тем более что остаётся только радоваться искренней отдаче и мастерству, с которыми доносит свою партию замечательный певец, солист хора Musica Aeterna, контратенор Андрей Немзер. Что-то в этом, быть может, есть даже ангельское. Ну были же раньше дисканты, а не сопрано в хоре. Очень важно, что певец доносил партию без оперности, опять же с исполнительским тактом и пониманием слов, хотя и очень уж порой переживая. Хорошо, что придумали чтение стихотворения перед собственно песней – например, лично я благодаря этому много заново расслышал в словах, казалось бы, известных давным-давно, да и музыка воспринималась после такого богаче.

Вот так вдруг открылся Свиридов! Присутствие налёта авангардизма в стилистике изложения материала, в сценических и звуковых фонах – ну и что? Свиридов любил Лентулова, Кандинского. Этим только исполнители подтвердили неутолимую современность Свиридова. Тем, кто говорил, что подобное похоже на капустник, скажу: так именно это-то и замечательно, что есть в состоявшейся премьере признаки студенческой инсценировки! Ведь молодость, конечно, зелена, но поёт-то, переживает, вникает в Свиридова и Есенина тут именно молодость, то есть налицо опять же перспектива, а не ретроспектива, так что как раз всё очень демократично и вселяет немалые надежды. Получился такой шаг назад к традиции, чтобы сделать два шага вперёд в её развитии.

Как говорил Валерий Гаврилин, «нужно, чтобы молодыми голосами запели старую песню». Так и вышло!

Не будем греметь словами вроде «гениально» и «невероятно», а просто отметим, что получилось очень яркое художественное свершение. Нас всех поздравляю с этим любопытнейшим – особенно в такое-то время – явлением, этой новой «Отчалившей Русью».


Медиа: image / jpeg


14. «Вице-канцлер, дуй в Сенат!»09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Бурно рекламируемая «Елизавета» продолжает цикл исторических сериалов о русских императрицах, но выходит к зрителю странным образом, как-то бочком. Первые главы-серии можно посмотреть на платформе ВГТРК СМОТРИМ, однако на телеканале «Россия-1» их не показывают.

И правильно делают. Сейчас зритель, как никогда, нуждается в правде, телевещание – в народном доверии, а такие «исторические» сериалы приучают зрителя к тому, что главный фальсификатор истории – не какой-нибудь заграничный злодей, а наш родной российский телевизор.

Об императорском цикле мы подробно и заинтересованно писали. «Екатерину. Взлёт», помнится, хвалили – совсем не похожей на императрицу Марине Александровой удалось создать образ Екатерины II, державной продолжательницы политики Елизаветы. А вот к сериалу «Екатерина. Самозванцы» высказывались серьёзные претензии. Авторы там слишком сосредоточились на половой жизни выдающихся политических деятелей эпохи, а об их исторических деяниях, которых в ту пору было очень много, лишь вскользь упоминали, ни одна серия, например, не была посвящена рождению Новороссии и присоединению Крыма. Кроме того, неизвестно зачем графа Шувалова, основавшего Московский университет, вывели интриганом и заговорщиком, а великого русского поэта Державина – изменником и трусом, писавшим оды разбойнику Пугачёву. Конечно, в художественном воплощении событий прошлого трудно и даже невозможно строго следовать историческим фактам, но зачем же клеветать на творцов и строителей русского государства и культуры?

Поскольку названные сериалы и «Елизавету» снимала одна творческая группа во главе с продюсерами Александром Акоповым и Антоном Златопольским, было интересно, по какому же пути они пойдут теперь: удачного «Взлёта» или сомнительных «Самозванцев»?

Пошли по какому-то совсем третьему. Пути снижения и опошления.

Исполнительница заглавной роли Юлия Хлынина – очень хорошая молодая актриса, мы отмечали её в сложных драматических ролях во многих сериалах, однако её цесаревна Елизавета такая простушка, что похожа на наивную продавщицу, которая окончила девять классов, поступила на работу в магазин, принадлежащий её мамаше, и мечтает только об одном: как бы поскорее отдаться статному охраннику, которого она беззаветно полюбила. Так выглядят отношения цесаревны и царского денщика Батурина (Кирилл Кузнецов). Никаких препон и ограничений, наложенных жизненным укладом коронованной семьи начала XVIII века, в сериале нет. А между тем положение обязывало: за царевнами ходили и следили многие придворные. Несмотря на «прогрессивность» Петра в вопросах религии, влияние церкви в семьях было огромно. За восемь выложенных на портале глав мы не увидели ни одного храма, ни одного монаха, зато увидели троих пажей, переодевающихся в монахинь. Кстати, пажи (дети 8–14 лет) тогда служили только при государыне. Елизавета обзавелась пажами только, когда стала императрицей, и то не такими, как здесь, великовозрастными лоботрясами.

Мать главной героини «Елизаветы» Екатерина Алексеевна в сериале примитивная злобная дура, хотя играет её замечательная актриса Агриппина Стеклова, способная создавать самые сложные характеры. Установка на «опрощение» русской истории, видимо, идёт от сценаристов – их здесь много: Дмитрий Иосифов (он же режиссёр-постановщик), Иван Заваруев, Ирина Зуй, Лариса Степанова и Александр Топурия. Понятно – вольное «на манер Вальтера Скотта» и даже Александра Дюма обращение с историческими фактами и фигурами. Хотели, чтобы получилось что-то типа «Гардемаринов»? Но всё же сериал называется «Елизавета», а не «Пажи», и это наша родная история, и так безбожно её фальсифицировать бессовестно. Я бы по ходу фильма пускал титры с рассказом о том, что в разыгрываемое артистами время происходило на самом деле. Что носили девушки, какую роль в их жизни играла церковь, в каких домах-интерьерах они жили, но главное, какие совершали поступки. Совершенно невозможна, например, сцена, в которой юная Лизетта, чтобы отвадить немецкого жениха, говорит ему о том, что она уже потеряла невинность, а он её успокаивает, дескать, это не проблема (в реальности она была сосватана, но жених, которого она успела полюбить, до венчания внезапно скончался).

Возвращаясь к Екатерине, отметим, что она была не туповатой хабалкой, а очень умной женщиной, раз сумела завоевать сердца многих, в том числе и Петра Великого. Пётр её не только любил, но и уважал и иногда прислушивался к её мнению относительно государственных дел, прожил с ней много лет и, преодолев противодействие ближайшего окружения, вступил с безродной простолюдинкой (латышкой, шведкой, полькой? – историки с её национальностью до сих пор не определились) в законный брак и сделал её императрицей. Да, она (в девичестве – Марта Скавронская) была из простых, необразованной женщиной, но не марионеткой, которой легко могли манипулировать опытные царедворцы вроде Меншикова и Остермана.

И наконец: в реальности той интриги с завещанием Петра, что положена в основу сериала, не было. Император перед смертью не называл и тем более не вставлял в завещание ничьего имени, и уж точно не звал к себе в качестве секретаря-душеприказчика Остермана, который в сериале главный злодей-интриган. Насчёт переписывания завещания существует версия (легенда), что Пётр на смертном одре хотел передать корону своей любимой дочери и звал её. Но это вовсе не Елизавета, а её старшая сестра Анна, которая здесь эпизодический персонаж. В сериале почему-то за немецкого принца поначалу сватают Елизавету, на самом же деле Пётр планировал отдать её за французского принца, и именно поэтому Елизавету учили французскому, которым она отлично овладела, и, хотя заграничный брак Елизаветы сорвался, после её воцарения всё дворянство в России заговорило по-французски. Анна же умерла в двадцатилетнем возрасте, вскоре после того, как родила мальчика Карла Петера Ульриха (будущего русского императора Петра III).

Для человека, хоть немного знакомого с реалиями тех баснословных лет, не говоря уже об историках, смехотворна сцена, в которой придуманные сценаристами пажи Елизаветы в одеянии монашек пытаются проникнуть в шикарный особняк Остермана (Петербургу тогда было чуть больше 20 лет, таких дворцов, как в сериале, ещё не строили), дабы выкрасть завещание Петра.

26- Агриппина Стеклова.jpg

Екатерина I (Агриппина Стеклова) и Пётр I (Александр Балуев)

Современные причёски и лица у многих персонажей в сериале «сбивали прицел» и наводили на мысль, что это герои современных детективов, наряженные в костюмы XVIII века, которых ненадолго пустили в Зимний дворец, Царское Село или Архангельское (кстати, их тогда ещё не было). Придуман денщик Петра Батурин, в которого влюблена Елизавета, якобы согласившийся стать агентом Остермана и доносить ему обо всех её шагах. Будущий фельдмаршал Бутурлин, прообраз Батурина, разумеется, до такой низости не опускался, да и нужды не было – в реальности шестнадцатилетняя Елизавета в 1725 году не претендовала на престол. И Екатерина никак не могла её подозревать в стремлении отстранить родную мать от власти. Сподвижник Петра граф Остерман, конечно, был лукавым царедворцем, но не таким злодеем-русофобом, каким принуждён играть его Алексей Агранович...

Лишь один персонаж вызывал в сериале сочувствие: ненадолго воцарившийся внук Петра, сын несчастного царевича Алексея подросток Пётр II. Пятнадцатилетнего императора (в исполнении юного актёра Алексея Онежена) все хотели использовать в своих интересах, Петрушу обманывали, спаивали, но, несмотря на иногда безобразные капризы, его было очень жаль. Сценаристы придумали ему рискованные сцены приставания к Елизавете, однако и в них юному актёру удалось вызвать сочувствие – затравленный, одинокий, во всех разочаровавшийся, приговорённый. На его фоне фальшивыми казались все.

Впрочем, фальсификаторам истории многое можно было бы простить, если бы они предъявили продукт столь же увлекательный, как, например, «Три мушкетёра», где страшно был оклеветан герцог Ришелье, но за замечательных героев и их приключения автору это простили. Или наши «Гардемарины», где реальные политические фигуры присутствовали всего лишь в качестве антуража романтической эпохи.

А тут кроме звучавшей в сериале нелепой фразы Екатерины, которая вынесена в заголовок, вспоминается её же другая, которую на свою голову придумали сценаристы и утвердили продюсеры: «Обосрался, так уж молчи!»

Очень жаль, что режиссёр Дмитрий Иосифов, снявший замечательный сериал «Уходящая натура» и добротный исторический «Екатерина. Взлёт», так снизил планку.


Медиа: image / jpeg


15. ??Старый ворон чёрный09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Шахназаров снял два фильма-пророчества в момент, когда глупый народ свергал унылое правительство, – а критики, чтоб разъяснить иносказание, в наличии не было, ибо критика у нас от века протестная, сумасбродная, поддержит абсолютно любое возмущение против власти и даже готова на время массово поглупеть во имя великой цели (сам из них, знаю).

«Город Зеро» (1988) был смачным троллингом перестройки, а не пародией на социализм, как по сию пору писано в сорока сороков киноведческих работ. Башня национальной памяти из байкеров, шлюх и первых исполнителей рок-н-ролла, превращение плясок и причёсок в идею, а голых секретарш и торта из головы в норму – всё это было приметой триумфально наступающих, а не позорно уходящих времён; но бунюэлевской издёвки у Шахназарова и его соавтора А.Э. Бородянского не разглядели, а неизбежное клеймо сына горбачёвского помощника помешало оценить ехидную анафему делу папы и его всеми любимого в 1988 году патрона.

Ещё обиднее была история с «Белым тигром» (2012), который за 10 лет до событий предвосхитил нынешнюю драку России с формально просвещённым, но по сути абсолютно дикарским коллективным Западом. Считывать аллегории ни один народ не способен, а самозваная лучшая его часть в тот год опять занималась шатанием режима и к Отечественной войне была равнодушна: ей хотелось гражданскую. Да и не об Отечественной по большому счёту войне была картина, а о великом общеевропейском антирусском походе, о той инфернальной злобе, какую питают белые доминаторы к неведомому и заранее заклеймённому проклятием миру, воплотившейся в неуловимый, неистребимый, гасящий русский наступательный порыв танк-призрак без экипажа. Дураки обиделись: где победа добра? Почему рус-Иван в конце не спалил монстра, а только чутко ловил его незримое копошение? Да потому и не спалил, что антирусская воля белого мира умрёт только вместе с Европой и наилучшим образом озвучена Гитлером в финале: «Да мы просто нашли мужество осуществить то, о чём мечтала Европа. Там всегда не любили евреев и всегда боялись эту мрачную угрюмую страну на востоке. Я сказал: давайте решим эти две проблемы раз и навсегда». Ныне тупорылая, простодушная, не вовремя откровенная Украина, набив нацистские татухи, делает то, о чём втайне мечтают в Литве, Польше, Британии и в затаившемся на время рейхе. «Тигр» жив, и антидотом ему служит только чокнутый, со снесённой наглухо башней русский наводчик-экзорцист.

Уже двух этих картин было достаточно, чтоб навеки утвердить Шахназарова в ранге демиурга, издали распознающего угрозы национальному эго, – а сделал это один Путин, отдав ему в управление главную кинофабрику страны. Выбор тогда многих подивил: назначенец был в общественном сознании автором кино про чудиков – джазмена («Мы из джаза»), степиста («Зимний вечер в Гаграх») и курьера журнала «Вопросы познания» («Курьер»). Но и чудики у него были особенные. Курьер Иван выглядел забавным приколистом – а на деле отстаивал здравомысленную норму в зашоренном царстве тихого безумия. Полная бессмысленность окружающих – мамы, зачем-то преподающей литературу в ПТУ, кадровика, требующего автобиографию для поступления в курьеры, идиота-редактора в журнале с претенциозным названием – достигала пика в образе профессора несуществующих педагогических наук на велотренажёре: масса физических усилий ради стояния на месте. Заточенный под идиотов мир Иван и абсурдизировал до края: пел про козла, пил духи «Шанель» и честно писал в автобиографии, что родился в провинции Лангедок в 1668 году. Только абсурд в финале вырастал в дембеля афганской войны – столь же идиотской, что и вопросы тогдашнего познания и чудная блондинка с мечтой о красном спортивном автомобиле. «Мечтай о великом», – сказал тогда Иван, даря другу пальто и явно раздвигая рамки просто предерзкого молодёжного кино.

Спокойный здравый смысл среди дураков, упоённо занятых хренью, – то было кредо раннего Шахназарова, которое не могло не понравиться традиционалистам. Из этой грибницы был и энтузиаст Костик, лабающий джаз в суете миростроительной ереси (баллада «Старый рояль» как гимн ненавязчивого консерватизма), и мастер-чечёточник, наблюдающий хореографические мистерии в дымах и фольге (там фетишем благородной старины служил диван из комиссионки), и инженер-наладчик из «Города Зеро», обескураженно следящий за вакханалией новых времён. Словом, Шахназаров категорически не хотел новаций в мире, где все яростно желали именно их. Он же поставил под занавес самый великий русский роман всех времён «Анна Каренина», вернув ему первоначальный смысл: бунт ослепительно прекрасной самки-грешницы против не самых скверных общественных институций Бога, брака и семьи. Едва ли не единственный из всей дюжины постановщиков вернул «старцу Каренину» его подлинный возраст – 46 лет (!!!). Впервые сделал Анну сиятельной вертушкой и сестрой своего братца Стивы – а не той засушенной жертвой неравного брака, какой вечно изображают её прогрессисты. Показал её глазами влюблённого Вронского, а не историков женской эмансипации. Сократил к чёрту Левина, который своей моралью до дрожи надоел всем (редкий случай, когда образ автора до такой степени действует против его же идеи).

Внезапный, как и всё в России, поворот нации вправо сделал его телезвездой, но не заставил пересмотреть старые фильмы и наконец-то провозгласить его национальным киноклассиком.

Сделаем же это мы – заглаживая вину революционной кинокритики перед консервативной кинотрадицией.


Медиа: image / jpeg


16. Посвящение в свет09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Так уж вышло, что 100-летие пионерии в этом году совпало с 85-летием артековской дружины «Лазурная», ассоциирующейся для многих с Адаларами, Шаляпинской скалой, Пушкинским гротом... И как один из председателей совета этой дружины, в далёком 1986-м воплотивший на сцене Дворца «Суук-Су» образ Александра Сергеевича, с удовольствием окунусь в омут памяти, чтоб лишний раз засвидетельствовать: ничто на земле не проходит бесследно.

«АРТЕКОВЕЦ СЕГОДНЯ – АРТЕКОВЕЦ ВСЕГДА!»

В советские времена путёвка в «Артек» для школьника – нечто из ряда вон выходящее, невероятное. Особенно если речь шла о небольшом провинциальном городке в Республике Коми. Нет, конечно, Печора – и тогда транспортный узел и «энергетическая столица» региона, с учётом Печорской ГРЭС. А одна из центральных газет СССР даже посвятила Печоре целый разворот, правда, весьма критический, с заголовком «Город не на обочине».

Однако печорских пионеров в главный пионерлагерь страны отправляли всё-таки нечасто. И почему в тот раз выбор пал на меня, загадка. Грудью амбразуру дзота не закрывал, под откос вражеские поезда не пускал и в мирной жизни героизм проявить не довелось: ни одного подвига, воспетого на страницах «Пионерской правды».

Отличником не был. В пионерском отряде класса занимал более чем скромную должность цветовода. Да, самовыражался в драмкружке городского Дома пионеров, участвовал в городских творческих мероприятиях, но как и многие мои ровесники. Родители – трудяги, никакого блата... Случайное везение.

И высшая награда «Артека» – фотографирование у развёрнутого Красного знамени лагеря – не более чем стечение обстоятельств. В нашу смену от дружины этой чести были удостоены двое – я и дружинный знаменосец Фёдор Копач из Молдавии.

артек Высшая награда советского Артека фотографирование у развёрнутого.jpg

Высшая награда советского «Артека» – фотографирование у развёрнутого Красного знамени лагеря


Это уже после «Артека» меня, восьмиклассника, избрали членом бюро ГК ВЛКСМ, а по окончании школы приняли на работу инструктором горкома, где, кстати, проработал недолго. Как победителя республиканского конкурса по коми литературному краеведению без экзаменов зачислили на финно-угорский факультет Сыктывкарского университета... По местным меркам карьера головокружительная и необъяснимая! Милость Божья...

Но вернусь в февраль 1986-го. Возможность около 40 дней провести на Южном берегу Крыма, утопающем в цветущем миндале, когда у нас мели метели, конечно, воспринималась как чудо. Увы, в дороге сильно простудился, поэтому сразу по прибытии в «Артек» попал в лечебный корпус. Впрочем, и в этом повороте судьбы проглядывала улыбка Фортуны. Больничный режим, оградивший меня и товарищей по несчастью от насыщенных событиями пионерских будней, одарил экскурсиями по 10 артековским дружинам: «Лазурной», в которую я был распределён, «Хрустальной», «Алмазной», «Янтарной», «Кипарисной», «Лесной», «Озёрной», «Полевой», «Речной» и «Морской».

«КАК ТЕБЕ ПРО «АРТЕК» РАССКАЗАТЬ?..»

Вот, например, корпус, в котором жила посол доброй воли Саманта Рид Смит. Та самая школьница из американского штата Мэн, что написала генсеку ЦК КПСС Юрию Андропову письмо с вопросом о военных планах: «...Я очень беспокоюсь, не начнётся ли ядерная война между Россией и Соединёнными Штатами. Вы собираетесь проголосовать за начало войны или нет? Если Вы против войны, скажите, пожалуйста, как Вы собираетесь помочь предотвратить войну?.. Почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну?». И 26 апреля 1983 года получила ответ с заверениями в мирных намерениях. Юрий Владимирович пригласил юную американку вместе с родителями в «Артек», где той очень понравилось. Она носила артековскую форму, сдружилась со многими артековцами и с удовольствием участвовала во всех пионерских делах дружины «Морская». Мечтала когда-нибудь снова вернуться «под бок» Аю-Дага.

артек Саманта Смит в Артеке 1983 год.jpg

Саманта Смит в «Артеке», 1983 год


Покидая лагерь 22 июля, Саманта с улыбкой сказала телевизионщикам: «Будем жить!». Однако 25 августа 1985 года в возрасте 13 лет погибла в авиакатастрофе, возвращаясь с отцом со съёмок сериала «Улица Лайм». Через год, 4 июля – в «день приезда» – у подножия Медведь-горы открыли персональную аллею и установили именной гранитный пилон в честь «голубки мира», в том числе прославившей в Америке главный детский центр СССР: более 100 американских школьников из 20 штатов, победившие в национальном конкурсе «Почему я хочу поехать в «Артек»?», смогли осуществить мечту.

В том же 1986-м советская ровесница Саманты Катя Лычёва по предложению организации «Дети как миротворцы» нанесла ответный визит в США и с 21 марта по 4 апреля посетила с «миссией мира» Нью-Йорк, Вашингтон, Сан-Франциско, встретилась с президентом Рональдом Рейганом...

артекГенеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев 1979 год.jpg

Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, 1979 год

А вот памятные артековские места, где в разные годы советские пионеры встречались с Никитой Хрущёвым и Леонидом Брежневым, премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру и его дочерью Индирой Ганди, первым президентом Социалистической Республики Вьетнам Хо Ши Мином и восьмым президентом Финляндии Урхо Кекконеном, главой Иранского правительства Амиром Аббасом Ховейдой и председателем Совета министров Республики Чад Франсуа Томбалбаем, генеральным секретарём Итальянской компартии Пальмиро Тольятти и другими главами государств и правительств, политиками и статусными дипломатами, а также советскими и зарубежными выдающимися учёными, спортсменами, деятелями культуры и искусства – знаковыми личностями. Например, Юрием Гагариным, Валентиной Терешковой, Владимиром Комаровым и американским астронавтом Фрэнком Борманом, совершившим в декабре 1968 года в составе экипажа космического корабля «Аполлон-8» полёт к Луне, единственной 6-кратной олимпийской чемпионкой-конькобежкой Лидией Скобликовой и олимпийским чемпионом, чемпионом Европы по футболу Львом Яшиным, восьмым чемпионом мира по шахматам Михаилом Талем и легендарным учёным-исследователем Севера Отто Шмидтом...


артекЧлен Центрального парламентского совета Всеиндийского комитета Индийского.jpg

Член Центрального парламентского совета Всеиндийского комитета Индийского национального конгресса Индира Ганди в «Артеке», 1957 год

артек Пионеры Артека встречают генерального секретаря Итальянской компартии.jpg

Пионеры «Артека» встречают генерального секретаря Итальянской компартии Пальмиро Тольятти, 1964 год

артек Советский космонавт Юрий Гагарин в Артеке 1961 год.jpg

Советский космонавт Юрий Гагарин в «Артеке», 1961 год


Что ни скамейка, дорожка, костровая – сакральная святыня международных дружбы и солидарности. Тот же «Лазурный», всегда верный интернациональному долгу, даже в самую первую смену в марте 1937-го, наряду с советскими детьми, принимал юных посланцев Испании – «орлят» гражданской войны 1936-1939 годов. А вот, к примеру, официальная площадь дружины, где 16 июня 1985-го, в день 60-летия «Артека», состоялась торжественная линейка с участием Председателя Центрального совета Всесоюзной пионерской организации Людмилы Швецовой и руководителя всего лагеря Германа Чёрного...

Да, яркость имён, «освещавших» то или иное событие своей преходящей земной славой, меркнет с годами. Поль Робсон, Анри Барбюс или даже Джанни Родари у «племени младого, незнакомого» менее котируемы, чем Джастин Бибер или Джоан Роулинг. А вот племя родителей и дедов живёт воспоминаниями, описывая давние артековские встречи, как апостолы-евангелисты, с благоговейным трепетом – в мельчайших подробностях и с нетленными красками. Сохранится ли у нынешних героев дня такая же преданность кумирам?

артек Американский певец Поль Робсон в Артеке 1958 год.jpg

Американский певец Поль Робсон в «Артеке», 1958 год

артекФранцузский писатель Анри Барбюс и пионер-артековец по имени Джим 1928 год.jpg

Французский писатель Анри Барбюс и пионер-артековец по имени Джим, 1928 год

артек Итальянский писатель Джанни Родари на встрече с советскими пионерами во.jpg

Итальянский писатель Джанни Родари на встрече с советскими пионерами во время визита в СССР в 1963 году


«...МОЙ ТОВАРИЩ, МОЙ ДРУГ, МОЙ ПОПУТЧИК»

Сколько фестивалей, всесоюзных пионерских слётов, всевозможных международных эстафет и творческих форумов приютила за эти десятилетия гостеприимная Страна детства?!

В 70-е на артековской конференции «Разноцветные галстуки за круглым столом», собравшей более 100 представителей зарубежных детских и юношеских организаций, делали доклады генеральный секретарь Всемирной федерации демократической молодежи (ВФДМ) Мишель Жуэ и генеральный секретарь Единой демократической организации молодежи Кипра Андонакис Христодулу.

Прологом к ХІ Всемирному фестивалю молодежи на Кубе стал Международный детский фестиваль «Пусть всегда будет солнце!» в «Артеке», куда съехались полторы тысячи ребят и полтысячи почётных гостей из 158 международных, региональных и национальных детских и юношеских организаций 103 стран мира! Среди них – вице-президент ВФДМ Хашим Ибрагим, генеральный секретарь СИМЕА (Международного комитета детских и юношеских организаций при ВФДМ) Тади Альфельди, заместитель директора информационного центра ООН в СССР Паулина Вебер, известные общественные деятели – финский политик и лауреат Международной Ленинской премии мира Марьям Вире-Тоуминен, французский писатель Пьер Гамарра, представительница молодежного движения Чили Гладис Марин, американский врач и педагог Бенджамин Спок...

Мне, как и многим тысячам мальчишек и девчонок из разных стран, посчастливилось пройти по краешку судьбы советского «Артека», увидеть огонь в глазах самоотверженных последователей пионеров-героев, боевой задор в духе детских кинохитов режиссёра Николая Калинина по повестям Анатолия Рыбакова. Помните, один из персонажей «Бронзовой птицы» (1974 г.) в конце фильма предлагает: «Надо крепить интернациональную дружбу, потому что фашизм поднимает голову!»? Пророчество из детских уст! А следом – знаменитая песня Булата Окуджавы и Станислава Пожлакова:

«Что легенды нам о боге,

Не святые мы с тобой.

Наши боги – те дороги,

Что ведут в последний бой!..»

артек Маршал Советского Союза Семён Будённый в Артеке 1946 год.jpg

Маршал Советского Союза Семён Будённый в «Артеке», 1946 год


В этих художественно-идеологических образах (в тех же возвышенно-эмоциональных музыкальных композициях с их щемящей мощью «Артековец сегодня – артековец всегда», «Как тебе про «Артек» рассказать...», «Живой уголёк», «Первая вершина», «Абсолют», «Солнцу и дружбе – салют!»...), запечатлён миф, накладывающий свой романтический отпечаток на реальность – рождающий стремление к идеалу, такому заоблачно далёкому и одновременно близкому, на расстоянии протянутой руки.

«...Пламя разгорается

На весь земной простор,

И первыми время нас учит.

Ты гори, гори, мой костёр,

Мой товарищ, мой друг, мой попутчик».

«НАМ ЭТОТ МИР ЗАВЕЩАНО БЕРЕЧЬ»

Увлекательные, конкретные дела с утра до вечера были главным педагогическим инструментом воздействия на артековцев: некогда передохнуть – каждый день расписан чуть ли не по минутам образовательными проектами, творческими состязаниями, праздниками и общественно-политическими акциями...

артек Мы вместе навек чудесный Артек!.jpg

«Мы вместе навек, чудесный «Артек»!»


Чего стоила хотя бы организованная СИМЕА торжественная церемония передачи международной эстафеты «Нам этот мир завещано беречь» болгарскими пионерами советским, в которой довелось поучаствовать и мне?! До Болгарии эстафета побывала в Монголии, на Кубе, в ГДР, а в СССР по её маршруту были запланированы встречи школьников с ветеранами Великой Отечественной войны и делегатами XXVII Съезда КПСС, митинги солидарности с участниками антивоенного движения и трудовые десанты.

Дружине «Лазурная» поручили провести на официальном общелагерном сборе шествие с флагами мировых держав. В Советском Союзе на праздничных демонстрациях любили устраивать подобные шоу: знаменосцы под музыку не только маршировали в шеренгах, но и выстраивались в пространственные изображения различных символов, отчётливо различимые только на расстоянии.

Для почётной миссии из старших отрядов отобрали несколько десятков самых достойных и... рослых пионеров. Репетиции проходили даже во время «абсолюта» («тихого часа»), что стало предметом белой зависти у обречённых на дневной сон.

Не время спать! Жизнь – стремительный поток событий. Главное – всё успеть и никуда не опоздать. Летишь, как вихрь, на костровую соседней дружины сквозь фиолетовые водопады ароматной глицинии и солнечные «струи» лабурнума («золотого дождя»), мимо роскошных шапок сирени, бордовых – иудина дерева (церциса, или багрянника), розово-белоснежных – олеандра... А потом, подчиняясь командам педантичного режиссёра, носишься с друзьями со штандартами разных государств под весьма ритмичную песню Юрия Чичкова и Константина Ибряева «Нам этот мир завещано беречь», чтоб не дать «стать пеплом и золой тому, что красотой земной зовётся». И с гордостью восклицаешь: «Да здравствует ветер, который в лицо!.. И нет нам покоя! Гори, но живи!».

Мне сначала достался флаг Люксембурга, но когда в процессе построений и в конце шествия оказалось, что я волей случая – во главе одной из двух колонн, величественно направляющихся по центру площади к трибунам и телекамерам, вручили «символ государственного суверенитета СССР и нерушимого союза рабочих и крестьян в борьбе за построение коммунистического общества», моему соседу во второй колонне соответственно – флаг Болгарии. Правда, меня смущало, почему наши державные колонны, при всём декларируемом единстве устремлений, возле трибун расходятся в разные стороны.

И лишь по прошествии времени неожиданно выяснилось: большинство священных ритуалов во имя мира на Земле в плане эффективности – сродни отопительному сезону в зимнем лесу... Зато в сознании скольких юных жителей планеты создано зримое представление о счастливом детстве и привито чувство сопричастности к судьбе человечества?! Неслучайно в 2000 году в Токио «Артек» признан лучшим детским центром среди 100 тысяч детских лагерей из 50 стран...

«ВОСПОМИНАНЬЕМ УПОЕННЫЙ...»

В начале смены вернувшись из лечкорпуса в дружину, я обнаружил, что все пионерские поручения распределены, но быть «на подхвате» при столь серьёзных ежедневных эмоциональных и физических (спортивных) нагрузках оказалось благом. Ведь с общественными делами соседствовала учёба в артековской школе – без домашних заданий, но по полной учебной программе.

Из секций и кружков, коих в «Артеке» тоже великое множество, меня заинтересовал библиотечный, который вела удивительный человек, одухотворённый и креативный, всей душой влюблённый в творчество Пушкина и знающий его чуть ли не наизусть, – Руфина Куваева. Она предложила кружковцам поставить по собственному сценарию литературно-музыкальную композицию о южной ссылке, которую поэт провёл в 1820-1824 годах в том числе в Гурзуфе вместе с семьёй генерала Николая Раевского, и где пережил «счастливейшие минуты своей жизни», обрёл «колыбель Онегина»:

Прекрасны вы, брега Тавриды,

Когда вас видишь с корабля

При свете утренней Киприды...

артек Бюст Александра Пушкина в Артеке.jpg

Бюст Александра Пушкина в «Артеке»


В своей книге «Знаменитые гости Гурзуфа и «Артека» Руфина Александровна впоследствии напишет:

«...Особенно мне запомнился 1986 год. В «Артеке», в дружине «Лазурная» шла третья пионерская смена. Ко мне в библиотечный кружок пришёл подросток, который был очень похож на юного поэта: густые кудрявые волосы, большие выразительные глаза, пухлые губы – точная копия Александра Сергеевича. Не использовать такой случай было бы обидно. Поэтому я предложила собравшимся пионерам преобразовать библиотечный кружок в драматический и поставить написанную мной небольшую пьесу «Пушкин в Гурзуфе». Все охотно согласились, но Виктор, так звали мальчика, выразил некоторые сомнения о возможности перевоплощения. Образ Пушкина вызывал у него священный трепет. Поверить в себя помогли многочисленные репетиции и большая кропотливая работа, включавшая изучение биографических материалов.

Никогда в жизни я так не волновалась, как на состоявшейся во Дворце «Суук-Су» премьере этой пьесы, но Виктор органично вошёл в роль, исполнив её вдохновенно, сдержанно, очень выразительно и убедительно. Дикция была безупречной.

Сцена на корабле, в которой очарованный морскими бескрайними просторами и живописным гурзуфским берегом Пушкин пишет свою знаменитую элегию, до сих пор стоит у меня перед глазами. На диапроекторе – военный бриг, рассекающий волны, звуковым фоном – музыка любимого поэтом Моцарта, а в свете рампы – оживший портрет юного поэта кисти Ильи Ефимовича Репина. Слегка загримированный Витя с гусиным пером в руках что-то пишет на бумаге и импровизирует вслух:

Погасло дневное светило;

На море синее вечерний пал туман.

Шуми, шуми послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Я вижу берег отдаленный,

Земли полуденной волшебные края;

С волненьем и тоской туда стремлюся я,

Воспоминаньем упоенный...

В зале царила восторженная тишина, а по окончанию нашего спектакля его участников и, разумеется, главного героя искупали в овациях. На следующее утро Витю стали уважительно называть «Александром Сергеевичем». А я никогда и нигде, ни в одном кинофильме, ни в одном спектакле, не видела исполнителя роли юного поэта лучше, чем Виктор Терентьев, семиклассник из далёкого северного городка Печора...»

Руфина Куваева с активистами последнего библиотечного кружка дружина Лазурная 1988 год.jpg

Руфина Куваева с активистами последнего библиотечного кружка, дружина «Лазурная», 1988 год

«СОЛНЦУ И ДРУЖБЕ – САЛЮТ!»

В середине смены состоялось отчётно-перевыборное пионерское собрание, на котором меня избрали членом совета дружины, а совет дружины – председателем. Проблема заключалась в отсутствии командного навыка, необходимого для проведения общедружинных мероприятий. Буквально на следующий день, День союзных республик, предстояло открывать торжественную линейку...

На главной площади выстроилась вся дружина. Уже позади тирада, отчеканиваемая потом каждое утро и каждый вечер: «Под знамя дружины «Лазурная» имени дважды Героя Советского Союза лётчика-космонавта СССР Владимира Михайловича Комарова Всесоюзного Ордена Трудового Красного Знамени, Ордена Дружбы народов пионерского лагеря «Артек» имени Владимира Ильича Ленина смирно!» Дружинное знамя внесено. Необходимо зачитать перечень знамён всех 15 республик, которые вот-вот взовьются на флагштоках. И вдруг меня сносит на монотонный речитатив:

...Узбекской Советской Социалистической Республики, Казахской Советской Социалистической Республики, Грузинской Советской Социалистической Республики.

Витя, не пой! – строго шепчет старшая пионервожатая Надежда Кузнецова, стоящая рядом со мной у микрофона.

Но я ничего не могу поделать и продолжаю «петь»:

Азербайджанской Советской Социалистической Республики...

Витя, не пой! – шёпот Нади становится громче, а тон грознее.

Литовской Советской Социалистической Республики...

Тут голос вожатой выразил всю силу её эмоции, а приказ, благодаря беспристрастному микрофону, послушно повторили все звукоусилительные колонки... С того дня в публичных выступлениях я успешно обрубал окончания слов и фраз, не вызывая больше нареканий старших товарищей. Впрочем, упрекнуть их в суровости и придирчивости, конечно, нельзя.

артек Совет дружины Лазурная 3-й смены в центре старшая пионервожатая.jpg

Совет дружины «Лазурная» 3-й смены, в центре – старшая пионервожатая Надежда Кузнецова, 1986 год


Неравнодушная Надя и столь же искренние её коллеги вместе с юными подопечными и заботливым «отцом дружины» Сергеем Ерохиным, талантливо руководившим «Лазурной» с 16 июля 1982-го по 31 декабря 1986-го (сейчас Сергей Вячеславович – советник гендиректора МДЦ «Артек» по организационно-педагогической деятельности), буквально сроднились. Стали единой, дружной семьёй, в которой мудрость и сердечность взрослых не подавляли детские озорство и не в полной мере осознаваемую натуру, а дипломатично направляли в рациональное русло, выводя на новые уровни понимания.

Каждый новый день здесь был наполнен стремлением и желанием сделать что-то важное и яркое, – вспомнит Ерохин по случаю 85-летия дружины. – Каждая новая смена приносила постоянно растущее ощущение успеха от сделанного. Каждый новый год, проведенный вместе, делал коллектив и меня уверенней и сильнее

.артек Сергей Ерохин начало артековской страницы биографии.jpg

Сергей Ерохин, начало артековской страницы биографии

«ЧЕРЕЗ МРАК – НА СВЕТ КОСТРА»

Дружинные корпуса-дачи, воздвигнутые ещё во времена дореволюционных владельцев-создателей курорта «Суук-Су» Владимира Березина и его супруги Ольги Соловьёвой, к моменту назначения Сергея Вячеславовича пришли в плачевное состояние. Однако весной 1983-го их преобразил капитальный ремонт, инициированный руководителем «Артека» Валерием Никулиным и проходивший под контролем Ерохина. Позднее, в августе 1988-го, студенты Уфимского нефтяного института завершили в «Лазурной» строительство комплекса «Пушкинская тропа», которое велось три летних сезона и населило дружинный парк выразительными сказочными персонажами, вроде исполинской головы из поэмы «Руслан и Людмила».

В начале 90-х реконструкционной волной всю дружину накрыл её новый руководитель Сергей Лебедев. В том числе обновлены летняя эстрада и Будёновская аллея, где с артековцами в апреле 1946-го беседовал прославленный командарм Первой Конной. Плюс общая телефонизация, перенос костровой на Пушкинскую площадь, открытие кабельного телевидения, эстетического центра, детского кафе...

Всё-всё здесь способствует всестороннему развитию и личностному росту ребёнка – через творческо-игровую и спортивно-туристическую деятельность, навыки дружеских отношений со сверстниками, гармонию с самим собой и природой. Достаточно сказать, что среди воспитанников «Лазурного» – Ольга Голодец, Олег Газманов, Владимир Винокур, Тамара Гвердцители, Сергей Лазарев...

В роли генератора образовательного процесса сегодня в «Артеке» выступают около 100 учителей, средний возраст которых – 35 лет, и 500 вожатых в возрасте от 19 до 25 лет, назначаемых на конкурсной основе из активных специалистов разных регионов страны. А сам лагерь, с его развитой инфраструктурой, собственными учебными технологиями и культурными традициями, превратился в ведущую международную площадку по созданию, апробации и внедрению инновационных программ общего и дополнительного образования, не говоря уже об оздоровлении и отдыхе детей.

Согласно утверждённой Правительством РФ Программе развития «Артека» на 2021-2025 годы, предстоят масштабные реконструкция и модернизация, начатые в 2014-м, внедрение передовой образовательной системы на основе современных информационных технологий и развитие по 5 направлениям: «Образование», «Кадры для «Артека», «Территория детства», «Продвижение» и «Кибербезопасность».

Президент России Владимир Путин в Артеке 2001 год.jpg

Президент России Владимир Путин в «Артеке», 2001 год


«ГДЕ ЯРЧЕ СВЕТ, ТАМ ТЕНИ ГУЩЕ»

Мой артековский друг из Латвии Виктор Старостин любил повторять вслед за Экзюпери: «Самое главное – то, что не увидишь глазами!.. В «Артеке» всё, в том числе зоркость сердца, развивается реактивно». А старшая пионервожатая часто напоминала, что каждому из нас желательно ежедневно вести артековский дневник, чтоб ничего не упустить – важного разговора с кем-либо из друзей, значимой ситуативной мелочи или внезапно возникшей мысли, передающих неповторимую атмосферу жизни лагеря. Увы, усидчивостью и тягой к эпистолярному жанру я тогда не отличался. Однако не забыл даже то, что и рад бы.

Например, отсутствие доверительного контакта с отрядной вожатой – прекрасным педагогом и славным человеком, всеобщей любимицей. Скорее всего, я сам давал поводы для повышенной критичности с её стороны, пристального взгляда, словно вычитывавшего вещим сердцем в моей душе некие неодобрительные качества (смертные грехи?), от меня скрытые. Допустим, привычку оставаться собой, а не становиться тенью чужих ожиданий-проекций? Как бы там ни было, невидимая стена между нами сохранилась до конца смены, несмотря на обоюдные, надеюсь, попытки установить взаимопонимание. Что ж, и для «Артека» приемлема ситуация, когда «костру разгораться не хочется, вот и весь, вот и весь разговор».

Зато дружбу с экс-библиотекарем «Лазурной» мы пронесли через десятилетия. В этом году Руфине Александровне, которая по дню рождения – time twins Ленина, исполнилось 86. В «Артек» она приехала из Вологды осенью 1972-го по вызову отдела кадров лагеря: дружинных библиотек много, но с библиотекарями – напряжёнка. А Куваева – выпускница Великоустюгского библиотечного техникума и филфака Вологодского пединститута, успешно работала в областной библиотеке.

Правда, квартиру приглашённому специалисту своевременно предоставить «забыли». 10 лет жила в вожатском общежитии, где неоднократно сталкивалась с уже тогда поднимающим в Крыму голову украинским национализмом... Но в один прекрасный день – не без собственных усилий! – получила в Гурзуфе законную благоустроенную «крышу над головой».

Всю себя всегда отдавала работе, с которой иногда уходила после полуночи. Считает библиотеку огромным и не в полной мере используемым резервом образовательно-воспитательного процесса. Увы, в числе артековских руководителей были и такие, кто слышать не хотел про «все эти читальни». Мол, вчерашний день! Но когда супруге одного из чиновников понадобилось место библиотекаря, Руфине Куваевой не постеснялись сказать об этом открытым текстом. Так, в 1993-м её «ушли на пенсию», хотя сил и желания трудиться на благо детей ей было не занимать, а ещё квалификация, интеллект и творческая натура!

Тогда Руфина Александровна основала в Ялте Шаляпинское общество, которое зарегистрировала в 1996-м. Первые концертно-просветительские программы с лёгкой руки Куваевой стартовали уже в 1993-м. Прикладывала титанические старания на осуществление мечты Фёдора Ивановича о постройке в «Артеке», на Шаляпинской скале Замка искусств. Конечно, безуспешно – украинские функционеры от культуры были категорически против «несвоевременной» идеи.

Но преодоление препятствий на пути к всеобщему счастью – дополнительный бонус для сверхэнергичных. «Покой нам только снится», – смеётся целеустремлённый человек, любящий жизнь и верящий в торжество здравого смысла. Пишет книги и живёт насыщенной творческой жизнью. Несмотря ни на что и вопреки всему...

Благодаря «Артеку» я понял: психологическая зрелость – в умении адаптироваться к тому, что не в силах изменить. Смеяться, когда весело, и плакать, когда грустно, – не загонять подлинные чувства в дальний угол подсознания. Уязвимость при досконально-исчерпывающем, полнокровном проживании жизни – мнимая, в нём – сила. Осмысление фрустраций (несоответствий между желаемым и действительным), а не бегство от них – оберег от жестокости и душевной чёрствости, свидетельство способности к духовному росту... Посвящение в эту светлую истину для меня состоялось у подножья Аю-Дага.

Фото из архива МДЦ «Артек»

и личного архива автора

Аю-Даг и Адалары.jpg

Медиа: image / jpeg


17. ?Путин, отец Путина09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Художник творческой мастерской Российской академии художеств в Казани, член Союза художников России, резидент арт-кластера «Таврида» Екатерина Манько подарила президенту России Владимиру Путину живописный портрет его отца. Автор вручила картину главе государства на встрече с молодыми предпринимателями, инженерами и учёными.

«Портрет я написала с фотографии отца Владимира Владимировича, Владимира Спиридоновича Путина, сделанной ещё до Великой Отечественной войны, в 1930-е годы. С этой фотокарточкой президент ходит в День Победы на акцию «Бессмертный полк». На фотоизображении его отцу двадцать один год, совсем молодой человек ещё», – рассказала «ЛГ» Екатерина Манько.

Владимир Спиридонович Путин до войны служил на флоте, сначала в учебном отряде подводников на Васильевском острове в Ленинграде, а потом в бригаде подлодок в Кронштадте в должности рулевого-сигнальщика. Именно тогда, в 1932 году, была сделана фотография, на которой старший Путин запечатлён в бескозырке, ставшая прототипом для живописного портрета. В начале Великой Отечественной он ушёл добровольцем на фронт, воевал на «Невском пятачке», был ранен. После войны трудился мастером на вагоностроительном заводе.

Сама художница родилась в Татарстане, окончила Художественное училище им. Н.И. Фешина в Казани и мастерскую художника Алексея Суховецкого на живописном факультете в Московском государственном академическом художественном институте им. В.И. Сурикова. Выставки произведений Екатерины Манько проходили в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, в Китае, Сербии, Боснии. В прошлом году при поддержке Росмолодёжи, Российской академии художеств, Республиканского совета ветеранов Республики Татарстан, Министерства культуры, Министерства труда, занятости и социальной защиты, Министерства по делам молодёжи Республики Татарстан она стала идейным вдохновителем акции «Краски Победы». По её программе молодые художники под руководством профессиональных наставников создали портреты 292 жителей Татарстана, участников Великой Отечественной войны. После этого работы передали в дар ветеранам или их семьям.

По словам Екатерины Манько, ветераны Великой Отечественной войны являются совестью российского общества. «Моей бабушке сейчас восемьдесят два года, она ждёт меня дома, когда я возвращаюсь из мастерской поздно ночью или рано утром с новыми работами. Её доброта и мудрость – это моё вдохновение. Сила России – в семейных ценностях, преемственности поколений и почитании истории», – отметила живописец.

Владимир Путин долго жал ей руку, когда она преподнесла ему картину. «Он яркий, невероятно остроумный, энергичный, образованный человек», – поделилась девушка своими впечатлениями от знакомства с президентом.

Стоит отметить, что недавно были озвучены некоторые факты из родословных летописей на вручении медалей Героев Труда и Государственных премий в Кремле. Получая знак Героя Труда, кинорежиссёр Никита Михалков поведал историю о том, что его предок, Константин Михайлович Михалков, в 1612 году был хранителем государственной печати у первого из Романовых – Михаила Фёдоровича, дедушки Петра Первого. Владимир Путин нашёл, что ответить на этот удивительный рассказ, вспомнив с иронией о том, что примерно с этого же времени – документально установлено церковными записями – его предки были простыми крестьянами, а потом простыми рабочими. «И для меня большая честь присутствовать на сегодняшней церемонии», – подчеркнул президент.


Медиа: image / jpeg


18. Гармоничный человек09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

«Для веселья нам даны молодые годы», – поётся в студенческом гимне. С возрастом сохранить весёлость непросто, и потому, глядя на Бориса Николаевича Любимова, невозможно соединить его речи с нынешними юбилейными «данными».

Сам Любимов в один из дней празднования заметил, что в Библии, например, почти не встретить слово «счастье», а «веселье» и «радость» – очень часто. Знание, добавляющее мудрость, но не превращающее её носителя в угрюмого и печального старца, – редкость. А Любимов, конечно, на старца ничуть не похож, а глядя на его юношеские и студенческие фотографии, отмечаешь, как многое в нём нынешнем от того, молодого, покорявшего горы, а в армейские годы ставшего свидетелем строительства Байконура… Нет, не только молодые годы нам даны для веселья – понимаешь всякий раз, разговаривая с Борисом Николаевичем и каждый раз имея возможность поразиться его многим знаниям и какой-то совершенно невероятной, прямо-таки кибернетической памяти.

Борис Николаевич Любимов – театральный критик, историк театра и историк русской философской и религиозной мысли, профессор, заместитель художественного руководителя Малого театра, а недавно – ещё и заместитель художественного руководителя Студии театрального искусства, ректор Театрального училища имени Щепкина при Малом театре и заведующий кафедрой истории театра России ГИТИСа… Кажется, и этот список неполон.

Когда нынешние студенты театроведческого факультета ГИТИСа на семинарах получают задание написать рецензию, как пример приводят ставшие хрестоматийными рецензии Павла Александровича Маркова, который был учителем Любимова в ГИТИСе, и рецензии самого Любимова, хотя повторить за ним, написать как он вряд ли у кого-то из нынешних студентов получится. Как в капле воды отражается мир, так и рецензия Любимова на тот или другой спектакль в его описании возвращается в контекст истории этого театра, в контекст театрального сезона, попутно узнаёшь о том, как занятые в спектакле актёры пришли к этим ролям… У Бориса Николаевича Любимова каждая рецензия – это маленькая энциклопедия театральной жизни.

Редкая способность держать в голове все даты и события необходима ему и в повседневном общении, когда он с удовольствием поздравляет своих вчерашних и позавчерашних студентов с каким-нибудь важным назначением или просто приятным событием, между прочим припоминая, что ровно десять, пятнадцать, двадцать или даже больше лет тому назад в этот день… Очень важно – это всегда напоминание о чём-то хорошем. Умение «всё помнить» (всё хорошее – опять-таки важно это подчеркнуть) помогает в выстраивании художественной стратегии театра. Малому театру, бывшему императорскому, а вчера и сегодня академическому театру России, конечно, повезло, что в конце 80-х художественным руководителем был избран Юрий Мефодьевич Соломин, но почти одновременно Малому театру повезло, что выбор Соломина пал на Любимова, приглашённого в театр завлитом, то есть заведующим литературной частью театра, и это сотрудничество подарило не просто замечательные, выдающиеся роли и самому Соломину, и многим другим выдающимся актёрам Малого, но определило репертуарный путь национальной сцены. А годы спустя именно советы Любимова помогли сложить репертуарную политику и сделать уверенные первые шаги Студии театрального искусства Сергея Женовача, а это – театральное счастье и молодого театра, и его публики.

Поскольку этот текст – более или менее юбилейный, а значит, поздравительный, нет ничего странного в тостоподобии его завершающей части: о верных людях говорят, что с ними в разведку пойти можно, а с годами приходит понимание, что в разведку ещё осталось с кем пойти, а вот за столом посидеть и поговорить – почти не с кем. Борис Николаевич Любимов – учитель и старший коллега – относится к тем редким и замечательным людям, которые незаменимы, наверное, и в разведке, но не менее важно его умение вспомнить всех поимённо, причём не в горе, а в радости, и этой радостью своей, неиссякаемым оптимизмом поделиться с другими, с нами и заставить поверить в лучшее – в театре, в жизни, в себе.


Медиа: image / jpeg


19. «Уральская Нобелевка» и «Новый Сказ»09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Из 3556 работ, поступивших на конкурс в этом году, в шорт-лист попали 150 участников из разных стран. Количество участников пополнилось силами Интернационального Союза писателей.

В этом году размер вознаграждений значительно вырос. Если 23 года назад, в самом начале существования премии, лауреатам вручали по пять тысяч рублей, то в этом году победители в номинациях «Проза», «Поэзия» и «Публицистика» получили по 750 тысяч.

В рамках общенациональной премии Бажова прошла и Евразийская литературная премия «Новый Сказ».

«Уральской Нобелевки», ранее однодневная, в этом году выросла в литературный фестиваль и проходила пять дней. Два из них – в городе Полевском, где Бажов жил и рос. Гостям показали музей «Малахитовая шкатулка» и музейный комплекс «Северская домна» Северского трубного завода – наследие древних металлургов, единственный в Европе и в России комплекс, объединивший прошлое и современность.

Гости и жители Полевского побывали на писательских семинарах и мастер-классах, где пообщались с современными прозаиками, поэтами, публицистами, общественными деятелями: писательницей Натальей Урбанской, председателем Общественной палаты ДНР, основателем фестиваля «Звёзды Донбасса» Александром Кофманом, поэтом Василием Стружем, писателем и публицистом Галиной Березиной, профессиональным киносценаристом и писателем Анатолием Леоновым и продюсером Юлией Леоновой. Церемонию награждения в Центре культуры и народного творчества города Полевского провели с ковровой дорожкой, овациями и величальными песнями.

Победителями и лауреатами стали: Владимир Голубев (Серпухов) – «Мастер прозы»; Василий Струж (Волгоград) – «Поэзия»; Александр Кофман (ДНР), Александр Гриценко (Москва) и Александр Федосов (Свердловская область) – номинация «Польза дела»; Александр Титков (Ставропольский край) – «Публицистика».

Ольга Новикова


20. Бажов и фантастика – рядом09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Она была учреждена в 2019 г. в связи с 140-летием со дня рождения писателя. Премия – дань памяти великому автору, который своим творчеством способствовал укреплению и развитию культуры Урала и России. Сказы П.П. Бажова широко известны за рубежом, они точно отражают менталитет российского народа, его чаяния и самобытность.

12-Новый сказ..jpg

В нынешнем году была значительно расширена география участия и премия получила престижный статус Евразийской. В составе жюри – известные авторы, члены Интернационального Союза писателей, авторитетные литературоведы и критики.

По итогам Евразийской литературной премии «Новый Сказ» им. П.П. Бажова диплом лауреата Гран-при конкурса в номинации «Проза» с присвоением звания «Мастер литературных шедевров» и «Стеклянная жемчужина» были вручены писателю Московской городской организации Союза писателей России Виктору Трифоновичу Слипенчуку за сборник «Одиночество и грёзы».

В своём обращении к участникам фестиваля В.Т. Слипенчук отметил, что он, конечно, счастлив принимать участие в таком важном мероприятии, потому что считает Бажова продолжателем великой русской литературной традиции, восходящей к Пушкину, – и сказочности, и в то же время истинности, то есть правдивости: «Я с детства мечтал стать писателем, и истинность его сказов лично у меня всегда укрепляла мечту. В его сказах, основанных на уральском, а по сути на народном фольклоре, волшебство только для того и существует, чтобы помогать победе добра. Для меня Бажов и фантастика – это рядом, это гармония природы и таланта…»

В настоящее время Виктор Трифонович работает над собранием сочинений в восьми томах, которое выпускает издательство «Художественная литература» в серии «Мастера русской прозы». Каждый том имеет название и является полноценным сборником произведений автора, отражающих тот или иной период творчества. Второй том собрания сочинений, который был выбран для участия в премии, называется «Одиночество и грёзы». В нём собраны фантастические произведения – рассказ, повесть в рассказах, роман. Во всех произведениях этого тома, в том числе и фантастическом романе «Звёздный Спас», главное – тема любви. Роман переведён на сербский, китайский, вьетнамский, монгольский языки. И во всех странах, где был издан роман, прошли презентации.

– Запомнилась презентация в Ханое, во Вьетнаме, – вспоминает Виктор Слипенчук. – Мне сказали, что во Вьетнаме практически нет фантастики и мой роман – как бы первая весенняя ласточка. Дело происходило в апреле. Студенты, работники МИДа (и наши, и вьетнамские) были настроены дружески. Задавались самые разные вопросы. Студенты везде народ молодой, любознательный, спрашивают: как удаётся писать о любви? Перед этим я говорил, что в основе всех моих произведений – мой собственный опыт. Почувствовал: намекают, мол, вы человек в годах. Говорю как есть, что романы пишутся не сединами, а душой, а душа всегда молода.

И ещё был вопрос: «Вы пишете о людях индиго, которых в Китае и Японии называют детьми света, – людях со сверхъестественными паранормальными способностями. Как удаётся понимать их характеры?» И тут я открыл им тайну, которую, в общем-то, никогда не скрывал. В романе «Звёздный Спас» подходил к своим литературным героям (людям индиго) как к обычным, но очень талантливым людям. И тут придётся согласиться: очень талантливые люди во все времена и у всех народов вызывали и вызывают опасение. И в этом смысле школы, подобные школе «Сириус», являются сегодня необходимостью, просто велением времени.

Познакомиться с произведениями Виктора Слипенчука непременно стоит. А если купить понравившуюся книгу в книжном магазине «Библио-Глобус» до 18 июля 2022 г., то можно выиграть путёвки на родину Чингисхана и на родину Александра Пушкина. Подробности – на сайте магазина http://www.biblio-globus.ru/content.aspx?page_id=610 и еженедельника «Аргументы недели» https://argumenti.ru/society/2022/06/777288.

Примите участие в конкурсе «Путешествуйте с Виктором Слипенчуком»!

Оксана Ясногорская

Медиа: image / jpeg


21. На встречу с достоинством09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Герои фотопроекта Елены Гинзбург рассказывают о том, что значит для них такое простое и такое сложного понятие, как достоинство. Автор родилась в Санкт-Петербурге, сейчас живёт в Швейцарии. С 2009 года – фотограф экономического ежемесячника «Маркет», издаваемого в Женеве. Часто сотрудничает с другими журналами.

Прошедшие годы, пройденные километры, пересечённые границы и рулоны отснятой пленки стоили того, чтобы каждый из героев Елены Гинзбург хотя бы на миг раскрылся, как цветок, и показал свою внутреннюю красоту – каждый по-своему, в своей уникальности и неповторимости. Множество способов выражения достоинства дают возможность понять и почувствовать его, разбудить в себе, отождествиться с ним и сказать самому себе: «Достоинство для меня – это…»

К примеру Сперелло ди Серего Алигьери, потомок Данте в 19-м поколении, астрофизик, участвовавший в разработке телескопа «Хаббл», ответил так: «Быть достойными жизни… Мы все достойны в некотором роде, поскольку живём. Но истинное достоинство не приходит само собой, как и благородство. Мой предок писал:

О скудная вельможность нашей крови!

<…>

Однако плащ твой быстро укорочен;

И если день за днём не добавлять,

Он ножницами времени подточен.

Я пытался применить это в астрофизике и в своей карьере».

А знаменитый танцор, хореограф и балетмейстер Азарий Плисецкий (брат великой балерины) высказался лаконично: «Достоинство – это гордиться тем, что существуешь, чтобы приносить что-то другим».

Всемирно известный архитектор и, судя по ответу, мудрый человек считает: « Достоинство – быть собой в любых обстоятельствах». Как точно сформулировано!

Каждый чёрно-белый портрет – удивительный по композиции и счастливо пойманному настроению (конечно, это было автору сделать совсем не просто) – на выставке на третьем этаже музея в Доме русского зарубежья имени А.И. Солженицына сопровождается подобными ответами. И понятие «достоинство» подчас наполняется новым смыслом.

– В русской культуре это понятие касается прежде всего чести и благородства, – сказала «ЛГ» Елена Гинзбург. – Другими словами, всех тех ценностей, которые приобретаются личными усилиями, взращиваются и передаются через образование, культуру и историю. В Европе значение этого слова приобрело иную форму. К уже существующему достоинству как заслуге, добавилось достоинство как врождённое право. Но каково бы ни было понимание этого слова, мне захотелось заставить людей выйти за рамки культурных и политических реалий и задуматься о том, что же такое достоинство для них. Каждый человек, с которым меня свела судьба и который стал частью этого проекта, привнёс в это слово не только свою душу, но и свои взлёты и падения, любови и разочарования, прочитанные когда-то книги, услышанную где-то музыку и просто прожитую жизнь.

Фотопроект гостьи из Швейцарии – образец бесконечных способов выражения достоинства. Так что советую: найдите время и побывайте на этой потрясающей выставке. Время проведёте с «Достоинством»!

Анна Артёмова

Выставка работает до 18 августа

Медиа: image / jpeg


22. Клуб Любителей Афоризмов09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

ЗавКЛАФом Николай Казаков / kazakov-aforizm@mail.ru

* Почему консультация платная, если за спрос денег не берут?!

Александр Гудков, Смоленск

* На одного рождённого летать – двое рождённых подрезать крылья.

Евгений Иваницкий, Фрязино, Московская область

* Для ревнивца нет большего разочарования, чем уличить жену в верности.

Владимир Кафанов, Москва

* Легко оставаться при своём мнении, если не навязывают другого.

Юрий Ковязин, Каменск- Уральский, Свердловская область

* Родственников можно смело делить на бедных и на прибедняющихся.

Алексей Кувыкин, Нижний Новгород

* Чернеют от зависти те, кто не краснеет от стыда.

Владимир Малёшин, Мытищи, Московская область

* Выход есть всегда! Но порой он зарешёчен…

Сергей Пугачёв, Санкт-Петербург

* Отсутствие денег уберегло нас от многих глупостей.

Андрей Соколов, Санкт-Петербург

* Честные люди никогда не врут. Просто иногда правды в их словах бывает больше ста процентов.

Виктор Сумин, село Казинка, Белгородская область

* Деньги, которые одним кажутся нормальными, другие считают бешеными.

Константин Чахиров, Пятигорск

* Перед законом все равны. Но не перед судьёй.

Александр Чотрич, Белград, Сербия

* И лёжа можно далеко зайти...

Владимир Шестаков, Кременчуг, Украина


23. Мысли железа09:55[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Американский анимационный сериал «Любовь. Смерть. Роботы», сделанный по заказу Netflix (недавно вышел третий сезон), предназначен не для детей. Он уникален тем, что каждая его серия снималась разными студиями и сюжеты серий не связаны друг с другом. В большинстве серий присутствуют очень жестокие и натуралистичные сцены. Их объединяет один жанр – научная фантастика, мы смотрим на человечество глазами роботов.

Хочется выделить одну серию. В ней показан разрушенный город. Среди руин неспешно прогуливаются три робота, они оказываются в военном лагере, где на каждом шагу лежат трупы. Далее они проходят на территорию какого-то военного объекта. Мы видим, что на заборе висит огромное количество человеческих скелетов, становится известно, что сначала люди убили всех оленей, потом люди стали убивать людей. Самые богатые решили переместиться на другую планету, а остальное человечество – уничтожить. Огромными пушками расстреляли родную Землю и улетели на Марс. Один из роботов недоумевает: ведь такого количества денег, что люди потратили на Марс, хватило бы на то, чтобы помочь восстановиться всему человечеству.

Интересно было наблюдать за тем, как роботы пытаются понять людей. Обычно в художественных произведениях происходит наоборот – человечество пытается понять роботов с их искусственным интеллектом. Оказывается, трудно понять человека. Вдруг начинаешь задумываться: быть может, роботы человечнее людей? Быть может, желание человека бесконечно потреблять, иметь всё больше и больше комфорта приводит к катастрофе?

Кристина Мачучина

Медиа: image / jpeg


24. Триумфы и столкновенияВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Новый выпуск посвящён Франции – стране, которая подарила миру творения Александра Дюма и Виктора Гюго, шедевры философской мысли Вольтера и Дидро, произведения Оноре де Бальзака, Марселя Пруста и Альбера Камю. В июльском номере – статьи Екатерины Григорьевой («Париж – столица Русского зарубежья»), Василия Окулова («Русское «освоение» Франции»), Олега Озерова («Реальный д’Артаньян»), Сергея Макина («Триумф Терпсихоры в балете «Эсмеральда»). По традиции под обложкой «Русской мысли» собраны материалы, приуроченные к юбилейным датам.


Парижские музы

В статье к 230-летию со дня рождения Петра Вяземского «И жить торопится, и чувствовать спешит» Наталья Прокофьева отмечает: «Поэтическая культура, взрастившая Вяземского, была однородна с поэтической культурой Пушкина. Вяземский ощущал себя наследником XVIII века, поклонником Вольтера и других французских философов. Он впитал с детства любовь к просвещению, к разуму, либеральные взгляды, тяготение к полезной и гражданской деятельности, к традиционным поэтическим формам – свободолюбивой оде, меланхолической элегии, дружескому посланию, притчам, басням, эпиграмматическому стилю, сатире и дидактике».

О жизненном пути философа и поэта Аполлона Григорьева, 200-летие со дня рождения которого отмечается в этом году, размышляет в своём материале Константин Баршт. В номере также – фрагмент мемуаров Евгения Евтушенко «Волчий паспорт», опубликованных к 90-летию со дня рождения знаменитого шестидесятника.

О личности и творчестве Германа Гессе размышляет Александр Балтин. Читателям также предлагается статья Теодора Тэтова «Писатель, которого знает весь мир» – к 220-летию со дня рождения Дюма-отца.

«Парижский триумф Шагала» – так называется материал Екатерины Поляковой об известном русском и французском художнике, уникальное творение которого – роспись потолочного плафона зрительного зала – можно увидеть в театре Опера Гарнье. «Первоначально плафон в возведённом в 1875 году великолепном здании Парижской оперы расписал художник Жюль-Эжен Леневе, – читаем в статье. – Его композиция под названием «Музы и часы дня и ночи» изображала Аполлона, окружённого двенадцатью музами. Однако время не пощадило творение художника, обветшал и зрительный зал, поэтому в 1963 году было принято решение о проведении в здании реставрационных работ. Для росписи потолочного плафона был приглашён 77-летний Марк Шагал».


На крутых поворотах

Шедеврам живописца Ивана Айвазовского посвящена статья Оксаны Копенкиной «Магия картин великого мастера».

О Василии Розанове размышляет Александр Сенкевич («Между небом и землёй»). Он пишет, в частности, о книге Алексея Варламова «Имя Розанова», выпущенной в начале этого года издательством «Молодая гвардия». «Книга Алексея Варламова – не только биография писателя, она относится к редкой в нынешней литературе интеллектуальной прозе, да ещё и с основательно закрученным сюжетом. Её чтение захватывает с первых и до последних страниц. Сюжет поэтапно раскрывает жизнь героя с её драматизмом и крутыми поворотами судьбы». Александр Сенкевич видит силу Василия Розанова в искренности чувств: «Да, он был злоязычен, ироничен, эгоистичен и нередко в поступках своих не столь хорош. По поводу себя он не обольщался, как и в отношении народа, к которому принадлежал. Только он мог сказать: «Может быть, народ наш и плох, но он – наш народ, и это решает всё».

Кроме того, в июльском выпуске «Русской мысли» опубликована беседа Андрея Маруденко и Андрея Новикова-Ланского с князем Александром Александровичем Трубецким. Отвечая на вопрос: «В вашей семье воспитание было только на русском языке?», он поясняет: «Это была позиция родителей, отец всегда говорил о богатстве русского языка. Он говорил: «Мы должны уважать страну, которая нас приняла. Ты в ней родился. И твоя родина – Франция, но отечество – Россия».

Представляет интерес статья Владислава Перевалова о выдающемся кинорежиссёре Уильяме Уайлере. «В 1930-е годы Уайлер поставил десяток фильмов, – пишет автор, – но всё это были «пробы пера»: он приобретал опыт, учился работать с такими известными актёрами, как Джон Берримор и Бетт Дэвис. Он не просто стал высокопрофессиональным режиссёром, он приобрёл то режиссёрское видение и особое мастерство в работе с актёрами, которое всегда отличает режиссёров-постановщиков с «божьим даром».

В номере также – статьи «Российско-украинский конфликт глазами западных СМИ» (Карина Фёдорова), «К чему ведёт политика Запада» (Леонард Горлин), «Санкции Запада ослабят его гегемонию» (Гао Дэшэн), «Становление Византийской империи» (Тео Гуриели), «Летняя святость» (Августин Соколовски), рассказы журналиста и писателя Сергея Шульгина и другие материалы.

Юлия Могулевцева




Медиа: image / png


25. Волшебный мир? переместился в городаВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Представьте себе обычный российский город, каких сотни. Квадраты кварталов, новостройки на окраинах – как под копирку, битый асфальт дорог, страдающих от непрекращающегося ямочного ремонта. И люди. Невесёлые, вечно чем-то занятые. Ходят по улицам с отрешёнными лицами и не догадываются, что рядом с ними по тем же улицам расхаживают демоны, черти и херувимы. Вмешиваются в ход событий: одни мешают, другие помогают. Так же, как и люди, могут запоем пить горькую, бомжевать или мечтать о прекрасном… Именно такой город описывает в своём новом романе «Оккульттрегер» Алексей Сальников. Городское фэнтези, бытовая фантасмагория, главным героем которой автор сделал оккульттрегера Прасковью, пытающуюся изо всех сил сохранить иссякающее тепло среднестатистического городишки. Что за штука такая – оккульттрегеры? Поговорим об этом с автором.


– Алексей, если бы вы как сторонний критик анализировали своё новое произведение, каким выводом закончилась бы рецензия?

– Сказочная книга про обычную жизнь.

– Но детям рядом с этой сказочной книгой делать нечего, так ведь? Она про слишком взрослые проблемы.

– Сказки в принципе не всегда для детей. Они довольно жестокие бывают. И даже кровавые.

– В релизах к книге пишут: «Автор продолжает исследовать границы реальности». Вас больше интересует то, что происходит в пределах этих границ или, наоборот, за ними?

– Писатели всегда так или иначе исследуют реальность. Ту, в которой существуют. Даже если пишут фэнтези или космооперу. Это всё равно реакция на окружающую действительность. Замаскированная. Я считаю, мир пока не полностью познан. И есть что-то за пределами… Не то что видимого мира, а за пределами последствий. То есть между причиной и следствием существует ещё что-то.

– По какой причине вы выбрали среднестатистический российский город для «сцены», а не создали для своих чертей и херувимов какой-нибудь сказочный мир?

– Если возвращаться опять же к сказке, город стал современным аналогом непроходимого леса. Мы в нём каждый день проходим испытания. Кто-то – Баба-яга, кто-то – Иванушка-дурачок. Волшебный мир есть, он просто переместился в города.

– А почему мифология, черти, херувимы? Вам интересна эта тема в принципе? Как она вообще появилась?

– Мне захотелось описать все эти сущности не такими, какими мы привыкли их себе представлять. Показалось, что с ними всё по-другому. Потому что мир действует по каким-то иным законам.

– Всегда интересно, как рождается идея. Как случился замысел этой книги?

– Однажды я просто услышал песню на пороге гостиницы, и у меня какие-то картинки в голове начали появляться. Идеи о том, что написать, у меня обычно рождаются почти целиком. Конечно, какие-то изменения в процессе работы происходят, но в принципе идея возникает как будто бы из ниоткуда и сразу. Я думаю, что в этом процессе кто-то ещё должен участвовать. Некая муза.

– Само понятие «оккульттрегер» – придумка Алексея Сальникова или где-то в источниках о таких существах можно узнать?

– Это я придумал. Если вы прочтёте книгу, то узнаете, что есть лишние части реальности, лишние люди, лишние черти и херувимы. А оккульттрегеры – это лишние люди. Изгои.

– То есть Прасковья – обычный человек?

– Да. Просто реальность из неё сделала волшебницу.

– Оккульттрегеры, по вашей задумке, поддерживают жизнь в городе. Каким образом?

– Города постепенно блёкнут и остывают. Вы же наверняка замечали, что вроде бы все города одинаковые, но приезжаешь в один – и там тебе хорошо, а в другом – плохо. Оккульттрегеры занимаются тем, чтобы их город был привлекательнее, чтобы окончательно не превратился во что-то депрессивное. Охлаждение города ведь не зависит от мероприятий, экологии или зелени. Непонятно, по какой причине оно происходит. Из-за людей, наверное.

Оккульттрегеры развеивают «муть». Это такая аномалия, лишняя часть реальности. Они её переосмысляют в некую идею и помещают в голову кому-нибудь из местных жителей. Словно бы муза посетила художника. Человек что-нибудь пишет, фотографирует, рисует и становится знаменитостью. И тогда оккульттрегер может прийти и забрать у этого человека тепло этого хайпа и передать городу. Человек перестанет быть знаменитым, зато город станет более привлекательным. То есть тепло города всё-таки создают личности. Так в романе поднимается тема забвения. Сколько известных имён промелькнуло в последние 20–30 лет: писатели, музыканты, художники. И где они сейчас? Полное забвение. А почему это происходит?

– Оккульттрегер в романе три раза в год меняет в головах людей одно плохое воспоминание на хорошее. А у вас самого есть воспоминания, которые хотелось бы заменить, будь это возможно? Чтобы утром проснуться и чего-то просто не помнить?

– А такое, кстати, происходит, просто мы этого не замечаем. Избавляемся незаметно от воспоминаний. Психика так работает. Остаются только дорогие сердцу. Я дорожу всеми воспоминаниями. Не обязательно хорошими. Вот была у меня собака, умерла. Тяжело. Но не хочется её забывать.

– Оккульттрегеры живут среди нас?

– Может быть, и так. Механизм пока за гранью понимания. Откуда возникают идеи и куда деваются воспоминания?

– Немного расскажите про Прасковью. В ней есть черты кого-нибудь из вашего окружения?

– Она, скорее, интересный тип женского характера, когда с человеком просто интересно. Много таких людей. И жена у меня такая.

– Во время работы над романом вам приходилось читать какие-то работы по мифологии?

– Немножко посмотрел, но подумал, что не хочу множить мистических персонажей. Самые мистические существа в книге – простые люди. Мы обладаем кучей всяких способностей, которых даже не замечаем. Ну, например, мы игнорируем близость смерти. А ведь это самая главная наша проблема. Люди не богаты сверхъестественными способностями, зато каких-то непонятных ненужных талантов у нас много. Например, есть субъекты, которые умудряются встать перед витриной и стоять бесцельно, загораживая проход. И не будут сходить с места ровно столько, сколько ты стоишь и ждёшь, когда же они уйдут. Но только ты уходишь – и они тут же уходят. Это, по-моему, одна из таких «способностей». Часто очень натыкаюсь на таких людей. Они не вампиры, не оборотни, однако что-то загадочное в них есть.

– Вы выписали некое новое мироустройство в книге?

– Нет, просто описал старое.

– Чувствуете себя философом? Или сказочника в Алексее Сальникове больше?

– Чувствую себя человеком, которого литература просто схватила за шиворот и протащила до 40 с лишним лет, которому подсказывают идеи и заставляют их описывать. Когда пишу, то не думаю, что я какой-то философ. Мне просто удивительно, как из ниоткуда появляются слова, как герои оживают постепенно и как это не перестаёт быть интересным – каждый раз придумывать историю.

– Словом, мистический взгляд на творческий процесс.

– Да, хотя это снимает в какой-то степени с меня ответственность. А я не люблю от неё отказываться. Если меня упрекают в чём-то, то признаю – наворотил…

– То есть никакого творческого мучения?

– Есть мучения. В том-то и дело, что всё происходит через мучения. Каждый раз, когда новая идея возникает, ты садишься перед пустой страницей, пытаешься её заполнить и не знаешь, какими словами, – вот это мучение.

– В нашей жизни есть место сверхъестественному, как думаете?

– Да, есть. Я на него натыкался. Часто вижу волшебство в жизни.

– Расскажите!

– Однажды перед регистрацией брака я должен был добираться из Екатеринбурга в Нижний Тагил, в загс. Мне позвонили утром и сказали, что до 13.00 будут меня ждать. Но я опаздывал критически. Не успел с работы вовремя. Купил билет, стою и понимаю, что приеду часа в три. Вдруг подходит ко мне дяденька алкоголического вида и просит на пиво. И я ему отдаю всю мелочь из кармана, вообще все деньги, которые у меня были. И представьте: когда я приехал в Нижний Тагил, оказалось, что работники загса меня два часа лишних прождали. И я тогда увидел в том алкоголике что-то херувимское. Как-то он посодействовал.

– А со злыми сущностями приходилось сталкиваться?

– Зло, оно или внутри меня находится, или от других людей исходит. Всё самое отвратительное мы делаем друг с другом сами.

– С Богом у вас какие отношения?

– Я атеист. Но какой-то суеверный. Бог есть, только это некий социальный конструкт. Правила, нарушая которые последовательно и постоянно, мы окажемся вне общества. Чувство Бога – ощущение, что на нас сверху кто-то смотрит, – оно есть. Потому что мы постоянно оказываемся предметом оценок другими людьми. Непрерывно и ежедневно.

– Какие выводы должен сделать человек, прочитав роман «Оккульттрегер»? Что он должен понять?

– Что не надо предавать самое дорогое в себе.

– Вы ставите перед собой сверхзадачу сделать людей лучше?

– Скорее, себя пытаюсь понять. И мир окружающий. Не сделать людей лучше, но показать им, что они на самом деле хорошие, не жалкие, не маленькие, что каждый человек чего-то да стоит. Что настоящая жизнь исходит снизу. Она происходит оттого, что множество людей делают маленькие усилия. Она требует мелкой ежедневной работы, чтобы мир не прекращался. Как, например, в системе водоснабжения. Она регулярно ломается по мелочи и требует поддержки. Не подвига, но ежедневных усилий, без которых мы просто не сможем существовать. А над сантехниками смеются. По сути, над всеми смеются так или иначе. Работа самых разных «сантехников» кажется бессмысленной, но она имеет абсолютно великий смысл – продолжение цивилизации.

– На познание себя маловато времени нам отводится.

– К счастью, есть человечество, которое завершает этапы до тебя. Мы – конвейер познания. Каждый раз находимся на острие этого познания. Благодаря нашим предшественникам.

– А «после» что с нами будет? Есть мысли по этому поводу?

– Ничего. Смысл жизни – быть одним из людей, которые передают мысль дальше.

– Вы очень много и детально описываете быт. Похоже, он является отдельным персонажем.

– Да. Это есть. За это часто получаю от критиков, мол, бытовухи много. Но что делать? Так я устроен. Мне интересно описывать быт. На мой взгляд, иногда его не хватает в книгах. Когда всё зациклено на приключениях, а как люди жили – непонятно.

– Интересные есть отзывы о вашем творчестве. Некоторые читатели говорят: ничего не понятно, но атмосферно.

– Человек, может, не с той ноги встал, и ему вдруг стало тяжко читать. Я однажды на «Зеркало» Тарковского в плохом настроении наткнулся, возненавидел его. Это же не значит, что Андрей Арсеньевич плохой режиссёр.

– Как появился на свет писатель Алексей Сальников? Он вырос из мальчика, который писал стихи?

– Сам не знаю. Как-то этот момент не успел поймать. Просто писал-писал и дописался. После школы работал везде подряд, познакомился с литературной тусовкой. Сначала с тагильской, потом с екатеринбургской. А по специальности я «никто». У меня есть разряд оператора котельной, который сейчас уже неактуален. Тем более я получил его на месте, в котельной.

– Вас не раздражает тот факт, что сейчас в Сети у каждого свой блог и все писатели?

– Нет. Пускай будет множество текстов. Всё равно есть некий художественный дарвинизм, который отбирает. Чем больше текстов, тем больше выбор. И хорошо, что каждый может высказаться.

– О чём будет следующая книга?

– Про семейный скандал, в который можно упихать все политические и всякие другие споры. Хочется такое что-то сделать. Скандал большой семьи по разным поводам, где каждый так или иначе проявится. Но чтоб это не было скучно.

– Про коронавирус будет?

– Наверное, да. Всё, что за пару лет накопилось, надо всё высказать.

– А про Украину?

– Конечно.

– И когда ждать?

– Целиком ещё идея не сложилась. Думаю, года через два.


Беседу вела
Светлана Щербакова



«ЛГ»-досье

Алексей Сальников – российский поэт, прозаик. Родился в 1978 году в Тарту. С 1984 года является жителем посёлка Горноуральский Свердловской области, кроме того, жил в Нижнем Тагиле, Екатеринбурге. Окончил два курса сельскохозяйственной академии, проучился один семестр на факультете литературного творчества Уральского университета. Известность получил после выхода романа «Петровы в гриппе и вокруг него», удостоенного приза критического жюри литературной премии НОС. После выхода «Петровых…» издал и другие произведения, в том числе созданные ранее, как полагал автор, «в стол» (например, роман «Отдел» – постмодернистскую чёрную пародию на книги о работе органов безопасности, написанную с юмором, увлекательно и жизненно).



Медиа: image / jpeg


26. Светлый след земнойВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Анатолий Юнна. В окопе дней. Избранное. – М.: У Никитских ворот, 2022. – 180 с.

Что может быть эфемернее стихов? Что может быть прочнее их? Заключённые в стихотворную форму мысли и смыслы сохраняются навсегда в некоем метафизическом пространстве, становясь нестираемым свидетельством человеческой жизни. Перед нами – собрание подобных свидетельств, своего рода поэтический дневник, итог многолетней творческой работы поэта, русского офицера и врача Анатолия Юнна.

Следуя по «дороге, выстланной стихами», он размышляет над вечными вопросами и, словно горящий факел, несёт через жизнь смыслообразующие ценности: любовь – к женщине и Родине, верность своим идеалам, память о прошлом и поэзию.

В книге, как и в жизни, всё начинается с любви. Раздел с красноречивым названием «Любовь всего дороже» включает в себя несколько пронзительных лирических циклов и предваряется посвящением супруге. Говоря об этом чувстве, поэту удаётся избежать как излишнего пафоса, так и приторности: его слова просты и правдивы, а потому трогают сердце – «Просто ты мне для счастья нужна, / И другого мне счастья не нужно», «Если б не было стихов, я б взамен цветами / Застелил бы каждый твой светлый след земной!»

Обращается Юнна и к классической для нашей словесности теме, которую условно можно обозначить как «поэт и поэзия». В своих стихах автор размышляет о предназначении художника, об ответственности за талант, о сплетении творческой и человеческой судеб. И вступает в диалог с предшественниками: «Я не хочу быть больше чем поэт, мне хватит званья русского поэта», «И обречён быть патриотом, поэт, – или перо сожги». В служении слову, как и в любви, Юнна ставит искренность во главу угла, призывая: «Поэты, сверим часы со стуком наших сердец!»

Важнейшее место занимает в книге гражданская и военная лирика (разделы «Шинель и Родина, а большего не надо…», «Я – офицер, я в высшем ранге!», «Будем славить живых и оплакивать павших», а также поэмы «Нежная травушка льна» и «Русь на этом и стоит»). Родина, природа, война, память о подвигах предков сплетаются воедино – не разделить. Слово за словом Юнна ткёт полотно судьбы многострадальной России:


«За кого же слёзы?» – ты спросила.

«За тебя, – отвечу, не тая, –

Бедная богатая Россия –

Матушка невольная моя!»


Родина предстаёт в образе матери, в образе женщины – и в этом тоже прослеживается следование традициям русской литературы. Быть может, именно в этих стихах ощущается наибольший эмоциональный накал, надрыв: чувствуется, как у поэта болит сердце за страну. Сам он формулирует это так: «О России писать нужно слёзно / Или вовсе никак не писать».

С особой болью пишет поэт о войне – не только Великой Отечественной, но и о конфликтах в Афганистане, Чечне, Сирии… Военный врач, побывавший в горячих точках, Анатолий Юнна знает о ней не понаслышке и говорит откровенно: «Война – это самый низ жизни, ниже – уже смерть». Красной нитью проходит через эти стихи образ скорбящей матери, а солдатские письма с фронта перекликаются, словно заблудившееся в горах эхо: из 1941-го – в 1980-е, и всё об одном: прости, мама, но защитить Родину и тебя было моим святым долгом… Остро и злободневно звучит тема преемственности, сохранения памяти о войнах прошлого: Юнна уверен, что только ей под силу предотвратить повторение этого ужаса в будущем:


Мы такие, как вы, только время спустя:

Сыновья, даже внуки и правнуки ваши,

Мы такие, как вы, только знайте: не зря,

Будем славить живых и оплакивать павших.

Не за то, чтоб, трезвоня, закатывать пир,

Не за то, чтоб, оружием бряцая, слыли,

А за то, чтобы мир был действительно мир,

Чтобы цену его никогда не забыли.


Трогателен раздел, включающий раннюю лирику: первые поэтические опыты автора (а писать стихи Анатолий Юнна начал в 9 лет) сопровождаются его комментариями и примечаниями, что возвращает нас к мысли о поэтическом дневнике. Вся его жизнь – на этих страницах.

Но в нашей многотрудной жизни куда же без юмора? Для ценителей хорошей шутки Юнна включил в сборник и поэму «Кенгуру» – «природный кладезь юмора и сатиры». Впрочем, это не поэма в прямом смысле слова, а скорее книга в книге: здесь есть и остроумные афоризмы, и авторские анекдоты, и весёлые, но поучительные современные басни – например, о маркетологе, который так усердно расхваливал гроб, что взял да и умер.

Разноплановая по содержанию, книга получилась очень цельной. В ней – судьба отдельного человека, поколения и страны – со всеми радостями и горестями. Обыденность и величие простой и достойной жизни русского офицера и поэта, воюющего «в окопе дней» против забвения и смерти.

Людмила Тарасова



Медиа: image / jpeg


27. «От немцев её спасла смерть…»Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Имена знаменитых сестёр вошли в историю литературы. Брик – муза Маяковского, Триоле не только вдохновляла писателей, но и сама автор более 30 романов, первая женщина – лауреат Гонкуровской премии, участница движения Сопротивления, жена Луи Арагона. Образ Лили запечатлён в поэзии Маяковского, Эльзы – в романе Шкловского «Zоо». О сёстрах написано немало, но, к сожалению, почти неизвестной остаётся судьба их матери, родных по материнской линии.


Их мама, Елена Юльевна Каган, училась в Московской консерватории, знала несколько европейских языков. Летом 1918 года она получает вместе с Эльзой выездные визы для сопровождения дочери к жениху во Францию. С трудом они добираются в Лондон, где жил брат Е.Ю. Каган, Лео Берман, занимавший пост директора филиала банка «Ллойдс». В июне 1920 года она поступает на работу в советскую торговую фирму «Аркос» (Anglo-Russian Cooperative Society), где работает в архивном отделе до 1932 года. Затем возвращается в Москву. В сентябре 1939-го её переписка с Эльзой обрывается, а летом 1940-го Франция оккупирована немцами, Эльза вынуждена скрываться, переходит на нелегальное положение.

Летом 1941 года Елена Юльевна выехала из Москвы в Тбилиси к своей родственнице. Но по пути следования вышла на станции Армавир и осталась жить у своей сестры Иды Данциг. Зубной врач и талантливый музыкант, Ида Юльевна родилась в 1876 году в Риге, работала зубным врачом. Её муж, Акиба Наумович Данциг (дядя Киба), в 1893 году окончил в Киеве медицинский факультет Императорского университета Святого Владимира. В Армавире начал служить врачом в Кавказском запасном кавалерийском дивизионе. Об Акибе Данциге современные авторы пишут, что это был выдающийся врач-терапевт, опередивший своё время.

О судьбе матери сёстры обменялись письмами уже после освобождения Франции и Армавира. Они опубликованы в их «Неизвестной переписке», изданной в 2000 году. 21 ноября 1944 года Лиля Брик сообщила в Париж: «…Элинка, мама умерла от порока сердца в Армавире 12 февраля 1942 года. Она лежала в лучшем санатории, лечили её лучшие профессора, тётя Ида носила ей любимую еду и ухаживала за ней. Мама умерла у тёти на руках. Никогда не думала, что это будет мне так невыносимо больно. Тётю Иду и Кибу убили немцы, которые через полгода после маминой смерти заняли Армавир…» Посланное с оказией, это письмо шло более двух месяцев. В ответном письме Эльзы от 1 февраля 1945 года читаем:

«…родная моя Лиличка, Жан-Ришар (Блок. – Авт.) привёз от тебя письмо и книжечку. Я уже знала, что ты жива, какие-то люди видели тебя на улице. Маму жалко. Я была убеждена, что её нет в живых. Значит, от немцев её спасла смерть, спасибо смерти…»


8-супруги Данциг с дочерью Маргаритой.jpg8-слева И.Ю.Данциг справа Е.Ю.Каган.jpg

Супруги Данциг с дочерью Маргаритой Справа И.Ю. Данциг, слева Е.Ю. Каган


Вот и всё, что сказано о смерти мамы в скупых строках переписки двух знаменитых сестёр. Реконструировать хронику жизни Е.Ю. Каган в эвакуации и казни её родных помогает семейная переписка, воспоминания внучки Данцигов и военные архивы. Елена Юльевна в своих письмах дочери Лиле, хранящихся в РГАЛИ, пишет в августе 1941 года, что в Армавире ночные дежурства, как и в Москве. Сестёр Иду и Елену соседи жалели, пожилые женщины дежурили по ночам по два часа вместо трёх. Везде «щели», то есть траншеи-бомбоубежища «весьма непривлекательного вида». Много эвакуированных из Одессы и других мест. Квартира, которую она называет «общежитие», была полна народу. У Данцигов в пользовании осталась одна комната. И эта комната – проходная, Елена Юльевна спала за занавесочкой. В квартире жило более 20 человек и ещё овчарка…

«От скуки» Елена Юльевна перевела стихи Н. Асеева и послала во Всесоюзное общество культурной связи с заграницей (ВОКС). Но ей не ответили – «наверное, надобность отпала». Тогда она пытается искать работу по музыке и языкам, расклеивает объявления по городу, а также за небольшую плату на специальных досках у вокзала, на бульваре. Работы нет. Но в сентябре 1941 года Елена Юльевна пишет, что не уедет из Армавира, так как связала свою судьбу с Идой, а она не может никуда двинуться из-за дряхлости мужа Акибы: «...если б даже хотела куда-нибудь уехать, то не могла бы: не продают билетов, и Иду с Акибой не брошу…»

В декабре 1941 года она пишет дочери: «Утешаюсь мыслью, что со взятием Ростова ты успокоилась относительно моей судьбы. У нас с тех пор стало спокойно…»

Елена Юльевна пишет, что стала перечитывать «Войну и мир»: «Помню, как я читала то же самое в молодости и пропускала всё про войну. Тогда это мне казалось скучным. А теперь это самое интересное, по аналогиям и вообще, потому что все мысли сейчас только о войне».

В январе 1942 года пишет: «Мы живы, приблизительно здоровы, ни в чём не нуждаемся… Мы с Идой, хотя и едим достаточно, тоже стали «шлянк» (худые – нем.), особенно Ида… Киба говорит, что хорошо, что она так похудела: тощие старики, мол, живут дольше толстых, так что мой вес 50 кило меня не огорчает…»

В ноябре 1941 года Елена Юльевна пишет Лиле: «Сознание, что письмо дойдёт до тебя через месяц или не дойдёт вообще, парализует мысль. Я счастлива, что Вы живёте спокойно и благополучно. Если бы ещё знать тоже об Эльзочке, я бы не тужила. Целую Вас очень крепко…»

Уже после смерти Елены Юльевны на её имя поступит датированное 14 апреля 1942 года сообщение из Иностранной комиссии Союза советских писателей СССР, хранящееся в РГАЛИ: «Уважаемая товарищ Каган! Нам было передано Ваше письмо в редакцию «Правды» для Жан-Ришар Блока, в котором Вы спрашиваете об Эльзе Триоле и её муже… Луи (Арагон. – Авт.) и Эльза здоровы. Сестра и Вы можете им написать. Мы имеем возможность переслать письма. Они рады будут получить Ваши письма…»

В своих воспоминаниях внучка Данцигов – Наталья Алексеевна Белкина – пишет, что, когда началась война, её мама Маргарита много раз просила родителей переехать из Армавира к ней в Баку. Но они отказывались, не хотели стеснять дочь и рассчитывали на «культуру» немцев. Не откликнулись они и на приглашение о переезде весной 1942 года от своей племянницы Лили Брик…

О судьбе супругов Данциг в семье их дочери Маргариты узнали после освобождения города. В период оккупации Армавира 27 августа 1942 года были убиты все евреи города и эвакуированные еврейские семьи – всего 525 человек. Их расстреляли в противотанковом рву у хутора Красная Поляна. Старейших армавирских врачей Данциг не спасли ни немецкая фамилия, ни превосходное владение немецким языком Иды Юльевны.

Илья Альтман,
профессор РГГУ

Виктория Хилькевич,
адвокат, Армавир


«ЛГ» благодарит за предоставленный материал Научно-просветительный центр «Холокост», который в эти дни отмечает своё 30-летие, и желает его сотрудникам плодотворной работы.



Медиа: image / jpeg


28. Так кто тут орки?Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Как и предрекал незабвенный Оруэлл, зло объявило себя добром, белое – чёрным, а чёрное – белым. Такова и украинская пропаганда, обзывающая орками россиян, «напавших на мирную страну».


Орками русских называет сторона, которая восемь лет под руководством и при военном содействии коллективного Запада убивает своих граждан и сегодня ежедневно с помощью систем залпового огня сносит мирные кварталы, в которых и намёка нет на вооружения, то есть, как внятно замечено, «преднамеренно разрушает дома и инфраструктуру, прикрываясь мирным населением и сознательно его уничтожая; украинская бандеровская нечисть оказалась гаже и подлее даже немецких эсэсовцев».

Орками русских называет сторона, чьи садисты – нацисты-сатанисты-язычники – истязают пленных, как восемь лет истязали мирное население юго-востока Украины. Об их зверствах продолжают поступать из освобождаемых населённых пунктов такие страшные свидетельства, что нормальному человеку и вообразить невозможно. По словам главы ДНР Д. Пушилина, от свидетельских показаний, коих огромное количество, о зверствах неонацистов «Азова» волосы встают дыбом даже у следователей Следственного комитета, видавших виды.

Орками русских называет сторона, равнодушно, безоглядно и преступно бросающая в перемол развязанной ею войны сотни тысяч соотечественников.

Сторона, репрессиями подавившая всяческое инакомыслие, превратившая своё общество в тоталитарную, деструктивную, насквозь зомбированную секту, расколовшая Православную церковь на своей территории на несколько частей и молящаяся кровопийцам Бандере и Шухевичу, которых тащит на канонизацию как святых.

Сторона, три десятилетия уничтожающая на подконтрольной ей территории коренную здесь великую русскую культуру, запретившая всё русское, начиная с языка и заканчивая российскими СМИ, сносящая памятники и недавно принявшая решение об уничтожении 100 млн экз. библиотечных книг на русском языке.

Так кто тут орки?

На минувшей неделе на Украине русская литература удалена из учебных программ. А надо бы помнить, что нобелевский лауреат прозаик Томас Манн назвал русскую литературу святой, а поэт Рильке утверждал, что все страны граничат друг с другом и лишь Россия – с Небом. Что же вместо русской культуры насильно и безальтернативно навязывает многонациональному народу проект «Украина-91»? Как саркастично и горько заметил истинный патриот своей родины, убиенный украинским режимом киевлянин Олесь Бузина, историк, автор концептуально-цивилизационной книги «Вурдалак Тарас Шевченко», «когда я слышу слова «украинская интеллигенция», моя рука тянется к мухобойке». За «нэзалэжный» период украинская интеллигенция изрядно деградировала – на почве ереси украинства, изоляционной ненависти к России и всему русскому, самостийщины, гордыни, каинового комплекса ревности о брате, стараясь игнорировать пророческие строки поэта-нобелианта: «...будете вы хрипеть, царапая край матраса, / строчки из Александра, а не брехню Тараса».

Помрачение душ шло на Украине по нарастающей, о чём свидетельствуют и государственные перевороты 2004 и 2014 гг., и в результате породило такие удивительные феномены, как «жидобандеровщина» (самоназвание украинизировавшихся евреев) и вырусь (в которую изобильно обратились не только малороссы, но и многие люди с русскими фамилиями).

В основе такого личностного выбора лежат душевность без духовности (самый главный изъян), старание не замечать вопиющие преступления киевского режима, нежелание покидать зону субъективного комфорта, а также самомнение. Можно было бы к причинам помрачения добавить влияние зомбирующей пропаганды, плохое знание истории и неспособность к анализу, однако интеллект, образованность и эрудиция если и связаны с духовностью, то неуловимо.

К прискорбию, из-за сильного – вполне понятного – стресса и у некоторых наших русскоязычных друзей, знакомых, коллег, как на Украине, так и в РФ, с началом СВО помрачение обострилось, они внутренне перешли на сторону зла, а некоторые, на удивление, даже стали рупорами геббельсовской – украинской и западной – пропаганды, насквозь лживой, и сегодня возбуждённо тиражируют фейки укроСМИ, именуют Россию не иначе как врагом, а россиян – варварами и орками. Молимся об исцелении помрачившихся – как о тяжко болящих.

Станислав Минаков,
поэт,
Харьков – Белгород

Медиа: image / png


29. Места Аксакова и ДаляВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Шесть писателей, подавших заявки и прошедших предварительный конкурс, проведут в одном из красивейших и вдохновляющих мест – селе Чёрный Отрог Оренбургской области – целый месяц. И это время не для отдыха, а для плодотворной работы.


Село Чёрный Отрог не только одно из красивейших мест Оренбуржья, но и знаковое место, историческое, литературное. Почти 250 лет назад здесь, в оренбургских степях, на берегу реки Сакмары разворачивались события крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачёва. Драматические события тех лет отражены, в частности, в фильме «Русский бунт» (реж. А. Прошкин, 1999 г.), поставленном по мотивам повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». Основные съёмки проходили недалеко от Чёрного Отрога, на Красной горе. Сегодня декорации к фильму существуют в качестве этнографического музея под открытым небом. Сюда же, в Оренбургскую губернию, в 1833 году приезжал и сам Александр Пушкин с целью собрать материал для своих книг о Пугачёве.

С Оренбургским краем связаны имена многих других выдающихся писателей. В фамильном имении провёл детство и услышал от няни историю об аленьком цветочке Сергей Тимофеевич Аксаков. Долгое время здесь жил и работал автор знаменитого словаря русского языка Владимир Даль. Посёлок Саракташ дал название планете Саракш в романе Аркадия и Бориса Стругацких «Обитаемый остров». Поэтика степного края и своеобразный евроазиатский колорит отражены в киносценариях оренбуржца Алексея Саморядова, написанных в соавторстве с Петром Луциком. В военные годы в эвакуации здесь жили будущие классики песенного жанра Владимир Высоцкий и Юрий Энтин.

Об особой литературной ауре говорят практически все труженики пера, посетившие Оренбург. А посещают эти края множество современных мастеров слова, основными поводами для визитов являются два больших ежегодных литературных мероприятия: Международный фестиваль содружества национальных литератур «Красная гора» и Всероссийский семинар-совещание молодых писателей «Мы выросли в России».

В живописных местах Саракташского района, на границе Оренбургской области и Башкортостана, родился и вырос выдающийся российский политик Виктор Черномырдин. А недавно в местах детства первого премьер-министра России был построен мемориальный музейный комплекс. Комфортабельные номера Гостевого дома музейного комплекса и станут основным местом пребывания гостей «степной Пальмиры» – писателей из Новотроицка, Ижевска, Краснодара, Самары, Саратова, Волгограда.

Замыслы, цели, задачи и творческие направления у первых посетителей оренбургской литературной резиденции разные, но каждый автор надеется поработать максимально продуктивно. Например, жительница Новотроицка Оренбургской области, бард, педагог и писатель Оксана Васильева пробует себя в качестве драматурга.

– Я подавала заявку как драматург. В прошлом учебном году я начала вести занятия театрального кружка в селе Хабарном. В резиденции хочу написать пьесу для школьного театра и по возможности поработать над редактурой уже написанных текстов, – поделилась творческими планами Оксана.

За время работы резиденции писатели-гости примут участие в литературных мероприятиях, познакомятся и пообщаются друг с другом на творческие темы. (И кто знает, возможно, новые знакомства перерастут в нечто большее… например, в интересные литературные коллаборации.) Гостей также ждёт насыщенная программа, подготовленная Министерством культуры Оренбургской области.

Осуществление проекта по предоставлению писателям творческих резиденций стало возможным благодаря Ассоциации писателей и издателей России, директору музея Черномырдина Светлане Черномырдиной и председателю Оренбургского регионального отделения Союза российских писателей, директору областного Дома литераторов им. С.Т. Аксакова Виталию Молчанову.

Проект писательских резиденций станет круглогодичным. В данный момент идёт приём заявок от авторов на участие во второй сессии писательских резиденций, которая пройдёт в Ясной Поляне под Тулой и в Доме творчества «Комарово» в Ленинградской области.

Антон Горынин



Медиа: image / jpeg


30. Поддержка с ВостокаВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Премия шейха Заида – одна из ведущих мировых литературных наград с призовым фондом 1,9 млн долларов – сообщает о начале приёма работ в сезоне 2022/23 года. Кроме того, российские издательства приглашены к участию в грантовой программе для финансирования переводов произведений финалистов и лауреатов премии на русский язык.


Такой грант поможет современной арабской литературе стать известной нашему читателю, – считает переводчик, доцент Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета Амалия Мокрушина. – Арабская литература стала гораздо более понятной европейцам по содержанию и форме, многие авторы пишут в привычных нам жанрах, но с восточным колоритом. Премия шейха Заида включает в шорт-листы самые достойные произведения. Особо хочу отметить лауреатов этой премии Ибрагима аль-Куни (кстати, он учился в Москве, в Литературном институте!), Гамаля аль-Гитани, Ибрагима Абд аль-Маджида, Уасини аль-Араджа (у него есть очень интересный исторический роман), авторов произведений для детей Хиссу аль-Мухайри и Кайса Сидки, создавшего первую арабскую мангу.

Ежегодно в короткие списки номинаций «Литература» и «Детская литература» входит по четыре произведения. На перевод, публикацию и продвижение каждого из них издательства могут запросить грант в размере до 19 тыс. долларов. Заявки принимаются в течение всего года. Подробная информация – на сайте награды www.zayedaward.ae/ru/.

Книжная премия шейха Заида ежегодно присуждается выдающимся писателям, исследователям, издателям, а также молодым авторам, чьи литературные труды и переводы в области гуманитарных наук обогащают современную культурную и общественную жизнь. Книжная премия учреждена в память шейха Заида бин Султана Аль Нахайяна, президента-основателя ОАЭ и правителя Абу-Даби.

Любой русскоязычный автор до 1 октября может отправить произведение прямо через сайт награды. Напомним, в этом году наша соотечественница, доктор филологических наук Анна Белова, стала финалисткой в номинации «Арабская литература на других языках».

Соб. инф.



Прямая речь

Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная индустрия»:

– Я недавно вернулась с книжной ярмарки в Абу-Даби и могу сказать, что интерес к российской литературе в ОАЭ, так же как к арабской в России, – огромен. Наши культурные и литературные связи переходят на качественно новый уровень развития. Премия шейха Заида также помогает нам открыть новую арабскую литературу для российского читателя. Осенью прошлого года российские издатели встречались с президентом IPA Бодур Аль Касими и смогли познакомиться в том числе и с арабским книгоизданием, которое сегодня переживает расцвет. Арабский язык – язык великой литературы, объединяющий многие народы.




31. Ставка на креативный подходВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

С 7 по 10 июля в московском Парке Горького в третий раз пройдёт «Российская креативная неделя» (Russian Creative Week, RCW). Её организаторами являются Роскультцентр, АНО «Креативная экономика», Российский книжный союз при поддержке Президентского фонда культурных инициатив. Мы побеседовали с директором форума Мариной Абрамовой о развитии и будущем креативной экономики страны, ключевых мероприятиях и о том, почему сегодня так важно обратить внимание на творческих, нестандартно мыслящих людей.


– Сейчас много говорится о важности развития креативных индустрий для будущего страны. В чём, на ваш взгляд, значение этого сектора экономики для нашего общества и государства?

– Развитие креативной экономики – это международный тренд. Объём креативной экономики в мире уже превышает 2 триллиона долларов. Такая цифра говорит о многом. Креативные индустрии имеют очень мощный социальный эффект. Вне зависимости от вашего местоположения, с любым удалением от мегаполисов вы создаёте креативный продукт и с помощью цифровой дистрибуции можете на этом зарабатывать. Традиционно, говоря о креативных индустриях, мы думаем о процессах глобализации, но на самом деле любой креативный продукт прежде всего развивает локальные территории: в нём уже «зашиты» и культурный код, и менталитет, и национальные и региональные особенности. Это касается не только художественных произведений, дизайна, музыки, но и всего остального.

– Программа «Российской креативной недели», как всегда, впечатляет разнообразием. Расскажите, пожалуйста, о ключевых событиях. Что ждёт гостей и участников?

– На «Российской креативной неделе» активно будут работать восемь тематических площадок: «IT, компьютерная графика и разработка компьютерных игр»; «Кино и телевидение»; «Новые медиа, маркетинг и коммуникации»; «Музыка и саунд-дизайн»; «Образование в креативных индустриях»; «Издательское дело и журналистика»; «Архитектура и урбанистика, дизайн, мода и искусство»; «Спецпроекты» (Молодёжная площадка). Отдельно свою программу представит Красноярск, где в прошлом году состоялся первый окружной форум «Российская креативная неделя – Сибирь». Павильон «Деловая программа» по традиции станет главным местом для дискуссий и формирования работающих решений для поддержки креативного бизнеса в период глобальной трансформации экономики.

Гостей и участников ждут четыре насыщенных дня: в программе – лекции, мастер-классы, дискуссии, питчинги, конкурсы, премии, презентации, открытые интервью, пленарные заседания, паблик-токи, рабочие сессии и многое-многое другое. К примеру, на площадке «Архитектура и урбанистика, дизайн, мода и искусство» пройдёт дискуссия о самоидентичности российского дизайна и искусства, круглый стол о замещении на российском рынке ушедших брендов, интеллектуальный стендап «Говорит дизайн» от лучших практиков индустрии; в павильоне «Кино и телевидение» расскажут о том, как молодому таланту получить инвестиции на свой проект, аналогичную тему в своей сфере затронут и в пространстве «Издательское дело и журналистика» – здесь наметят будущее экранизаций книг молодых авторов. На площадке «IT, компьютерная графика и разработка компьютерных игр» будут вырабатывать решения по защите интеллектуальной собственности в условиях санкций и контрсанкций. В нашей программе – свыше 1000 спикеров и более 200 мероприятий.

– В этом году одной из главных тем «Российской креативной недели» стала новая реальность. С какими изменениями столкнулись креативные индустрии в условиях санкций и частичной изоляции? И как к ним адаптироваться?

– Да, для креативной экономики 2022 год ознаменован новыми вызовами. У нас изменились цепочки поставок и бизнес-процессы, привычные сценарии перестали работать, всё это требует поиска новых эффективных решений, и наша задача как ключевого мероприятия страны в сфере креативных индустрий – консолидировать всех игроков рынка, обеспечить свободный диалог и совместную работу. Мы объединяем с целью обсуждений, выработки новых планов и стратегий креативное сообщество, государственную власть и бизнес. В числе основных тем: будущее креативных индустрий, развитие национальных сегментов креативной экономики, смысловой фундамент российской креативной экономики, развитие территорий: креативные города и кластеры, новый вектор международного сотрудничества в сфере креативных индустрий, Impact index (индекс воздействия. – Ред.) креативного продукта: ответственность за социальные результаты, регулирование деятельности в сфере креативных индустрий, кадровая политика.

– Одним из пунктов программы станет развитие креативных индустрий/креативного сектора в регионах России. Есть ли уже примеры такого развития – какие города и каким образом стали привлекательнее для жизни и туризма? Много ли обычно принимает участие в «Российской креативной неделе» представителей из регионов?

– В «Российский креативной неделе» ежегодно принимают участие региональные делегации, в этом году их будет 40. За время своей работы мы видим большие подвижки: созданы агентства по развитию креативных индустрий, рабочие межведомственные группы; множество неординарных, самобытных идей родилось и реализуется в регионах. В упомянутом выше Красноярске в ближайшее время запустят центр кастомизации*, откроется Университет креативных индустрий, а перечень культурных мероприятий, которые с завидной регулярностью здесь проходят, закрепил за городом статус креативного сердца Сибири. Также хотелось бы отметить Якутию, лидера креативного бизнеса: это касается и развития компьютерной графики и компьютерных игр, и в целом подхода к развитию креативной экономики. Если говорить, например, о дизайне, то, конечно, вспоминается Казань, которая стала точкой притяжения во всех смыслах этого слова для людей данной профессии. Перечислять можно долго, и всё это работает и на благо жителей самих регионов, и на туристическую привлекательность.

– В чём, на ваш взгляд, ключевая задача «Российской креативной недели»? Что она даёт участникам?

– Главное – это создание пространства для диалога. Как я отметила ранее, мы собираем в одном месте представителей различных сфер, отраслей, связанных с креативными индустриями, но «оторванных» друг от друга в обычной жизни, чтобы все вместе могли обсудить проблемы, которые беспокоят, сложности, барьеры, нащупать действенные способы их решения, сформировать модели на будущее.

– Какие основные проблемы требуется решить в ближайшем будущем, чтобы креативная экономика и каждая отдельно взятая креативная индустрия успешно развивались?

– К вышеназванным я бы добавила ещё одну, возможно, главную проблему: второстепенную роль, отведённую культуре и креативным индустриям во времена трансформаций. Сегодня говорят, что на первом месте стоит развитие производства, сельскохозяйственного сектора и т.д. Но этот рестарт невозможен без привлечения людей из креативного сектора. Без промышленного дизайнера нельзя построить качественные и конкурентоспособные машины, мебель, самолёты и т.д. Только творческие, нестандартно мыслящие люди способны предлагать и создавать новый продукт, который в кризисное время может обеспечить рывок. Сейчас особенно важно делать ставку на творческих, свободных, талантливых, неординарных людей, и хорошо, что в России их много.

Беседу вела
Валерия Галкина



«ЛГ»-ДОСЬЕ

Марина Николаевна Абрамова – директор ФГБУ «Роскультцентр» и директор форума «Российская креативная неделя». Член правления Федерации креативных индустрий, член правления Российского книжного союза, член Международной гуманитарной организации «Императорское православное палестинское общество». В 2014–2019 гг. – вице-президент издательской группы «Эксмо-АСТ». В 2019 г. – руководитель Всероссийского культурологического марафона «Все грани Гранина». В 2015–2017 гг. – куратор программ книжного фестиваля «Красная площадь».


К Абрамовой 4.jpg

«Российская креативная неделя» проходит в Парке Горького уже в третий раз

Медиа: image / jpeg


32. Созвездий опаденьеВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Полина Кондратенко


Поэт, лингвист, переводчик, автор-исполнитель песен. Родилась в г. Санкт-Петербурге. Выпускник Санкт-Петербургского государственного университета, преподаватель кафедры немецкой филологии СПбГУ. Лауреат литературных и переводческих конкурсов (Международный молодёжный поэтический конкурс им. К.Р., Санкт-Петербургский конкурс молодых переводчиков Sensum de Sensu).



Эскиз

Ватман поля густо исцарапан

незаточенным карандашом.

Чёрный перелесок тянет лапы.

С неба сыплет белый порошок

на клубок дорог, попавших в стирку.

(В сумерках всё кажется чужим.)

Ночь-хозяйка бросит взгляд на бирку,

деликатный выставит режим,

выжмет кнопку «Пуск» – и мир утратит

форму, цвет; исчезнет глубина.


Только сонный странник-наблюдатель

смотрит в рябь вагонного окна.


Поздняя сирень

Сирень ржавеет оттого, что мокро:

проспект идёт дождём, зонтами залит.

Сирень ржавеет нездоровой охрой

под корешки томов в читальном зале,

затребованных из глубин хранилищ

для грустного, замыленного глаза.

Себя бесповоротно пересилишь,

откроешь первый опус из заказа…

…и словишь мысль о желторотом лете, и испугаешься:
который день июньский шёл, а ты и не заметил
заржавленных созвездий

опаденье.


Quo vadis?

Дом прогретый, двери нараспашку.

Хоровод нескошенных осок.

Полевая кухня пахнет кашкой:

серебристо-розовый дымок


раньше шёл на смену цвету вишни,

с яблонь облетевшим лепесткам.

Только вишни выросли да вышли,

узловатым яблонным рукам


тоже, видно, не до ноши. Жаль, но

на бесцветье не нальётся плод.

Неужели ждать неурожайный

стоит год, голодный, голый год?


Тополь, я

I

У пыльного подножья террикона,

Вдоль железнодорожной чёрной ветки,

будившей нас с утра, когда тягач

шёл за углём на шахту Поченкова,

вырезывали чёрствые вандалы

на тополях с пирамидальной кроной

ножами чьи-то имена и ругань.

Со временем затягивались раны,

но оставались чёрные рубцы.

Натачивались новые ножи,

и буквы вновь и вновь кровоточили.

От года к году гадкие слова

врезались в память детскую мою,

мне было больно на стволах молочных

их наблюдать, как помню. Что я помню?


II

Меня везут в привычный Петербург,

но с разговором не везёт нисколько:

слов не хватает, отключили воздух –

болeй внутри, смотри в окно на поле.

Здесь, на подъезде к Пулковским высотам,

случайная аллея тополей,

посаженная по местам сражений,

напоминает тополя другие,

с надрезами, с пирамидальной кроной.


Всемилостивый и внезапный Боже!

Полузабыто-детскими путями,

недетским ощущением времён

Ты показал мне, из каких деревьев

сколочено и сбито моё сердце.

Медиа: image / jpeg


33. Установка на худшееВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Анастасия Сопикова. Тоска по окраинам: рассказы. – М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2022. – 282 с. – (Роман поколения).


Анастасия Сопикова – молодая писательница, критик и книжный блогер, директор книжного магазина «Во весь голос». До недавних пор Сопикова была более известна читателю как критик, а не как автор художественных текстов. Она литературный обозреватель петербургского журнала «Прочтение» и (с 2021 года) «ЛГ». Примечательно, что для своей рубрики в «ЛГ» Сопикова выбирает книги с отчётливо проявленным «женским началом» и яркими жанровыми коннотациями: любовными, семейными, детско-родительскими коллизиями, психологическими драмами, проговариванием травмы.

Я начала с критики Сопиковой потому, что она перекликается с её художественным творчеством – с «Тоской по окраинам» точно. На этом примере легко предположить: критик выбирает «женские» книги, схожие по теме и дискурсу.

«Тоска по окраинам» вышла в издательской серии «Роман поколения». Пять рассказов, продолжительных, как повести, слагаются в роман, построенный прихотливо, на манер знаменитой истории Акутагавы «В чаще». Этапы взросления молодой женщины из провинции (из родного писательнице Воронежа, описанного узнаваемо) Аси с раннего школьного детства до первого развода передают разные фокальные герои. Но предмет романа един: женская судьба в привычных реалиях нашего времени – от начала нулевых до сегодняшнего дня.

Первым повествователем в тексте «Не успеешь оглянуться» выступает сама Ася. В книге Сопиковой все рассказы печальные, но этот особенно надрывен. «Я ненавижу пятницы», – признаётся девочка. «В пятницу меня отправляют туда. Туда – это тёмное, салатно-зелёное пространство, пропахшее обойным клеем, место, в котором замирает время, и стрелка груши-часов в коридоре никуда не спешит». В квартире бабки и деда ребёнок проводит выходные, пока мать ходит на бальные танцы (дочь быстро поняла, что «танцы стоят рядом со словом «измена»), а отец пьёт. Девочка осознаёт, что этот отвратительный ей распорядок изменится, лишь когда она вырастет. Ей обещают: вырастешь, мол, не успеешь оглянуться! – но сколько она ни крутит головой, не растёт… По мне, детские страдания автор выписала убедительнее женских драм.

Между детскими и взрослыми трагедиями закономерно располагаются отроческие метания Аси. Им посвящены рассказы «Золотая лихорадка» и «Друг Джонатан». Оба они о занятиях Аси в городской театральной студии, но в каждом меняется угол зрения. О «золотой лихорадке» первой влюблённости Аси в юного гитариста Богдана и о потере девственности со взрослым парнем Димой рассказывает автор, взирающий сверху, как демиург, на Асю (здесь она фигурирует как S, от домашнего имени Стася) и её подругу Лену. «Друг Джонатан», влюблённый мальчик из студии, излагает в подробностях, как Ася его довольно глумливо динамила, а сама бегала за режиссёром-руководителем и добилась-таки его внимания (и не только платонического). Джонатаном рассказчик сам себя прозвал по фильму «Святой Джон из Лас-Вегаса».

С истории «Трактир Тенардье» начинается жизнеописание взрослой Аси – студентки, переехавшей в Петербург и нашедшей подработку в букинистическом магазине. История оформлена в виде дневника любовника Аси, зовущего её попросту «моя». Кажущееся вычурным название рассказа апеллирует разом и к букинистике, и к миру «отверженных» – маленьких бесправных людей в большом городе, вынужденных работать за кусок хлеба, точно бедная Козетта на чету Тенардье. Книга здесь не священный артефакт, а объект бизнеса, который с изнанки весьма непригляден.

Наконец, «Тифлис» – написанная снова от авторского лица хроника развода Аси с «почти-бывшим-мужем», попыток наладить новые отношения с А.М., стремления улететь к нему в Тбилиси – и краха надежд: в мир пришёл коронавирус, все страны закрыли воздушные границы, а героиня заразилась. Последняя фраза рассказа завершает всю книгу: «…о, перестань, только посмотри на меня, только приди сюда, слышишь, я же умру здесь, приди, приди, приди, слышишь, слышишь, слышишь… Но никто никогда не пришёл». Безрадостное ожидание маленькой Асей родителей, которые придут и избавят её от плена убогой бабушкиной квартиры, закольцовывается бесплодным ожиданием нуждающейся в помощи женщины хотя бы кого-то любящего.

В заключительном рассказе есть и ещё более конкретный эпизод: заболев, Ася берёт такси до дома в Петербурге и попадает в жестокую пробку. Таксист-таджик на втором часу пути жалобно говорит ей: «Я ненавижу всё здесь, понимаешь? Я ненавижу здесь». В первом рассказе имелось жуткое и графически выделенное «туда». В последнем оно превращается в «здесь». То есть реплику таксиста можно и нужно отнести ко всей книге.

Безысходность романа в рассказах Сопиковой подметили многие. На ресурсе «Лабиринт» рецензент под ником Винни-Пушка пишет: «Очень хорошая книга, в моём духе. Люблю беспросветность, попытки персонажа барахтаться, иногда приводящие к чему-то стоящему, а иногда совсем бесплодные».

Сопикова концентрирует в слова тоску. Окраины и Петербург здесь ни при чём. Тоска, разлитая в книге, бескрайняя, экзистенциальная. Она пронизывает гиперреализм повествования, превращая его в энциклопедию тёмных сторон бытия и женской натуры. Отчего реалистичность перестаёт быть таковой. Она, как ни парадоксально, превращается в торжество авторской воли.

Уже второй раз я замечаю такой эффект от прозы, написанной женщинами. Первым был роман Наринэ Абгарян «Симон». Рецензируя его, я употребила слово «чернуха». Тогда мне казалось, что это авторский приём Абгарян. Книга Сопиковой заставляет задуматься, не приходит ли в женскую прозу новая тенденция. Очень условно назову её «установкой на худшее».

Елена Сафронова



Медиа: image / jpeg


34. Мысли перед рассветомВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Юрий Кублановский


Вот уж не думал,

что на старости лет

буду начинать утро

со сводок с фронта

и похожих на верлибры реляций,


мол, чего-чего, а мира

на остаток жизни

всё-таки хватит.


Хватит, чтоб подремать над альбомом,

выпить в шалмане стопку,

окские видя плёсы…


Но вот приходит догадка,

заставляющая сжиматься сердце,

взбивать кулаком подушку

в седой пелене рассвета,

что могу уже не дождаться,


как отдымят кострища кварталов,

заслезится на окнах копоть,

воспалённые ссадины

побледнеют на лицах пленных,


как польётся благовест над округой,

отпоют живые погибших,

прирастёт своим же Отчизна.


1 июня 2022 г.



Медиа: image / jpeg


35. Сердце, память и бетономешалкаВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Вокруг всё чаще говорят о создании/реформировании большого писательского союза, вслед за которым грядут благие изменения в жизни и судьбах мастеров пера. Думаю, что оптимизм имеет основания. Открываются некоторые перспективы перед одарёнными прозаиками, получат толику благ и признания поэты. Есть основания для светлого взгляда на будущее у таинственных драматургов. При этом многие уверены, что у последних и так всё замечательно. Всегда есть повод припомнить коллеге постановку его пьесы в Тюменском кукольном театре в 1987 году. Опасения возникают только по поводу возможной судьбы критиков.

Именно критики являлись той частью советского писательского сообщества, судьбе которой трудно завидовать. Их тяжкое положение объяснялось рядом причин. Главная ловушка следовала из статуса советского писателя. Принятие в ряды ССП означало коллективное признание таланта или как минимум литературных способностей. Соответственно, советский критик был всегда ограничен в собственно критической функции. Он не мог прямо назвать автора или его творение бездарными.

Попытки бунта всегда пресекались, хулиганов били по рукам. В памяти всплывает история со статьёй Владимира Бушина «Кушайте, друзья мои. Всё ваше...», которая была напечатана в журнале «Москва» в 1979 году. Критик в ней разобрался с исторической прозой Булата Окуджавы. И сейчас статья читается прекрасно, она ладно сделана, точна и не оставляет сомнений по поводу таланта Окуджавы как исторического романиста. Бушин мгновенно прославился. Текст особо смаковался в писательских компаниях. Следующая статья литературного критика вышла в 1986 году. «Сведение личных счётов» и волюнтаризм не поощрялись.

Сложилась парадоксальная ситуация. Чем разбираемый текст был новее, тем статья о нём скучнее и унылее. И наоборот. Гремели работы Лотмана о Пушкине. Настоящим бестселлером могла стать книга о Шекспире. Издание же с подзаголовком «современная советская литература» прочно врастало в прилавки книжных магазинов и позже находило последний, тихий приют на библиотечных полках. Неудивительно, что по-настоящему любящие слово критики независимо от их мировоззрения (Вадим Кожинов, Бенедикт Сарнов, Олег Михайлов) вынужденно мигрировали в иные сферы литературы.

Нужно отдать должное нашим коллегам из прошлого. Всё же в большинстве своём советские критики сами были людьми читающими, поэтому они симпатизировали – а самые совестливые и сочувствовали – любителям книг. Автор предупреждал читателя сразу. Взгляд на обложку – и протянутая рука потенциального поклонника советского Белинского замирала в воздухе. Был особый изыск – сочинить название сборника критических статей, сразу и бесповоротно отвращающее от его чтения. Возьмём базовое название: «Память сердца». Книга об исторических романах могла именоваться «Долгая память сердца». Если труд посвящался военной литературе, то рождался вариант «Суровая память сердца». Книга о современной проблемной прозе радовала не меньше: «Сердце обретает память».

В названиях приветствовались многоточия, намекающие на особое эмоциональное состояние критика, взволнованность от прочитанного, некоторую переполненность мыслями и чувствами. В аннотации пунктуационная имитация непосредственности отливалась в формулу «автор ведёт живой, искренний разговор с читателем». В ту же кассу – фотография критика, задумчиво и со смыслом прикусившего дужку очков.

Название, аннотация и портрет гармонично сочетались с содержанием. Любимые жанры советских критиков – литературный портрет и обзорные статьи. Выбор первого объясняется биографическим моментом. Если поэты и прозаики могли прийти в литературу от сохи или станка, то в критики зачастую забривали доцентов филологических факультетов пединститутов. Как люди рациональные и рачительные, они использовали тексты своих диссертаций в качестве базы «литературной работы». Отсюда во многом мертвящий, замороженный язык их критических публикаций. Естественно, что, защитив диссертацию, допустим, по творчеству Федина, критики продолжали писать о нём, но уже для «широкого круга читателей». Тексты разных лет не единожды переписывались, переназывались. Ограниченность круга читателей играла в пользу критика. Чем незаметнее и тише пройдёт публикация, тем больше шансов на вторичную переработку литературного продукта.

Тяга к написанию обзорных статей также объясняется прагматическими соображениями. Их объём регулировался не погружением в тему, а заказом редакции журнала или издательства. Всегда можно прибавить или убавить по желанию. Книг и публикаций на историко-революционную тему, гражданского мужества, морального самоопределения было в избытке. Тонкие эстеты разбирались с портретом современного лирического героя.

Содержание держалось на трёх китах: пересказе в лучших традициях школьных изложений, цитировании, когда критик уставал от пересказа, и на необязательных рассуждениях. При пересказе хорошим тоном считалось задавать себе вопросы по поводу действий героя: «Считают ли показанные в романе строители ГЭС себя героями или полагают, что спасение бетономешалки – обычная часть их работы?» Это имеет отношение к упомянутому выше диалогу с читателем и фотографии с очками.

Рассуждения также опирались на цитаты. Не обязательно разбираемого автора. В дело шли работы основоположников марксизма, классиков. Либералы любили ссылаться на Маркса, Маркеса и Симонова. Почвенники уважали Достоевского, Гоголя и Тютчева. Пушкина цитировали все. Как таковое содержание высказывания критика волновало мало. Оно выступало в качестве отправной точки рассуждения. До конечного пункта читатель зачастую не добирался. Как и автор, в свободной последовательности размышляющий о судьбах современников, нравственности и связи поколений.

Собственно критическая часть должна была вытекать из хвалебной. Приветствовалась диалектика: «Образ Натальи настолько ярок, что на его фоне несколько теряются другие персонажи». Или: «К сожалению, писатель не рассказал о дальнейшей судьбе столь полюбившихся читателю героев». Кстати, на основании последнего замечания автор мог и превратить повесть в роман, а роман – в дилогию.

Клевещу ли я на наших предшественников? Не без того. Но считаю, что отстаиваю цеховой интерес. В очередной раз проявлю оптимизм. Надеюсь, здоровый. Я считаю, что современная русская критика переживает не худшие времена. Естественным и обычным делом оказалось говорить о книгах и авторах исходя из своего желания, своим языком. Сильно потеряв в количестве, мы сохранили интерес и желание понять русскую литературу. И, быть может, потому мы сами до сих пор кому-то интересны. Заходить в новый союз необходимо. Но при этом обязательно сохраняя автономность и независимость, без которых нам гарантированно придётся знакомиться с устройством и функционалом современных бетономешалок.

Михаил Хлебников,
Новосибирск



Медиа: image / jpeg


36. Константин Сивков: «Не надо придумывать басни про победы ВСУ»Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Уже идёт возвращение к нормальной жизни освобождённых городов и посёлков Донбасса, Херсонской, Запорожской областей, действуют новые власти, всё больше тех, кто получил российские паспорта. Но военные действия продолжаются. Каковы перспективы СВО? Об этом разговор с известным военным аналитиком Константином Сивковым.


– Константин Валентинович, после того как наши освободили Лисичанск, в Киеве тут же нашёлся известный своими высказываниями умелец, который заявил, что отход украинских войск знаменует собой рождение «новой национальной военной школы» Украины. Это достойно, чтобы комментировать?

– Хм… Заявление советника Зеленского Арестовича, а он и есть автор очередной новации, очень сильно напоминает «новую национальную военную школу» гитлеровской Германии образца 1944-го или конца 1943 года, когда немцев гнали из Советского Союза и потом из стран Европы. Геббельс всё это подавал как новую немецкую стратегию, которая сводится к тому, что они сокращают линию фронта и за счёт этого и высокой концентрации войск будут добиваться побед. На самом деле это было просто бегством. То же самое и сейчас. Северодонецк, Лисичанск – это тяжёлое оперативное поражение украинской армии. Фактически полностью освобождена территория Луганской Народной Республики. Первая задача СВО выполнена. Начинается её очередной этап, стоят новые задачи. В Киеве постарались как-то оправдать свой провал. Им тем более обидно, что оставление ими Лисичанска произошло за несколько дней. Явно намечается нехорошая для ВСУ и украинских властей в целом тенденция. Какая? Если Мариуполь освобождали полтора месяца, Северодонецк – две-три недели, то тут понадобились считаные дни. А ведь Лисичанск минимум втрое больше Северодонецка по размерам. Это говорит о том, что боеспособность ВСУ утрачивается. Получается, что они уже не способны оказывать серьёзного сопротивления.

– Судя по всему, это замечают и на Западе. На днях британская газета «Индепендент» привела высказывания солдат ВСУ. Те говорят, что «восточный фронт – это ад», их просто бросают в пекло.

– В результате трёх месяцев боевых действий на Украине российские вооружённые силы завоевали абсолютное огневое превосходство. Мы изначально имели его в воздухе, теперь оно дополнено огневым превосходством в артиллерии. Изначально силы были примерно одинаковые – по 1000–1200 артиллерийских стволов. Сейчас артиллерийская составляющая ВСУ, включая реактивные системы залпового огня, в сравнении с нашей – это примерно один к двадцати.

При этом не только там, но даже у нас начинают плести басни, будто на Украине, несмотря на то что у них мало артиллерии, очень эффективно работает система целеуказания и эффективно наносятся удары по нужным целям. Это полная глупость. На самом деле теперь они фактически не способны вести контрбатарейную борьбу, утратили огневой паритет, и сегодня Россия имеет в этом полное превосходство. Ситуация для них тяжёлая, нет необходимой огневой поддержки, абсолютно нет авиационной поддержки. Кстати, военные ВСУ открыто говорят, что западные беспилотники ничем им не помогают, можно даже не направлять. Основная причина понятна. Как только беспилотник оказывается в досягаемости зенитных сил России, он тут же уничтожается. Их поставки фактически бессмысленны.

Представьте, как с учётом всего этого вести эффективные боевые действия?

– Ну, только придумывая сказки о «новой военной школе»…

– Россия сосредоточилась на ведении контрбатарейной борьбы, наше огневое преимущество будет только нарастать. Вернёмся к тому, что Украина-де умело вывела свои войска из зоны боевых действий, чтобы якобы перегруппироваться. Но мы-то этого и добивались, когда поставили Лисичанск перед угрозой полного окружения. И когда они оказались в поле, вне жилой застройки, то были подвергнуты массированным ударам авиации и артиллерии, понесли тяжелейшие потери. В частности, три украинские войсковые бригады потеряли там до половины личного состава.

– Можно ли прогнозировать, по каким направлениям будет далее развиваться СВО?

– Сейчас приоритетным направлением действий союзных войск, включая подразделения «Ахмата», является освобождение Донбасса. Будет решаться задача уничтожения расположенной в Авдеевке группировки противника. Далее – движение на Славянск и Краматорск. После того как будет освобождён весь Донбасс, надо полагать, что основные действия развернутся по двум направлениям. На севере будет решаться задача освобождения Харькова, на южном – продолжится движение вдоль Чёрного моря по линии Николаев – Одесса – Приднестровье. После чего можно будет двигаться в разных направлениях вплоть до западной границы Украины. Но это уже задачи следующего этапа.

Беседу вёл
Владимир Сухомлинов



Медиа: image / jpeg


37. ???????Родная речьВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Анна Ревякина



Мой язык кому-то становится поперёк горла.

Говорить на нём – всё равно что терпеть свёрла

по металлу в кости подъязычной и рядом с нёбом.

Мой язык поэтичный уродлив для русофоба.

Моя личная фобия – договаривать всё до точки,

моя личная точка там, где ушная мочка

переходит в хрящ. В нём нервическая основа,

перевод синхронный влетевшего птицей слова.

Отстранившись прилюдно, перебираю смыслы,

мой язык гениален, выдыхается углекислым.

Лишний повод расти деревьям, цветам и травам,

лишний повод закату стать навсегда кровавым.

Мой язык для кого-то сложен и неприемлем,

он впитал весь пот, что отдан был русским землям,

он звучит внутри, как то, что молчать не может.

Мой язык – пятно несмываемое на коже.

Медиа: image / jpeg


38. ФотогласВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Литературная премия Александра Солженцына была впервые присуждена выдающимся деятелям культуры, музейным работникам москвичке Наталье Михайловой и петербуржцу Сергею Некрасову в 2020 году. А вручена лишь на прошлой неделе на официальной, торжественной и неспешной церемонии. На снимке (слева направо) полномочный представитель президента РФ в ЦФО И. Щёголев, С. Некрасов
и Н. Михайлова.



Медиа: image / png


39. Отложенная революцияВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Выборы в нижнюю палату французского парламента, второй тур которых прошёл 19 июня, принесли неожиданный результат, стали революционными. На фоне всего происходящего в мире это мало кто заметил вне страны. А уж тут точно ждут потрясений.


Смешавшиеся в дикий коктейль украинский, топливный и продовольственный кризисы, взрывной рост мировой инфляции, новый виток схватки республиканцев и демократов в США и другие глобальные потрясения отразились на политической жизни Франции. По степени общественного накала всё происходящее (уже, кстати, не один год) можно сравнить с СССР эпохи позднего Брежнева и начала перестройки. Парламентским предшествовали выборы президента. 24 апреля Макрон, несмотря на поддержку им травматичных для французской экономики антироссийских санкций, был переизбран на свой пост. При этом отрыв от основной соперницы, Марин Ле Пен, оказался куда большим, чем предсказывали социологи. Тут же многие эксперты, телеведущие, а тем более придворные «короля» дружно заговорили, что сохранение его партией «Республика на марше» большинства на парламентских выборах дело решённое.

Поздно вечером 19 июня – при подведении итогов выборов – оказалось, что король-то если не гол, то уж точно полураздет. Потеряв 106 депутатских мандатов, президентская партия сохранила лишь относительное большинство и утеряла возможность формировать правительство и принимать законы в одиночку. В свою очередь, разношёрстная и неустойчивая левая коалиция Жан-Люка Меланшона, собравшая вокруг себя всех – от традиционных коммунистов и бывших правящих социалистов до экологических, исламских и гей-активистов, взяла серебро со 131 мандатом. Но главной сенсацией – а точнее революцией – стал результат консервативного Национального фронта. Он увеличил своё представительство в 30 раз и получил в национальной ассамблее 90 депутатских мест. Партия Марин Ле Пен не только добилась лучшего результата в своей истории, но и стала главной правой партией Франции, оставив позади республиканцев – партию бывших президентов Ширака и Саркози.

Сложно сказать, что сыграло решающую роль в прорыве. То ли усилия Ле Пен по нормализации образа Национального фронта в глазах обывателя, то ли её десятилетняя партийная работа в провинции и опора на региональных лидеров, то ли отложенный эффект санкций, против которых Ле Пен последовательно выступала. Она горячо призывала Францию не становиться унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла. Ясно одно: как говорится, революция, о необходимости которой всё время говорили большевики, свершилась. Стал сбываться и страшный сон макронистов: получив солидную фракцию в парламенте, Ле Пен, вопреки их многолетним заверениям, не принялась шокировать публику эксцентричными законопроектами об уголовном наказании за гомосексуализм, о причислении к лику святых маршала Петена или высылке алжирцев. Напротив, Ле Пен сейчас всячески демонстрирует конструктивную позицию и даже заявляет о готовности рассмотреть кандидатуру макроновского премьер-министра (когда верстался номер, его имя ещё не было известно), который будет выступать перед депутатами 6 июля. Кстати, на голосовании за премьера и его правительство наверняка скажется и разгорающийся скандал в связи с видеозаписью «закрытого» телефонного разговора Макрона с Владимиром Путиным. Иными словами, впереди жаркая пора с непредсказуемыми последствиями.

Никита Дмитриев,
Париж



Медиа: image / jpeg


40. Хочу замуж!Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Каждый год в преддверии Дня семьи, любви и верности прекрасную половину человечества начинают ублажать слезливыми сериалами о злоключениях бедных золушек-нянь (сиделок, горничных и т.п.), покоривших сердца богатеньких буратин и чудесным образом превратившихся в принцесс. Предлагаем сценаристам вместо этих набивших оскомину фантастических сюжетов реальную историю.


В далёком 2006 году мы опубликовали очень откровенное и трогательное письмо некой Татьяны из Днепропетровска («Профессия: жена. Такая желанная и такая недостижимая», «ЛГ», № 38). «Самой творческой, самой вдохновенной профессией для меня, – писала Татьяна, – всегда была профессия жены, матери, хранительницы домашнего очага… Мечтаю встретить человека, с которым меня свяжут сильное, непреходящее чувство, глубокая духовная близость и совместная забота о доме и детях… вижу в многодетности такие преимущества, ради которых готова преодолеть любые трудности. Но… В мои 35 лет все эти мечты остаются только мечтами… Пора смириться с тем, что счастливая случайная встреча с родной душой – это подарок свыше, который даётся лишь немногим?..»

Готовя это письмо к печати, я и не предполагала, что невольно окажусь в роли свахи, причём удачливой. Среди вороха откликов с размышлениями о демографии, сочувствием (тоскливая искренность тронула и читателей) и иронизированиями по поводу поисков мужа было одно коротенькое письмо из Екатеринбурга с просьбой передать координаты автора Татьяне. Над этим письмом мы тоже (каемся) поиронизировали – губа не дура: вдовец, с детьми, почти в два раза старше, – но письмо Татьяне переслали.

Переслали и забыли, а через пять лет произошло чудо («Болезнь любви неизлечима», «ЛГ», № 52, 2011 г.). Накануне католического Рождества в редакции появились обаятельная средних лет женщина, моложавый мужчина, которому, как потом выяснилось, уже перевалило за семьдесят, и шустрый трёхлетний малыш с огромной лилией. Вручив мне лилию, показали пожелтевшую вырезку из нашей газеты, и я сразу всё поняла:

– Ужель та самая Татьяна?

– Да, – счастливо улыбалась Татьяна и взахлёб рассказывала о мужчине, с которым приехала и чьё письмо мы ей когда-то переслали. – Мой муж. Доктор наук, завкафедрой Уральского лесотехнического университета, автор семи монографий, мастер спорта по горному туризму. Отец семерых детей, с нашим общим ребёнком, Вовой, – восьмерых. Четырёх мальчиков и четырёх девочек. Я младше старшей на 7 лет.

Тогда, пять лет назад, получив от него письмо, она сразу же решила ехать в Екатеринбург. Не получится, думала, хоть Урал посмотрю. Получилось. Что они две половинки одного целого, поняли через неделю, через месяц поженились, а вскоре Татьяна перевезла к мужу в Екатеринбург и свою парализованную бабушку.

Супруги провели в редакции часа два и столько раз за это время меня поблагодарили, что я почувствовала себя Дедом Морозом, Снегурочкой и феей в одном флаконе. Приятное, признаюсь, чувство. Хотя коллеги и подтрунивали, вспоминая забытую советскую рубрику: «Газета выступила. Что сделано?» Что ж, было чем гордиться. Мы сделали счастливыми два одиноких сердца. Вернее, одиннадцать сердец: два плюс восемь (дети) плюс ещё одно (бабушка).

И это ещё не конец сказки, ставшей былью. Недавно, через одиннадцать лет после той встречи в редакции, мы получили ещё одно письмо от Татьяны. Когда их дети подросли, они приютили ещё четыре одиноких сердца!

Людмила Мазурова



Медиа: image / jpeg


41. Любовь вместо смартфонаВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Благодаря «Литературке» я встретила свою судьбу. Нашему сыночку сейчас уже 14! А чтобы повысить «коэффициент счастья», мы с мужем в 2017 году ещё и усыновили четырёх ребятишек, и сейчас с нами живут пятеро детей (семеро старших уже взрослые и живут отдельно).


Кроме городской квартиры у нас есть дом в деревне. Сажаем овощи, колем дрова, ухаживаем за домашними животными, косим и сушим сено (приобрели полезные навыки, когда одна из наших старших дочерей жила в деревне, а мы ей помогали). Ребята умело держат в руках пилу, топор, молоток, лопату, грабли, лейку!

Все три наших парня занимаются в военно-патриотическом клубе. Участвуем вместе с детьми в субботниках и автопробегах, посвящённых знаменательным датам, поём с ними замечательные советские песни («Катюша», «Три танкиста», «Взвейтесь, кострами» и другие). Кстати, у нас нет специально выделенного времени для разучивания стихов и песен. Идём в садик – учим, едем куда-то на машине – учим, стоим в очереди, например, к врачу в поликлинике, – тоже учим. Так постепенно и пополняется наш исполнительский репертуар.

Что трудно даётся – это учёба. Стараемся разбирать темы по самому трудному предмету – математике – раньше учителей. У кого слабое место – русский язык, тот делает дополнительные упражнения и пишет диктанты. А как непросто было организовать учебный процесс в удалёнку! Многодетной семье дистанционное обучение противопоказано, нам нужна только настоящая школа – с учителями, одноклассниками, живым общением, школьной формой, дневниками, уроками и переменками!

Мы очень любим собираться все вместе и стараемся многочисленные праздники отмечать всей семьёй у нас дома. Составили генеалогическое древо с фотографиями далёких предков и разместили его на самом видном месте. Пока разведали 7 поколений (добрались до конца XVIII века). Используем любую возможность знакомить детей с памятными для нашей семьи местами. Так, в 2021 году мы побывали на Орловско-Курской дуге, где в годы войны воевал дедушка наших ребят (отец моего мужа). А в 2019 году ездили в посёлок Махнёво, чтобы найти подвесной мост через реку Тагил, соединяющий с Большой землёй пять окрестных селений. Этот мост в 1968 году спроектировал наш папа, и во время половодья люди могут добраться до своих домов только по этому подвесному мосту. Посещение таких памятных мест, своеобразных реперных точек, – не просто развлечение. Тут происходит закрепление, срастание с важной для детей точкой земли, с Родиной.

Очень хочется, чтобы дети знали свои духовные святыни и чтили землю своих предков! С большой семьёй путешествовать, конечно, непросто, но у нас есть восьмиместная машина, на которой мы в прошлом году проехали 14 областей и побывали у Льва Толстого в Ясной Поляне, у Тургенева в Спасском-Лутовинове, у Лермонтова в Тарханах, на родине Ильи Муромца в городе Муроме.

Все мои мальчишки занимаются в музыкальной школе, играют на баяне и аккордеоне, в оркестре народных инструментов, девочек буду записывать в этом году. Мы много поём, но, к сожалению, не так часто выбираемся в театр, всё-таки для большой семьи это накладно! Ещё одна проблема – невозможность уединиться, поговорить с каждым по душам, проанализировав прожитый день и совершённые в нём ошибки. Ведь все всегда на виду друг у друга.

Мама, конечно, должна быть только домохозяйкой, особенно в такой большой семье, но то, что я ещё и преподаватель вуза, во-первых, добавляет мне уважения детей, а во-вторых, играет важную роль в их нравственном становлении: ребята знают, что их родители – труженики, и это знание накладывает на детей дополнительную ответственность, они должны быть более собранными и строгими к себе.

У наших детей нет сотовых телефонов, нет личного доступа к интернету и соцсетям. В отличие от сверстников, они умеют общаться и взаимодействовать друг с другом. А подавляющему большинству (особенно единственным детям в семье) техника как раз и заменяет то живое общение, которое у наших детей в достатке и даже избытке! Наверное, если бы ребёнок в семье был один, нам было бы трудно «держать оборону» и мы бы всё-таки купили ему желанную игрушку («Ну как же – у всех есть, и у меня должна быть!»). Но именно потому, что детей в семье много и они настоящая команда, настоящий маленький отряд, такое ограничение – живём без телефонов! – они воспринимают естественно и органично.

Возможно, кому-то может показаться, что у нас не жизнь, а сплошная идиллия! Но это не так. Дети постоянно выкидывают какие-нибудь коленца. Например, у нас периодически пропадают деньги или кто-то из детей вдруг без предупреждения решает отправиться в дальний поход… Спокойной жизни нам, видимо, ещё долго не видать!

Но, с другой стороны, нам с мужем морально гораздо легче, чем родителям с одним ребёночком. Недостатки детей (а они есть у всех) не воспринимаются как трагедия, и если один огорчит, то другой непременно порадует!

Наша задача – постараться подарить своим детям счастливое детство: не праздное и слащавое, а активное, яркое, наполненное событиями, открытиями и приключениями. Чтобы, преодолевая трудности, решая сложные задачи, дети вырастали закалёнными, настоящими бойцами в будущих великих битвах! Порадуйтесь за нас!

Татьяна Лебедева

Медиа: image / jpeg


42. Длинная «Премия Читателя»Вт, 05 июл[-/+]
Автор(?)

На сайте Всероссийской литературной «Премии Читателя» опубликован длинный список претендентов на награду в 2022 году. В его основе – результаты анализа читательского спроса в 48 библиотеках России и на портале ЛитРес. В лонг-лист вошли 164 книги современных российских авторов, изданных в 2021 году. Эти книги оказались наиболее востребованы читателями библиотек в возрасте от 15 до 35 лет. С прошлого года премия вручается в двух номинациях – «Художественная проза» и «Документальная проза (Non-fiction)».

«Длинные списки «Премии Читателя» мне представляются даже более увлекательным чтением, чем финальный шорт-лист, прошедший сквозь горнило экспертной оценки лонга, отмечает Евгений Харитонов, координатор «Премии Читателя», писатель, критик. Длинный же список даёт «чистую» картину того, что современный молодой читатель до 35 реально читает сегодня, какие книги наиболее спрашиваемы в библиотеках (разумеется, мы говорим только о современной русскоязычной литературе). И что важно: «читательский фаворитизм»штука изменчивая, тенденции и пристрастия не имеют свойства повторяться из года в год. Вот это движение читательской любви и позволяют увидеть лонг-листы «Премии Читателя».

В сентябре 2022 года профессиональными экспертами (критиками, литературоведами, библиотекарями) на основе длинного списка будет сформирован шорт-лист премии.

Имена лауреатов 2022 года будут объявлены на церемонии награждения, которая состоится в конце года в рамках книжной ярмарки Non/Fiction.

Всероссийская «Премия Читателя» – единственная в России литературная награда, присуждаемая писателям библиотечным сообществом. Учреждена Российской государственной библиотекой для молодёжи в 2015 году при поддержке Министерства культуры России и Российской библиотечной ассоциации (РБА).

Лауреатами премии в разные годы становились Вадим Панов, Гузель Яхина, Алексей Слаповский, Виктор Пелевин, Андрей Рубанов, Максим Замшев, Павел Басинский, Екатерина Барбаняга.

Полный список книг лонг-листа размещен на сайте премии


43. Грани трезубаВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


Какой быть России – этот вопрос сейчас один из самых обсуждаемых и, надо сказать, для нас как граждан самый важный. Хочется понимать, в каком государстве проснёмся завтра. В рамках обсуждений всплывают понятия известные и менее известные.


Солидарность знаем: это отношения в обществе, которые определяют совместные действия в общих интересах и обеспечивают взаимоподдержку – как при «солидарности трудящихся». Однако в общественном и даже правовом поле появляется термин «солидаризм». Стоит присмотреться.

Это как солидарность, только наоборот. Солидаризм к ней имеет такое же отношение, как национал-социализм к социализму.

В 1920-е фашистские режимы, только появлявшиеся в Европе, пытались перетянуть к себе левый электорат, жонглируя социалистическими понятиями. Вспомним, НСДАП – это Национал-социалистическая немецкая рабочая партия. Сегодня такой заход называют правым популизмом.

Самые известные русские солидаристы – НТС, организация радикальной белой эмиграции, созданная в Белграде в начале 1930-х. Полное название реваншистов – Народно-трудовой союз русских солидаристов. Логотип НТС – золотой трезуб на фоне триколора – да, трезуб, как у заблудших украинцев, обратившихся в нацизм. Одним из главных теоретиков русского солидаризма был деятель антибольшевистского подполья и Белого движения, юрист и министр в сибирском правительстве Колчака Георгий Гинс. Потом в Харбине он опубликовал трактат «На путях к государству будущего: от либерализма к солидаризму».

Солидаристы использовали концепцию «корпоративного государства», он же – корпоративизм по Муссолини, который создавался как альтернатива либерализму и коммунизму. Поигрывали солидаризмом сторонники Юзефа Пилсудского в Польше, испанские фаланги и левое крыло – конечно, фальшивое левое – германского национал-социализма под предводительством братьев Штрассеров. Во Франции солидаристские идеи доминировали в фашистской Народной партии (PPF) Жака Дорио и у других крайне правых.

Во время Великой Отечественной войны НТС ожидаемо подался в коллаборационизм вместе с предателем генералом Власовым. В марте 1943-го член Совета НТС генерал Ф.И. Трухин возглавил школу пропагандистов Русской освободительной армии в Дабендорфе; полсотни выпускников школы вступили в НТС. После войны русские солидаристы ненадолго перешли под контроль британских спецслужб, а потом – деньги решают всё – их взяло под крыло ЦРУ. И вело до поворотных событий в России в 1990-е. К тому времени НТС как организация ослабла до символического значения – зато идеология НТС вошла в российскую политику.

Солидаризм, как и корпоративизм, подмешивает себе в состав идею «единого социального организма»: все люди как «клетки одного организма» и потому должны в едином порыве работать на здоровье организма. В религиозных странах типа Италии замешивается религия – в том формате, в каком лучше служит правящему классу. Понятия точных определений не имеют и потому дают возможность манипуляторам сказать: «Да что вы, это совсем не то, что я имел в виду» – ловкий принцип правдоподобного отрицания.

Солидаризм – продукт заграничной деятельности русской эмиграции, и именно той её части, которая вместе с наиболее радикальными антисоветскими кругами на Западе и под контролем спецслужб работала против своей страны. Представляется очевидным, что это не те круги, в среде которых нужно искать решения для России на будущее. Трезубы нам не нужны ни в каком виде.



В тему


Требуется осмысление

В конце июня («Российская газета», 29.06.2022,) председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин представил обстоятельную статью «Право России: Альтернативы и риски в условиях глобального кризиса». В ней он как аналитик, общественный деятель рассматривает, каковы последствия того, что, благодаря политике США и совокупного Запада, мы оказались в совершено новой для России нормативно-правовой или, если честно признать (как говорит автор), в неправовой международной реальности. Как себя при этом вести, что предпринимать, на что опираться при выработке своей позиции. Безусловно, эти проблемы не могут не волновать. Вот несколько цитат из статьи, которые увязаны с вопросами, которые подняты в опубликованной выше статье колумнистки «ЛГ» и могут быть интересны читателям:

«На мой взгляд, речь, напротив, должна идти о формировании такого универсального понятия права, которое диалектически соединяло бы в себе западный индивидуализм с восточным солидаризмом. Это сейчас одна из важнейших задач отечественной философии и теории права, потому что никто за нас этого не сделает. ...

В отличие от такого подхода [подхода Маргарет Тэтчер], в котором выражена квинтэссенция западного индивидуализма, солидаризм восточного мироощущения заключается в осмыслении общества как единого социального организма».

Как видим, предлагается, правда, без осмысления, и такая трактовка понятия «солидаризм». Видимо, при выработке парадигмы нашего дальнейшего движения такого рода проблемы надо осмысливать всесторонне и глубоко, осознавая все возможные последствия.



44. ЛГ-рейтингВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

1. Владимир Курносенко. Дилогия: Неостающееся время. Совлечение бытия. – М.: БОС, 2022. – 320 с.


2. 100 арт-манифестов. От футуристов до стакистов. – М.: Альпина нон-фикшн, 2022. – 584 с.


3. Александр Долинин. О Пушкине, о Пастернаке. Работы разных лет. – М.: Новое литературное обозрение, 2022. – 528 с.




45. По-разному понятые ценностиВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

На площадке МИА «Россия сегодня» состоялся круглый стол на тему «Есть ли предел антироссийским санкциям?». Дискуссия вышла за рамки темы, была острой, откровенной, неожиданной и заслуживает внимания. Обозреватель «ЛГ» задал вопрос одному из участников – заместителю директора Института Европы РАН Владиславу Белову. К обсуждению подключались и другие участники. Публикуем фрагменты разговора, из которого читатель сможет и сам сделать выводы и по «германскому вопросу», и по некоторым нюансам российской «политологической мысли».


– Владислав Борисович, вы сказали, что в Германии выросло поколение политиков, для которых неприемлема война. И, руководствуясь ценностями (так вы сказали), утро 24 феврали они по-другому, как только жуткую агрессию России, воспринять не могли. Я правильно вас понял? А как в этом ряду бомбардировки Югославии, Луганска, как Ливия и многое другое?

– Да, правильно поняли. Речь о поколении немцев, которое воспитано иначе. По Югославии не они принимали решения, хотя я их не оправдываю. Косово справедливо вменяют им в вину. Да, я говорю о тех, кто родился после войны, получал образование в 1950–1960-х, многие были среди пацифистов и так далее. Наверное, мы могли бы найти неких немецких генералов, которые по-реваншистски что-либо заявляли, но вы этого не найдёте, потому что это там сразу осуждается*. Скажем, покойный Игорь Фёдорович Максимычев (умер год назад, был главным научным сотрудником Института Европы РАН. – Ред.) считал, что я не прав и в немцах живёт желание завоевать восток. Я придерживаюсь иного мнения. Для них был «час ноль» в 1945-м. А сейчас у нас кто-то говорит, что вот, мол, у Шольца был какой-то соответствующий дедушка и у других тоже и что это тоже воспитывало их… Не знаю. Неприемлемость войны для них факт.

– А как же с поставками оружия на Украину?

– Это спасение ребёнка, которого обижают очень сильно. При этом немцы стали делать поставки последними, Шольц с ними тянул. Хотя, предоставив гаубицы, другое вооружение, немцы, конечно, втянулись в войну. Взялись также готовить у себя украинских артиллеристов. Война при этом ведётся чужими руками, и тут заглавные британцы. Но никто в Германии не подтвердил, что под гаубицы придёт нужное число снарядов… С позиции немцев происходящее – защита ценностей государства. Конечно… не читайте немецкую прессу… читаешь – и плохо себя чувствуешь. Столько всего написано, что явно есть неправда. Но если исходить из того, с кем я общался, например, в «Альтернативе для Германии», видишь их вывод о неприемлемости войны как способа завоевания чужой территории. Да, была война не только на территории Югославии, правильно вспоминали Ирак и другие места. Кстати, немцы и сейчас говорят о готовности быть в горячих точках, чтобы был мир. Но ни в коем случае нельзя прихватывать даже сантиметр границы. Вы не можете забрать у другого то, что ему принадлежит в соответствии с международным правом. Этим, скорее всего, и объясняется поведение немцев. «Мы обидели слабого, мы забираем у него то, что ему принадлежит по международному праву» – для всех немцев это неприемлемо. Это для них табу.

– Восемь лет Германия при Меркель не замечала, что украинские власти обстреливали Донбасс. Закрывала глаза. А слабых-то обижали там, в том числе детей, хотя в Киеве говорили, что это «их территория».

– Да, по Конституции их территория... Я бомбёжек не оправдываю. Всегда говорил, что Турчинов и Порошенко должны пойти под трибунал. И Зеленский тоже. Если вспомнить Каддафи, его, по сути, поставили вне закона за использование оружия, включая авиацию, против своего населения. В указе Порошенко, а его можно прочесть, перечислялось, что надо использовать. Когда говоришь об этом немцам, они вздыхают и не отвечают.

– Но вы и сами не ответили на вопрос о ценностях. Что конкретно имеется в виду? Получается, что в 2014-м были одни ценности, а потом вдруг появились другие ценности 24 февраля. Как это сопрягается?

– Скажу совсем кратко. В конфликтах, которые развиваются на территории признанных государств, немцы могут участвовать или даже их осуждать. Но изменение границ, передел пространства – это для них абсолютное табу.

– Ясно. Но на вопрос о ценностях вы, Владислав Борисович, так и не ответили.

К разговору подключается Алексей Фененко, доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова:

– Что касается переустройства пространства. Не Германия ли настояла на отколе Словении и Хорватии от Югославии в 1991 году? Не Германия ли участвовала в войнах в той же Югославии, которую потом раскромсали, и в Афганистане? В связи со всем подобным часто используют тезис, что решения принимаются не в Берлине. Но в конфликте в Боснии Коль занимал свою позицию, и ничего не произошло, никто ничего ему за это не сделал (Коль был одним из авторов мирного Дейтонского соглашения 1995 года. – Ред.). США войну Германии не объявили, из НАТО Германию не исключили. Там, где им было нужно, они спокойно принимали такое решение, которое считали тогда необходимым. И ещё момент. А кто сказал, что обязательно присоединять к себе территорию, чтобы осуществлять контроль над государством? Например, в XIX веке Китай был поделён на сферы влияния, колониальные владения, и воцарился способ управления пространством через подставных лиц. Такую политику сплошь и рядом применяли англичане в Индостане. Не напрямую объявляли земли собственностью британской короны, а управляли через «своих» раджей и махараджей, своих ставленников.


…Конечно, война всегда трагедия, беды, жертвы. Но вряд ли допустимо, чтобы для кого-то были одни правила её ведения, а для кого-то – совершенно другие. Двойные стандарты, отмена международного права, о котором в «цивилизованном мире» теперь даже не вспоминают, однозначно неприемлемы. Из этого исходит Россия при проведении специальной военной операции с ясно обозначенными целями.


Мнения собрал
Владимир Сухомлинов



*«НАТО необходимо заблаговременно готовиться к применению ядерного оружия, поскольку чрезвычайная ситуация может возникнуть в любой момент… Для надёжного сдерживания нам нужны как средства поражения, так и политическая воля, чтобы реализовать ядерное сдерживание, если это необходимо», – генерал немецких люфтваффе Инго Герхартц, 19 июня 2022 года.



Медиа: image / jpeg


46. Письмо украинскому другуВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Мария Ватутина

А.К.

Восемь лет не виделись, но – спасибо стриму –

Посмотрела, какой ты сейчас, насколько

Измельчали черты лица, почему вдруг мимо

Бьют слова твои, как разодранная двустволка.


Впрочем, прозвище у тебя «и вашим, и нашим»,

Кто его не знает. Мы мирились с этим,

Словно ты несвободным был персонажем,

Из всего, что можно, кующим рейтинг.


Неужели ты ничего не знаешь? В жилах

Волновахи не было о войне шахтёрской

На твоей окраине и в горевших шинах

Ты не внюхал примеси крематорской?


На поверхности общий наш Бог всё бачит,

Хоть и вписался ты в очередники Валгаллы.

А слова, слова звучат, но ничего не значат,

Если не вскрыть причины, не влезть в подвалы.


Почему же ты не пошутишь тропом,

Не вывернешь наизнанку пословиц тройку?

Или война, что за всяким снопом, сугробом

Превращает лирника в землеройку?


Говори, да помни, не в говорильне дело,

Вот теперь поди пошокай в Литве и Польше.

Мне направо, тебе – чтобы не прилетело.

Всё, что могу. И живи подольше.

Медиа: image / jpeg


47. Культура и географияВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

На состоявшемся недавно VI Каспийском саммите обсуждали действия стран «каспийской пятёрки» в сфере экономики, торговли, инноваций, научного сотрудничества. И не только.


Владимир Путин предложил организовать несколько совместных культурных проектов. Он сказал: «Предлагаем дать поручение министерствам культуры в качестве пилотного проекта собрать воедино шедевры ковроткачества, которыми гордятся все наши страны, и провести в виде передвижной выставки или фестиваля по всему региону». Также президент упомянул идею Союза кинематографистов России, выступившего с предложением учредить каспийский кинофорум. «Это тоже полезная идея, думаю, её вполне можно было бы поддержать», – отметил Путин. Высказывания президента показательны и симптоматичны.

Особенно если вспомнить, что немногим ранее на экономическом форуме в Петербурге министр культуры Ольга Любимова в коротком интервью телеканалу «Россия-24» отмечала, что интерес к нашей культуре вырос, например, в Китае, где ждут российских артистов после снятия ковидных запретов. Упомянула министр конкурсы артистов балета и музыкальный имени Рахманинова. Любимова подчеркнула, что в жюри конкурсов входили представители США, Великобритании, Японии. Конечно, это здорово и ещё раз говорит, что отменить русскую культуру, как и любую другую, очень непросто. Обратило на себя внимание лишь то, что министр ничего не сказала о представителях других, не западных стран, если они были на конкурсах. Также Любимова констатировала, что американских блокбастеров пока посмотреть не получится, поэтому основной упор надо делать на производстве своих качественных фильмов, повышать уровень экспертизы. Видимо, во многие головы всё ещё вмещаются или «цивилизованные страны» (США, Германия, Великобритания, Франция, Япония), или никакие другие. А ведь хорошее кино (и не только оно) создаётся и в Индии, и в Иране, как и в других странах, если начать менять угол зрения. На саммите в Ашхабаде «ответственным за культуру» напомнили, что мировая география гораздо шире, чем им кажется.

Сергей Володин




48. Владимир Легойда: «Нам всё равно жить рядом...»Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Помнит ли мир заповеди Христовы или забывшее Бога человечество всё быстрее катится в пропасть Апокалипсиса? Может ли Церковь вмешиваться в политику? Эти и многие другие вопросы стали темой беседы с церковным и общественным деятелем, журналистом, культурологом, политологом и религиоведом, главным редактором журнала «Фома», профессором МГИМО, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского Патриархата Владимиром Легойдой.



– Владимир Романович, вы ведь не из религиозной семьи? Что привело вас к вере?

– Родился я в Казахстане, в Кустанае, в обычной советской семье. Как пришёл к вере? Началось всё с русской литературы – Достоевский, Толстой, Лесков. В конце 80-х – начале 90-х заболел русской религиозной философией, когда журнал «Вопросы философии» стал публиковать труды «запрещённых» философов. Для меня это в первую очередь Франк с его «Крушением кумиров» и «Смыслом жизни». А знакомство с практическим православием произошло в США, где я учился по обмену в 1993–1994 годах. Но что там, за границей, есть русского? А вот – храм. Так и я пришёл в Церковь.

– Возможно, были и люди, особенно повлиявшие на вас?

– В моей жизни есть три человека, которых я называю своими главными учителями. Мой первый Учитель – Вячеслав Николаевич Дьяков, он из Кустаная. Второй мой Учитель – Юрий Павлович Вяземский, автор и ведущий программы «Умницы и умники», заведующий кафедрой в МГИМО, мой научный руководитель… Я «мучил» Юрия Павловича с первого курса, потом мы подружились и дружим до сих пор. В общем, это уже семья. Очень многим я обязан и покойному ныне отцу Герману (Подмошенскому). Его отца расстреляли, мама вынуждена была уехать, и он оказался сначала в Европе, потом в Америке. Отец Герман вместе с иеромонахом американцем Серафимом (Роузом) основали в Калифорнии знаменитый сегодня монастырь в Платине.

– Вы наверняка знаете выражение, приписываемое то Лао Цзы, то Конфуцию: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». Господь так наказывает неразумных homo sapiens?

– Я в таких случаях отвечаю – здесь у меня недодумано. Как говорил в моей программе «Парсуна» замечательный историк-антиковед Игорь Евгеньевич Суриков, законы истории, может быть, и есть, но мы их точно не знаем. А вот закономерности, пожалуй, существуют, и мы способны их определить. Но не думаю, что мы можем проникнуть в Промысел Господний. Мы знаем, что в христианской эсхатологической перспективе всё заканчивается Страшным судом, а не победой добра на земле. Наверно, любое время для человека – это время испытаний, которые нас как-то проявляют. Вот ведь и пандемия многим казалась страшным испытанием. А сейчас я тоскую по первым «самоизоляционным» месяцам, ведь в эти месяцы вынужденного затворничества было многое прочитано и продумано.

– Но для чего-то же нам посылаются испытания?

– Один московский священник, недавно побывавший в Мариуполе, сказал, что при всём трагизме ситуации «там всё настоящее». Но почему Господь ставит нас в такие условия? Вот умнейший Александр Сергеевич Ходаковский считает, что испытания посылаются, чтобы вырвать нас из комфортного состояния. Я возразил: но ведь были же люди, которые жили в комфортной среде, и жили честно, ходили в церковь, жертвовали на благотворительность, – их-то зачем вырывать из комфортного состояния? Ходаковский ответил: а может, их существование не было для них комфортным?

– Говорят, Бог никогда не даёт креста не по силам…

– Мне очень нравится притча о человеке, который жаловался, что у него очень тяжёлый, непосильный крест. Господь сказал ему: выбери себе крест сам. Человек выбрал самый маленький крестик. И Господь сказал: так это твой и есть. Но, как заметил один священник, крест – это всегда не по силам. Это ведь не случайный образ – Христос, падающий под тяжестью креста. По-моему, главное – достойно встретить испытания и перемены.

– Сегодня внимание мира обращено к происходящему на Украине. Что случилось с этой страной и её народом за последние восемь лет?

– То, что там происходило и происходит, – это трагедия. Когда идут боевые действия и гибнут люди, это всегда страшно. На Украине очень сильно переплелись желания политиков разыграть религиозную карту и личные амбиции Филарета Денисенко, обиженного за то, что его не избрали Патриархом Московским, и создавшего Киевский патриархат. Украинская власть попыталась привнести земную человеческую логику в религиозную жизнь и привести церковные границы в соответствие с границами государственными. Да, Церковь всегда уважала государственные границы, но Русская православная церковь – это не Церковь Российской Федерации, мы присутствуем в шестнадцати странах. Зачем же ломать то, что духовно едино?

– Вам ведь часто приходилось бывать на Украине с Патриархом Кириллом во время его визитов в эту страну? Как принимали там Святейшего?

– Патриарх ездил на Украину ежегодно, даже по нескольку раз в год, начиная с 2009 и до 2014 года. И тогда уже было понятно, что наши «партнёры» работали там по полной программе. А вот мы, как оказалось, слишком уповали на то, что «мы же братья». Я не разделяю позиции «они плохие, а мы хорошие» именно потому, что мы в полной мере несём ответственность за случившееся с Украиной. На днях один наш депутат вернулся из Донбасса и привёз школьные учебники. Читаешь их – волосы дыбом встают. А ведь так годами учили детей. Но я тяжело воспринимаю, когда, критикуя другую сторону, мы делаем то же самое. Иногда приходится видеть, как люди в патриотическом порыве просто дышат ненавистью. Как можно в здравом уме предлагать использовать на Украине тактическое ядерное оружие и всерьёз призывать «шарахнуть»?


5-ria-1192636-preview.jpg

2012 год. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выпускает голубя
во время праздничного молебна на Владимирской горке в Киеве
Фото: Григорий Василенко / РИА Новости


– Противоречия с Западом – это экзистенциальные и непреодолимые цивилизационные противоречия, о которых писали многие русские философы, например Данилевский? Или мы всё-таки перебарщиваем с «разностью»?

– Я с большим уважением отношусь к труду Данилевского «Россия и Европа», считаю его очень глубоким и важным. Отвечая на ваш вопрос, замечу, что у европейской или западной культуры есть три основания – Афины, Рим и Иерусалим. Афины – это философия, Рим – право, Иерусалим – христианство. Не я придумал эту схему, позволяющую сравнивать европейскую культуру с другими. Конечно, у европейской культуры нет никаких общих основ, например, с культурой китайской. У России же есть два из трёх европейских оснований – философия и христианство. А вот с римским правом у нас как-то не вышло. Но два-то основания точно есть. И всё-таки мы действительно разные. Возьмите «Повесть временных лет». Она написана уже после церковного раскола 1054 года. Но когда автор описывает выбор веры, случившийся в X веке, князь Владимир выбирает между Римом и Константинополем, а ведь Церковь в те времена была ещё едина. Значит, какие-то разломы существовали уже тогда. Но, наверное, эта «разность» связана не столько с древними различиями, сколько с сегодняшней потерей религиозной идентичности самой Европой. Несколько лет назад один мой знакомый бельгиец, убеждённый католик, говорил: «Даже у вас в стране нет восприятия России и её президента как последнего оплота традиционных христианских ценностей». И ведь многие консервативные христианские мыслители в Западной Европе именно так и смотрят на Россию. Думаю, дело здесь не только в нашей позиции, но и в потере Европой своей христианской идентичности. Вы же помните, как пытались внести в европейскую конституцию хоть какие-то упоминания о христианстве как основе европейской цивилизации и как всё это старательно вымарывалось. Правда, конституция Европейского союза так и не вступила в силу. Но, может быть, когда мы находимся внутри исторической ситуации, её невозможно оценить. Никто в 1991 году не мог оценить последствий распада Союза. И только сейчас мы начинаем видеть масштабы этой катастрофы. Происходящее сегодня станет понятно лет через десять–пятнадцать.

– Церковные иерархи тоже считают, что «мы упустили Украину»?

– Русская Церковь – один из главных мостов связи с Украиной, и у нас было церковное единство, заповеданное нам ещё в Евангелии. Никогда не забуду, как в 2009 году, во время первого визита вновь избранного Патриарха Кирилла на Украину, вдоль дороги в окрестностях Киева стояли какие-то люди с плакатами «Геть московского попа!». Ну дали им по триста гривен, они и вышли «протестовать». Патриарх попросил остановить автомобиль и благословил этих людей. Они тут же побросали свои плакаты, молитвенно сложили руки и заголосили: «Ой, батюшка, ой, Святейший!..» Сегодня священники УПЦ живут с пистолетом у виска, и это не метафора. Но, несмотря ни на что, Церковь остаётся важной соединяющей силой, и эти глубинно-культурные связи сложнее всего разорвать. Нам всё равно и дальше жить рядом, и я не вижу других глубинных основ для возвращения к нормальным отношениям, кроме религиозных.

– Но есть факт разделённой Церкви. Как быть с этим после завершения российской операции на Украине?

– Когда наша Украинская церковь была все эти годы под постоянным давлением, мы неустанно повторяли, что любые вопросы религиозной жизни должны решаться не в политической, а в церковной канонической логике. К этому мы и призывали Константинополь, который нас не слушал. Как бы ни складывалась политическая обстановка, Церковь будет выступать за решение всех вопросов каноническим путём и против вмешательства власти в эту ситуацию. Нас обвиняют в «слиянии» и «сращивании» с государством, но наша Церковь свободна в своём самоопределении. Да, государство нам помогает, но государство не вмешивается во внутреннюю жизнь Церкви. А этого не было не то что в советские времена, этого вообще никогда не было – ни в Х веке при князе Владимире Красном Солнышке, ни при Иоанне Грозном, ни тем более при Петре I и далее.

– Возможно, Русская церковь учла свой опыт и поняла, что лучше не уподобляться некоему «министерству по религиозным делам»?

– Может, и так, хотя нас и пытаются упрекать в «сращивании с государством». Но при свободе, которую мы очень ценим, и при конструктивных отношениях с государством, которые мы называем соработничеством, – в России Церковь и государство не могут существовать друг без друга, как мне кажется.

– В своё время я имел счастье общаться с мудрейшим человеком, покойным ныне литовским владыкой Хризостомом, и он был уверен, что православные Литвы никогда не отойдут от Москвы. Но вот уже пошли разговоры о возможном обособлении Литовской церкви от Московской патриархии. Выходит – «или Московская патриархия, или ничего»?

– Скажем, если вернуться к Украине, то одним из наших основных аргументов в диалоге с Константинополем было, что сама каноническая Украинская церковь не ставила вопроса об автокефалии. Кстати, не звучало слово «автокефалия» и на недавнем киевском Соборе 27 мая. Церковь должна сама ставить этот вопрос, и он будет рассматриваться согласно церковным правилам. Наивно выглядят попытки рассуждать в понятной бытовой логике – «раз у нас независимое государство, значит, в нём должно быть всё независимое – и экономика, и культура, и религия». Даже экономика в любом нормальном государстве не варится в собственном соку, а становится частью мировой экономики. А здесь мы говорим о глубинных, фундаментальных вещах. И если человек понимает, как устроена жизнь в Церкви, он никогда не станет требовать полного отделения. Статус Церкви не должна определять политическая конъюнктура. У политиков логика другая. Они рассматривают единство Церкви не как возможность, а как угрозу! И в этом их ошибка, потому что никакой угрозы для политического суверенитета той же Литвы единство Русской церкви не представляет.

– В начале мая Евросоюз предложил ввести санкции против Патриарха Кирилла. Как Святейший воспринял это?

– Патриарха санкциями не удивишь и не запугаешь, на него, можно сказать, с детства пытаются наложить санкции, да и семья его подвергалась серьёзнейшим испытаниям. Когда ему, ещё ребёнку, сказали: мы должны принять тебя в пионеры, он ответил: «Хорошо, но тогда я буду в галстуке ходить в церковь». И от него отстали. Если, будучи ребёнком, он проявил такую силу духа и веры – что ему санкции Евросоюза? При нашем частом общении я не видел у него какой-то реакции на этот счёт. Его волнует лишь то, как санкции отразятся на жизни наших зарубежных приходов и прихожан.

– События на Украине привели к огромному числу беженцев. Как помогает им Русская православная церковь?

– Когда в феврале епископ Пантелеимон, возглавляющий Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению, встретился с беженцами первой волны, одна девочка сказала слова, которые обожгли мне сердце: «Мне нужны не куклы, а друзья». Думаю, роль Церкви и религиозных организаций – именно в этом. Вот на днях один наш священник встречался с человеком из Донбасса, во время обстрелов тот потерял троих детей… Кто может помочь таким людям, кроме Церкви?

С февраля Церковь организует помощь беженцам, координирует эту работу Синодальный отдел по благотворительности. Беженцев разместили в 53 церковных учреждениях в России, Германии и на Украине. В Москве, на Николоямской, 49, открыт церковный штаб помощи беженцам, а во 2-м Кадашевском переулке, 7, работает единый церковный центр по сбору гуманитарной помощи. В столице организованы курсы для добровольцев по уходу за ранеными, их проводит учебный центр больницы Святителя Алексия. В России Церковь собрала, закупила и передала 1800 тонн гуманитарной помощи, на 28 июня поступило более 220 миллионов рублей, собранных во всех российских храмах и монастырях по благословению Святейшего Патриарха Кирилла.

– Мы видим, к чему привело Запад размывание традиционных духовных и семейных ценностей. Надо ли бороться за эти ценности или уповать на некий инстинкт общественного самосохранения?

– Если государство не будет ставить флажки, за них очень быстро зайдут, и это очень опасно. А любая культура – это флажки, и культура определяется тем, где эти флажки стоят, а если их нет, то и культура распадается. Церковь – среда, в которой всем этим гадостям очень сложно расти и развиваться, потому что эта среда культивирует другое.

– Наверное, надо начинать разговаривать об этом, что называется, с младых ногтей? Насколько я знаю, сейчас Церковь активно работает и с детьми, в школах?

– По большому счёту народ и страну объединяют религия и образование. Сегодня произошла фундаментальная смена фоновых знаний. Когда в феврале в Сети ходили цитаты Сергея Бодрова-младшего, оказалось, что и его мои студенты не знают! Я как-то попросил одного абитуриента назвать пять великих романов Достоевского. Он всё никак не мог добраться до «Братьев Карамазовых», и я ему подсказал – первое слово «братья». Он обрадовался: «А, знаю, «Братья Стругацкие»!» Он был уверен, что это – название романа Достоевского! А есть ещё и историческое невежество. Даю своим студентам цитату из Франка и говорю: смотрите, написано в 1917 году, а как будто вчера. Они отвечают: мы вам про жизнь, а вы нам – про книжки! Для них далёкая и малопонятная история – уже не только 1917 год, но и 1996-й. Раз их не было в том времени, значит, его и не существовало. Но это же катастрофа, когда у людей распалось чувство истории! Мудрый Юрий Михайлович Лотман не случайно говорил, что «культура – это память». Но тогда беспамятство – антикультура.

– Разукрупнение епархий и другие церковные реформы Патриарха Кирилла вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Его можно считать Патриархом-реформатором?

– Патриарх – традиционалист, и изменения в церковной жизни – не изменения ради изменений, направленные против традиционного уклада. Ведь что такое разукрупнение епархий? Возьмите какую-нибудь большую область, в которой, к примеру, триста церковных приходов. С точки зрения отношений с государством – очень удобно: есть губернатор и есть епископ. А мы создали на территории области три епархии. И здесь уже не один, а три епископа. Почему? Да потому что один епископ за пять лет просто физически не объедет триста приходов, а значит, не знает, как они живут. Губернатору это, конечно, неудобно, раньше-то был один епископ, а нынче – целых три. Да, мы не стали подстраиваться под государство, мы действуем в своей логике. Но это не нечто совершенно новое, это скорее возвращение к традициям, когда прихожане и священники имели доступ к епископу. А взять то же проповедование Слова Божьего в школах, больницах, в армии – ведь важно, чтобы пастырь был рядом с человеком, находящимся в экстремальной ситуации,

– Как Церковь относится к ны­нешним кризисам? Мир сошёл с ума и катится в пропасть? Или человечество переживёт напасти и всё будет хорошо?

– Кто, по-вашему, христианин, понимающий, что всё идёт к концу света, – оптимист или пессимист? Я бы сказал, что христианин – реалист. Патриарх не раз говорил о том, что конец света наступит, когда человеческое общество перестанет быть жизнеспособным, когда оно исчерпает ресурс к тому, чтобы существовать. А произойдёт это, по мысли Предстоятеля, если наступит тотальное господство зла, потому что зло нежизнеспособно. И он говорит об этом не как абстрактный мыслитель или сторонний наблюдатель, а как представитель Церкви, задача которой – максимально противиться злу. А вот гадания о дате конца света – дело не христианское.

– Говорят, любимый ваш вопрос: что самое важное человек может сказать о себе в данный момент времени? Что самое важное вы хотели бы сказать о себе сейчас?

– Я бы сказал – пока не очень получается. Возможно, в каком-то смысле это самоприговор.

Но для христианина неважно, что ты говоришь, а важно, как ты живёшь. И потому я, человек, почти тридцать лет пытающийся жить христианской жизнью, с сожалением и без всякой рисовки повторю: пока не очень получается.


Беседу вёл
Григорий Саркисов



Медиа: image / jpeg


49. ВерныйВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Он один из тех, кто отвечает за страну.

Актёры и режиссёры не обязаны разбираться в политике и экономике, но, когда российская кинондустрия, казалось, погибла безвозвратно, он возглавил Мосфильм и стал одним из тех, кто создавал условия для возрождения отечественного кинематографа. Когда далеко не все ещё понимали, что прозападный курс ведёт наше государство в тупик, он стал одним из деятельных сторонников и идеологов движения страны к независимости. Не к возврату в СССР, не к изоляционизму, а к строительству новой России, в которой был бы использован опыт и далёкого, и недавнего прошлого, в котором «всё-таки было очень много хорошего», и рыночного настоящего, в котором тоже «не всё уж так плохо».

В том, как и что он говорит, нет ярости политических манифестов, которая звучит в выступлениях лучших наших трибунов в теледискуссиях, есть трезвость, идущая от знания жизни, а ярость запрятана глубоко и очень редко прорывается наружу в его фильмах. Они нас не оставляют много лет, держат. И не устают радовать, как «Мы из джаза» и «Зимний вечер в Гаграх», разрывают сердце, как «Американская дочь» и «Цареубийца», поначалу возмущают, а потом оказывается, что только так и надо, – «Курьер» и «Анна Каренина». Догоняют, перегоняют и заставляют остановиться, встряхнуться, опомниться, как «Город Зеро» и «День полнолуния»...

Станиславский говорил, что играть надо не хорошо, не великолепно, не блестяще, а... верно.

Он – верный.


Александр Кондрашов



Медиа: image / jpeg


50. Время не для обидыВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Роман Рубанов


Поэт, актёр, режиссёр. Родился в 1982 году в деревне Стрекалово Курской области. Окончил факультет теологии и религиоведения Курского государственного университета. Автор книг стихов «Соучастник», «Стрекалово», «Соната № 3». Публиковался в журналах «День и ночь», «Нева», «Кольцо А», «Урал», «Новая Юность», «Гвидеон», «Арион», «Октябрь», «Сибирские огни», в «ЛГ», сборниках «Новые писатели», альманахе «День поэзии» и др. Лауреат литературных премий: им. Риммы Казаковой «Начало», «Писатель XXI века», Международной литературной премии «Звёздный билет». Стипендиат Государственной стипендии Министерства культуры РФ. Участник проекта «Время поэтов» на Красной площади в рамках Всероссийской книжной ярмарки. Руководитель литературно-драматургической части КТЦ «Звёздный». Член Союза писателей Москвы и Русского ПЕН-центра.



* * *

Бог войны говорит грозным голосом,

Сотрясая донецкую степь.

И пехота за ним не угонится,

И на танках за ним не поспеть.


Он, как море, исполнен удали.

Он идёт за верстою верста

К тем, кто заняли в Мариуполе

«Азовсталь».


Бог войны говорит страшным голосом.

Так другие не говорят.

А Серёга из города Горловки

Что-то вроде пономаря:


Он за ним, он всегда с ним рядом,

С этим богом, который суров.

Он подносит ему снаряды,

Слать приветы нацбату «Азов».


Он уверовал в бога этого,

Что стоит за простых людей.

Этот бог не вращает планеты,

Не умеет ходить по воде,


Он прокладывает дорогу

В ржавой слякоти и снегах.

Страшный бог. Грозный бог. Но другого

Бога нет у нас для врага.


Аллея Ангелов

Когда погибают дети,

С небес молчаливый, суровый

Спускается ангел смерти

В тельняшке, залитой кровью,


В берете и чёрных берцах,

Пропахший войной и дымом,

Спускается ангел к бесам

В горящую Украину.


Не Новозаветный вестник –

Мститель Ветхозаветный.

Спускается ангел мести,

Чтобы призвать к ответу.


Спускается мрачный ангел,

Как в огненную геенну,

На землю, где столько ада,

Что время для «Мне отмщенье…».


Вот град над землёй небесный.

Вот ад на земле рукотворный.

И мёртвые не воскресли

Из города Краматорска.


Здесь залиты кровью зори,

Небо к земле прибито,

Нелюдей из «Азова»

Здесь посвящают в убийцы.


Ангел идёт. И слышно,

Как под его ногами

Души убитых дышат

И шевелят губами.


Вспыхнет синее пламя

В глазах его, залитых гневом,

И за его крылами

Встанет горящее небо,


Встанут полки убитых.

Высохнут кровь и слёзы.

Время не для обиды,

Время для «Меч принёс я…».


Будут смотреть не по-детски

На палачей из «Азова»

Ангелы из Донецка

В нимбах своих свинцовых.


Огненный дождь прольётся

На потерявших память.

Ангел поднимет солнце

И запретит ему падать.


Меч заблестит во мраке.

Месть застучит в сердце.

И на кровавой ранке

Вспыхнет воскресшее детство.


* * *

Мы – русские! С нами Борхес

и Маркес, и Эдгар По.

Мы – русские! С нами борются.

На нас нападают толпой.


Богатства, что в недрах, манят

захватчиков, как магнит.

Мы – русские! С нами Рахманинов,

Чайковский, Сен-Санс и Шнитке.


Нас гимна лишали, флага,

вытаптывали и жгли.

Лупили по нам с флангов,

стирали с лица земли.


А мы возрождались из пепла,

выстраивались из руин.

Мы – русские! С нами Шпенглер,

Левкипп, Демокрит, Плотин.


Великую литературу

замалчивают под шумок,

стирают нашу культуру...

Мы – русские! С нами Блок!


Стыдить нас всем миром не надо,

В нас накрепко сплетены

Флоренский и Леонардо,

Набоков и Арноти.


Нас видят живой мишенью,

Блуждающей меж берёз.

Хотите культуру отмены?

Так мы с собой заберём


Моне, Ренуара, Сартра,

Шагала, Дали, Дега...

По ком буревестник каркает?

По ком голосят снега?


По вам. Вы культуру продали,

Сменяли на бусы, на хлам.

Она горбуном юродивым

Покинула Нотр-Дам.


Оставьте. И перестаньте

Нас в смертных грехах обвинять.

Мы – русские! С нами Данте.

Он выведет нас из огня.


Поздравляем Романа Рубанова с юбилеем! Благополучия, оптимизма и новых пронзительных строк!



Медиа: image / jpeg


51. Точка на картеВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В Бежецке прошёл литературно-поэтический фестиваль «Дни Ахматовой», который инициировали Фонд развития малых исторических городов, Гумилёвское общество и Музейно-выставочный центр «Дом Гумилёвых».


В рамках фестиваля состоялись творческие встречи: выступления поэтов из Москвы, Петербурга, Твери, Бежецка, Вышнего Волочка и других городов, круглые столы, посвящённые развитию туризма в Бежецке, сохранению урочища «Слепнёво», реализации нового межрегионального маршрута «Путь Гумилёвых» и «Льняная дорога». В «Ахматовском пленэре», который впервые состоялся в Бежецке, приняли участие профессиональные и начинающие художники. А в Бежецкой детской библиотеке прошёл финал конкурса детских видеоработ «Читаем Ахматову».

Говоря о значимости Ахматовского фестиваля на Бежецкой земле, председатель Гумилёвского общества Ольга Медведко напомнила, что Бежецк – это именно та точка на карте нашей страны, которая связана с понятием «гений места», ведь здесь жили и творили три гения – отец и сын Гумилёвы и Анна Ахматова. Уже 15 лет в конце августа традиционно проводится Гумилёвский фестиваль, а возрождение «Дней Ахматовой» – это не только сохранение памяти о великом русском поэте Серебряного века, но и ещё один шаг, направленный на повышение узнаваемости Бежецка на карте русской культуры.

Сотрудник Государственного литературного музея Лидия Богданова поделилась воспоминаниями: «Когда мы в 1987 году делали первую выставку в Бежецке, посвящённую 100-летию Ахматовой, имя Гумилёва ещё нельзя было даже упоминать. И именно Ахматова вернула его в Бежецк. Конечно, это правильно, что возрождается эта замечательная традиция – Ахматовские дни. Мы продолжаем дело, начатое такими подвижниками, как Е. Степанов, В. Анкудинов, Д. Куприянов, С. Лесневский, А. Таранич и другие.

В селе Градницы, в родовой усадьбе Львовых-Гумилёвых, а сейчас музее «Дом поэтов», состоялись выступление бежецких поэтов объединения БЛИК – Галины Кукушкиной, Александра Когана, Дмитрия Галушкина, Владимира Абдулова и других участников фестиваля, а также театрализованное представление, посвящённое поэтам семьи Гумилёвых.

Дмитрий Иванов


Прямая речь

Юрий Щегольков, генеральный директор Фонда развития малых исторических городов:

– Бежецк – один из самых удивительных и красивых городов Тверской земли, сохранивший свой неповторимый облик. Наш фонд совместно с Гумилёвским обществом и сотнями простых людей со всей России выкупил квартиру Гумилёвых и создал МВЦ «Дом Гумилёвых», который активно творчески участвует в культурной жизни города.



Медиа: image / jpeg


52. «Литфонд» продаст классикуВт, 05 июл[-/+]
Автор(?)
7 июля аукционный дом «Литфонд» проведет торги редких книг, автографов, фотографий и рукописей.

За 400 000 рублей выставлено второе прижизненное издание «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Николая Гоголя.

На аукцион также выставлены редкое издание «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева, историческая записка «О Древней и Новой России», поданная императору Александру I Николаем Карамзиным в 1811 году, раритеты с дачи Максимилиана Волошина, сборник статей Андрея Белого «Луг зеленый» с дарственной надписью автора и другие редкие артефакты.

Ознакомиться подробнее со всеми лотами и сделать ставки онлайн можно на сайте «Литфонда»: https://www.litfund.ru/auction/410/?page=1

53. Последнее «Сказание…»Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В издательстве Беляевского фонда поддержки и развития литературы отдельной книгой выпущена историко-приключенческая повесть Андрея Балабухи и Сергея Удалина «Сказание о купце Садко и Сигтунском походе».


Над изданием также работали: Татьяна Громова, Игорь Кайбанов, Мария Акимова. Выход этой повести стал своего рода выражением благодарности учеников писателя Андрея Балабухи своему учителю, ушедшему из жизни. Книга вышла ограниченным тиражом, который уже разошёлся по друзьям и близким литератора. Получить электронную версию книги можно, написав по адресу: tugr22@yandex.ru.

Соб. инф.




54. Сберечь родное словоВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В июне в нашей стране традиционно отметили День русского языка. Его празднуют в день рождения А.С. Пушкина в литературных музеях, библиотеках, учебных заведениях, в писательских и патриотических организациях. У памятников поэту читают стихи русского классика.


Однако, как обычно, удивило российское телевидение. Внимательно просмотрев «Панораму ТВ Петербург» за 5 и 6 июня, я обнаружил, что в программах 46 представленных в «Панораме» телевизионных каналов специально о Дне русского языка не было упомянуто ни разу!!!

Пятого июня вспомнили о Пушкине только экранизациями его произведений, причём лишь на трёх каналах: «Культура» («Пиковая дама»), «Санкт-Петербург» («Станционный смотритель», «Метель», «Барышня-крестьянка» и «Маленькие трагедии») и на канале «78» («Станционный смотритель», «Метель» и «Выстрел»). И ещё по «Культуре» вечером показали документальный фильм «Пушкин. Битов. Габриадзе. Побег».

Шестого июня, в День русского языка, – снова лишь экранизации произведений Пушкина «Пиковая дама» и «Дубровский» (правда, ещё передача «Пешком… Москва пушкинская») по «Культуре» и каналу «Санкт-Петербург». Увидели телезрители и документальные фильмы «Александр Пушкин. «Нет, весь я не умру…» и «Пушкин. Главная тайна поэта». «Барышня-крестьянка» появилась в программе канала «Мир». И, слава богу, мультфильмы по мотивам пушкинских сказок появились на детских каналах «Карусель» («Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о золотом петушке», «Сказка о царе Салтане») и «Мульт» («Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях»). В обычные дни там Пушкина не найдёшь, преобладают «Монсики», «Фиксики», «Джинглики», «Барби»…

Таким образом, только 5 из 46 телеканалов в День русского языка откликнулись на этот праздник фильмами по произведениям А.С. Пушкина. Видимо, все творческие усилия растрачены на передачи типа «Кто хочет стать миллионером?» или «Секрет на миллион». А ведь на нашем телевидении с русским языком и речью далеко не всё в порядке. Например, присутствует странная мода на перемешивание кириллицы и латиницы: «Comedy Баттл»; «Pro-новости» News; «Дом-2. Lite»; в шоу «Голос» всё чаще звучат песни на английском языке, который откровенно вытесняет русский язык; заметны вульгарный, якобы русский язык в пошлых юмористических передачах и блатной, криминальный жаргон в текстах песен.

У русского языка убывает жизненное пространство. Ныне наш язык является государственным языком только в Беларуси, Южной Осетии, Донецкой и Луганской народных республиках, в самопровозглашённой Приднестровской Молдавской Республике, а в некоторых других странах является только региональным или языком общения этнического меньшинства. Английский язык является государственным более чем в тридцати странах, причём в таких многолюдных, как более чем миллиардная Индия, 300-миллионные США, а также в Пакистане, Нигерии, Великобритании, ЮАР, Канаде и т.д.

Всё это свидетельствует, что необходимо серьёзно отнестись к защите и повышению значения русского языка, улучшению его преподавания наряду с преподаванием русской литературы, о внедрении положений стратегии национальной безопасности и недавнего Указа о сохранении традиционных российских духовно-нравственных ценностей, подписанного президентом.

Валентин Семёнов,
доктор психологических наук, профессор


Медиа: image / jpeg


55. Мы в TelegramВт, 05 июл[-/+]
Автор(?)
Если кто-то еще не в курсе, то главный редактор «ЛГ» Максим Адольфович Замшев давно ведет персональный канал в популярном мессенджере Telegram:
https://t.me/zamshev
Продвинутые пользователи могут видеть его заметки, объявления, размышления, узнавать о новостях редакции из первых рук.

Также смотрите официальный канал «Литературной газеты»: https://t.me/literaturnayagazeta
Здесь можно прочитать самые последние новости, обновления, важные материалы, в том числе и касающихся событий на Украине.

Читайте нас, подписывайтесь на нас!


Медиа: image / jpeg


56. Победный «Шибболет»Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В писательском посёлке в Комарово вручали поэтическую премию имени Анны Ахматовой. Награда была учреждена Союзом писателей Санкт-Петербурга в начале 2000-х и после длительного перерыва возродилась благодаря меценатству Александра Жукова.


В финал премии вышли известные петербургские авторы. Галина Илюхина, ведущая церемонии и один из членов жюри, отметила, что все финалисты – талантливые поэты и читать их сильные, яркие книги было удовольствием. Лауреатом стала Вероника Капустина (сборник стихотворений «Шибболет»).

Марина Петрова




57. Когда мы в Россию вернёмся…Вт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Так называется цикл встреч, приуроченный к 150-летию со дня рождения Фёдора Шаляпина и посвящённый ему и другим талантливым людям, которые в разные годы покинули Россию. Встречи проходят в Музее-квартире Ф.И. Шаляпина.


Первая из них состоялась 29 июня. В этот день Шаляпин покинул свою петербургскую квартиру и уехал из страны на длительные гастроли. Вернуться на родину ему было не суждено. Вечер был посвящён отъезду артиста, его друзей и знакомых, живших по соседству. Объединённые общими интересами и привязанностями, они часто собирались в петербургском доме Шаляпина.

Отъезд был мучителен. О мотивах, обстоятельствах и чувствах, которыми сопровождался у разных людей этот эпизод, полностью менявший жизнь, рассказала театровед, писатель и переводчик Екатерина Боярская.

Экспозиция петербургской квартиры Шаляпина временно переезжает в Москву – в Национальный музей музыки. Гостям встречи в городе на Неве был предоставлен уникальный шанс прочувствовать атмосферу дома, где жил музыкант.

Соб. инф.




58. На подступах к невской твердынеВт, 05 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В Доме писателя прошёл вечер памяти героев Великой Отечественной войны и Битвы за Ленинград.


Прозаик Виктор Кокосов напомнил о героях первых месяцев войны, о роли командующего Ленинградским военным округом, а потом Северным и Ленинградским фронтом Маркиане Попове и его заместителей в подготовке к войне и организации оборонительных сражений на дальних и ближних подступах к невской твердыне.

«Мало кто знает, что война фактически началась в два часа ночи на ленинградском направлении, когда немецкая авиация с грузом бомб поднялась в небо с финских аэродромов и направилась прекрасной белой ночью к мирно спящему Ленинграду. Но на этом направлении у немцев ничего не получилось. Благодаря чётким действиям начальника штаба Ленинградского военного округа генерала Д. Никишёва и командующего авиацией округа генерала А. Новикова их ждал неприятный «сюрприз» в виде поднятых в воздух истребителей и готовых к бою зенитных батарей. Все атаки 22 и 23 июня были отражены», – рассказал Виктор Кокосов.

Сын известного советского поэта, руководителя Ленинградской писательской организации Анатолия Чепурова, профессор, театровед и критик Александр Чепуров рассказал о фронтовой судьбе своего отца-добровольца. О своём отце-фронтовике с теплотой вспоминал и писатель, художник Игорь Дядченко. Библиофил Станислав Ларьков посвятил своё выступление освещению Битвы за Ленинград ленинградскими газетами военной поры.

Выступившие на вечере писатели на конкретных примерах рассказали о силе духа ленинградцев, воинов Красной армии и флота, достойно выдержавших все испытания войны и блокады.

Елена Дедич



Медиа: image / jpeg


59. Шар земной, лист резной…Пн, 04 июл[-/+]
Автор(?)

Елена СЕМЕНОВА

Поэт, журналист, обозреватель книжного приложения «НГ-Ex libris». Родилась в Москве, где и проживает.

Окончила Литературный институт им. А.М.Горького. Стихи, статьи, эссе и рассказы публиковались в «Независимой газете», «Литературной газете», газетах «Трибуна», «Литературная Россия», журналах «Юность», «Дети Ра», «Литературный Иерусалим», «Перископ», «Новый Свет», альманахах «Московский год поэзии», «День поэзии», «Среда», «Паровозъ», «ЛиФФт», «Другое полушарие», на порталах «Лиterraтура», «Культурная инициатива» и др.

Автор поэтических книг «Стихотворения» (1996), «Испытайние» (2017), «Некрологика» (в соавторстве с Михаилом Квадратовым и Андреем Чемодановым; 2018), книги детских стихов «Камушек, фантик, цветок» (под псевдонимом Лена Листик; 2019).

Дипломант Международного литературного конкурса «Бежин луг» (2018) и конкурса «Детское время» (2021). Соредактор-составитель антологии «Уйти. Остаться. Жить».

* * *

А мир велик, и нет, не жалок, –

Растет из сердца через боль.

Смотри, вот заговор фиалок,

Берущий чувства на слабо.

Овечий сыр, очаг у древа...

И слов и мыслей та игра,

Что исключает кромку never

И ждет, чтоб радость опирать,

Стремит в зенит из губ и носа

Миражей хрупкие струи,

Где мало лемм, но тьма вопросов,

Кишащих, словно муравьи.

Заносит в дурь, шалит Пегас, но,

Волнуя кровь из мглы времен,

Всё делают простым и ясным

Река, рука и далей звон...

* * *

Это прекрасно, в день свой воскресный

Вдруг восхититься собственной бездной,

Бросить со звоном мысли-биткоины

За эфемерный град свой стекольный,

Где провода, как детекторы вьюги,

С гулом бросают снова на круги,

И сквозь ветра и погонные литры

Зыблются в слякоти странные литеры...

С хрупкой усмешкой хрястнет — ловите!

Литеры те гололед-закрепитель.

Путь, как по Брайлю, ломом звеня,

Чтёшь: Мене текел? Но нет, не меня.

* * *

Исподтишка, сначала ток,

Идет по телу очень ровно,

Потом чуть воздуха глоток,

И падают на сердце бревна…

А помнишь, были в Ницце мы?

Шатались там Адамом с Евою.

Мы были нежны и немы, –

Не мы, а музычное тремоло.

Я вас люблю, любовь быть может...

Мала, но вылезет из кожи

И станет зерна молотить,

И мы когда-нибудь (наверно)

Заполним медом все каверны,

Чтоб небо златом обратить.

* * *

Что-то в доме не так, что-то в доме, поверьте, не так...

Ну, так что ж тут сказать, дом ведь копия. Копия мира...

И когда во всем мире творится нелепый бардак,

То шатаются даже и стены родимой квартиры.

Продираюсь сквозь боль, к свету Солнца бреду через боль:

От меня отлепляются, фу, эти мерзкие, липкие комья.

У меня есть пароль! Да, любовь, у меня есть пароль

От зашедшего в сердце глухого и злого бездомья.

Это хлеб... Или нет, на ресницы летящий щебечущий свет!

Это – пристальный глаз дорогого, кто гладит щеку мне.

Просто в мире иного спасенья, спасения нет

От безумия чем-то подобного душебезлунью.

* * *

Ты ушел на работу, вернулся и с радостью – в дом,

Смотришь, люди такие светлые празднуют в нем.

Хлеб подносят, яичницу, водку и щи,

Хорошо? Хорошо! Только чуешь в глазу что-то щи...

Все тип-топ – и уха, и лапша вся вельми хороша,

Мягко устлано ложе, и парни утешить спешат.

На, те пай, засыпай: не разбудит надсадный глашат...

Хорошо? Хорошо! Но сквозь сладкое пенье певцов

Что-то слышно из леса там? Кажется, уханье сов...

* * *

Моя бабушка – кто б ее попросил? –

Мела полы изо всех сил.

Даже когда уже стала слаба,

Сидя натирала паркет, мыла, скребла

И читала мне сказочки по-скла-дам:

Выучиться не удалось,

Волов па`сла на селе там.

И старую икону из глухого угла

Я после ее смерти себе забрала.

Мама моя, лишь способ возник,

Заполнила полки тысячей книг, –

Художки, истории разных стран,

Хоть прожил бы без них (и почил)

Легендарный ее «Буран».

Папа – галактик дал слышать звон,

Что выносил за поля горизонт,

И вдруг опускал оттуда, как трап,

Мне стежечку вглубь ядра.

Да! И неприступной логики ход

Пришелся мне от него.

И вот, на подходе моих седин

Неподвластное разверзлось в груди, –

Бескрайнее, как Сибирь,

Жгучее, точно спирт,

Благое, как Иггдрасиль

Страшное, как Фенрир.

Будто бы вглубь веков на вингсьюте,

В долы – дальние колокола,

Где есть доверие только к сути

Богом придуманного крыла.

…………………..

Спасибо, Творец, ты медиамультен,

Спасибо, бабушка, что полы мела.

* * *

На последнем пределе,

где трепещет натянутой сердце струной,

хорошо ощущать себя тем, кому велен

шар земной, лист резной, перегной.

Это было и есть, это будет со мной.

Разорви сердце лат и в терновнике пой, –

там, где терпкая боль и грачиный конвой.

Эта пляска на точке в ночи огневой

слаще мягкой и душной постели.

Я не наш, я не ваш, я хочу в чрево паш-

ни возлечь хной, пыльцою и хмелем...

Медиа: image / jpeg


60. ЛотереяПн, 04 июл[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Разиля Рыскужина

Родилась в деревне Янзигитово Баймакского района Башкирии. Поэт, прозаик. Член Союзов писателей РФ и РБ. Секретарь секции прозы Союза писателей РБ. Дважды лауреат Межрегионального фестиваля поэзии «Родники вдохновения» (Белебей): в номинации «Я люблю эту землю» (2004), в номинации «Поэт и время» (2013); лауреат конкурса на Грант Президента РБ; лауреат премии Шагита Худайбердина. Публикуется в журналах и газетах РБ. Заведующая литературно-драматургическим отделом Национального молодёжного театра РБ имени Мустая Карима.


Лотерея

Рано утром, собираясь на работу, Фагим услышал по радио информацию о том, что кто-то из соседнего города выиграл деньги в лотерею. Он, затаив дыхание, вытаращил глаза. Тяжело было идти на работу.

– И я выиграю! А что? Мой выигрыш будет в два, три, нет, в десять раз больше!

А жена Магира:

– О-о-о, столько денег!.. Сначала обновим машину. А вот твою бродягу мы подарим кому-нибудь. Расширимся!.. Нет, эту квартирку оставим сыну и купим себе на проспекте трёхкомнатную. Затем мне нужно взять то платье, которое я когда-то смотрела, помнишь, тебе ещё показывала?! Ах, нет, найду подороже. Та-а-ак, сапоги ещё, ещё... Купим для мамы пальто.

– Зачем я должен одевать твою мать? У неё есть ещё три зятя! Сама получает пенсию. И то пальто я ей покупал...

– Кто здесь собирается выиграть много денег, ты или три зятя моей матери? Ну, не жадничай! Я же не говорю, что ей нужен новый дом!

– Ну, так...

Фагим замолчал, вспомнив, что ничего не выйдет из ссоры с женщиной.

А Магира всё ходила взад и вперёд и стала всё перебирать в шкафах для одежды.

– Та-а-ак, эту кофту отдаю Нурии, пойдёт ей на работу. Мне возьмём новую. А этот халат вышел из моды. Послушай-ка, видишь этот шарф? Пахнет старьём, давай отдадим Нурии и купим себе новый! Если мы будем иметь иномарку, я не буду носить эту мутоновую шубу. Нужна норка! Срочно!.. Так, это всё для Нурии... Уф, шкаф-то, шкаф, видишь, теперь таких не будут брать и в музей. Надо выбросить на свалку! Обновим и телевизор. Это мы отвезём в деревню. Одежду заодно...

– Зачем мы всё бесплатно отдаём Нурии, оставь себе! Тогда посмотри и на мою одежду. С таким одеянием рядом с тобой мне стыдно будет ходить... и вообще, как жить-то?!

– Я всегда покупала для тебя одежду сама, и все говорили, что хорошо! Выбирай, тебе новая одежда или новая машина? Ты холостой, что ли?

– Деньги вообще-то я выигрываю, имею право немного побаловать себя! Думаешь, миллионер с голой башкой будет ходить на работу? Значит, жена, купи мне лакированные блестящие туфли, белоснежную рубашку, фрак и галстук!

Магира молча согласилась.

Все изношенные вещи они вдвоём сложили в угол. В этот день обычные заботы забылись и обычная рабочая семья начала жить совершенно по-новому. По крайней мере, так им казалось. Немного погодя Магира надела длинный блестящий халат и села возле телефона обзванивать своих завистливых подруг.

А Фагим достал из коробки старые журналы «За рулём» и стал выбирать машины. Но никому из них не пришло в голову, что для выигрыша нужно хотя бы купить лотерейный билет...

«Очень полезный» урок

– Ребятки, все сели! Начинаем урок биологии. Сегодня нам предстоит изучить одну из сложнейших тем. К сожалению, для этого нам выделен лишь один урок. Не знаю, успеем ли? И кто только придумал эти уроки продолжительностью всего лишь в сорок пять минут? Кто бы этому лентяю уши надрал… Я, например, не укладываюсь за это время. Пока проходишь по классу, уже звонок! Ведь существует план. И мы должны хоть как-то его выполнять… Плюс ко всему сегодня у меня заболел сыночек. Даже понятия не имею, что с ним! Вы представляете, с раннего утра ноет и ноет. Парное молоко налила – не пьёт. Воды даю – этой водой цветы полил… Попыталась температуру измерить – к себе близко не подпускает. Один чёрт знает, что с моим чадом. Фельдшеру звоню – её нет на месте. И это уже не впервой! Ну скажите мне, пожалуйста, где она может с утра мотаться? К сожалению, молодёжь теперь такая безответственная пошла. А если подумать, чего ей не хватает? Работа есть, зарплату вовремя получают, но всё равно на месте не сидится. Я всем говорю, она мне сразу не понравилась. Ну и что, что с высшим образованием? Откуда её откопали-то? Никто ведь не знает, кто её родители, в какой семье выросла. В конце концов, как она поступила в вуз? Нет-нет, вы ничего такого не подумайте, да, у меня сестрёнка тоже на медицинском учится, но ведь на её месте пока сидит девушка, которую в нужный момент не застанешь! Да, моя сестрёнка умная. Но только вот уже третий год последнюю сессию проваливает, почему-то… Аж, бедненькая, замучилась. Кто знает, может, наша фельдшер на неё порчу навела? Да-да-да, и такое бывает! Ну конечно же, вам смешно… Вот посмотрю я нас вас, когда сами станете родителями. И тогда посмеюсь! Потому что у нас в деревне никогда не было нормального медика. И на ваш век не предусмотрен. Моя сестрёнка?.. Так, если она сдаст сессию, её парень на ней женится, и уже не вернётся она в нашу деревню-то! Вот тут-то, я вам скажу, в любое время можете ко мне обратиться. Биолог – это тот самый врач, который по глазам определяет любую болезнь. Может, в дальнейшем научусь, как правильно лечить… Смейтесь-смейтесь! Чтобы вы поверили, могу вот что сказать: учитель всегда готов ко всем поворотам жизни. Ну… скажем, Мухаметов! Встать, когда с тобой взрослые разговаривают! Не сутулься, ты будущий солдат. Вот так, молодец! Ответь мне, пожалуйста, что ты сделаешь, если внезапно у твоего друга Маматова из носа пойдёт кровь? Фельдшера на месте нет. Она, наверное, не вернулась со вчерашнего вечера, загуляла там с кем-нибудь… Или же видит седьмой сон, лентяйка! А у Маматова кровь… Что делаем? Не-не, твоя бабушка пока до школы дойдёт, вечер настанет, она не поможет! Вот тут-то вы вспоминаете про меня. Твоя наглая улыбка ни к чему! Я всегда и везде готова всем помогать. Только вот своему малышу ничего не смогла сделать… Как же там он? Ну и дура же я, какая нормальная мать больного ребёнка мужу доверяет? Слышите, девчонки: не совершайте моих ошибок, ни при каких обстоятельствах не доверяйте детей мужу! Им ничего не нужно! Умеют только по телевизору хоккей смотреть да материться. А остальное – только от нас зависит! Но мы никогда об этом не говорим, должны молчать. Попробуй только пикни – видели, с какими синяками сегодня на работу пришла гардеробщица?! Во-во, так что мы – могила…

Ну а урок наш сегодняшний совсем не об этом. Открыли тетради, пишем сегодняшнее число и тему… Ну вот… Уже звонок! Ай-ай-ай! Ну кто всё это придумал, а? Ведь мне план надо выполнить. И тема урока такая хорошая, сложная была… Ну, ладно уж, завтра продолжим. Идите. Не болейте!

Современная свадьба

Получив от дочери сообщение, что через две недели у неё свадьба, Ямиля с мужем Фатихом вначале опешили. Ничто на это не указывало, дочь никогда об этом не говорила, не знали даже, что у неё парень есть, а тут как гром среди ясного неба – свадьба. Но почему так срочно? Почему не в каком-нибудь элитном ресторане, а в занюханной студенческой ашхане? А ведь могли бы и деньгами помочь.

– Ну, тут всё ясно, – тяжело вздохнул Фатих, – догулялась. Нам ни слова, а теперь срочно замуж, поди ребёнка ждёт. Оттого и спешка.

Через две недели на свадьбе все поздравляли молодых. Слово дали родителям невесты.

– Доченька, Зиляйлюк, жених ты наш, нет, теперь уже наш сынок Загир! Поздравляем вас с этим памятным и радостным днём. Мы понимаем, что сейчас везде кризис, но если бы вы нам заранее сказали, могли бы вам шикарную свадьбу устроить. Как появится ребёночек... – Голос у Ямили задрожал, выступили слёзы, и она обратилась к Фатиху: – Продолжай…

– Да, вы, конечно, это… немного поторопились, – затараторил тот, – мы понимаем, но могло бы быть и по-другому. Вот в наше время не так всё было. Тоже жили небогато, но сперва женились… Ну, сейчас время, видать, другое, сначала предпочитают пожить, а уж потом – как опомнятся, так… тудым-сюдым, чтобы ребёнок без отца, так сказать, не рос… В общем, ладно, молодцы… главное, что и у нас внук будет, свой хотя бы.

После выступили родители жениха, затем гости. Все косились на живот невесты, говорили, что рады познакомиться с новыми родственниками, желали воспитать достойных детей. И почти все дарили наборы для младенцев, детские игрушки, а один, директор магазина, притащил целый ящик детских смесей. Скоро от детских игрушек, распашонок… на соседнем столе выросла целая гора.

Наконец слово взял жених.

– Большое спасибо, дорогие гости, за подарки, но у нас, чтобы вы не забывали, сегодня свадьба, а не детские именины. Когда я только увидел Зиляйлюк, сразу понял, что это девушка моей мечты. И я ей тоже, к счастью, понравился, поэтому решили быть всегда вместе, не расставаться никогда. Прочитали никах в мечети, теперь вот свадьбу проводим для вас, наши дорогие, мы не курим, не пьём, оптимистично смотрим в будущее. Но меня удивляет, почему вы все думаете, что мы этой свадьбой покрываем грехи и у нас скоро будет ребёнок?! Будет, если Всевышний даст! А пока мы об этом и не думали, нам просто хорошо вместе, и мы хотим жить в законном браке. Да, мы любим друг друга! Давайте выпьем вот этого сладкого сока за нас, и без всякого «горько!».

При этих словах добрая половина гостей удивлённо переглянулась.

Медиа: image / jpeg


61. С накалом и вдохновениемПн, 04 июл[-/+]
Автор(?)
Уже пятый год подряд в Новосибирске проходят фестивали авторской песни под гитару и поэтические конкурсы памяти культового поэта и барда советской эпохи Владимира Высоцкого.

В рамках уже предстоящего, V Международного Арт-фестиваля «Я только малость расскажу в стихе», посвященного в этом году 85-летию со дня рождения Владимира Высоцкого, поэту и организатору фестиваля Андрею Ложкину удалось создать по-настоящему международную творческую лабораторию, в которую ежедневно поступают тысячи новых заявок со всех концов света.

Оргкомитет V Международного арт-фестиваля памяти Владимира Высоцкого «Я только малость объясню в стихе-2023» с 1 июня уже начал прием заявок на конкурс.

Для участников поэтического конкурса предусмотрены две номинации: «Авторская», «Специальная». В каждую из номинаций можно прислать не более 3 стихотворений.

Состав членов жюри конкурса и правила подачи заявок опубликованы в сообществе арт-фестиваля: https://vk.com/vysotsky.fest

Финал поэтического конкурса пройдет 27 января 2023 года в театральном зале Областной научной библиотеке города Новосибирска.

62. Ушел друг Николая РубцоваПн, 04 июл[-/+]
Автор(?)
В Вологде умер писатель Сергей Багров, оставивший воспоминания о дружбе с поэтом Николаем Рубцовым. Члену Союза писателей России было 86 лет, сообщает Информационное агентство «Вологда Регион».

Сергей Петрович родился и вырос в Тотьме. Окончил Тотемский лесотехнический техникум, где учился вместе с Николаем Рубцовым. Позднее Багров получил диплом Пермского государственного университета.

Он печатался в газетах «Красный Север» и «Вологодский комсомолец». Продолжительное время работал в районной газете «Ленинское знамя» (теперь «Тотемские вести»), на страницах которой с 1960-х по 2022 год выходили его рассказы и очерки. Воспоминания Сергея Багрова о Николае Рубцове – одни из самых подробных и обстоятельных. Они многократно публиковались как в различных изданиях, так и отдельными книгами.

Последнее издание Сергея Багрова «Россия. Родина. Рубцов» вышло в апреле 2022 года при поддержке администрации Тотемского района и Тотемского музейного объединения. Ее хотели презентовать в сентябре на «Рубцовском костре» на родине Николая Рубцова.

63. Глобальный Герман ГессеВс, 03 июл[-/+]
Автор(?)

1

Гарри Галлер – волк-одиночка, сгусток мысли, эстетический сейсмограф: впадающий внезапно в обыденность жизни, столь противоречащую высотам, предложенным гуманирно-интеллектуальным, надмирным садом.

Вершина ли Гессе «Игра в бисер»?

…длинные наукообразные периоды игры встроены в художественный контекст: и сами преподаны с предельной выразительностью.

Стиль, языковой пласт романа – выверенная комбинация математики и музыки, сияние формул и высота возносимого выше и выше звука, чей исток почерпнут в духовных небесах.

Необходимо выдумать провинцию: ибо метрополия не позволит организовать Орден интеллектуалов: слишком много сует.

Необходимо выдумать провинцию, сверкающую, как кастальский ключ.

Индустриализация приводит к духовной технологии: как бы отнесся Гессе к избыточной технологичности мира, давшей сто очков индустриальным конструкциям?

Масскульт, все публикации рассчитаны только на развлечение: вот оно – предсказание о нашенских временах.

Основа игры – сочинение глобального текста, включающего в себя все отрасли искусства, причудливо перевивающегося сложнейшим орнаментом, живою плазмой отрицающего расхожее: все гениальное просто.

Искусство игры порождает легенды – о бывшем магистре Йозефе Кнехте, например: о котором и расскажут главные линии романа.

…тоже причудливо соплетаясь, перекрещиваясь, играя – предельно всерьез.

Манипулируя знаками, заимствованными из разных семиотических систем, можно достичь многого – в том числе идеально научиться манипулировать людьми.

Ни Степной волк, ни Кнульп, ни Курортник на поля Игры не допускались бы…

Да и полей нет – есть жизнь, погрязшая в технологиях, иссушающих мозг и душу, и есть – Игра, противостоящая ей.

2

Родители – миссионеры, и дети воспитывались в строгом духе пиетизма; у будущего писателя Гессе было двое братьев и сестра.

Пиетизм, придающий особое значение личному благочестию, тонким внутренним переживанием верующего, жизнь рассматривает, как общение с живым Богом; и подобное отношение не могло не сказаться на микрокосме писателя, привыкшего так тонко анализировать свои ощущения, как тонко будет строиться, громоздясь в неизведанное, игра в бисер.

Бисер – вовсе не тот, который нельзя метать перед свиньями, но – драгоценные шарики мысли, пропитанные музыкой и математикой: двумя сестрами, чья эстетика близка к совершенству.

В возрасте десяти лет Гессе написал сказку для сестры Маруллы.

В Германии Гессе учится в латинской школе, а, закончив ее, поступает в семинарию, где изучает древние языки, штудирует Евангелие, увлекается древнегреческой поэзии, пропитываясь субстанцией гуманитарной небесной силы, поднимающей над землей, заставляющей и чувствовать, и жить на иных оборотах, нежели доступно большинству.

Однако, это же точно заставляет его оказаться «Под колесом»; именно так называется первая повесть писателя, раскрывающая трагедию разрыва косной обыденности и высокого интеллектуализма.

Однажды Гессе исчезает из семинарии.

Его находят ночующим в стогу; им недовольны; он не доволен профессурой.

Он пытается покончить с собой; родители отправляют его в психиатрическую клинику; он выходит оттуда, чтобы отправиться в путь по миру.

Узоры и орнаменты игры в бисер плетутся постоянно, пока зреет в сознанье писателя грандиозный план тотальной игры, какая есть универсальный текст, наслаивающий музыку, математику, поэзию…

Иногда – со стороны – кажется, что в Касталии готовят идеальных управленцев: элиту, знающие коды воздействия на людей: которым – в большинстве – увы, достаточно еды и развлечений.

Не оттого ли кончает с собой Йозеф Кнехт?

Гессе работает в разных книжных магазинах, увлеченно занимается самообразованием, самозабвенно пишет стихи, издает первую книжку.

Осуществляет мечту об Италии: чья бесконечность, сконцентрировавшись в определённых городах, давала соль сути многим отменным умам и душам.

В «Записках об индийском путешествии» он расскажет, насколько ему было необходимо увидеть страну, где долгое время жили его дед и бабка, проповедовал отец и родилась мать, и как проблемы со здоровьем помешали ему углубиться в таинственные, влекущие недра Индии.

…«Степной волк» очень отличается от «Игры в бисер»: но пунктиром мелькает общее: невероятный контраст между насыщенным миром внутренних – интеллектуальных и душевных переживаний – и жизнью: буйной и бурной, плещущей и блещущей, и не нуждающейся, кажется, ни в каких умствованиях.

о время войны Гессе собирал деньги на создание библиотеки для военнопленных; в Германии его недолюбливают: Гессе сотрудничает и с немцами, и с французским посольством.

И зреет, зреет роман игры…

3

Предшествующая вершина Гессе – «Степной волк», отчасти окрашена романтизмом: тень Новалиса находится где-то рядом…

Кризис Гарри Галлера упирается, как в тупик, во встречу с незнакомцем, подарившем ему трактат о… Степном волке…

Лабиринты раздваиваются, умножаясь отражениями в зеркалах культуры: но для Гарри всё кончается плохо, сколько бы не звучал серебряный Моцарт в его душе…

…возможно, звезды – клавиши величественного клавесина, на котором играет небесный Моцарт, не обеспокоенный тем – слушают ли его.

Или органа: но Моцарт не был органистом.

Гарри Галлер летит в бездну самоубийства, не воспринимаемого трагедией: в специфическом мире Гессе все одушевлено, и блик бабочки на саксофоне вполне может обернуться бабочкой живой.

И вот, наконец, проявится в реальности «Игра в бисер»

4

Правила игры – загадка: вам, читающим, предстоит разгадать ее, чтобы выстроить свою игру жизни.

Космос Гессе усложнен: Лао-Цзы, не слезая со спины буйвола, собеседует с Ницше, едва ли одобряя его мистически-мрачный напор; волшебные кристаллы Моцарта, переливаясь каждой гранью, бликами пересекаются с универсальным языком Лейбница и синергетикой Фуллера; классики романтизма постепенно отступают в тень, а Юнг высказывает соображения об активном воображение.

Данность игры не дается в ячейках мозга четкостью: все время нужно что-то добавлять, корректировать, уточнять.

Вам не удастся выяснить, как это выглядело: вам, имеющем в виду шахматы, нарды, или карты – даже учитывая разнообразие последних.

Не удастся и понять, что было особенного в игре: возможно, сам Гессе не уяснил этого с четкостью, учитывая грандиозность поставленной им задачи: создать нечто тотальное, включающее в себя все.

Меньше всего в игре от жизни: именно поэтому книга не могла стать народной: как, скажем, в России «Мастер и Маргарита», или – с другой стороны – «Тихий Дон».

Гессе предлагает миражи: многие читатели бросают книгу.

Гессе предлагает миражи – столь же интересные, сколь и красивые.

Поэзия подразумевается – как один из основных носителей тотального смысла языка; музыка и математика лежат в основе.

Суть игры слоящаяся: создание поэзии накладывается на творение музыки; философское осмысление бытия получает следующим слоем тончайшую сеточку, сплетённую из формул, чья сложность не вызывает сомнений.

Тут нечто от алхимии – объяснявшей сложное через ещё более сложное.

Возможно, китайские иероглифы подошли бы лучше всего для воплощения генеральной цели игры: которой нет; может быть, «Игру в бисер» следовало бы писать, как оперу: но у Гессе не было соответствующей одаренности.

В любом случае роман становится одним из центральных в литературном Пантеоне двадцатого века, и, оставаясь чреватой головоломкой, предлагает понять, сколь важен океан духа – и как ничтожны блескучие и трескучие миры потребления в сравнение с ним.

Александр БАЛТИН


Медиа: image / jpeg


64. Вспомнят Алексея ЕфимоваВс, 03 июл[-/+]
Автор(?)
6 июля в 19:30 в Булгаковском доме состоится вечер памяти Алексея Ефимова (5 июля 1963 – 18 мая 2020). В мероприятии принимают участие: Анна Гедымин, Дмитрий Гузь, Виктория Иноземцева, Елена Исаева, Инна Кабыш, Геннадий Калашников, Андрей Коровин, Александр Переверзин, Мария Попова и другие.

Алексей Игоревич Ефимов (Лёша Ефимов) родился в 1963 году в Москве. В 2001 гогду вышла его первая книга стихов «Unplugged», после чего он был принят в члены Союза писателей Москвы. Долгие годы Ефимов являлся активным участником знаменитого литературного кабаре Алексея Дидурова «Кардиограмма». Позже совместно с Андреем Коровиным организовывал и вел вечера в Булгаковском Доме, участвовал в подготовке и проведении Волошинского фестиваля. Публиковался в журналах «Дружба народов», «Кольцо А» и др. Был победителем Всероссийского конкурса «Неизвестные поэты России», организованного в рамках Всемирного конгресса Международного ПЕН-клуба, проходившего под эгидой ЮНЕСКО. Вторая книга – «Вид сверху» – вышла в 2008 году в издательстве «Время» с предисловием Дмитрия Быкова. В 2020 г. в возрасте 56 лет жизнь поэта и культуртрегера Алексея Ефимова неожиданно оборвалась. В последние годы стихов он почти не писал. Подготовленная им третья книга – «Путь самурая» – осталась неизданной.

65. Читаем вслухВс, 03 июл[-/+]
Автор(?)

23 июля впервые в Москве, а также в столицах 14 регионов страны состоится Всероссийский день чтения вслух. Это Фонд «Живая классика» запускает новый проект. Всероссийский день чтения вслух – это день, когда любой желающий может выступить и прочитать вслух свой любимый отрывок из поэзии или прозы. Это праздник, который создают горожане для горожан и гостей города. Поучаствовать может любой желающий! Нет никаких ограничений, требуется лишь искренняя любовь к литературе.

Флагманами Всероссийского дня чтения вслух станут 15 регионов. В них будут организованы специальные площадки, где пройдут литературные мероприятия: Саратовская область (Саратов, Энгельс), Самарская область (Самара), Челябинская область (Челябинск, Магнитогорск), Свердловская область (Екатеринбург), Удмуртская республика (Ижевск, Сарапул, село Завьялово), Республика Башкортостан (Уфа), Тюменская область (Тюмень), Ханты-Мансийский автономный округ (Сургут), Республика Татарстан (Казань, Елабуга, Нижнекамск, Набережные Челны, Нурлат), Пермский край (Пермь), Воронежская область (Воронеж), Псковская область (Псков), Мурманская область (Мурманск), Санкт-Петербург и Москва.

Тысячи людей примут участие в масштабном литературном нетворкинге – будут общаться, знакомиться с новыми авторами и заново открывать уже известных, и, конечно же, читать вслух! На одной сцене вместе с горожанами будут выступать творческие коллективы, артисты, спортсмены и певцы, а так же эксперты в области культуры и литературы.

Подать заявку на участие в программе акции может любая площадка – и кафе, и театр, и вокзал, и торговый центр, и даже пожарная часть.

Узнать подробности об акции, о том, как можно принять участие, зарегистрироваться и найти площадку можно на официальном сайте и социальных сетях Всероссийского дня чтения вслух:

https://деньчтениявслух.рф/

https://vk.com/denvsluh



66. Геноцид без имениСб, 02 июл[-/+]
Автор(?)

Философ и общественный деятель А.Щипков считает, что нам нужно конкретное определение русского Холокоста:


В мире произошла реабилитация нацизма и выдана лицензия на наше уничтожение. Евреи пережили свою Катастрофу, назвали Холокостом, осмыслили ее богословски и политически, включили в свою историю. Русские продолжают переживать катастрофу. Геноцид русских обязательно должен получить собственное имя.

Дело в том, что явление русского геноцида уже никто не отрицает, но у этого явления нет названия. Если у явления нет названия, то его невозможно описывать, изучать, анализировать, писать научные работы, снимать о нем фильмы, вводить в исторический оборот, рассказывать об этом детям, отмечать дни траура.

По сути, тема русского геноцида по-прежнему табуирована. Чтобы изменить ситуацию, необходимо дать ему имя. Несколько лет назад в статье «Русофобия» (философский сборник «По-другому») я предложил использовать для обозначения русского геноцида слово «ПЛАХА» («эшафот», «место казни», перен. разг. – «смертная казнь»). Я искал корень в русской языковой традиции. Но можно искать в греческой, в латинской. Необходимы варианты. И делать это нужно быстро. Без этого процесс денацификации не получит должного объяснения и завершения.

Александр ЩИПКОВ


Медиа: image / jpeg


67. На вкус и цвет…Сб, 02 июл[-/+]
Автор(?)

На сайте крупнейшего книжного рекомендательного сервиса LiveLib, который входит в группу компаний «ЛитРес», открылось народное голосование в рамках Национальной литературной премии «Большая книга». Все желающие могут познакомиться с произведениями из «Списка финалистов» и отдать свой голос за одну или несколько понравившихся книг. Победитель читательского голосования будет объявлен в конце 2022 года.

2 июня Национальная литературная премия «Большая книга» назвала финалистов 17-го сезона. В шорт-лист вошли 10 авторов, среди которых Павел Басинский («Подлинная история Анны Карениной»), Сергей Беляков («Парижские мальчики в сталинской Москве»), Алексей Варламов («Имя Розанова»), Дмитрий Данилов («Саша, привет!»), Олег Ермаков («Родник Олафа»), Руслан Козлов («Stabat Mater»), Афанасий Мамедов («Пароход Бабелон»), Анна Матвеева («Каждые сто лет. Роман с дневником»), София Синицкая («Хроника Горбатого») и Гузель Яхина («Эшелон на Самарканд»).

Познакомиться с книгами финалистов можно в крупнейшем книжном сервисе в России и странах СНГ ЛитРес по промокоду BIG_BOOK2022 со скидкой 25%.


68. «Буламаргъ» – это соловей!Пт, 01 июл[-/+]
Автор(?)

Посольство Республики Южная Осетия в Российской Федерации и Совет Международной литературной премии «Булaeмaeргъ» имеют честь объявить об отборе кандидатов сезона 2022 года для авторов, пишущих на русском языке.

Напоминаем, что в 2020 году введена новая номинация, для авторов, пишущих на русском языке, что сделало Премию уникальной в своем роде на всем постсоветском пространстве, поскольку в единые творческие рамки соединены два национальных языка – осетинский и русский, как один из государственных языков Южной Осетии. Кропотливая работа команды Премии, направленная на сохранение и развитие русского и осетинского языков, наглядно демонстрирует принадлежность Южной Осетии к пространству Русского мира.

Премия «Буламаргъ» – первая национальная Премия, официально сотрудничающая с Союзом писателей России. В 2022 году Решением Секретариата Союза писателей РФ Премия «Буламаргъ» стала лауреатом «Российского писателя» в номинации «Литературная карта России».

Премия сотрудничает с Министерством иностранных дел РФ, а на церемониях вручения Премии регулярно присутствуют главы и представители дипломатических миссий иностранных государств, аккредитованных в Москве, а также представители органов исполнительной и законодательной власти России, Московской городской думы, общественных организаций РФ.

Партнерами Премии, поддержавшими инициативу активации культурной дипломатии, являются: Правительство Санкт-Петербурга, Правительство Республики Крым, Правительства ДНР и ЛНР, Правительство РСО-Алания, Россотрудничество, Фонд «Русский мир», Гильдия драматургов России, Музей Русского искусства и многие другие.

Премия присуждается ежегодно.

На соискание премии могут быть выдвинуты романы, повести, сборники повестей и/или рассказов, сборники стихотворений, документальная проза и мемуары.

Ограничений для авторов произведений по месту жительства и месту опубликования произведений премия не устанавливает.

На соискание премии могут выдвигаться первые издания литературных произведений (книжные, а также опубликованные в средствах массовой информации, включая электронные, в том числе в литературных журналах и альманахах), подписанные в печать в период с 1 января 2020 года. В случае выдвижения рукописей не публиковавшихся произведений, дата создания произведения значения не имеет. Произведение не может быть выдвинуто на соискание Премии повторно. Поощряются темы о выдающихся деятелях России и Осетии, важнейших исторических событиях, современной жизни.

В конкурсе может принять участие любой желающий в возрасте от 14 до 41 года.

Объем произведений, в том числе документальных, не ограничен. Минимальный объем произведений – 2 авторских листа для прозы и 1 авторский лист для поэзии (за авторский лист принимается текст объемом 40 тысяч печатных знаков, включая пробелы или 700 строк стихотворного текста).

При выдвижении на премию предоставляются изданные произведения или рукопись в электронной форме, а также письмо о выдвижении, в котором должны содержаться следующие сведения:

- сведения о номинаторе – организации, осуществляющей выдвижение произведения на соискание премии, необходимые контактные данные, телефоны и адреса;

- краткая творческая биография автора (соавторов, если произведений написано в соавторстве), с указанием фамилии, имени, отчества, псевдонима (если есть), перечня наиболее значительных публикаций (если есть);

- полное название произведения, основные сведения о произведении, его творческих особенностях, с мотивацией выдвижения;

- другая информация, по мнению номинатора, имеющая значение при оценке произведения;

- письменное согласие автора на выдвижение произведения на соискание премии в случае, если номинатором выступает не автор произведения.

Премия для авторов, пишущих на русском языке вручается в одной номинации в размере 60 000 рублей.

Произведения на соискание Премии принимаются до «30» октября 2022 года.

Адрес для представления произведений: minavarad@mail.ru (с пометкой: Литературная премия). По всем вопросам можно обращаться в Секретариат Премии тел.: +7 (495) 644-27-57, minavarad@mail.ru

Контактное лицо: Советник Посольства Валиева Зара Эдуардовна

8 (926) 781-07-00, 7810700@mail.ru



Медиа: image / jpeg


69. Осетинский соловейПт, 01 июл[-/+]
Автор(?)
Посольство Республики Южная Осетия в Российской Федерации и Совет Международной литературной премии «Булaeмaeргъ» (Соловей) объявили об отборе кандидатов сезона 2022 года для авторов, пишущих на русском языке.

В 2020 году была введена новая номинация, для авторов, пишущих на русском языке, что сделало Премию уникальной в своем роде на всем постсоветском пространстве, поскольку в единые творческие рамки соединены два национальных языка – осетинский и русский, как один из государственных языков Южной Осетии. Кропотливая работа команды Премии, направленная на сохранение и развитие русского и осетинского языков, наглядно демонстрирует принадлежность Южной Осетии к пространству Русского мира.

С условиями участия можно ознакомиться ЗДЕСЬ.

70. Поэта почтили в тверской глушиЧт, 30 июн[-/+]
Автор(?)

В тверской глуши, в существующей только на картах деревне Первитино Старицкого района, поставлен памятный знак выдающемуся русскому поэту Николаю Тряпкину.

Здесь в полуразрушенном храме Иконы Казанской Божьей Матери в декабре 1918 года новорожденный младенец из соседней деревни Саблино был крещен и получил имя в честь святителя Николая Мирликийского.

Сейчас в это некогда богатое место, связанное с известным в дореволюционной России семейством помещиков Раллей, ведет только полевая дорога, по которой в непогоду можно проехать лишь на внедорожнике.

Идея поставить здесь памятный знак возникла около двух лет назад. Автор этих строк периодически просматривал информацию о заброшенной деревне во всезнающем интернете. Из нее было малопонятно, что представляет собой Первитино сегодня, есть ли там постоянные жители или хотя бы дома дачников. Правда, где-то промелькнула информация о том, что существует группа активистов, которые хотели бы восстановить первитинский храм.

щщ.jpgИ все-таки мы, несколько друзей, членов Комиссии по творческому наследию Н.И.Тряпкина при Союзе писателей России решились, наконец, воплотить идею в жизнь, обозначить это место на литературной карте страны.

«Для чего? – Может возникнуть у стороннего читателя вопрос. – Не лучше ли издать книгу или провести массовое мероприятие – так больше людей о поэте узнает?»

Ну, это мы тоже делали и собираемся впредь. Сборник «Звездное время», выпущенный силами нашей Комиссии накануне столетия поэта, стал первым изданием Тряпкина за почти 20 лет с 1999 года и первой же попыткой собрания сочинений (хоть и далеко не полного). С нашим активным участием проводятся и Всероссийские поэтические фестивали «Неизбывный вертоград» имени Н.И.Тряпкина, и «тряпкинские» вечера в Большом и Малом залах ЦДЛ, и во многих других залах Москвы, Подмосковья, Тверской, Вологодской, Кировской, Архангельской, Мурманской областей, Донбасса. В общей сложности на этих мероприятиях побывали уже тысячи человек.

Но (скажу от себя, хотя уверен, что и большинство моих товарищей разделяют эту мысль) всегда в деятельности по возвращению широкому читателю имени Николая Ивановича для меня на особом месте была попытка хоть чем-то помочь родным местам поэта в тверской глубинке. Это та самая сердцевина земли русской, на которую пришлось столько бед за последние сто с лишним лет. И она же, веками служившая основой русской государственности, от государства получала меньше всего помощи. Вот и в постсоветской России постоянно реализуются какие-то гигантские проекты, проводятся олимпиады и чемпионаты мира по футболу, строятся рекордные мосты, восстанавливаются разрушенные войнами города… Да все это тоже необходимо, но почему же так скудно, на столь унизительном пайке содержится земля, которой мы обязаны возникновением большой России?! Почему именно здесь больше всего разрушается памятников истории и культуры? Вопросы эти уже не первый год остаются без ответа. А нам остается лишь делать то, что мы можем. Например, напомнить о великих уроженцах этой земли.

нн.jpgМы уже ставили поклонный крест и памятный знак на месте рождения поэта в тоже не существующей ныне деревне Саблино, поставили замечательную стелу «Летела гагара» в Степурине Старицкой области, и вот дошла очередь и до Первитина.

И пусть здесь скромный знак увидят немногие. Но они не скользнут по нему взглядом, как скучающие, пресыщенные достопримечательностями туристы. Знак этот может стать маяком надежды для тех, кто мечтает о возрождении корневой России, возвращении к русской самобытности. А ведь Николай Тряпкин – поэт, который в стихах всю жизнь, где исподволь, а где и прямо за эту самобытность ратовал. И как раз поэзия его содержит в себе созидательное начало, которое так нужно нашему народу и нашей земле сегодня.

Сразу назову имена тех, кто, кроме меня, отложив свои многочисленные столичные дела, отправился на родину Николая Тряпкина: Евгений и Елена Богачковы, Руслан Кошкин, Григорий Шувалов. Автор прекрасного оригинального коллажа на баннере Ольга Блюмина в последний момент не смогла поехать из-за болезни.

Едва съехали мы с «Новой Риги» и обступили дорогу «со вторичными признаками асфальта» давно не паханные и все же прекрасные поля, как в который уже раз заметил я в себе, что именно здесь «в сердце России» открывается, оживает в душе что-то приглушенное жизнью в мегаполисе, и сами собой вспоминаются строки наших классиков:

И цветы, и шмели, и трава, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной…

Колокольчики мои,

Цветики степные!

Что глядите на меня,

Темно-голубые?

А вокруг всё поля, да луга, да угодья лесные

И хлеба колосились буквально у самой избы.

И, конечно, едва завидев на водонапорной башне у деревни Воскресенское гнездо аиста, высыпали из машин и начали фотографироваться мы, городские жители, с этой сельской «экзотикой».

гг.jpgЧем ближе к намеченной цели, тем глуше становились пейзажи вокруг, и все больше опасений возникало за наши городские, скребущие дном о рытвины, машины. За деревней Ягодино дорога в привычном понимании горожанина закончилась. Начались те самые, упомянутые поэтом «полевые пути меж колосьев и трав». На наше счастье день 25 июня выдался погожим, хотя и слишком жарким. Но это всё же лучше, чем дождь. Потому что иначе пришлось бы волочь на себе брус и доски несколько километров до Первитина. Кое-как, периодически оставляя в машине только водителя, двигаемся вперед.

И вот вдали показалась наша цель – силуэт полуразрушенного храма. И тут же ждет первое не самое приятное открытие: на подъезде к церкви путь преграждают ворота с табличкой, что дальше – частная территория и вход для посторонних, как водится, запрещен.

Но разве остановишь русских писателей такими табличками? Мы прошли в открытую калитку, и вскоре я уже разговаривал по телефону с местным предпринимателем, владельцем первитинской земли Иваном, телефон которого нам дали его работники. Мобильная связь тут, как и следовало ожидать, плохая. Из отрывочного, несколько сумбурного разговора удалось выяснить, что, на самом деле, для всех людей с добрыми намерениями проход к церкви и развалинам усадьбы Раллей всегда открыт, и вообще есть планы развивать в этих местах не только сельское хозяйство, но и туризм.

Немного посомневавшись, Иван, который в этот момент был в Москве, дал «добро» на установку памятного знака доселе, скорей всего, неведомому ему поэту. Как русские люди, хоть и из разных сфер жизни, но, видимо, на одной волне, мы в коротком отрывочном разговоре поверили друг другу.

Знак.jpgЗнак, несмотря на недосып и изматывающую жару, мы сколотили быстро, на эмоциональном подъеме. Как не раз уже замечал я, у большинства русских мужиков, какие бы писатели или айтишники они ни были, заложена тяга к тому, чтобы смастерить что-то незамысловатое, но нужное в быту своими руками, особенно, когда дело касается дерева. А возможность такая в жизни современного человека предоставляется нечасто. Потому, наверно, с таким удовольствием вколачивали мы гвозди в древесину, сооружая нехитрую конструкцию. И долго еще вслух и про себя радовались творению рук своих…

Впереди у нашей Комиссии много дел. Надо пробивать памятник в Лотошине и, конечно, в Москве, где поэт жил в последние годы своей жизни, издавать новые книги проводить поэтические встречи. И хочется верить, что сознание хотя бы отчасти выполненного долга перед малой родиной Николая Ивановича будет помогать нам в дальнейшей работе.

Алексей ПОЛУБОТА, ответственный секретарь Комиссии по сохранению творческого наследия Н.И.Тряпкина при Союзе писателей России


Медиа: image / jpeg


71. Премия Солженицына присуждена музейщикамЧт, 30 июн[-/+]
Автор(?)
Литературная премия Александра Солженицына за 2020 год впервые была присуждена двум музейным работникам, служивших увековечению памяти солнца русской поэзии Александра Пушкина: Наталье Михайловой и Сергею Некрасову. Об их награждении сообщили еще зимой 2020 года. Но коронавирус не позволил провести торжественную церемонию.

Поэтому чествование музейщиков в Доме русского зарубежья состоялось только сейчас, сообщает Ревизор.ру.

В торжестве участвовала вдова Александра Исаевича Наталия Солженицына. Она отметила, что премия на протяжении 25 лет вручалась ежегодно, и только пандемия нарушила ее график. Также Солженицына сказала, что в свете нынешних драматических событий выбор лауреатов – строителей и хранителей культуры особенно важен. Лауреаты – это создатели новых музеев.

72. «На Западе сволочей больше, чем у нас…»Ср, 29 июн[-/+]
Автор(?)

В архиве В.Шаламова в РГАЛИ среди полуразборчивых рукописей начала 1970-х годов (писателя тогда одолевали болезни) встречаются записи поразительной глубины и прозорливости. Вот, например, его суждения об истории с романом Б. Пастернака «Доктор Живаго». Истории, казалось бы, всем известной, но в таком ракурсе, как у Шаламова, никем тогда, кажется, не рассматривавшейся:

«Попавший в колеса «холодной войны», Пастернак никак не хотел понять, что в этой игре нет среднего, и удержаться на поверхности, как плавающая роза, нельзя.

Что его продали за копейку любой западной разведке. Что Западу он вместе со своими стихами не нужен абсолютно, а нужен лишь как предлог, как повод, как фишка в игре.

Холодная война убила Пастернака. Причем, тогда, когда он все сказал.

Залпы холодной войны не очень слышны, но зато весьма опасны.

Под это колесо холодной войны попал и Пастернак, никак не желая нанести какой-либо вред, ущерб обществу и государству.

Любая критика, самая строгая, но не в этих застенках Нобелевской премии…» (РГАЛИ. Ф.2596, оп.2, ед. хр.158. Публикуется впервые).


Все эти слова имеют особый вес, ведь Шаламов хорошо знал Пастернака, вел с ним доверительнейшую переписку, встречался неоднократно, понимал его характер и умонастроения. В 1970-е годы он судил о своем любимом поэте строже, чем в 1950-е, но хотел, чтобы его трезвый голос был услышан в потоке мировых стенаний о Пастернаке как исключительно «жертве советского режима».

Шаламов не знал всех обстоятельств публикации романа «Доктор Живаго» на Западе, однако интуитивно многое угадывал. Он основывался на печальном опыте публикации там же своих «Колымских рассказов». Они попадали туда главным образом из самиздата, и потому Шаламов прямо заявлял: «Самиздат опаснейший среди призраков, отравленное оружие борьбы двух разведок». Подробности об участии западных спецслужб в незаконном тиражировании «Доктора Живаго» мы узнали лишь недавно из «Отмытого романа» И.Толстого, который и доказал правоту Шаламова.

Еще одна его запись из той же рукописи гораздо резче и недипломатичнее. Она выдает характер старого лагерника и его непримиримое отношение к Западу:


«Пастернак и холодная война.

Единственным промахом Пастернака за всю его достойную жизнь было то, что он пожалел одной плюхи – по щеке любого западного корреспондента «Бибиси» или «Херсоси» или «Голоса Америки».

Эта плюха решила бы все его вопросы, отразив и его позицию в лагере холодной войны, чьей жертвой он и стал.

Отказавшись от премии, завещав детям не связываться с заграницей, лично мне заявлял неоднократно: «У нас сто сволочей, а за границей – миллион».

В холодной войне его травила не советская власть. Нужны были не письма в «Правду», а плюха. Плюха – и все бы успокоились, и сам он раньше других…» (Там же).


Ирина Сиротинская, друг и наследница Шаламова, вспоминала, что писатель рассказывал ей, что на Колыме ему приходилось часто драться, и он говорил о «плюхе» как универсальном средстве решения проблем как и о том, что в сложных ситуациях нужно принимать «однозначное решение». Разумеется, Пастернак вряд ли бы когда-либо прибег к «плюхе», но твердое однозначное решение, по мнению Шаламова, спасло бы его.

Недавно разыскано (и опубликовано в академическом двухтомнике стихотворений Шаламова в «Новой Библиотеке поэта») его стихотворение «Тайное оружие»:

Мое тайное оружие

Пара не перчаток плюх,

Радикальное и нужное,

Укрепляет плоть и дух.


Под одеждой незаметная,

А в уме в любой момент.

Веская, авторитетная,

Портативный инструмент.


Стихотворение написано в 1974 г. и очевидно, что оно связано с известным письмом Шаламова в «Литературную газету» (1972), которое сам он считал «плюхой» Западу. Напомним, что в этом письме писатель с негодованием отмежовывался от публикаций «Колымских рассказов» в «Посеве» и нью-йоркском «Новом журнале», расценивая их как политическую спекуляцию на лагерной проблематике. Он писал с полной откровенностью: «Эти господа, пышущие ненавистью к нашей великой стране, ее народу, ее литературе, идут на любую провокацию, на любой шантаж, на любую клевету, чтобы опорочить, запятнать любое имя».

За это письмо Шаламову пришлось много претерпеть, прежде всего от диссидентов и от либеральной московской интеллигенции, которая подвергла его обструкции, объявила «сломавшимся» и даже «сумасшедшим». Он отвечал своим недоброжелателям глубоким презрением. Именно Шаламов первым стал применять известную казенную формулу «прогрессивное человечество» в саркастическом духе, прилагая ее ко всем фрондерам из литературной и окололитературной среды. Для еще большей издевки он сократил эту формулу до аббревиатуры «ПЧ» и часто говорил: «ПЧ состоит наполовину из дураков, наполовину из стукачей, но дураков нынче мало».

Сам живший в условиях холодной войны, Шаламов постоянно ощущал ее влияние и рычаги ее воздействия на умы. Мысли писателя о Пастернаке были выстраданы и его собственной судьбой. Впервые услышав от Пастернака слова о Западе, где «сволочей больше», еще в конце 1953 года, при первой встрече с ним после возвращения с Колымы, Шаламов целиком разделял их. И.Сиротинская вспоминала, что в 1970-е годы Шаламов повторял эти слова уже как свое личное убеждение, без ссылок на Пастернака. В его переписке и записных книжках последних лет зафиксировано множество красноречивых высказываний, свидетельствующих о предельно трезвой, безыллюзорной оценке положения в мире и роли США. Это и краткие точные инвективы («Бжезинский и прочие хитрожопые подстрекают. Им надо обязательно крови»), и развернутые философские суждения, лишний раз раскрывающие мощный пророческий дух Шаламова:

«Я думаю, что изучение русской, «славянской» души по Достоевскому для западного человека, над чем смеялись многие наши журналы и политики, привело как раз ко всеобщей мобилизации против нас после второй мировой войны. Запад изучил Россию именно по Достоевскому, готов был встретить всякие сюрпризы, поверить любому пророчеству и предсказанию. И когда шигалевщина приняла резкие формы, Запад поторопился отгородиться от нас барьером из атомных бомб, обрекая нас на неравную борьбу в плоскости всевозможной конвергенции. Эта конвергенция – неохота тратить бесчисленное количество средств – и есть плата за страх, который испытывает Запад перед нами. Говорить, что конвергенции сработались, могут только авантюристы. Мы давно брошены Западом на произвол судьбы. Все действующие аппараты пропаганды шептуны, и ничего больше. Атомная бомба стоит на пути войны...» (из письма И.Сиротинской, 1971 г.).

Ясное осознание того, что лагерная тема стала одним из главных инструментов западной пропаганды, недвусмысленно выражено в строках Шаламова, обращенных к А.Солженицыну: «Я знаю точно, что Пастернак был жертвой холодной войны, Вы – ее орудием». (Неотправленное письмо Солженицыну, 1974).

В негативном отношении к Западу Шаламова окончательно утвердило бессовестное и бесконтрольное, без его ведома, тиражирование «Колымских рассказов» за рубежом, а также их постоянное звучание по Би-би-си и другим «голосам». Такой степени отчуждения писателя от своих трудов и их злонамеренного использования, пожалуй, никогда не знала мировая литература. Кроме прочего, это был заурядный грабеж, т. к. все гонорары присваивали себе зарубежные издатели и посредники, а до Шаламова не дошло ни копейки.

Наивысшее воплощение ненависть Шаламова к политическому Западу получила в стихотворении «Славянская клятва», написанном в 1973 году. Язык его тоже недипломатичен, и это неудивительно: стихотворение адресовано всем тем, кто нагло грабил писателя и спекулировал его именем.

Клянусь до самой смерти мстить этим подлым сукам,

Чью гнусную науку я до конца постиг.

Я вражескою кровью свои омою руки,

Когда наступит этот благословенный миг.


Публично, по-славянски, из черепа напьюсь я,

Из вражеского черепа, как делал Святослав.

Устроить эту тризну в былом славянском вкусе

Дороже всех загробных, любых посмертных слав.



Пусть знает это Диксон и слышит Антарктида,

В крови еще клокочет мой юношеский пыл,

Что я еще способен все выместить обиды

И ни одной обиды еще я не забыл.

Наверное, не нужно пояснять, что автор этих стихов никогда не мог быть (и не был) ни диссидентом, ни «плавающей розой». На мой взгляд, шаламовская «Славянская клятва» принадлежит к тому же ряду и к тому же роду произведений отечественной поэзии, что и пушкинское «Клеветникам России», и блоковские «Скифы».

Валерий ЕСИПОВ, г. Вологда


Медиа: image / png


73. «День М» в СПбСр, 29 июн[-/+]
Автор(?)
Впервые в Петербурге уникальный фестиваль «День М.» в стиле имажинизма, посвященный юбилею поэта и писателя Анатолия Мариенгофа.

На один день, 9 июля, Купчино превратится в центр города с необычной атмосферой 20-х годов прошлого столетия, где все подчинено образной логике имажинистов.

В сквере перед библиотекой Чехова вас ждут удивительные перфомансы и кабаре «Сальто мортале» на необычной сцене-цилиндре. Вы услышите эпатажные стихи имажинистов в исполнении молодых актеров и поэтов, сможете поучаствовать в театральных, художественных и поэтических мастер-классах, а также оценить необычную атмосферу кафе «Стойло Пегаса». Создать собственные стихи через Машину образов и сделать классные селфи в оригинальной фотозоне.

А в пространстве библиотеки вас ждет уникальная выставка «Все тот же Шекспир» с архивными материалами о Мариенгофе, которые публично еще никто никогда не видел, и спектакль по самому скандальному его роману «Циники».

На фестиваль нужно прийти хотя бы для того, чтобы узнать, что скрывается в нашем цилиндре, действительно ли мозги летают и что такого необычного напророчил потомкам Анатолий Мариенгоф.

Подробная программа фестиваля на сайте:
https://cbsfr.ru/tpost/zvpv01xv61-9-iyulya-vo-frunzenskom-raione-proidet-u

Вход свободный, все мероприятия бесплатные

Адрес: метро Международная, ул. Турку 11/1, библиотека им. А.П.Чехова.

74. Российские издатели: поворот на Восток?Ср, 29 июн[-/+]
Автор(?)

Премия шейха Заида – одна из ведущих мировых литературных наград с призовым фондом 1,9 млн долларов сообщает о начале приема работ в сезоне 2022/23 годов. Кроме того, российские издательства приглашены к участию в грантовой программе для финансирования переводов произведений финалистов и лауреатов премии на русский язык.

Такой грант поможет современной арабской литературе стать известной нашему читателю, – говорит переводчик, доцент Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета Амалия Мокрушина. – Арабская литература стала гораздо более понятной европейцам по содержанию и форме, многие авторы пишут в привычных нам жанрах, но с восточным колоритом. Премия шейха Заида включает в шорт-листы самые достойные произведения. Особо хочу отметить лауреатов этой премии Ибрагима аль-Куни (кстати, он учился в Москве, в Литературном институте!), Гамаля аль-Гитани, Ибрагима Абд аль-Маджида, Уасини аль-Араджа (у него есть очень интересный исторический роман), авторов произведений для детей Хиссу аль-Мухайри и Кайса Сидки, создавшего первую арабскую манга.

Ежегодно в короткие списки номинаций «Литература» и «Детская литература» входит по четыре произведения. На перевод, публикацию и продвижение каждого из них издательства могут запросить грант в размере до 19 тысяч долларов. Заявки принимаются в течение всего года. Подробная информация на сайте награды:

https://www.zayedaward.ae/ru/translation.grant.aspx

Книжная премия шейха Заида ежегодно присуждается выдающимся писателям, исследователям, издателям, а также молодым авторам, чьи литературные труды и переводы в области гуманитарных наук обогащают современную культурную и общественную жизнь. Книжная премия учреждена в память шейха Заида бин Султана Аль Нахайяна, президента-основателя ОАЭ и правителя Абу-Даби.

Я недавно вернулась с книжной ярмарки в Абу-Даби и могу сказать, что интерес к российской литературе в ОАЭ, так же как к арабской в России – огромен. Наши культурные и литературные связи переходят на качественно новый уровень развития, считает главный редактор журнала «Книжная индустрия» Светлана Зорина. Премия Шейха Заида также помогает нам открыть новую арабскую литературу для российского читателя. Осенью прошлого года российские издатели встречались с президентом IPA Бодур Аль Касими и смогли познакомиться в том числе и с арабским книгоизданием, которое сегодня переживает расцвет. Арабский язык – язык великой литературы, объединяющий многие народы.

Любой русскоязычный автор до 1 октября может подать произведение прямо через сайт награды:

https://www.zayedaward.ae/ru/default.aspx

Напомним, в этом году наша соотечественница, доктор филологических наук Анна Белова стала финалисткой в номинации «Арабская литература на других языках».


75. Для самых читающихСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Фестиваль – один из важнейших проектов, стартовавших в Год Фёдора Абрамова при поддержке правительства Архангельской области. В 2021 году область была признана самым читающим регионом страны и, по словам губернатора Александра Цыбульского, «Белый июнь» стал одним из важнейших «слагаемых успеха». Эту же мысль подчеркнул и прибывший на фестиваль президент Российского книжного союза Сергей Степашин: «В Архангельской области всегда люди были читающие, думающие, а в последние несколько лет появились и удивительные проекты и программы, связанные с книгой и чтением».

Впрочем, теперь «Белый июнь» – не только про книги, он стал мультикультурным проектом, охватывающим также музыку, кино, искусство, гастрономию и игры, что позволило привлечь бульшую аудиторию. Но литература, безусловно, остаётся сердцем фестиваля. В этом году на него прибыли Дмитрий Бак, Алексей Варламов, Сергей Шаргунов, Павел Крусанов, Андрей Геласимов, Николай Иванов, Вера Богданова, Яна Вагнер, Дмитрий Воденников, Марина Степнова, Алексей Сальников, Анастасия Скорондаева и другие известные авторы. И посетители съезжаются на фестиваль из разных мест: «Белый июнь», безусловно, не только привёл Архангельскую область к победе в конкурсе «Самый читающий регион», но и повысил её туристическую привлекательность. «У нашего региона есть всё для того, чтобы стать одним из лидеров культурной жизни не только Северо-Запада, но и всей России», – подчеркнул Александр Цыбульский.

Медиа: image / jpeg


76. ?Визитная карточка праздникаСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

ХХХV Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуреева, проходивший в Татарском академическом государственном театре оперы и балета им. Мусы Джалиля, открылся новой постановкой балета П.И. Чайковского «Щелкунчик». Казалось бы, май – и рождественская история… Но, во-первых, для сказки подходит любое время года, а во-вторых, у Татарского театра был весомый повод представить премьеру: 30 лет назад, в мае 1992 года, Нуреев, приглашённый в Казань легендарным директором театра Рауфалем Мухаметзяновым, продирижировал этим балетом. Партию Маши-Принцессы исполнила выдающаяся балерина, солистка Большого театра Надежда Павлова. Тогда же Рудольф Нуреев дал согласие назвать казанский Международный фестиваль классического балета своим именем.

И вот перед зрителями, до отказа заполнившими зал, предстал «Щелкунчик»-2022. В основе спектакля – хореография Василия Ивановича Вайнонена (1901–1964), чья постановка «Щелкунчика» 1934 года в Ленинградском академическом театре оперы и балета имени С.М. Кирова (сейчас – Мариинский театр) стала образцовой для советского балета и остаётся таковой в России и в наше время. (Первую постановку «Щелкунчика» создал Лев Иванов в 1892 году в Мариинском театре, но она не сохранилась.) Кстати, Нуреев в 1961 году танцевал Принца в «Щелкунчике» в Кировском театре.

Р. Нуреев в Татарском театре оперы и балета в 1992 году.jpg

Р. Нуреев в Татарском театре оперы и балета в 1992 году. Напротив Нуреева - директор театра Рауфаль Мухаметзянов, между ними - худрук балета Татарского театра Владимир Яковлев.


Обновлённый «Щелкунчик» вышел в редакции художественного руководителя балета Татарского театра Владимира Яковлева – деликатной и уместной: более интенсивной и «настоящей» стала битва оловянных солдатиков с армией мышей (Мышиный король – Максим Поцелуйко), а сцена празднования Рождества у ёлки напиталась детской искренностью и радостью за счёт включения в состав исполнителей учащихся Казанского хореографического училища. В казанской версии балет из трёхактного стал двухактным, что, конечно, более удобно для зрителей-детей.

Весело, игриво, празднично звучала увертюра балета в исполнении симфонического оркестра под управлением главного дирижёра театра Рената Салаватова. Этой увертюрой маэстро задал тон спектаклю и держал его в тонусе до последней ноты и последнего па. Ренат Салаватов великолепно знает не только партитуру балета, но и его хореографию и особенности солистов, поэтому, когда он за пультом, танцевать, по словам исполнителей, очень удобно.

TOB_1623 .jpg

Кристина Андреева (Маша-Принцесса) и Семен Чудин ( Принц).


Главные партии в первый день премьеры исполнили прима-балерина Татарского театра Кристина Андреева (Маша-Принцесса) и премьер Большого театра Семён Чудин (Щелкунчик-Принц). Андреева, балерина сказочной красоты с совершенными линиями, оказалась нежной, трогательной Машей. Она исполняла вариации с невероятной лёгкостью и изяществом, как и следует принцессе, а дуэт со статным и изумительно техничным Чудиным стал образцом искусства партнёрства в танце. Недаром во время встречи Принца и Маши оркестр наращивает звук и делает его торжественным и значимым. Семён Чудин был обаятельным, романтичным, обходительным Принцем, даже не хотелось верить, что это всё-таки не Принц, а артист.

Во втором показе в главных партиях блистали прима-балерина и премьер Татарского театра Аманда Гомес и Вагнер Карвальо – выпускники бразильского филиала Московской академии хореографии, победители шоу «Большой балет» 2018 года и призёры недавно закончившегося Московского международного конкурса артистов балета (у Вагнера – первая премия в дуэтном танце, у Аманды – вторая). Темпераментная, ослепляющая южным типом красоты и прекрасными пропорциями, Аманда поражала идеальным балансом и в целом танцем, доведённым до совершенства, но при этом её танец был не механическим, а образным. Принц у Карвальо получился энергичным, деятельным, бесконечно влюблённым в Машу-Принцессу и тоже на редкость техничным, так что у этой пары не было шанса не произвести фурор.

Гибкий, представительный премьер Татарского театра Артём Белов был идеален для партии Дроссельмейстера. Он очень элегантно играет со своей волшебной палочкой, которая по воле художника-постановщика Анатолия Нежного и художника по свету Сергея Шевченко (оба из Москвы) зависает в воздухе и не падает. Затем Дроссельмейстер передаёт палочку одному из детей у ёлки, а тот, видимо, не зная, как обращаться с таким чудом, отдаёт её своей маме.

Кукла Коломбина в исполнении Натальи Мурзиной – ни дать ни взять механическая кукла с богатым спектром движений. Фаяз Валиахметов (Арапчонок) впечатлил разнообразием и сложностью прыжков, уверенным, стремительным пируэтом, а затем, поиграв с огромными букетами цветов, подарил их Коломбине. Во II акте в Восточном танце (соло) запомнилась невероятно гибкая, пластичная и музыкальная Алина Штейнберг с фантастически выразительными руками. В какой-то момент Алина сложилась назад так же легко, как балерины складываются вперёд! Ей очень шёл бирюзовый костюм и головной убор с кисточкой, и этот костюм идеально соответствовал хореографии номера.

Звуки челесты в оркестре в Вальсе снежинок – словно предвестники чуда, сам вальс – воплощение чуда балетного театра: потрясающе красивая музыка и такой же потрясающе красивый танец в исполнении вышколенного кордебалета Татарского театра! А мерцающие звёздочки на пачках Снежинок и миниатюрные «ледяные» скипетры в их руках добавляли волшебности действу. Анатолий Нежный сделал антураж балетной сказки очень ярким и выразительным: изумительно живописны разноцветные дома на улице городка, а в доме Штальбаума (Шакир Магусев) – витражные окна, пышная ёлка до потолка, светящаяся игрушками и множеством зажжённых свечей, крупные напольные часы, которые «возглавляет» готовый взлететь филин с огромными глазами. Мышиный король выезжает на сцену в бричке, запряжённой двумя могучими мышами. А Маша и Принц отправляются в своё фантазийное путешествие в гигантском ёлочном шаре!

В казанском «Щелкунчике» всё переливается множеством красок, всё фантастично, но и реалистично. И май «приютил» рождественскую сказку не хуже, чем декабрь.

Аманда Гомес (Маша-Принцесса) и Вагнер Карвальо (Принц).jpg

Аманда Гомес (Маша-Принцесса) и Вагнер Карвальо (Принц)


Медиа: image / jpeg


77. Клин ждёт меломановСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Художественный руководитель – народный артист СССР Юрий Башмет.

Все основные концерты проходят в формате опен эйр на Большой поляне Государственного мемориального музыкального музея-заповедника П.И. Чайковского. В программе – шесть больших концертов самых разных жанров, а также концерты для жителей и гостей Клина в Сестрорецком парке. Летняя музыкальная академия Юрия Башмета, Третья школа молодых журналистов, пишущих о культуре, программа «PROзрение» в Мемориальной гостиной Чайковского и специальный проект фестиваля «Чайковский Nights».

Программа гала-концерта открытия 1 июля отдаёт дань великим русским композиторам. Наряду с Первой симфонией Чайковского в преддверии 150-летия со дня рождения С.В. Рахманинова прозвучит его знаменитый Концерт для фортепиано с оркестром № 2 в исполнении Дениса Мацуева и Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением маэстро Башмета.

2 июля публике представят музыкально-драматическое действо «Евгений Онегин» в авторской версии Юрия Башмета и режиссуре Ильи Ильина. В основе действа – фрагменты одноимённой оперы Чайковского и лирических сцен Пушкина. За драматическую часть постановки отвечают актёры МХТ им. А.П. Чехова Константин Хабенский и Ольга Литвинова, за оперную – великолепные солисты Жаля Исмаилова, Ирина Шишкова, Сергей Романовский, Алексей Исаев, Олег Цыбулько, Анастасия Бибичева и Александра Саульская, а также Камерный хор Московской консерватории. Юрий Башмет в этот вечер встанет за пульт оркестра «Новая Россия».

3 июля оперный гала-концерт представит московский театр «Геликон-опера». В программе «Планета «Чайковский»: хлеб, любовь и смерть» прозвучат фрагменты из опер и симфонических сочинений композитора в исполнении коллектива и солистов театра. Художественный руководитель театра – Дмитрий Бертман. Режиссёр концерта – Сергей Новиков, дирижёр – Валерий Кирьянов.

8 июля – уникальный спектакль. Масштабная хоровая опера Александра Чайковского «Сказ о Борисе и Глебе, братьях их Ярославе Мудром и Святополке Окаянном, о лихих разбойниках и добром народе русском». В спектакле задействовано сразу 6 хоровых коллективов помимо симфонического оркестра, солистов и драматического актёра.

9 июля – вечер джаза. На Большую сцену в необычном амплуа выйдет известная оперная дива Хибла Герзмава. Компанию ей составит джаз-бэнд под управлением Сергея Макеева.

А поздно вечером в усадьбе Демьяново – первом месте в Клину, где жил Чайковский, – пройдёт специальный проект «Чайковский Nights». На поляне перед усадьбой состоится гала-концерт с участием оркестра «Новая Россия» под управлением Юрия Башмета, солистов оперы, балета и солистов-инструменталистов, среди которых Вадим Репин, Светлана Захарова, Ильдар Абдразаков, Кимин Ким, Дмитрий Маслеев, Евгений Муравьёв и другие.

Завершится фестиваль 10 июля концертом «Молодые дарования России» с участием солистов уникального Всероссийского юношеского симфонического оркестра под управлением Ю.А. Башмета и стипендиатов губернаторской премии.

Иван Викторов


78. В Мелихово, к Антону ПавловичуСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

«Приезжайте ко мне в Мелихово в мае, когда сады распускаются…» – писал Антон Павлович Чехов. Уже больше двадцати лет подряд в мае в музей-усадьбу писателя и драматурга в Мелихово съезжаются театральные труппы, чтобы принять участие в Международном театральном фестивале «Мелиховская весна».

Магия этого места, где Чехов написал «Чайку», притягивает режиссёров и актёров. Они стремятся сюда, чтобы, надышавшись ароматом свежей зелени и цветов, сыграть свой спектакль с особым чувством приобщения к жизни великого писателя и драматурга, которое охватывает любого, кто побывает здесь.

Фестиваль вырос из ежегодного весеннего театрального праздника, проводившегося с 1982 года в Мелихово по инициативе директора музея Ю.К. Авдеева и руководителя Липецкого государственного академического театра драмы им. Л.Н. Толстого В.М. Пахомова. Затем усилиями следующего директора музея, Ю.А. Бычкова, гастроли этого театра с его чеховскими премьерами переросли в фестиваль российских и зарубежных спектаклей по произведениям А.П. Чехова или о нём самом.

«Ежегодно для каждого конкретного фестиваля разрабатывается уникальная концепция, рождающаяся либо из календарных событий, либо из географии театров-участников. В этом году фестиваль и церемония открытия были посвящены юбилею появления традиции проведения театральных «вёсен» в музее», – подчеркнул генеральный директор музея-заповедника Константин Бобков.

В последние годы, сохранив своё первоначальное название – «Мелиховская весна», – фестиваль изменил формат, но традиции, продиктованные самим местом действия, сохранились. В частности, в программу каждого фестиваля обязательно включаются произведения мелиховского периода, как известно, самого продуктивного в жизни А.П. Чехова.

В современном формате появилась специальная программа «В гостях у Чехова», посвящённая ещё одному автору. Так, на фестивале 2022 года были представлены спектакли по произведениям Ф.М. Достоевского, чей 200-летний юбилей весь мир отмечал в прошлом году.

Сегодняшний фестиваль – это не только смотр спектаклей, но и обсуждение их ведущими критиками России, открытые для всех желающих встречи с известными театральными деятелями, возможность новых знакомств для гостей фестиваля и его участников.

Афиша 22-го фестиваля включала 14 драматических спектаклей по пьесам и прозаическим произведениям А.П. Чехова. Увидеть постановки можно было на двух площадках, в музее «Мелихово» и на сцене Городского музыкально-драматического театра г. Серпухова.

География фестиваля была представлена российскими театрами из Москвы и Подмосковья, Перми и Пермского края, Иркутской области, Костромы, Липецка, Тулы, Тамбова и Луганска. На веранде чеховского дома спектакли сыграли Дмитровский драматический театр, Тамбовский молодёжный театр и Усть-Илимский театр драмы и комедии. А Молодёжная студия-театр «Доминанта» из города Губаха удивила спектаклем-променадом, действие которого разворачивалось в разных уголках усадьбы. Несомненно, театру удалось сделать очень атмосферную адаптацию, органично вписавшуюся в усадебное пространство. Сцена свадьбы в лучах закатного солнца и вовсе произвела какой-то магическо-гипнотический эффект.

Вечер памяти легендарного человека, артиста, педагога и режиссёра Олега Ефремова – традиционное и долгожданное событие каждой Мелиховской весны. Студенты мастерской Олега Малахова Института культуры и искусств МГПУ показали спектакль «Любит, не любит, любит», который состоит из фрагментов пьес советских драматургов.

Один из основателей фестиваля Липецкий академический театр драмы имени Л.Н. Толстого привёз «Сон смешного человека» по одноимённому рассказу Достоевского. Спектакль-молитва, наполненный звучанием аутентичных инструментов, получился светлым откровением о том, что есть добро и любовь, что нужно человеку для того, чтобы быть счастливым, и для того, чтобы оставаться человеком вообще.

Также спектакли по произведениям Ф.М. Достоевского сыграли Пермский театр «У моста», Независимый театральный проект выпускников ГИТИСа (мастерской народного артиста России А. Галибина), Усть-Илимский театр драмы и комедии и хозяин площадки – Мелиховский театр, который представил премьеру «Дядюшкин сон».

За десять дней фестиваль посетили более трёх тысяч человек, он очень любим зрителями! И как бы банально это ни звучало, Чехов у каждого свой, и любой человек находит в его произведениях те темы и вечные вопросы, которые волнуют его душу!

Юлия Балабанова

Медиа: image / jpeg


79. Китайская шкатулка Камилы ВалиевойСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

После драматичных событий с Камилой Валиевой на Олимпийских играх прошло четыре месяца, а точка в этой истории не поставлена. Победители командных соревнований по фигурному катанию медалей до сих пор не получили, хотя Валиеву и её товарищей по сборной заслуженно называют олимпийскими чемпионами. Спортивный арбитражный суд (CAS) ещё в феврале анонсировал рассмотрение «дела Валиевой» по существу, но сроки разбирательства до сих пор неизвестны. Скандал вокруг наших фигуристов российское общество небезосновательно сочло провокацией, звучали требования защитить Камилу Валиеву, однако репутационный ущерб нанесён и членам команды Тутберидзе, в том числе врачу сборной. В некоторых зарубежных и российских СМИ прозвучали обвинения в его адрес, однако ни один журналист не обратился к Филиппу Шветскому за комментарием, что само по себе показательно. «ЛГ» решила восполнить пробел, узнать, что происходит за кулисами одного из самых популярных видов спорта.

– Насколько вы свободны сегодня в оценках и высказываниях?

– Я ограничен лишь своим персональным этическим кодексом, нормами законодательства и здравым смыслом. Но буду с вами откровенен. После бездоказательных обвинений в мой адрес, после угроз мне и моей семье, после позорных анонимок на службу я просто обязан объясниться. Попробую высказать своё скромное мнение о событиях, которые взбудоражили нашу страну, да и весь мир, во время Олимпиады.

– Валиева принимала допинг?

– Ни о каком допинге в истории с Валиевой не может быть и речи. Она не принимала препаратов, которые способны искусственно улучшить её спортивные результаты.

Вообще, понятие «допинг» из-за множества спекуляций, скандалов, раздутых прессой, вошло в обиход и, судя по всему, утратило для широкой публики истинный смысл. В общественном сознании тут же возникает образ культуриста, который губит своё здоровье, наращивая мышечную массу. Но фигурное катание – не бодибилдинг. Использование понятия «допинг» по отношению к фигуристам некорректно, допинга для фигуристов не существует. И даже если бы таковой существовал, при нынешней системе контроля его применение – нонсенс. Дать спортсменке допинг, зная, что впереди допинг-контроль, – это в психиатрии называется суицидальной попыткой. Врач, тренер и спортсменка должны быть психически ненормальными, чтобы решиться на такое… К счастью, у нас есть справки, причём у меня даже две: я работаю в больнице и с детьми на катке, а потому регулярно освидетельствуюсь у нарколога и психиатра. Поэтому самое главное доказательство для общества и прокурора – что у меня есть справка от этих специалистов.

Единственный «допинг», который я в качестве подарка передал Камиле, – копия картины Пикассо «Девочка на шаре». Её написал мой знакомый художник. Этот «допинг» я признаю официально, надеюсь, он ей помог.

– На чём основано ваше утверждение, что использовать допинг в фигурном катании бессмысленно?

– Попробуем рассуждать логически. Допинг – это методика, которая позволяет искусственно повысить качества, необходимые для достижения результата, – силу, скорость, выносливость, координацию. Что может служить допингом в современных условиях тотального контроля? Давайте поставим себя на место злоумышленника. Итак, нужно для начала изобрести препарат, который не могут изобрести конкуренты. Во-вторых, нужно протестировать его на большом количестве испытуемых и выработать схему для определённого вида спорта. В-третьих, нужно придумать, как скрыть применение этого препарата. По сути, задача для крупного научно-исследовательского института с сотнями сотрудников, биохимическими лабораториями и безразмерным бюджетом. Подобная задача сопоставима с разработкой лечения какого-нибудь редкого заболевания. Причём результат деятельности сотен, а то и тысяч специалистов вовсе не гарантирован.

А применительно к фигурному катанию задача усложняется кратно. Ведь препарат, который увеличивает силу, приводит к потере координации, а тот, что увеличивает скорость, приводит к потере силы, а тот, что увеличивает координацию, приводит к потере выносливости… Думаю, допинг для фигурного катания – это в принципе неразрешимая медицинская, фармакологическая задача.

– Можете по-простому объяснить, что такое триметазидин и как он попал в организм Валиевой?

– Триметазидин входит в число препаратов, запрещённых Всемирным антидопинговым агентством. В медицине он назначается пожилым пациентам с ишемией для защиты кардиомиоцитов – мышечных клеток сердца. Его принимают в комплексе с другими препаратами только по назначению кардиолога.

Никаких медицинских или каких-либо ещё оснований назначать Валиевой этот препарат не существует. Это – повторюсь – было бы проявлением невменяемости. В допинг-пробе настолько низкая концентрация этого препарата, что нет никаких сомнений: речь идёт не о системном, а об однократном случайном попадании, возможно, о некоем казусе неизвестной природы, но совершенно точно о минимальной дозе. Иначе в допинг-пробах до и после тоже оставался бы «хвост» триметазидина.

– Как он мог попасть в организм Валиевой?

– Наша версия, которую мы представили в CAS во время Олимпиады, – от кого-то из ближайшего окружения, кто мог принимать комплекс, в который входил триметазидин. Любому эксперту ясно, что в случае с Валиевой можно говорить только об однократном случайном попадании. Я благодарен штабу Центра спортивной медицины ФМБА России и Олимпийского комитета РФ на Олимпийских играх за помощь в обосновании этой версии.

– А как это физически могло произойти? Выпила воды из одного стакана с родственником? Через поцелуй, рукопожатие?

– Если бы мы знали механизм, наши позиции в суде были бы гораздо прочнее. Но, к сожалению, мы этого не знаем. И важен в этом случае даже не механизм, а железобетонный аргумент – это не системное применение.

– В СМИ и соцсетях обсуждалась версия, что триметазидин мог попасть вместе с каким-то БАДом, аминокислотным комплексом. Насколько это вероятно?

– Я бы эту версию исключил. У нас все БАДы проверяются, да и не стоит преувеличивать их роль. В фигурном катании их применение весьма ограниченно из-за особенностей вида спорта, возраста спортсменов, необходимости удерживать вес. Нужные фигуристам микроэлементы есть в пище. Спортсмен должен получать достаточный объём воды, восполнять электролиты, аминокислоты, которые теряются из-за нагрузок. Всё это содержится в безобидных биодобавках. Фигуристы обычно используют высококачественные аминокислотные комплексы, а не покупают их где-то на рыночном развале.

25-Тут Вал ria-8115955-preview.jpg

Наставления Этери Тутберидзе. Скоро – блистательное выступление в командных соревнованиях на ОИ в Пекине


– У нас нередко говорят, что сама система ВАДА порочна, что сомнителен принцип, по которому формируется список запрещённых препаратов…

– Если мы соглашаемся на чужие правила игры, значит, нужно их выполнять. Хотя многие решения ВАДА относительно запретного списка представляются и мне сомнительными. Вот, например, запрещено использование ксенона. Наши учёные научились применять этот инертный газ в качестве анестезии ещё в 1962 году. Ксенону посвящена и моя докторская диссертация. Кроме сборной по фигурному катанию я работаю реаниматологом в Госпитале для ветеранов войн № 2 и там успешно применяю наши наработки. Мы, например, использовали ксенон в комплексе лечения ковидной инфекции. Наши методики позволяют достигать заметного кардиопротективного эффекта, снижать тревожность, и ещё я нашёл важную сферу применения ксенона – улучшение качества жизни при синдроме хронической усталости, который часто сопровождается болями в спине. Можно было бы и в спортивной медицине его использовать, но ВАДА запрещает. Почему – непонятно, он содержится в воздухе, которым мы дышим, видимо, только в российском.

– Применительно к си­туации с Валиевой рассматривался ли вариант диверсии? Ведь политическая антироссийская подоплёка допинговых скандалов очевидна. Да и жёсткая конкуренция теоретически могла бы стать мотивом – сюжетов подобного рода в истории немало…

– Чтобы идти в CAS с этой версией, нужно иметь доказательную базу – видеозапись, например, на которой некий злодей подливает Камиле в компот нечто запрещённое. А без доказательств предлагать версию саботажа бесполезно – её просто не посчитают состоятельной и без лишних слов дисквалифицируют.

– То есть, по-вашему, диверсия исключается?

– Гипотетически диверсия возможна. В связи с ковидом спортсмены длительное время находились на карантине, в специально организованном «пузыре» – и на сборах, и на тренировках, и на соревнованиях. Кто-то со стороны проникнуть «за кулисы» не мог. А осуществить диверсию, подсыпать или подмешать нечто реально лишь в раздевалке, туалете – там нет видеонаблюдения. Такого «пузыря» не было только во время чемпионата России в Петербурге. Как раз допинг-проба с этого соревнования и оказалась положительной. Подчёркиваю, я ничего не утверждаю, просто пытаюсь анализировать.

– Наверное, логично было бы спецслужбам расследовать эту историю? Ведь вопросов и версий предостаточно…

– Недавно меня вызывали в Федеральную службу по обороту наркотиков, и я четыре часа подробно, со всеми деталями рассказывал, что и как происходило до, во время и после соревнований. Надеюсь, ФСКН разберётся, сумеет раскрыть эту «китайскую шкатулку». Совокупность косвенных фактов, которые могут определять мотив и возможный злой умысел, я предоставил. А ещё я написал письмо в Следственный комитет, подробно изложил факты, дал оценку публикациям в СМИ, которые касались допингового скандала.

– Когда случилась история с Валиевой, один из немецких телеканалов показал фильм – по сути, очередную антироссийскую пропаганду. Главной мишенью стали вы и Этери Тутберидзе. Немцы намекали, что доктор Шветский в прошлом был замешан в допинговых скандалах. Можете коротко объяснить, о чём речь?

– В 2006-м на два года была дисквалифицирована сборная России по гребле, где я работал, – тренеры, спортсмены, персонал. Нарушение: разрешённый препарат вводился неразрешённым способом – внутривенно. Не буду вдаваться в подробности, но использовать события 2006 года как аргумент против меня просто абсурдно. Тем более что этот случай уже рассматривался ретроспективно в Пресненском суде города Москвы, где я полностью отстоял своё честное имя и репутацию. Так что использовать эту ветхозаветную историю в качестве компромата – значит показать некомпетентность. Я уже не говорю о моральной стороне и профессиональных стандартах журналистики. Но печально даже не то, что немцы вводят в заблуждение, манипулируют – это их стиль, они таким образом решают свои политические задачи, намереваясь оболгать нашу страну. Печально, что тем же путём пошли некоторые российские СМИ, стараясь увеличить аудиторию «жареными фактами». Даже кое-кто из представителей законодательной власти отметился комментариями, дескать, по какому праву я работаю со спортсменами сборных команд России?

Многое из происходящего в СМИ и соцсетях удивило меня бесцеремонностью и дилетантством. К сожалению, некоторые наши журналисты заточены только на дешёвую славу, рейтинг и даже не думают разбираться в сути. По отношению ко мне высказывания в СМИ были совершенно несправедливыми и оскорбительными. Но, к сожалению, такие публикации формируют общественное мнение.

В мой адрес посыпались бездоказательные обвинения, угрозы расправиться со мной и моей семьёй, кто-то прислал анонимку в госпиталь, где я работаю, требовал от руководства моего увольнения… Началась настоящая травля – в российских соцсетях сыпались проклятия, на центральном европейском канале сутками крутили немецкий пропагандистский фильм…

– Немцы в своём «кино» представили Этери Тутберидзе деспотом. Эта тема нередко возникает в обсуждении методов Этери Георгиевны и в российских СМИ. Есть что ответить?

– Существует два абсолютно беспочвенных мифа: что столь впечатляющих результатов в женском фигурном катании добиваются при помощи допинга и второй – что результат обеспечивается деспотизмом тренера. Но, конечно, причина успехов в другом – в таланте, характере спортсмена, огромном труде через боль и усталость. Просто Этери Тутберидзе умеет мотивировать тренироваться на пределе возможностей. К сожалению, этот ответ многих не устраивает. Даже в профессиональном сообществе, среди спортсменов, кое-кто пытается найти другие объяснения чужих рекордов. Это в определённой мере ревность и зависть. Я в таких случаях предлагаю поработать, как это делают в группе Тутберидзе, научиться выходить из зоны комфорта и терпеть. А когда терпеть не можешь, начинаешь себя оправдывать и подозревать других… Но таким трудягам, как, например, наш легендарный лыжник Большунов, секрет успеха объяснять не нужно. Ведь он даже расстроился, что на Олимпиаде пришлось бежать дистанцию не 50 км, а всего 30…

– Расскажите, как переживала эту сложную, драматичную ситуацию Валиева?

– Камила, конечно, по возрасту ребёнок, но у спортсменов, я считаю, год идёт за полтора. Так же как у нас, врачей, работающих в реанимации.

В каких-то вопросах у них детское восприятие жизни, но спорт приучает быстро адаптироваться к сложным жизненным обстоятельствам, в спорте взрослеешь быстрее…

Поначалу она даже вида не подавала, что есть повод для волнения. Просто и с достоинством реагировала, ждала, как разрешится ситуация. Но тут выяснилось, что из-за её допинг-пробы под угрозой вся команда. И такой поворот она восприняла очень эмоционально – расплакалась, долго не могла успокоиться. Вот это и есть показатель, что она не просто хорошо воспитанная девочка, а личность. Для неё стало травмой, стрессом, что она подвела команду, что пострадают её товарищи…

– Скорее всего, вам приходится выполнять роль не только врача, но и психолога… Как считаете, Валиева смогла справиться со стрессом, уже пришла в норму? Можно сказать, что психологические проблемы позади?

– В любой команде врач и массажист оказывают порой даже не психологическую, а психиатрическую помощь, потому что психология к спорту высших достижений имеет косвенное отношение, её роль преувеличивать не стоит. Тренеры в основном видят спортсменов на тренировке, а плакаться в жилетку они идут к нам. В этом смысле у нас тандем с массажистом. Жаловаться приходят и на какие-то жизненные неурядицы, и по поводу несчастной любви…

Что касается Камилы, то, я считаю, она уже в норме. Во всяком случае, на Кубке Первого канала выступила на своём привычном высочайшем уровне.

Валиева доказала, что она сильная личность. А вообще, мне кажется, проблемы, которые у Камилы возникали и, надеюсь, больше не возникнут, от того, что она стесняется своего совершенства. В спорте и, думаю, в искусстве так нельзя. На сцене, на льду, на баскетбольной площадке, на ринге такое отношение к себе – помеха, надо уметь получать удовольствие от того, что делаешь. В повседневной жизни пожалуйста – можно скромничать, скромность – хорошая черта.

– Получать удовольствие от работы вам как врачу сборной не так-то, видимо, просто. Во всяком случае, если судить по вашему рассказу…

– Несмотря ни на что, я благодарен судьбе, что мне посчастливилось работать в таком космическом коллективе – спортсменов, тренеров, коллег по сборной России. Нам удалось уверенно преодолеть трудности во время пандемии и достойно выступить на Олимпийских играх. Вопреки провокациям и неспортивным методам наших конкурентов. Мы смогли доказать, что мы – лучшая команда в мире, настоящая команда мечты.

Беседу вёл Олег Пухнавцев

Филипп Шветский IMG-3757.jpg

Знаменитая короткая программа Камилы Валиевой «Девочка на шаре», с которой она победила на ЧМ-2020, стала поводом подарить ей картину


Медиа: image / jpeg


80. Шанс на миллионСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Успехи наших фигуристок – одна из примет времени, и было бы странно, если бы про фигурное катание не снимали фильмы и сериалы. «Последний аксель» – один из них.

Режиссёр Анарио Мамедов создал спортивную драму, которая мрачно живописует российскую действительность. Первая серия начинается с убийства, заканчивается самоубийством. Нарочито тусклая картинка, безучастная полиция – юная Катя (Ангелина Загребина) в 17 лет может и выпить в баре, и провести ночь со случайным парнем. У неё убили отца, сестра оказалась в детском доме, а карьера идёт под откос. Последний шанс – закрепиться в школе Артаковой (намёк на Этери Тутберидзе?). Елена Подкаминская играет суровую, беспринципную женщину, которая сделает всё ради побед своих учеников на соревновании.

Наверное, основная идея сериала – показать, насколько тяжело достаются олимпийские медали, и задать вопрос: а стоит ли оно того? Один шанс на миллион, что тебя возьмёт в нужное время нужный тренер. Шанс на миллион, что вы сработаетесь. Шанс на миллион, что в самый ответственный момент всё получится именно так, как ты хочешь... А что на кону? Здоровье, нервы, вся жизнь.

В «Последнем акселе» есть и реальные спортсмены. Заметно прибавил в актёрском мастерстве и экранном обаянии снимающийся не в первый раз, играющий здесь хореографа Алексей Ягудин, Евгения Медведева – в роли себя самой, двукратной чемпионки мира, завершающей спортивную карьеру, превращающейся в звезду шоу-бизнеса.

Разбирать сериал более детально – риск не удержаться от спойлеров. При этом очевидно, что внимание болельщиков сериал заслужил.

Алина Курченко

Медиа: image / jpeg


81. ?Нарядная коллекция Александра ЛипницкогоСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Она посвящена памяти верного многолетнего друга Музея имени Андрея Рублёва Александра Липницкого, трагически погибшего в прошлом году, и приурочена к его 70-летию.

Необыкновенно разносторонний человек. Журналист, писавший о джазе и рок-музыке, яркий представитель отечественного рок-движения, музыкант и один из основателей группы «Звуки Му», он более всего в своей жизни любил и ценил русскую икону и умел заразить этой любовью своих друзей. В 1970-х годах Липницкий начал формировать свою иконную коллекцию по собственному вкусу, во многом ломая сложившиеся в то время у собирателей древнерусского искусства стереотипы, открывая новые темы и направления.

Состав выставки необычен для Музея имени Андрея Рублёва. В неё включены не только иконы, но и экспонаты, призванные раскрыть зрителю богатый и разнообразный мир увлечений Александра Липницкого. Это его концертная бас-гитара, редкие фотографии известных рок-музыкантов, бытовые предметы и памятники народного искусства – городецкой росписи и фасадной резьбы. Здесь же представлены работы известных современных художников из его окружения – Павла Пепперштейна, Олега Котельникова, Анатолия Осмоловского и других.

В основной раздел выставки вошли наиболее интересные произведения иконописи из собрания Александра Липницкого, которое он называл «моя нарядная коллекция». Это в основном произведения северной иконописной традиции XV–XVIII столетий, в художественном решении которых большую роль играет орнамент. Среди них такие шедевры, как «Спас Нерукотворный», Царские врата, «Святитель Власий Севастийский», «Рождество Христово», «Святая Троица (Гостеприимство Авраама)», «Преподобный Сергий Радонежский, с житием». Особого внимания заслуживает древнейший в собрании образ «Равноапостольный князь Владимир и благоверные князья Борис и Глеб» рубежа XV–XVI веков.

На выставке можно увидеть дары Александра Липницкого Музею имени Андрея Рублёва и Церковно-археологическому кабинету при Московской духовной академии, а также ряд разнообразных и интересных произведений XVI–XIX веков из Собрания русских икон при Фонде апостола Андрея Первозванного, где он многие годы работал над формированием коллекции.

Софья Андреева

Выставка работает до 4 сентября

Медиа: image / jpeg


82. ?Смертельная схваткаСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Критики отнеслись к ней, как к остроумной элегантной комедии, в которой аргентинские режиссёры Мариано Кон, Гастон Дюпра и самые известные голливудские актёры из Испании Пенелопа Крус и Антонио Бандерас с аргентинцем Оскаром Мартинесом посмели посмеяться над кинозвёздами и даже над «святая святых» – самыми известными международными кинофестивалями. Это определение жанра мне кажется не совсем точным. Хотя над кое-какими святынями вдоволь посмеялись.

Пьес про театр и актёров написано, а кинолент про съёмки кино снято очень много. Чаще всего в них главное не профессия героев, а общечеловеческие проблемы (любовь, верность, предательство, ревность...). Эта сфера кино- и просто драматургам близка и очень хорошо известна. Сейчас же особенно актуальна. Актёры всё чаще идут в политику, политики всё чаще похожи на актёров, играющих роли политиков, а политика – на театр, даже балаган или цирк. Появление такого рода производственного кино всё более естественно. И те и другие живут «навынос»: на публику и на продажу.

Но испано-аргентинский фильм именно об актёрах-режиссёрах и (как производственное кино) очень глубоко входит в их профессиональные проблемы, а также в культурологию и этику нынешней Европы.

Переводы названия фильма «Competencia oficial» – в нашем прокате «Главная роль», а в российских рецензиях после премьерного показа на Венецианском фестивале «Официальный конкурс» – не отражают в полной мере содержания фильма, упущено главное слово из названия – конкуренция. Повторяю, он про актёров, их работу и соперничество. Когда критиков хотят обидеть, говорят, что они все сплошь неудавшиеся актёры. Думаю, и, слава богу, что их когда-то не приняли в театральные училища, потому что профессия актёра специфическая, крайне жестокая и неверная. Играть приходится на себе, но это ещё ничего – приходится разрешать на себе играть другим. И этим другим на вас, в общем, наплевать, волнует результат, а не то, что с вами, вашей репутацией и здоровьем будет после того, как кино снято. И средства добывания результата могут быть самыми бесчеловечными.

В фильме два актёра олицетворяют два типа людей сцены. Бандерас играет любимца публики, беспринципного, но талантливого лицедея, легкомысленного «гуляку праздного» (условного Моцарта), а Оскар Мартинес, четыре года назад отмеченный Венецианским фестивалем за лучшее исполнение мужской роли, – Сальери, перфекциониста, тоже талантливого актёра, но другой школы: не представления, а переживания, относящегося к профессии очень серьёзно, актёра-педагога (вспомним, что настоящий, непушкинский, Сальери, был прекрасным учителем многих, в том числе Бетховена). Если же использовать терминологию Станиславского, то первый любит «себя в искусстве», второй – «искусство в себе». Но они оба выдающиеся воплощения актёров, оба ради искусства пойдут даже на предательство и что-то ещё более бесчеловечное.

Героиня Пенелопы Крус тоже способна на всё. Играя на больных струнах актёров, она их унижает, безжалостно стравливает. Режиссёрка (впервые использую это слово, но тут ему самое место – героиня ещё и лесбиянка) снимает современное артхаусное кино с лучшими артистами мира по лучшему роману лучшего писателя-нобелиата о двух ненавидящих друг друга родных братьях, один из которых виновник автоаварии, в которой погибли их родители. Понятно, что речь не о любви, а о ненависти.

Право на экранизацию купил богатый бизнесмен к своему 80-летнему юбилею, чтобы оставить о себе память на планете. Старик приходит на репетицию одной из сцен фильма, где эпизодическую роль играет его юная внучка. Сцена объятий и, так сказать, глубокого поцелуя. Практически порносцена. Первым долго и подробно девушку целует герой Бандераса, потом, предварительно попросив у неё прощения, что изобличает в нём настоящего педагога, герой Мартинеса, но режиссёрка недовольна обоими и показывает высокий класс бесстыдной сексуальной атаки, завершившейся катанием с поверженной девочкой по полу. Дедушка за всем этим пристально наблюдает и по окончании «этюда»... восторженно благодарит всех. Эта его реакция – самое страшное, что есть в фильме. Страшнее, чем смертельная дуэль двух актёров, постепенно возненавидевших друг друга. Да, оба в конце концов подличают, дабы столкнуть коллегу в пропасть и сыграть обе роли в одиночку. Кто и почему победил в этой схватке, говорить не буду, ясно одно, что Станиславский с его этикой и попыткой примирить лицедейство с религиозным служением здесь проиграл. Сатана там правит бал.


Медиа: image / jpeg


83. «Люблю тебя, подруга»Ср, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В комедийном сериале показано фантастическое будущее: 2140 год, большинство мужчин вымерло из-за вируса, созданного во время войны между США и Северной Кореей. Женщины погоревали, но не долго, а потом объединились и создали новый идеальный мир – с экогородками, возобновляемой энергией, возможностью заниматься чем захочешь: наукой, политикой, гимнастикой или саморазвитием.

Размножение теперь происходит путём искусственного оплодотворения, но рождаются только девочки. Оставшиеся в живых мужчины и верные им женщины вынуждены скрываться в заброшенных мегаполисах – они воруют электричество, еду и занимаются традиционной любовью. Спокойствие женского мира оказывается под угрозой, когда учительница из экогородка (Пелагея Невзорова) влюбляется в «примата» (так женщины называют выживших мужчин), роль которого исполнил набирающий популярность актёр Никита Кологривый.

В сериале высмеивается жизнь, к которой многие в Европе и у нас сейчас стремятся. Жизнь в экогородках похожа на истории многих популярных блогерш из «Инстаграма». Подъём по расписанию, только правильная пища, напечатанная на 3D-принтере, как и одежда. Обязательные занятия спортом, демонстративная доброжелательность – все друг друга называют подругами и при прощании обязательно добавляют: «Люблю тебя, подруга».

Конечно, в идеологической основе этого города лежит радикальный феминизм. Здесь всем управляют женщины. На заседаниях суда объявляют перерыв «на пописать», если набирается кворум из трёх желающих. Клятву дают, откусывая яблоко, – здесь этот фрукт как конституция. Вместо адвокатов – матери. Место мэра занимает героиня Светланы Камыниной. Вместо отчества – матчество. Жительницы городов зациклены на экологии и безопасности, никаких машин, только велосипеды, мусор, естественно, сортируется. А главная площадь названа в честь Греты Тунберг.

Мужское же население представлено первобытной общиной, где есть вожак, роль которого сыграл Владимир Епифанцев. Живут они, грубо говоря, на свалке, питаются оставшейся едой из магазинов нашего времени. Авторы сериала собрали все стереотипы о феминистках, мужчинах и экологических активистах и довели их до полнейшего абсурда.

С удовольствием рекомендую эту комедию к просмотру, она добрая, лёгкая, позитивная. Такое нечасто можно увидеть на наших экранах.

Елизавета Богатырёва

Медиа: image / jpeg


84. Нарисуйте мне русский языкСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


Игорь Тюленев,

Пермь

15-поэт_Игорь_ТЮЛЕНЕВ.jpg

Битва за Москву

Мчится в поле несметная сила.

Рвёт зубами Пегас удила.

Под Москвою спасает Россия

Золотые свои купола!

Враг не страшен могучей Сибири.

Потому что Урал с Ермаком

Приобщили к московской Псалтыри…

Вновь Москва призвала с багажом.

А багаж мой – винтовка да скатка.

И всемирная русская злость!

Не пилотка, а русская шапка,

Чтоб не выстудил злобу мороз.

Мировые заткнитесь столицы!

Насажу языкастых на гвоздь!

Вы проспали войска и границы.

Что ж вам, дурни, так «сладко» спалось?

Не мешайте, Европы зеваки,

Мы встаём, как леса из снегов.

Наше мужество вплавлено в танки.

Твёрдость духа – в простых мужиков.

Вспомнят внуки не поздно, не рано

Сталинград вместе с Курской дугой!

Не командующего Гудериана –

Вспомнят Жукова под Москвой.

Валентина Трофимова,

Санкт-Петербург

Валентина Трофимова.jpg

Дождь на Литейном мосту

Будоражит Нева сокровенные залежи чувств,

Я плыву по мосту в хороводе чугунных русалок.

И полуденный ветер, меня потрепав по плечу,

Полетел шпиговать облаков розоватое сало.

Закипела Нева, колыхаясь чешуйками волн.

И не надобен зонт, я приверженка летнего душа.

Дождь – живая вода, и со мной церемонится он,

Открывая свою исторически влажную душу.

Гордо замер рыбак, словно только вступил на престол.

А охотница-чайка, схватив неподъёмную рыбу,

По воде побежала, как в белой тунике Христос,

До гранитных столов пировать окончание трипа.

Засияли гербы, будто мытые окна дворцов,

От дождя зеленей и точёней русалочьи плечи.

Утюги катеров поднимая на волны гребцов,

Под Литейным мостом чуть притихшую заводь калечат.

Не скрипит под ногой, а поёт сердобольский гранит!

Даже красный замок на ограде, как сердце на рёбрах.

И желанье одно: Пусть Всевышний наш Питер хранит!

Он во веки веков – сероглазый, великий и добрый…

Вера Бутко,

Москва

Вера Бутко.jpg

Человечек

Человечек такой

Маленький.

Человечек закрыт

В спаленке.

У кровати лекарств

Россыпи,

И измяты под ним

Простыни.

Тусклый свет от окна

В комнате.

День недели какой –

Вспомнить бы...

Человечек едва

Движется,

Но в руках у него –

Книжица.

В ней герой наделён

Силою,

Ждёт героя с войны

Милая.

Он дерётся со злом

Истово,

Он в крови, но в бою

Выстоял.

Возвращенье домой

Празднует

И уходит опять

В странствие.

А куда? Смотрит вдаль

С палубы:

«Человечка забрать

Надо бы».

Ольга Харламова,

Москва

Ольга Харламова копия.jpg

На теплоходе

Треть голубого свода

да маковки церквей…

Погода-непогода –

гуляй, да ешь, да пей.

След пенистый бурлящий

вскипает за кормой,

и ты, вперёдсмотрящий,

свободный, – сам собой.

Друзья, семья, работа

остались где-то там…

Всего одна забота –

глазей по сторонам.

Отыскивай натуру

с прищуром в объектив,

насвистывай под утро

приснившийся мотив.

Идёт согласно курсу

Туристский теплоход

Вдоль по речному руслу

и вдаль за горизонт.

Виталий Молчанов,

Оренбург

Виталий Молчанов0222.jpg

* * *

Петру Краснову

Мой друг ушёл, когда звенел апрель,

Оставив чувство горшей из потерь,

Плеснув изрядно дел достойных в память.

На свете пусто стало без него…

Вернее, вот он – взгляда одного

С обложки хватит… Не могу представить

Мыслителя великого в гробу.

Как будто лёг, дав сердцу и уму

Час отдыха – как наша вечность, долгий.

Вот-вот проснётся, схватит чемодан,

Шагнёт в заполье, рукавом туман

Смахнув наветов, через лет осколки.

Над Заповедью скрипнет шаткий мост,

Шатохи взвоют по тебе всерьёз,

Мол, почему покинул нас навеки.

Твой новомир теперь на небеси,

От детской чёлки до седых грустин

Он звал тебя сквозь облаков прорехи.

Когда уходит друг – тускнеет свет,

Ты говорил, шутя, что смерти нет,

Что интересно, как там жить на небе

Частицей малой разума Отца,

Свечи гореньем тёплым без конца,

Забыв про мысли о насущном хлебе.

Прости за наш недолгий разговор,

Готовый перетечь в горячий спор

И в дружескую добрую пирушку.

Мой друг ушёл, когда звенел апрель,

И пусть я с ним увижусь не теперь,

Мы встретимся и сдвинем кружку с кружкой.

Голавль опять клюёт на мотыля,

И по орбите движется Земля,

А с ней Россия, отзываясь болью.

Певец российских скромных деревень,

Ты сам земля, ты не отбросишь тень,

Но книжным светом вспыхнешь над юдолью.

Юрий Ишков,

Великие Луки

Юрий_Ишков._г._Великие_Луки._Псковская_область.-r.jpg

В моей стране

В стране, где тропы и дороженьки

Ведут к просторам, душу радуя,

Поют особенные дождики,

Встают диковинные радуги.

Деревья дружно их приветствуют

Ветвями, тронутыми брызгами.

Уходят грозы в даль небесную,

Теряясь розовыми искрами.

А утром солнце раскрывается,

Равнины греет необъятные,

Взлетают радостные аисты

Навстречу свету благодатному.

Но каждый луч, сияя гранями,

Сродни штыку остроконечному,

Вокруг леса свинцом изранены,

А нивы сталью изувечены.

Крещёные и некрещёные

В атаках смерть делили поровну,

Ордой врагов не покорённые,

Они являли мощь народную.

Остались русскими названия

Родимых мест, а над погостами

Бойцов фамилии и звания

Берёзки шепчут длиннокосые.

Хранимы Память и обычаи

От посягательства и скверности

В стране особого величия,

В краях невиданной чудесности.

Светлана Сырнева,

Киров

Сырнева копия.jpg

Лесной царь

Я буду скакать по холмам,

по тёмной вечерней дороге,

где тени, восстав из лесов,

клубятся в тоске и тревоге.

Гори же, прощальный закат,

не меркни, полоска живая!

Вершины вонзились в тебя,

по капле всю кровь выпивая.

Услышат ли топот копыт

в далёком оставленном стане,

где белая церковь стоит

по горло в вечернем тумане?

И скоро её навсегда

ночная завеса закроет.

Восходит на небо луна

и низко висит над горою.

Скачи же, мой преданный конь,

по родине, как по чужбине!

Исчадия ночи и зла

тебя не сгубили доныне.

Во мраке дорогу торя,

лети над родной стороною!

Дыханье Лесного царя

всё ближе у нас за спиною.

Родимый, давай поспешай!

Заклятье мне веки сковало.

Держись! В нашей жизни с тобой

ещё не такое бывало.

Вперёд, златогривый, вперёд!

Удача тебя не обманет:

тебе же и солнце взойдёт,

тебе же и утро настанет.

Татьяна Царёва,

Москва

фото Т Царёва.jpg

Паяц

Развесёлым беспечным паяцем

Я жонглирую жизнью и смертью,

И доколе уже мне кривляться,

Забавляясь в земной круговерти?

Я за жизнь не цепляюсь нисколько,

Удержать её – просто нелепо,

Вот она, апельсиновой долькой

Подлетает под самое небо,

Я её провожаю глазами,

Как же этот мой жест безрассуден, –

От меня моя жизнь ускользает

В суматохе потерянных буден!

Да и смерть не даётся мне в руки –

Приобнимет тихонько за плечи,

Усмехнётся и, будто со скуки,

Исчезает в бескрайнюю вечность…

Плакать мне? Или впору смеяться?

Ни тому ни другому не верьте!

Обречённым и дерзким паяцем

Я жонглирую жизнью и смертью,

И увидеть уже невозможно

Боль под солнечным клоунским гримом…

Я поэт, лицедей, я художник!

Продолжаю свою пантомиму!

Что же рвёт без конца мою душу?

Отчего же везде я – изгоем?

Жизнь и Смерть как случайной игрушкой

Постоянно жонглируют мною.

Лидия Оганесян,

Москва

Лидия Оганесян.jpg

* * *

Чуть выше взятой ноты

так искриста поступь.

Наотмашь в душу звуки.

Звуки льются сквозь.

Сквозь кожу, мясо, кости,

жилы. Так непросто

писать, что жизнь сквозила

между слов и строк.

Я разучилась слушать

шумные оркестры.

На флейту сердца я

настраиваю слух.

Но голос глух. Где отыскать,

где мне найти надежду,

где камертон души,

что мне настроит слух.

И прохожу я сквозь

немыслимые толщи

людей и лет,

и пониманий, и утрат,

чтоб ноту выше взять,

чтоб жить честней и проще,

чтоб слышать сердца стук,

чтоб в душу целил взгляд.

Вадим Терёхин,

Калуга

Терехин копия.jpg

* * *

В медных трубах и в огне,

В облаках когда витаю,

Боже, ты всегда во мне,

Только я себя не знаю.

Я с туманною душой,

Непонятный, многоликий,

Сам себе во всём чужой,

Только ты один Великий!

Я прошу, наедине

Под уютным сводом храма

Расскажи мне обо мне,

Как когда-то в детстве мама.

Убеди, что быть добру.

И заставь поверить чуду:

В то, что весь я не умру

И с Тобою вечно буду!

Татьяна Гордиенко,

Щёлково, Московская обл.

Татьяна Гордиенко.jpg

* * *

Нарисуйте мне русский язык.

Тот язык, что могуч и мятежен,

тот язык, что, как чистый родник,

и прозрачен, и светел, и нежен.

Тот язык, что ласкает мне слух

и дарит наслаждение слогом,

что таит в себе яростный дух,

но безгрешен пред небом и Богом.

Тот язык, на котором века

говорили с любовью славяне,

а великих поэзий строка

не замечена в горьком изъяне.

Нарисуйте мне русский язык,

что богат всеми красками мира.

Он давно в мою душу проник,

как святое целебное миро,

и пророс теми смыслами слов,

что ведут за собою без страха

за любовь и Отчизну на плаху,

за друзей и отеческий кров.

Нарисуйте мне русский язык,

что бывает велик и небрежен,

но не будет убит и повержен

и не высохнет, словно арык.

Нарисуйте мне русский язык...

Максим Крайнов,

Москва

Максим Крайнов фото.jpg

* * *

Рождаясь на свет осторожно –

розетка, побеги, бутон…

Но как-то немного тревожно –

а вдруг это будет не он?

А дальше предвидеть несложно,

как в строго отвeденный срок

и зная закон непреложный,

является счастья глоток.

И вот белизною творожной

сияя, как будто влюблён,

природной осанкой вельможной

встречает цветущий пион.

Едва, как в сосуде порожнем,

остынет любви кипяток,

несвежим слоёным пирожным

предстанет померкший цветок.

Когда же на подорожник

сметёт лепестки циклон,

неловко и чуть оплошно

последний отдаст поклон.

Елена Воробьёва,

Москва

Воробьёва.jpg

Самовар

Закипел наш самовар,

Всех в беседку он собрал.

На столе варенье, мёд

И огромный мамин торт.

В вазе яблоки лежат,

Тихо комары пищат.

Ароматный чай разлит,

Мирно разговор бежит:

О погоде, о делах

И о разных пустяках.

Вот уж ночь спустилась в сад,

Звёзды на небе блестят.

В чашку мне одна упала,

Я желанье загадала,

Чтоб пузатый самовар

Нас почаще собирал

На беседу, на чаёк

В этот тихий уголок.

София Селектор,

Москва

Селектор_для ЛГ.jpg

* * *

Всё стало до предела просто:

не до оттенков –

жизнь и смерть.

Об этот чёрно-белый остров

разбился камень философский.

В осколках – тысяча вопросов.

Хоть на один

посмей – ответь!

Весна разбрызгивает краски –

Волной – взахлёб и через край!

Но равнодушно безучастна

её смеющаяся маска

и ежегодный звонкий май.

А мой маршрут

в морях безвестных,

где мель страшнее глубины,

где ночь встаёт скалой отвесной,

где в небесах сомненьям тесно:

что было б вредно?

что полезно?

в чём есть вина?

в чём нет вины?..

Николай Рассадин,

Псков

Николай Рассадин копия.jpg

* * *

Ухожу в себя понемногу,

Запятые чаще, чем точки.

Обращаюсь запросто к Богу

И прошу здоровья для дочки,

Для жены, для мамы, для сына…

Для себя? Терпенья и силы.

Круг гончарный, пористой глины

У Него ещё попросил бы

Да ваял бы вазы и крынки,

Обжигал бы, люди не боги.

Наполнял бы до половинки,

Подводя работы итоги,

И носил бы в дар, за заботу,

Радость пряча. Всё и так ясно.

– Крылья не нужны для полёта,

Вот и не тревожься напрасно.

Ухожу в себя. Возвращаясь,

Дочку обнимая, целую:

– Я ещё с тобой не прощаюсь, Я ещё с тобой. Аллилуйя!

Владимир Максимов,

Томск

Максимов ВВ.jpg

Земляница

Одинокое поле простой земляницы

заблудилось в лесу, на границе границ,

я наткнусь на него, где огромные птицы

собираются в стаи без маленьких птиц.

Потому что от крохотных столько мороки,

и пока что они, не умея летать,

забывают полёта печальные сроки,

под которыми тянет полей пустота.

А огромные птицы, как время, огромны

и как тени, в которых землица молчит,

ощущая в себе колебания грома,

не имея на то вероятных причин.

Медиа: image / jpeg


85. Достоверность эпохиСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Брежнев Л.И. Как управлять сверхдержавой. М.: Родина, 2022. – 304 с.

Леонид Брежнев в наше время неизменно входит во все народные рейтинги самых популярных и самых уважаемых политиков всех времён. Давно провалилась идея перестроечных времён связать его эпоху с такими понятиями, как «застой» и «узбекская мафия». В последние годы и на примере истории США, и на других примерах стало ясно, как непросто руководить сверхдержавами, сохраняя влияние по всему миру и одновременно повышая уровень жизни граждан. Так было в брежневские 18 лет. И хотя генеральный секретарь был – без лукавства – сторонником коллективного управления страной, его роль в этих процессах нельзя приуменьшать.

В последние годы вышло несколько книг «о Брежневе» (правда, ни одну из них нельзя назвать безусловной удачей) и несколько изданий трудов самого Леонида Ильича. Но это были сборники его воспоминаний, написанных на склоне лет, со слов Брежнева, но при его минимальном участии в работе над текстами. В этой книге собраны выступления и статьи Брежнева первых десяти лет его пребывания во главе Советского Союза – когда он был энергичен. Это подлинные мысли Брежнева – государственника, строителя социализма, умеющего, если необходимо, принимать жёсткие решения, как во время чехословацкого кризиса 1968 года. За его словами неизменно стояли поступки и опыт. О политических концепциях Брежнева можно спорить, можно их отвергать, но изучать всё-таки необходимо. И не удовлетворяться мифами, а вчитываться в подлинники, получая представление о политической реальности ХХ века. Во многом она актуальна и в наше время – как и брежневские оборонные заводы, транспортные и энергетические проекты, которые и сегодня работают на Россию.


Медиа: image / jpeg


86. Или плётка, или пуляСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Недавно на форуме в Петербурге президент России вновь подтвердил, что задача по демилитаризации и денацификации Украины не снята с повестки дня и будет выполнена. Хотя становится всё яснее, что сделать это нелегко. У национализма, поразившего значительную часть украинского общества, глубокие корни. Стоит обратиться к истории и привести цитаты, которые на фоне нынешнего кризиса требуют особого внимания.

Зимой 1919 года завершились кровопролитные бои за Львов, которые длились больше года, между регулярными войсками Польши и формированиями украинских националистов, Галицийской украинской армией. В этой забытой (и замалчиваемой в Киеве и Варшаве) войне поляков вела ультранационалистическая идея создания «Речи Посполитой от моря до моря». План выдвинул диктатор Юзеф Пилсудский, поляков поддержала Франция. Её бронепоезда и артиллерия помогли сломить галицийское воинство, которому не хватало тяжёлых вооружений. Не спасала даже крайняя мотивированность: они уже тогда стремились создать мононациональное государство, в основе которого лежала бы идея избранности – задолго до того, как с тем же постулатом стали выступать итальянские, испанские и германские фашисты.

Иными словами, их вело то, за что и сегодня на Украине кто-то готов сражаться до конца, а на Западе представляют как защиту «свободолюбивой и демократической Украины» от Путина и российской «агрессии». Любой нормальный человек невольно спрашивает себя: с каких это пор Украина образец свободы и демократии? Если говорить о сегодняшнем дне, то множеству людей там, в том числе моим друзьям, писателям, историкам, заткнули рты, а о судьбе некоторых ничего не известно. Может, их давно нет в живых.

Обретение реальной свободы и суверенности – процесс непростой, и на этом пути не следует игнорировать соседей, расталкивать всех локтями. Как писал Гегель, «в недрах национального духа должны произойти серьёзные процессы осмысления исторического опыта и понимание того неоспоримого факта, что сотрудничество и добрососедство являются необходимыми факторами развития государства и перспективы его будущего». Философ добавлял: лишь окончательно и бесповоротно преодолев период «подростковых увлечений максималистскими идеологиями», страна и её народ выходят на перспективы прочного государственного проекта. Опыт это подтверждает. И не похоже, что Украина дозрела до демократии, выросла из «подростковых увлечений».

В 1919-м, а затем в 1929 году, когда была принята первая программа ОУН (Организация украинских националистов), её идеологи Вячеслав Липинский и Дмитрий Донцов рассматривали прогресс и демократию (особенно выборную) с нескрываемым презрением, противопоставляли ей «провиднiцкий» (лидерский) или «фюрер-принцип» как основу организации украинского общества. Это значит: во главе нации и государства стоит несменяемый вождь – диктатор, опирающийся на отряды радикалов с оружием в руках и использующий террористические методы управления.

Распад империй (Российской, Османской, Германской), особенно Австро-Венгерской в 1918 году, привёл к формированию независимых государств, в частности Венгрии, Польши, Чехословакии. Национальные перехлёсты разной силы случались и там. Но украинские националисты отличались совершенно иррациональным радикализмом в отношении других народов и этносов. Радикализм изначально был заложен в иерархию предполагаемой государственной и общественной структуры мононациональной, очищенной от «чуждых наций» Украины – «от Карпат до Чёрного моря».

«Построение независимого украинского государства должно начинаться с осознания творческой роли избранного меньшинства нации, к которому относятся люди, обладающие такими чертами характера, как беспредельная преданность национальной идее, осознание своего величия по отношению к другим членам нации, уверенность в себе. Они противостоят «серой массе» большинства и способны подчинить это большинство своей воле и повести его за собой» – так формулировал принципы построения «новой Украины» Дмитрий Донцов. Не случайно в конце 1940-х он был принят под крыло спецслужб США и до самой смерти (в начале 70-х в Канаде) стоял на платформе радикализма и звериной русофобии.

Если вернуться в 1919-й, тог­да выдвигался и другой подход – либерально-почвенная программа «умеренного националиста» гетмана Скоропадского, он даже представил «Законы о временном государственном устройстве Украины». В пику гетману Донцов и Липинский продвигали свой проект, считая, что его должна воплощать каста так называемых рыцарей нации, некий полувоенный орден, военизированная церковь, совмещающая язычество и узнаваемые в народе атрибуты наивного христианства. Это была мешанина популистских идей и символов, рассчитанных на малообразованных людей. Каста вождей («элита») должна была формироваться по принципу ненависти к другим, «неполноценным» народам и «враждебным» нацменьшинствам: к евреям, русским, венграм, молдаванам, русинам и т.д. «Элита», по мысли идеологов, воздействует на нацию прежде всего через молодёжь, предлагая ей «революцию характера». Тогда, мол, идеи превратятся в аксиомы, «убеждения в догматы веры, чтобы находились они не в книжках и программах, а в крови», – резюмировал Донцов в статье «Маси i провiд» (можно перевести как «Массы и руководство») в 1930 году.

Идеологи явно учитывали, что в смутные времена к радикализму удастся склонить слабых и неуверенных в себе людей. И тысячи последователей Липинского и Донцова нашлись. А военные вожди Коновалец, Мельник, потом Бандера и Шухевич во главе вооружённых отрядов давали программе ОУН «путёвку в жизнь» в 1919, 1929, 1939 годах и после Великой Отечественной войны. Их действия зачастую были людоедскими даже по меркам Третьего рейха. Вожди ОУН с презрением отзывались о «чуждых и враждебных» евреях, венграх, поляках и прочих. Они, по мнению первого военного лидера ОУН Коновальца, заслуживали «либо плётки, либо пули». Вооружённые формирования ОУН стали в 1943–1944 годах карательными отрядами, которые собрали в дивизию SS «Галичина». Сегодня татуированные бойцы украинских нацбатальонов, карательных отрядов «правого сектора» (запрещены в РФ), наёмники-неонацисты из других стран продолжают кровавую практику ОУН.

Стоит также помнить, что презрение не только к чужим народам, но и к своему – ещё одна черта вождей и идеологов ОУН. «Массы – это пассивная, инертная, хаотическая стихия, неспособная к какой-либо целенаправленной деятельности и пригодная только к труду на отведённом участке земли», – это программное положение, сформулированное Липинским, разделяли все вожди ОУН.

Ещё один идеолог радикализма Николай Сциборский (его, как конкурента в борьбе за лидерство, ликвидировал Бандера) в 1941-м прямо писал: «Фашизм является основой государственной нации, поскольку движущая сила человеческого общества – это борьба между нациями и национальная рознь. Фашизм – это концентрированный национализм, патриотизм чувств, доведённый до самоотречения и культа жертвенного фанатизма. Источником его происхождения является национальный инстинкт, который равен национальному сознанию».

Чем отличается это высказывание от тех, которые ныне звучат на Украине из уст её новой «элиты»? Да и какая она новая? Это просто последыши предыдущих кровавых «вождей» – Донцова, Бандеры, Сциборского.

7-К Лупашко2 ТАСС 737105.jpg

Львов, 2009 год. Юные участники флешмоба к 80-летию образования Организации украинских националистов с атрибутикой и шарфами с изображением Степана Бандеры. Виталий Грабар / ИТАР-ТАСС


Медиа: image / jpeg


87. Слёзы с ароматом ванилиСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

«Пятница» регулярно извергает из себя рекреационные шоу для домашнего просмотра. Одно из таких – «Кондитер. Дети», приуроченное, само собой, к Дню защиты детей, стартовало в июне.

Со слов представителей телеканала, ярые фанаты шоу давно грезили созданием полноценного сезона с тинейджерами, но долгое время им приходилось наслаждаться лишь спецвыпусками с детьми на «Кондитере». И вот мечта сбылась, юные кулинары со всей страны стремятся в шоу, а зрители ожидают «милого» экшена. Но стоило ли оно того?

Механика самого шоу осталась такой же, как и на взрослом «Кондитере». На первом этапе молодые участники представляют приготовленный своими (или не совсем своими) руками торт. Ведущие Ренат Агзамов, Ольга Вашурина и приглашённый судья отбирают детей в следующий этап в любимом формате главного судьи «эмоциональные качели». Для того чтобы попасть в финал, необходимо, чтобы все полуфабрикаты были приготовлены грамотно, а дизайн не уступал десертам из модных московских кондитерских. Не все маленькие конкурсанты способны приготовить сие творение, а те, кому это всё-таки удаётся, проходят через судейские стадии «восторг-сомнения-отрицание-восторг». Конечно, «садистские методы» Агзамова не проявляются в полной мере по отношению к детям, однако эмоциональное напряжение юных кондитеров чувствуется даже через экран, в особенности когда после многочисленных похвал звучит грозная фраза: «Очень жаль, что вы приготовили такой торт…», а следом чрезмерно радостное: «...потому что теперь вы поедете домой только после финала».

Самая динамичная часть шоу – это, само собой, процесс приготовления торта. Тут-то и начинается настоящая драма. Детям дают изначально невыполнимое за короткий срок задание: испечь бисквиты, сварить пропитку, приготовить крем, собрать торт, украсить его и слепить из мастики фигурки, один в один как на сладком произведении искусства Рената Агзамова. Также девайсы для готовки предусмотрены не в полном объёме, поэтому на кухне телешоу разворачивается настоящая война за венчики и миски. Дети превращаются из милых ангелов в сладких демонов: кто-то жадничает, надеясь обойти конкурентов за счёт отсутствия у них необходимого инвентаря, кто-то злорадствует над неудачами других, а кто-то аккуратно подглядывает рецепты у соседа. Не обошлось и без слёз – у одной из конкурсанток в самой первой серии случился форс-мажор: она, вытаскивая собранный торт из холодильника, уронила его на пол. Последовали крики и истерика со слезами, девочка была готова покинуть шоу, но её успокоили и вселили надежду на лучшее. Какие молодцы ведущие, что создали атмосферу заботы для маленькой кулинарки, подумаете вы, однако успокоили маленького ребёнка не взрослые люди, а сами юные кондитеры. И вот, когда слёзы на щеках высохли, торты собраны и украшены поделками из мастики, начинается третий этап.

В студию приезжает известная личность, для которой был приготовлен торт от Рената Агзамова. Тот самый, который пытались повторить дети. Аня Покров, молодая звезда «ТикТока», оценила торт каждого из детей, и в конце концов победительницей первой серии стала девочка-жадина, как прозвали её соперники. Она поехала домой оттачивать навыки в кондитерском деле и готовиться к суперфиналу, а дети, чьи бисквиты оказались не такими пористыми, а крем чрезмерно жирным, с чувством поражения покидают телестудию.

Так стоило ли оно того – как по мне, то нет. Эмоциональные качели – это отнюдь не то, что хочется видеть в детском шоу, а Ренат Агзамов недостаточно хорош в качестве детского аниматора.

Ксения Лагуткина

Медиа: image / jpeg


88. О крестовом походе Бориса ДжонсонаСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Часто приходится слышать, что наши отношения с Западом «никогда не были такими плохими». Но люди постарше наверняка помнят, какими, мягко выражаясь, натянутыми были эти отношения во времена Советского Союза, когда, случалось, мир стоял буквально в шаге от ядерной катастрофы, – как это было, например, в дни Карибского кризиса. Сегодня мы публикуем записки человека, не понаслышке знающего, как к нам относились на Западе в разгар холодной войны в шестидесятые годы, – воспоминаниями о том времени делится разведчик, писатель и журналист Михаил Любимов.

Премьер-министр Великобритании Александр Борис де Пфеффель Джонсон в предках имеет не только англичан и американцев, но и немцев, и литовцев, а также он дальний родственник русских Романовых. Видимо, это будоражит его воображение и толкает на объединение против России наиболее отъявленных русофобов Прибалтики и Польши, мечтающей превратиться в Речь Посполитую. Разумеется, после скандального выхода из Европейского союза и отнюдь не «блестящей изоляции» Джонсон жаждет укрепить этим позиции Великобритании в Европе. Вот и министр иностранных дел Лиз Трасс (увы, не карамзинская бедная Лиза) воинственно разъезжает на танке вдоль российско-эстонской границы, демонстрируя готовность англичан ринуться на Псков, Псково-Печерский монастырь и далее… до Санкт-Петербурга.

Ситуация в мире сейчас напряжённая, уже запахло большой войной. А вдруг история сыграет злую шутку, и украинцы, «списав» Россию и возомнив себя носителями новой европейской цивилизации, обратят свои штыки на Запад? Не только предатель Мазепа, но и другие украинские вожди никогда не были верными партнёрами, всегда метались между Польшей, Турцией, Россией, Германией и даже к Швеции льнули…

Так что Борис Джонсон может фатально промахнуться. Нечто подобное уже имело место! В 1938 году британский премьер вступил в мюнхенский сговор с Гитлером и Муссолини и «умиротворил» Германию, расчленив Чехословакию. К этому присоединилась уже тогда хищная Польша, которая выцарапала Тешинскую область. «Мюнхенцы» надеялись, что фашисты двинутся на Советский Союз, однако Гитлер покорил Польшу, а Англия вступила в войну и подверглась жестоким бомбардировкам. Блицкриг с СССР фашисты начали лишь в июне 1941-го, и это было спасением для Англии.

Наши отношения с Англией никогда не были простыми, но такого разгула русофобии, как ныне, не могу припомнить. Я прибыл в Лондон в начале 1961 года под прикрытием дипломата, а в реальности как сотрудник политической разведки КГБ. Тогда небо сотрясалось от шпионских скандалов: был арестован наш ценный агент – английский разведчик Джордж Блейк, схвачена целая группа: советский нелегал «канадец» Лонсдейл (полковник Конон Молодый) и его радисты – чета Коэнов, а также их агенты на военно-морской базе в Портленде. Чуть позже провалился наш ценный агент в военно-морском ведомстве Вассал. Разразилось дело военного министра Профьюмо, который был в интимной связи с проституткой Кристин Килер, ложе с которой также делил помощник советского военно-морского атташе Евгений Иванов. Профьюмо обвиняли в разглашении государственных секретов, и это шпионское дело сотрясало Англию несколько лет. Кампанию против консервативного правительства Макмиллана активно разматывала лейбористская партия – отправили в отставку сначала Профьюмо, затем самого Макмиллана. В результате лейбористы выиграли выборы 1964 года и пришли к власти. Разумеется, дело не стоило и выеденного яйца, никаких секретов ни шлюхе, ни советскому разведчику англичанин не передавал. Но сколько гадостей о нас писали! Вот статья в «Дейли Скетч» с фотками сотрудников посольства под названием «Люди из Москвы, с которыми вы могли тереться плечами». «Они предпочитают остаться безликими», они – это не только дипломаты, это «повара и шофёры, швейцары и телефонные операторы, охранники и шпионы…»

Но, несмотря на постоянную антисоветскую истерию прессы и шпиономанию (для последней были основания), отношения с властями и иными англичанами были вполне корректными. Чествовали Терешкову, прибывшую после Гагарина. С успехом гастролировали Шостакович, Ростропович и Вишневская, блистали МХАТ и балет Большого, читал стихи англичанам Евтушенко, приезжала Ахматова. Я трудился в пресс-отделе посольства, нас постоянно приглашали на лекции об СССР в различные организации, партийные и беспартийные. Даже в Дублин выезжал на диспут по теме «Куда идёт человечество?». На лекциях задавали острые вопросы, не давали спуску. Выезжали мы и на ежегодные конференции консервативной и лейбористской партий (кстати, последние не чуждались СССР, их делегации не раз контактировали с нашим ЦК и отдыхали в партийных санаториях в Сочи).

Карибский кризис создал большую напряжённость, однако ненависти к русским не чувствовалось. По указанию Центра нам было приказано собирать ЛЮБУЮ информацию, связанную с кризисом. Помнится, целый день я встречался с парламентариями, цэрэушниками из посольства США, а затем беседовал на вечеринке у эстрадной певички в обществе ирландского писателя Донливи и секретаря Черчилля, в функции которого входило вставлять сигару в рот престарелому политику, когда тот появлялся перед поклонниками в окне своего особняка у Гайд-парка.

В разгар кризиса, когда ещё Хрущёв не признавал наличие наших ракет на Кубе, я был приглашён в либеральный клуб Кембриджского университета и, как положено, придерживался нашей официальной линии. К концу моего спича стало известно, что Хрущёв признал наличие ракет. Правда, английские студенты меня не освистали, ведь известно, что дипломат – это честный человек, который лжёт во имя интересов своей страны. Однако, несмотря на постоянную антисоветскую пропаганду, массовую высылку 105 дипломатов, приписанный нам «укол зонтиком» болгарского диссидента Маркова, в Англии не было никакой охоты на ведьм. Англичане охотно посещали наши приёмы, активно поддерживали контакты, а многие радушно приглашали домой – особенно если мы прихватывали с собой водку.

Раньше я понимал: Запад противостоит нам, вроде бы опасаясь «мировой революции». А что сейчас? Зачем вообще НАТО и его расширение? Выходит, не перестали работать геополитические законы, борьба за рынки сбыта, за источники сырья, за передел мира.


Медиа: image / jpeg


89. ?Заговор ненавистницСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Сериал наименее похож на предыдущие экранизации творений Сергея Минаева, хотя, как предполагаю, задачи перед режиссёром Марией Агранович и сценаристами (Мария Трубникова, Дмитрий Абезяев, Виктория Островская) ставились обычные: сделать что-то максимально смотрибельное, модное, привлекательное не только для русского зрителя, но и для зарубежного (после покупки компанией Netflix «Эпидемии» это стало реально).

И «смотрибельное» получилось, и привлекательное для западного зрителя (временами казалось, что всё происходит не в Москве, а где-нибудь в Бостоне – такие нездешние интерьеры и пейзажи, блестяще снятые оператором Дмитрием Карначиком). Но есть и ещё что-то, проявившееся, может быть, помимо воли создателей.

Да, сценарий очень далеко ушёл от романа с тем же названием, да, в главной роли не Данила Козловский, а Милош Бикович. Красавец-серб на русском киноолимпе, похоже, потеснил и Данилу, и Ивана Янковского, и даже Александра Петрова с Юрой Борисовым. В «Тёлках» собран также уникальный ансамбль первоклассных актрис: Виктория Толстоганова, Оксана Акиньшина, Любовь Аксёнова, Паулина Андреева, Анна Слю, и подлинным открытием сериала стала ни на кого не похожая, молодая и дерзкая восходящая звезда Изабель Эйдлен.

Первая серия появилась в Сети 24 февраля – такое совпадение, понятное дело, помешало «бурности» успеха и наложило отпечаток на восприятие сериала. Но с выходом каждой новой серии парадоксальным образом чувствовался некий резонанс с наступающим новым временем. Отталкиваясь от предыдущего, как будто закрывая тему, «Тёлки» хлопнули дверью – достигнут предел, после которого как прежде не будет.

Здесь в центре герой, надеюсь, навсегда ушедшего времени – Андрей Миркин – пиарщик без чести и совести, он строит свой бизнес на том, что топит в грязи репутации всех, кого ему заказывают. Циничный мерзавец, такой же пресыщенный красавчик, как герой Милоша в «Холопе», но не бездельник, проматывающий папино состояние, а деятельно, бессовестно манипулируя влюблёнными в него женщинами, «поднимающий» своё.

Но на каждого барона де Вильфора отыщется свой граф Монте-Кристо – ах, если бы и в жизни, как в литературе, на каждого негодяя обрушивался чей-то праведный гнев. Когда он настигает Миркина, мы, конечно, аплодируем – так ему, мерзавцу, и надо! На пике карьеры его все предают, унижают, гонят, бьют, даже обвиняют в убийстве и сажают в тюрьму. И поделом, тот мир в стиле «Моску-ньюс», тот стиль жизни (секс, вискарь, кокс, бабос), тот жир, в котором он бесится, достоин уничтожения.

Но это не единственное резонирующее обстоятельство. Во второй половине сериала Миркина становится жалко – в исполнении обаятельного Милоша особенно. Неожиданно начинаешь сочувствовать и ему, и его жестокому компаньону (в неожиданно трогательном исполнении Алексея Аграновича), и другим попавшим в оборот мужчинам. Несправедливо посаженный, растоптанный Миркин пытается дознаться, кто же его заказал. Он настрадался и пришёл к тому, что его единственная опора в семье. Он решает на самом деле поменять свою жизнь и завязать с развратом, чёрным пиаром... Но тут вдруг выясняется, что его смертельный враг, его злой гений, во-первых, женского пола, а во-вторых, он многолик. Это не один человек, это заговор многих ненавистниц, которым семья, муж да и дети не нужны. То есть женщины, которые вроде бы должны горой стоять за семейные ценности, уметь сострадать и прощать, хранительницы домашнего очага, оказываются его главными врагами и разрушительницами. Они способны только ненавидеть. А я думал, чего мне не хватало в перечисленных замечательных актрисах? Сценаристы лишили их главного женского богатства – любви. Только легкомысленная оторва, которую играет Изабель Эйдлен, в ней купается, но это любовь не к кому-то, а к самой себе.

Самое страшное в фильме не те мерзости, что творил Миркин, а кадр в конце сериала, где одна из героинь улыбаясь смотрит на своего мужа, отца своих детей, умершего от того, что она вовремя не дала ему лекарство.

После 24 февраля оголтелый феминизм в России, думаю, уже не так актуален – теперь, надеюсь, в тренде будут семейные ценности, терпение, верность, мужество, любовь.

«The тёлки» подвели черту.


Медиа: image / jpeg


90. Один день в «Инстаграме»Ср, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Вот я проснулась! Вот мой туалет!

Вот зубы чищу! Вот я причесалась!

А вот пью кофе, кушаю омлет!

Вот я оделась и к метро помчалась!

Вот кабинет наш! Стол мой у окна!

Вот сайт знакомств открыла! Вот мой Юра!

Вот пишет он, что я ему нужна!

Вот мой начальник, что сдерёт три шкуры!

Вот я считаю, делаю отчёт!

Вот я иду в столовую обедать!

Вот мой обед – салатик и компот!

Вот я веду с коллегою беседу!

Вот я курю! Вот снова кабинет!

Вот мой отчёт не сходится, зараза!

Вот я устала, сил уж больше нет!

Вот пять часов! Вот Юра, рядом «мазда»!

Вот Юра дарит мне большой тюльпан!

Вот я сажусь с цветком в его тачилу!

А вот мы едем с Юрой в ресторан!

Вот мы танцуем! Вот я пью текилу!

Вот снова едем, кажется, в отель!

Вот мы одни! Вот я снимаю платье!

Вот я лечу, вся голая, в постель!

Вот я, девчонки, в Юриных объятьях!

Вот я на нём! Вот Юрочка на мне!

Вот мы кончаем – громко, бурно, вместе!

Вот Юра спит! А вот я в тишине

Лежу, мечтаю стать его невестой!

Вот у окна смотрю я на салют!

Вот, одеваясь, говорит мне Юра,

Что он женат и дома его ждут.

Вот он садится в «мазду»... Вот я дура!



91. Антииностранные каламбурчикиСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

* В ООН ворону глаз не выколят!

* Чем дальше в ЕЭС, тем больше дров.

* Что такое ВТО и что такое плохо?!

* Или пан, или пропан.

* Ищи ветер в Интерполе…

* Хотели влепить нам АРРLEуху, но ничего не вышло…

* Поговорили с Европой с газу на газ…

* Украина – газ прём?!

* Вышла замуж за иностранца, а её швед – простыл…

* Зато в заначке у россиян бюджет целой Америки!

* На английском языке говорит полмира, а другая половина ругается по-русски!

* А ведь наши «жигули» за рубежом тоже иномарки.

* Что там фунт стерлингов по сравнению с фунтом лиха!

* Поездка в Англию представлялась очень туманной.

* Тьфунт стерлингов.

* Английский фунт-бол.

* Положил зубы на польку.

* Я встретил Вас ист дас…

* Биттеголовый иностранец.

* Эй ты, морда, гутен морген!

* Концы в Янцзы.

* В Чили жили дед да баба…

* Кронокрад – датский вор.

* Саке-выжималка – японский самогонный аппарат.

* Японский ресторан «Суши-сухари».

* Японка – женщина в самом сакэ.

* Керосинил в Нагасаки.

* То Фудзияма, то Окинава.

* В Японии робот совершил кражу. По горячим следам был составлен фоторобот.

* У него был и шведский стол, и шведский пол, спички и то – шведские. И даже бит был, как швед под Полтавой…

* У нас как в Зимбабве и зима есть, и бабы…

* Если хороший товар не нуждается в рекламе, тогда что же собой представляет Кока Кола?!

* Путешествуй с нами поПа-наме…

* Хорошо иметь домик в Санто Доминго!

* То Яма-йка, то Канары…

* Жалкие страны.

* Держу Париж!

* Бланкодеж.



92. Большой колодецСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Масуфа Аюпова

Родилась в деревне Берлячево Бураевского района Башкирии. Учитель начальных классов средней общеобразовательной школы села Бураево РБ. Автор прозаических и поэтических сборников. На её стихи написано более 50 песен, некоторые из них получили награды на телевизионных песенных конкурсах. Песня «Внуку» вошла в хрестоматию «Музыка композиторов XXI века» (Казань, 2017).



Разрывая тёмную завесу ночи, к Большому колодцу приближался человек. Колодец насторожился. Кто мог потревожить его ночное спокойствие? Почему бы ему не дождаться зари? Дома, скорее всего, не осталось ни капли воды, иначе не стал бы ходить при луне. Или, может, ему нездоровится?

И тропинкой не идёт почему-то. Совсем с другой стороны появился. Может, кто заблудившийся? Там болотистые места, как бы в топь не провалился. Бывали ведь и такие случаи. Нет, и трясину стороной обошёл.

Как ни вглядывался Большой колодец в приближающегося ночного гостя, а признать его так и не смог. Обросший бородой человек лет восьмидесяти... Кто ты, загадочный путник?

Приблизившись к вопрошавшему Большому колодцу, незнакомец опустился на колени и, обняв колодезный сруб, зарыдал. Не ожидавший такого поворота, Большой колодец встревожился и застыл… Второй раз в жизни видит, как плачут мужчины. Когда-то вернувшийся с войны без обеих рук Зайнетдин, тщетно пытавшийся, но так и не сумевший попить ни капли воды, так же горько плакал… Никогда не забудет Большой колодец, как тогда его сердце разрывалось. Ему стало так не по себе оттого, что он родился колодцем, называясь при этом ещё и Большим колодцем, что от стыда готов был все свои притоки повернуть вспять и исчезнуть с лица земли... Теперь вот и этот странник, словно малое дитя, безутешно плачет.

Обжигающие слёзы из глаз капают на бревенчатый сруб Большого колодца. Привыкшие лишь к студёной воде, от которой ломит зубы, брёвна от горячих капель съёживались.

Совсем растерялся Большой колодец.

Даже Луна, безмятежно плывущая среди звёзд, выглянула из-за облаков и, затаив дыхание, стала сверху наблюдать за ними:

– Что же это за неразрешимая загадка?

Она любит освещать Большой колодец и, положив голову на мягкое облако, всегда засыпает над ним. Веками продолжающаяся, эта дружба испытана и нерушима. Никто так не понимает чувства и переживания Большого колодца, как подруга Луна. Уважает она своего друга и за то, что он всегда в своём серебряном зеркале воды красиво отражает её образ. Вон в той мутной заводи разве разглядеть Луне своё круглое лицо с изображением девушки с коромыслом? А сколько пользы приносит людям её друг, Большой колодец, и не сосчитать. Вот и сейчас, крепко обняв его в ночной мгле, кто-то горько плачет...

– Мой Большой колодец, вернулся к тебе! Как же я по тебе соскучился.

Никак заговорил мой путник? «Своим» меня называет… Кто же ты? Сам всхлипывает, говорит навзрыд.

– Шестьдесят лет ты мне снился. Объездил страну вдоль и поперёк, только такой освежающей, кристально чистой, насыщающей и утоляющей жажду воды больше нигде не нашёл…

Плачет, не успокаивается этот странный человек, откуда берётся столько слёз? Погоди-ка! Говорит «вернулся». Стало быть, он когда-то пил из меня воду? Почему же Большой колодец не узнаёт тебя?

Размотается загадочный клубок или же, оставив Большой колодец в раздумьях, путник пойдёт дальше своей дорогой? Вот он с жадностью стал пить воду!

– Пей осторожней, не простуди горло!

У Большого колодца заботливо защемило сердце. Не приходилось ему видеть, чтобы кто-то пил так много воды за один раз. Ночная вода и без того студёная – как бы не заболел человек. С мыслью «Что же будет дальше?» Большой колодец устремил на него удивлённый взгляд.

Вот путник немного успокоился. Вода Большого колодца как эликсир – и жажду утолит, и больную душу исцелит. Прослышав про его живительную силу, к нему приезжают издалека с большими бутылями, чтобы увезти с собой его воду и использовать как снадобье.

В прошлом году, когда старуха Амина, живущая у своей дочери за границей, сама не смогла приехать, по её просьбе внучка увезла большую бутыль воды с Большого колодца. Даже у колодца поговорила со своей заграничной бабушкой, отсюда и узнал колодец, кто и куда увозит его воду. Внучка долго и подробно объясняла бабушке, что с лишним грузом в самолёт не сажают. Наверное, бабушка уговаривала привезти, чтобы воды надолго хватило. Расспрашивала внучку даже про трещины на срубе Большого колодца и растущие возле него камыши. Внучка долго отвечала на расспросы бабушки, потом, спохватившись, стала фотографировать Большой колодец. И воду в колодце, и струящийся родничок... А Большой колодец желал лишь одного – чтобы его вода благополучно добралась до старухи и исполнила, может быть, её последнюю волю. И благодарил внучку, уважившую пожилого человека и чтившую родной язык, живя даже за границей.

А путник, подняв голову к небу, определил направление на Каабу, вынул дорожный молитвенный коврик из тонкой материи, снова встал на колени.

19-К Рассказу.jpg

От удивления и роящихся в мыслях вопросов у Большого колодца даже скрипнули нижние брёвна глубинного сруба. А ночной гость, вознеся руки к небесам, красивым грудным голосом стал произносить молитвы. Какая волшебная мелодичность! Какое чистое звучание! Большой колодец изумлённо безмолвствовал. Он позабыл обо всём на свете. Подчинившись божественной силе молитвы, он притих. Его ночной гость, оказывается, набожный человек! Вера – это дорога, ведущая человека по жизни, его взгляд на бытие! А жизнь и есть большая дорога! Его начало – колыбель, а конец – могила. У кого-то очень длинная эта дорога, у другого – короче. Да разве дело в долготе жизни? Суть в деяниях на протяжении этого пути!

Только нечасто перепадают Большому колодцу мгновения наслаждения молитвой!

К Большому колодцу каждую пятницу с утра с вёдрами и коромыслом приходит только Гулькамал эби в расправленном белом платке, читает молитву, говорит добрые пожелания. От этого Большому колодцу дышится легко, очищается душа, хочется дольше приносить пользу и прослужить людям… После прочтения намаза Гулькамал эби, поглаживая маленькими, со вздутыми венами руками сруб колодца, ещё и благодарит его... Мало того, не забывает почистить от ила своей тростью водосток колодца. Затем умывает морщинистое, но всё ещё не утратившее красоты лицо серебристой водой и, опираясь на своего верного коня – деревянную трость, медленно отправляется домой.

А ведь Большой колодец ещё хорошо помнит и молодую Гулькамал эби. Раньше она к нему в день по несколько раз приходила за водой, неся вёдра на коромысле с нарисованными красными яблоками. Теперь вот уже приходит только по пятницам, опираясь на палку и неся вёдра на коромысле с выцветшими яблоками. Когда её возлюбленный Аухади, отслужив в армии, женился, да там и остался, она даже замуж не вышла. Так и жила одна. Никому не открывала душевного секрета, ни на что не жаловалась. Даже нашлись и те, кто над ней посмеивался: «Аухади своего ждёт, не иначе!» Но она не то что при людях, даже про себя не решалась произносить его имя... Ещё в памяти у Большого колодца, как лет двадцать тому назад, расчувствовавшись, запела Гулькамал: «В одиночестве проходит жизненный мой путь. Но надежду не теряю, встреча ждёт нас пусть. На заре тебя увижу летнею порой. Вечная любовь связала, милый, нас с тобой».

Тогда Большой колодец так разволновался, что на его срубе большими горошинками выступили холодные капли... «Эх, уродись я ветром, отыскал бы я твоего возлюбленного и передал бы твою тоску», – подумал Большой колодец и, будто раненый богатырь, извлёк изнутри тяжёлый стон... Да, сколько воды уже утекло и сколько вёсен наступило с той поры...

Завершив молитву, путник поднялся и, успокоившись, присел на лавочку возле Большого колодца.

– Где же носило этого Аухади, думаешь, наверно, мой Большой колодец?

Услышав эти слова, Большой колодец встрепенулся так, что даже вода из водоносной жилы, питающая колодец, на миг остановилась. Аухади? Тот самый Аухади, которого всю жизнь прождала Гулькамал?

– Куда легче назвать места, где я не был, чем те, где бывал. Но вкуснее твоей воды нигде не пробовал, и суп не суп, и чай не тот. Я счастлив тем, что на старости лет смог вернуться и вдоволь насладиться твоей водой, мой Большой колодец. Не удивляйся моему плачу, Большой колодец! Это слёзы счастья и радости! Бодрость телу, спокойствие душе дала твоя вода! Жалею я тех людей, кто не попробовал твою воду. Многого они лишены! Ты же и бедных, и богатых, молодых и старых, здоровых и больных принимаешь одинаково. Большое сердце у тебя, мой Большой колодец! Как подходит тебе твоё имя! Пусть земля будет пухом тому, кто когда-то с любовью и нежностью нарёк тебя таким величественным именем! Сколько лет гнул спину на золотых приисках. Сравнив дорогие камни с твоей водой, понял, что они всего лишь пылинки. Каждая капля твоя намного дороже золотых гор! Теперь мне и помереть не жалко! Дождусь возле тебя зари и ранним пятничным утром тронусь в путь. Отчий дом мой давно развален, никто меня не ждёт.

Большому колодцу захотелось крикнуть на всю Вселенную:

– Есть кому тебя ждать, Гулькамал всю жизнь тебя ждала!

Будто услышав слова Большого колодца, добавил:

– Была у меня горячо любимая, но я предал любовь…

То ли желая высказаться, то ли успокоить сердце, путник всё говорил и говорил…

Лишь Большой колодец с нетерпением стал ждать зари и появления Гулькамал, несущей вёдра на коромысле с красными яблоками…

Перевёл Ильмир Амиров

Медиа: image / jpeg


93. ?ОкурокСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

У опрокинутого бачка окурок. Нагнуться-потянуться-взять? Но ведь в кармане портсигар. Лучше уж своё… Но отчего окурок притягивает взгляд? Неужели? Ну да – нагнулся-потянулся-взял: окурок семидесятых, пришелец из юности моей. Сам по себе неказистый, но имя-имя… зазывное и родное – «Ленинград». Каким чудом вывалило его на тротуар двадцать первого века? Не иначе какой ходок по времени устраивал здесь, на этой скамейке, ностальгические посиделки. Но кто? Повертеть головой, может, высмотрится?

– Не сигаретку ли ищете?

Оглянулся на женский голос. Вытянул сигарету из раскрытой пачки, не сказав, что у самого в кармане полный портсигар.

– Вы из прошлого?

– Это как понимать?

– Да так, – замялся, не находя толкового ответа.

– Намёк на возраст?

– Я без намёков. Просто окурок меня заколебал. Семидесятые годы. Вот и…

– Понятно, автоматическая реакция.

Щелчок зажигалки, притягательный огонёк, медленная затяжка и ожидание чего-то такого… созвучного семидесятым годам. Того, что последует после обязательного «спасибо».

Но на обязательное «спасибо» последовало не менее обязательное «пожалуйста».

Незнакомка кивнула на прощание и…

И он остался наедине с окурком из своей молодости, пронёсшим сквозь время имя города, которого уже нет на географической карте.



94. Про любовьСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Становишься похожей на дебила,

Как только ты кого-то полюбила.

Татьяна Дрыгина

«Я Вас любил, любовь ещё, быть может…»

Писал поэт в далёкие года.

Что я о нём могла подумать, боже,

Случайно встретив гения тогда?

Какие строки нам любовь дарила,

И осеняла счастья благодать,

Но, становясь похожей на дебила,

О ней не стоит ничего писать…



95. ?Флагман из ТвериСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Когда-то Тверь соперничала с Москвой как возможный центр возрождения суверенной русской государственности. Издавна старинный, изысканно красивый город на Волге являлся архитектурной жемчужиной срединной России. А ещё Тверь –уникальный промышленный центр, играющий одну из ключевых ролей в истории и логистике отечественных железных дорог. В особенности в последние полтора века.

Необходимость строительства крупного вагоностроительного завода в самом центре России, неподалёку от двух её столиц, в конце XIX века сомнений не вызывала – железные дороги империи разрастались, стране всё больше требовались вагоны отечественного производства. Пусть даже собирать их сначала придётся по зарубежным технологиям. В 1898 году французско-бельгийское акционерное общество «Диль и Балакан» открыло в Твери предприятие, получившее название Верхневолжский завод железнодорожных материалов. Он должен был специализироваться на выпуске железнодорожного подвижного состава в большом номенклатурном диапазоне: от грузовых платформ и вагонов до пассажирских вагонов высшего класса. Отменное по тем временам оборудование – самые современные станки, мощные паровые агрегаты – обеспечивало высокую производительность труда и наивысшее качество продукции.

В августе военного 1915-го тверское предприятие перешло во владение акционерного общества Русско-Балтийского вагоностроительного завода. А три года спустя, в октябре 1918 года, было национализировано. Собственно, в период Гражданской войны работа там практически замерла: многие рабочие ушли на фронт. Поэтому впоследствии перестроить трудовую жизнь на новый лад оказалось очень непросто, даже во времена НЭПа. Лишь в эпоху индустриализации завод снискал себе трудовую славу, завоевав репутацию лучшего в отрасли.

В бурном 1937 году Калининский вагоностроительный (тогда он назывался именно так) выпустил 5736 товарных большегрузных и 418 пассажирских вагонов, превысив по общему объёму производства показатели 1913 года в 16,4 раза. Завод превратился в крупнейшее вагоностроительное предприятие Европы. А потом – война. Оккупация Калинина. Сравнительно недолгая (два месяца), но драматическая: немцы сожгли почти весь город. А стратегически важный завод с болью в сердце пришлось уничтожать самим рабочим, поскольку эвакуировать на Урал успели только один эшелон из 30 спецвагонов с производственным оборудованием. Тогда важнее всего было, чтобы заводские мощности не достались врагу. И в правоте этой логики невозможно усомниться.

30-Война.jpg

1942 год. Калининский вагоностроительный работает для фронта


В первые же дни после освобождения Калинина, в середине декабря 1941 года, вагоностроительное предприятие начали восстанавливать из руин и без промедлений налаживать производство, в том числе и оружия. Через несколько недель на заводе уже работало более 500 человек. Трудиться приходилось в 30-градусный мороз, нередко на открытом ветру. Но в марте 1942 года вагоностроители отправят на фронт первые 5000 снарядов. Лозунг «Всё для фронта, всё для победы» для них стал смыслом жизни. В годы Великой Отечественной калининские вагоностроители выпускали около двадцати наименований фронтовой продукции: корпуса фугасных и авиационных бомб, артиллерийские снаряды, мины, товарные, пассажирские, санитарные, банно-прачечные вагоны, передвижные ремонтные базы. И всё это – в полуразрушенных цехах, которые одновременно расчищали и восстанавливали. Люди погибали под бомбами, лучшие уходили на фронт – и всё равно предприятие продолжало выдавать продукцию. Кроме того, на территории завода действовала танкоремонтная база Калининского фронта. На примере одного этого завода можно понять, как и почему Советский Союз выстоял в той войне и победно завершил её в Берлине.

В 1969 году возле заводских корпусов открыли обелиск. Под барельефом, запечатлевшим вагоностроителей и воинов, выбиты слова: «Вечная слава товарищам по труду – героям-вагоностроителям, отдавшим свою жизнь в борьбе за честь и независимость нашей Родины в годы Великой Отечественной войны». Простые слова, но сколько за ними стоит!

После Победы завод возродился, превзошёл довоенные показатели. В 1951 году здесь прекратили сборку грузовых вагонов. Инженеры и рабочие бросили все силы на выпуск цельнометаллических пассажирских моделей. Осваивались новые технологии, многие из которых создавались непосредственно на Калининском вагоностроительном. Так, заводские конструкторы разработали и внедрили в производство портальные сварочные машины для приварки дуг крыши, для сварки боковых стен вагона и настила пола. Эти сварочные автоматы затем получили признание не только в СССР, их использовали на десятках отечественных и зарубежных предприятий.

Сегодня мы много говорим о необходимости импортозамещения. Тверской завод столкнулся с этой задачей в начале девяностых, после развала Совета экономической взаимопомощи. Ведь купейные вагоны нам поставляли главным образом страны Восточной Европы. К чести заводчан, им удалось быстро наладить производство купейного вагона модели 61-820 повышенной комфортности с улучшенными техническими характеристиками и дизайном, ставшего одним из основных видов продукции того времени. Несмотря на все испытания последних лет двадцатого века, коллектив предприятия сохранил преемственность поколений, свои рабочие династии и традиции. Как следствие – современный Тверской вагоностроительный работает бесперебойно, формируя пассажирские составы России.

Первое десятилетие нового века стало для завода временем технического перевооружения, позволившего не отставать от требований времени. Сейчас в Твери выпускаются вагоны для наших самых знаменитых и скоростных поездов – «Красной стрелы», «Невского экспресса», «Буревестника». Производятся пассажирские вагоны всех четырёх классов, двухэтажные вагоны, служебные вагоны с салонами и спальными купе, а также пассажирские модели для стран с жарким климатом. На двадцати маршрутах РЖД курсируют двухэтажные поезда. Ещё недавно они казались чем-то диковинным. Каждый год расширяется их география, а вагоны модернизируются, становятся комфортнее. Образцы нового модельного ряда отличаются плавным ходом и более высоким купе второго этажа.

Комфортные, элегантные тверские вагоны можно встретить в любом уголке России. Так было и так будет. Пройдёт год-другой – и стране потребуются перспективные инженерные решения в вагоностроении, ещё более высокий уровень надёжности и комфорта для пассажиров. И строить новые вагоны будущего предстоит старинному тверскому предприятию!..

заместитель главного редактора журнала «Историк»

Медиа: image / jpeg


96. Иду я, надеждой согретыйСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Мажит Гафури (1880–1934)

Башкирский и татарский писатель, народный поэт Башкирской АССР, классик советской башкирской и татарской литературы, фольклорист, драматург.


Время настало…

Время настало делом поверить слова,

Бeз толку шляться толпою незрячей,

Надо решиться, долгом платя за права,

Сделать задуманное настоящим!

Каждое дело взвесить на трезвых весах,

Чтобы в работу нам споро включиться,

Тяжкую ношу стойко нести на плечах,

Не оступиться и не отступиться.

Надо нам трезво путь выбирать и людей,

К цели способных вести за собою!

Много витает в воздухе ложных идей –

Сердце спалишь! Не рискуй головою!..

У моря

Как взмахи чаек белых – паруса.

Трепещут, крыл расправленных вольней.

Они летят средь волн, как голоса

Из грустной дали памяти моей.

Гора Ай-Петри, солнце за грядой

Скатилось в море, и не увидать,

Как смолкнул брызг лучистый разнобой,

И тихой-тихой моря стала гладь.

Вот скрылся лик светила, но мрачней

Не стало, нет! – ещё закат игрив.

И тронут позолотою отлив

Чуть тлеющих бесчисленных свечей.

Улыбнулась…

Душа моя сегодня просияла:

Как щёки милой розовы и алы!

Как красота её, скажи на милость,

Улыбкой расцвела, преобразилась.

Меж лепестками мака – меж губами

Искрятся жемчуга, маня снегами.

Лица её нерукотворный свет

Пролился, озаряя всё окрест.

И грудь моя, тобой одной больная,

Воспряла, от улыбки оживая…

* * *

Щетине дремучей подобны

Души моей заросли были.

С корнями их выдрав, не бродом

Прошёл я болотные гнили.

Да ладно бы только болота –

Мне путь преграждали туманы.

Напрасно мечтал я о чём-то:

Все ночи и дни – лишь обманы.

Я грудь распахнул. Искры света

Позвали вперёд мои стопы.

Иду я, надеждой согретый,

Дурман раздвигая и топи.

Загубленный сад

Когда-то здесь был сад в цвету, где розы пламенели

И соловьи с подмостков ив насвистывали трели.

Неслышное теченье вод реки неторопливой…

Наверно, первозданный рай таким же был счастливым.

Здесь удивлённый человек бродил – свидетель чуда

И думал: «В сад попавший раз, я не уйду отсюда».

Куда ни глянуть – дивный сад, расцвеченный лучами,

И благовоний аромат сливается с ручьями.

Тот рай земной, цветущий рай, я увидал однажды:

Прозрачный воздух пил, мечтал и лучшего не жаждал.

Гляди, каким теперь он стал, какими листья стали,

И с мёртвых веток дни мои слетают жёлтой стаей.

Сад стал не тот… Где соловьи? Что с цветиками стало?

И вороньё подмостки ив уже облюбовало…

Жизнь, как цветы… Черёд всему. И соловьи исчезнут.

И хриплым горлом вороньё окликнет эту бездну…

Проходит жизнь…

Стою у ручья: так чисты его звонкие струи и смелы.

Текут, исчезают, а я остаюсь одинокий… в чём дело?

Прощаются… Значит, отныне уже не увижусь я с вами.

Столетья пройдут на земле – не припасть к роднику мне губами.

«И капли одной на пустую ладонь не прольётся, не брызнет», –

Успел я подумать и слёз не сдержал о себе и отчизне.

Мгновения жизни моей преходящей на струи похожи,

Текут, исчезают в промоинах вешних, озябли до дрожи...

Стою у ручья, в торопливые воды смотрюсь я и плачу.

Они никогда не вернутся. И дни мои, знаю, – тем паче...

Перевёл Сергей Янаки

18-Лира стихи.jpg

Медиа: image / jpeg


97. Из мук душевных извлекая суть…Ср, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Мифтахетдин Акмулла (1831–1895)

Башкирский, казахский и татарский просветитель, поэт, мыслитель. Является крупнейшим представителем башкирской поэзии XIX века, оказавшим воздействие на всю дальнейшую национальную литературу. Также оказал большое влияние на развитие казахской и татарской литератур.



Разум

Больших чинов достигшие вельможи

Порой на глухарей в лесу похожи:

Людей не слышат и не замечают

И ровни не найдут себе, похоже…

Попробуй – хоть на время – жить, как рана,

Клеймить порок, не восхвалять обмана.

Когда же эту мудрость ты постигнешь –

Поддакивать не след словам тирана.

Не равны луг и степь в Господнем лете,

В семье – и то порой не равны дети…

С невеждой жить – неделя годом станет,

Будь с мудрыми всегда на этом свете.

Ища себе попутчика в дорогу,

Уму доверься, а не только Богу:

Бывает, что и медь блестит, как злато,

Но блеск её тускнеет понемногу.

Будь тем, кем назван был ты в час рожденья,

Живи достойно – избежишь забвенья.

Но если ты с невеждой шёл по жизни,

То ждёт тебя не слава, а мученья.

Живи с добром по чести и по вере,

Врагу и другу открывая двери,

Ведь умный враг ценней друзей неумных –

Внезапно не предаст, по крайней мере…

От языка, считай, все наши беды,

Мудрец молчит, ему позор неведом.

Глупец же слово выпустит дрянное –

И вот оно летит за дурнем следом.

У пьяного язык – как конь на скачке –

Он гнал его галопом, не иначе…

Лишь вечером уставший понимает,

Что день прошёл без пользы и удачи.

А злой язык берёт в подмогу руки,

Коль нет ума – дерись давай – от скуки!

Придёт беда, коль тело безголово,

Но глупому не будет в том науки…

На этом свете, если так возможно,

Жить надо не бунтуя, осторожно,

Для добрых дел искать людей хороших –

Не встретишься тогда с бедой острожной…

Не раскрывай своих секретов, если

Ты оказался в ненадёжном месте,

Ведь недруги воспользуются этим

Из зависти, а может, и для мести.

Когда прилюдно мысли оглашаешь,

Не оглашай всего того, что знаешь.

Две трети пусть останутся под спудом –

Не то к себе вниманье потеряешь.

Незрелый ум учения не жаждет,

Глупец казаться хочет самым важным,

Не слушая других, даёт советы, –

И лишь мудрец советуется с каждым.

Кричу, стучу в глухое мирозданье:

А есть средь тех, кто Божии созданья,

Ну хоть одна душа, что для народа

Несёт ученья свет и силу знанья?

Как жаль!

О, как мне жаль, что в нашем доме всё не так,

Единства нет, и споры чуть ли не до драк,

И всё никак не народится первый гений,

Какой собрал бы весь народ в один кулак.

Одни упрямо не желают правды знать,

Другие знают, но им выгодней молчать, –

Как муха, присосавшаяся к ране,

Не хочет более летать и мёд искать…

В кривой стреле какая польза? Никакой.

И прок от женщины бесплодной небольшой.

Любой мольбой в стихах народа не пробудишь,

Коль их споёт ему поэт с пустой душой.

Не будет радости народу моему,

Коль так поём мы, что ни сердцу, ни уму,

А надо петь, страдая, плача и печалясь,

Из мук душевных извлекая суть саму…

Пробуждение

Друзья, не уподобимся скоту,

Засохшей иве с плачем по листу, –

Как сад зелёный, юноша мужает,

Когда находит в мире красоту.

В садах весну отпели соловьи,

Цветы раскрыли жадно рты свои…

Никто нас жить во тьме не принуждает,

Достойны будем света и любви!

Снега сошли, и воды утекли,

В блаженство погрузился мир Земли,

И дети, что зимой сидели в избах,

Бегут гурьбой в степные ковыли.

За ними под весёлый лай собак

Несётся в степь и конский молодняк, –

Кто смотрит в мир душою неподвижной,

Попробуйте на жизнь взглянуть не так.

Окиньте взглядом светлый окоём,

Подумайте о будущем своём,

Оно ведь тоже может быть прекрасно, –

Подумайте, подумайте о нём!

Нам в жизни надо многое успеть:

Ремёслами и знаньем овладеть –

Учитесь у проснувшейся природы

Цвести, расти и славу солнцу петь!

Перевёл Владимир Денисов

Медиа: image / jpeg


98. Он в нас отчего-то веритСр, 29 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Петербургский писатель Максим Грановский со своим новым сборником стихов стал одним из трёх лауреатов престижной премии фонда «Созидающий мир» в номинации «Поэзия».

В «Спокойной книге» Грановского во множестве стихотворений этого автора обнаруживается удивительное взаимопроникновение классической и новаторской поэзии, выраженное иногда мощно, иногда задумчиво, но всегда умно и чрезвычайно лирически:

17-Обложка.jpg

Цветок мой на треть состоит из дождей,

В июле из матовой кожи ночей,

Из крови канала, из нерва реки,

Из плоти непереносимой тоски.

Это про живой, дышащий, родной и бесконечный Петербург, неотделимый от поэта, от его мыслей, чувств. Это и воспоминания о городе, который находится в некоем личном космосе:

Мой город на треть состоит из хлопот,

Молитв посреди коммунальных болот,

Тщеславия зданий, чуть-чуть из тепла,

Из кошки, что ночью котят родила.

А потом начинается самое главное, Человеческое, знакомое всем:

Ещё в нём содержится то вещество,

Которым извечно вершат колдовство:

Перо и бумага. Враги и друзья.

Процент не проверить. Замерить нельзя.

Вот так внезапно словно становишься зрителем интересного, яркого, умного фильма. Чёрные мурашки букв волшебным образом складываются в картинку, тебя зацепило, и ты начинаешь видеть сны наяву, слышать музыку стиха, любоваться миражами поэзии, потому что эти стихи – на редкость чистого и яркого звучания!

Подчас стихия стихов Грановского, видимо, передавая характер автора, – авангардна, неудержима, идёт потоком. За словом поэт в карман не лезет – его обширный словарь разнообразен:

Апельсин улёгся боком

На подушки томных слив,

Посмотрел железным оком

Чайник, выпукло-спесив,

И, прищурившись японцем,

Кот преобразился в шар.

Мандариновое солнце

В кухне вызвало пожар…

За обложкой «Спокойной книги» – высокая энергетика чувства и мысли. Даже сложные образные стихотворения легко усваиваются читателями:

В каждом лимбе колодца – всё меньше твой нимб.

И всё больше в смещении вообразим

Вертикальный коллайдер, начало трубы,

Есть объём, глубина, нет ни капли воды.

И мы сквозь призму этих кругов, волн и наслоений видим жизнь во всей её простоте и бесконечной сложности, ужасе, красоте и величии – словом, такой, какая она и есть на самом деле.

Поэзия Грановского оригинальна и самобытна. В книге практически нет проходных вещей, каждый стих уместен и работает на общую поэтическую задачу:

Художник рисовал картину.

Извлёк пышноволосый луг,

И небо вылил в сердцевину,

И Солнце выпустил из рук!

Любимая тема поэта – духовный мир человека. При этом эрудиция автора очень широка, а его стихи характеризует точность образов, тонкая драматургия и индивидуальность поэтического взгляда:

Захочется строку списать

С того стиха, который ночью

В висок упрётся многоточьем,

И не успеть раскрыть тетрадь…

Стихи Грановского отличает неординарность, искренность, возможность рисовать, выписывать настроения то акварельными мазками, то мощными и чёткими штрихами. И, конечно, новаторство:

Этот запах не спутать, ни выветрить,

Креозот и мазут – за версту,

Шпалы – словно абстрактная исповедь

Поскользнувшейся зебры на льду.

Повествуя о самых личных вещах, поэт по-новому открывает хорошо всем нам известные человеческие чувства и переживания:

…Приходишь домой с работы,

И строчки не написать!

Есть самоубийство долгое,

Когда над самим собой

Верёвку плетёшь из воздуха,

Как тёмный дым над трубой…

А затем делает вывод точный, изящный:

Мир добрый, тобой контуженный,

Не даст тебе слов с огнём.

Фальшивить не даст парадно.

Стеною задумает встать,

В своей обороне за главное…

Ни строчки не написать!

Ощутимо богатство образов, чувств и мыслей, которыми владеет автор. Отсюда – искренность интонаций, насыщенность метафорами, внимание к деталям, афористичность:

Ты вспоминаешь викинга и гунна?

Невольниц робких, приведённых мной?

Лежала ты Парижскою коммуной!

Ты всё-таки была моей женой!

Разница напряжений между философией и чувством придаёт этим стихам энергию, обеспечивает их эмоциональный накал, раскрывает отношения поэта и мира:

А ты вцепился в ручку от зонта,

Ты запираешь переборку неба.

Но дождь со снегом… Он задержан не был

Нейлоновою кожицей холста.

Очень удачны, как мне представляется, отсылки к прошлому, интересно подсознательное разгадывание причинно-следственной взаимосвязи событий, явлений, духовного родства с землёй и небом, прошлым и будущим:

Ты говоришь на древнем языке,

Не ведая, откуда взялись буквы,

И почему слогов боятся губы,

И отчего ты, ветер в тростнике,

Заговорил на древнем языке.

Ты говоришь на верном языке,

Придуманном ещё до основанья

Физических законов мирозданья,

До правды, забелевшей в старике.

Ты говоришь на тайном языке.

Особое место в представленной книге занимают лирические стихотворения. Они всегда точны, хрупки и изящны. Самое главное – у читателя возникает ощущение сопричастности, подчас участия в чуде, ощущение чего-то лично пережитого, забытого, невесомого:

Ты невиновен? Ты преступник сам

В роскошном, молодом несовершенстве.

Привыкнул ты к росе и к чудесам…

А рядом вишня… С небом во главенстве.

Чрезвычайно интересны в представленной книге поэмы «Канава» и «Сказ о собаках».

Автору удаётся точно передать глубину затрагиваемых тем, провести читателя по утончённым граням человеческой мысли, окунуть его в холодный поток разума и в горячий огонь чувства:

У дома, где твой дух ревел,

Бедой подать до двери, –

Течёт канава. – Серый зверь

Во время наводнений!

Канава сточная, она

Одна в твоей округе.

В ней мылась полная Луна.

Оранжево. В испуге.

Оголённый нерв поэмы держит в напряжении слушателя, ищет и находит это хорошо знакомое общее личное:

Любовь! Ты памятью права!

Потребность человека

В добре, в теченье естества,

Вращает лопасть века!

Многопланова драматургия поэмы «Сказ о собаках», повествование которой представляет собой эклектику из образов и явлений, происходивших в стране за последние тридцать лет. Автор мастерски объединяет и соотносит это повествование с рассмотрением вечных человеческих ценностей и главных человеческих начал:

(Окажется – ноша его легка…

Окажется – сам Он, большая река!)

Во всех мне известных империях,

Где нет к человеку доверия,

Где Чёрное Торжество,

Он в нас отчего-то верит

Сильнее, чем мы в него!

Поэме и стихам в этом сборнике присуще такое качество, как удивительная глубина мысли, её необычный поворот, вдруг показывающий всё совсем по-другому при кажущейся обычности и простоте сюжета. А ещё, что лично меня подкупает в поэзии Грановского, так это почти физически ощутимая деятельная доброта – призыв и попытка сделать наш мир хоть немного лучше, на которую невозможно не отозваться читателю.


«ЛГ»-ДОСЬЕ

Максим Грановский родился в 1971 году в Кишинёве. Там же окончил среднюю школу и архитектурно-строительный институт, стал инженером. В настоящее время живёт и работает в Санкт-Петербурге. А по совместительству он – «инженер человеческих душ» – пишет стихи. Причём давно и много. Автор двух книг стихотворений. Лауреат «Илья-Премии» (Москва, 2007), премии «Молодой Петербург» (2009), Всероссийской премии им. А.К. Толстого за книгу «Ветер» (2014), победитель «Битвы поэтов» (2012), лауреат премии «Поэт года» (2017) и ряда других.


Медиа: image / jpeg


99. Герои «Чистой книги»Вт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

На фестивале новой культуры «Белый июнь» в Архангельском театре драмы объявили имена лауреатов премии, учреждённой в 2019 году в память о русском писателе Фёдоре Абрамове. Награда вручается один раз в два года.


Во втором сезоне «Чистой книги» (2020–2022 гг.) на рассмотрение экспертов премии поступило 86 произведений, написанных авторами из 36 регионов России. Лауреатами в номинации «Современная проза» стали: Максим Замшев, Москва (роман «Концертмейстер»), и Зинаида Лонгортова, Салехард (повесть «Путь от Оби. Под крылом Матери Вороны»). В номинации «Литературная критика» лучшей была признана Валентина Иванова, Иркутск (книга «Наследие Валентина Распутина в современной иркутской литературе»).


12-КНИГА2.jpg

Лауреат в номинации «Литературная критика» Валентина Иванова
и глава экспертного совета премии Сергей Шаргунов


Специальной премии «За сохранение и развитие традиционных идеалов и ценностей отечественной словесности» удостоена Анастасия Астафьева, Вологда (сборник рассказов «Для особого случая»).

Специальную премию «За вклад в изучение и пропаганду творчества Фёдора Абрамова» присудили журналисту Сергею Доморощенову, Архангельск (книга «Великий счастливец. Биография Фёдора Абрамова»).

Медиа: image / jpeg


100. Поэзия вероятностиВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

27 июня исполнилось 60 лет замечательному казанскому поэту Алексею Остудину. Беседуем с ним о творческой кухне, об учителях и учениках.



«ЛГ»-досье

Алексей Игоревич Остудин – поэт, культуртрегер. Родился в Казани в 1962 году. Окончил филологический факультет Казанского государственного университета и Высшие литературные курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Активно публиковался с 1978 года в советских
и, позднее, в российских журналах и газетах. Автор 10 книг.



– «Талант – это вещь исчерпаемая, он иссякает, как колодец», – сказали вы в одном из недавних интервью. Что нужно делать, чтобы не растратить дар?

– Талант, на мой взгляд, редкая возможность для человека преуспеть в каком-то деле, не только особое умение освоить основные правила и профессионально выразиться, а добавить к общему своду что-то совершенно необычное, важное, своё. Можно всю жизнь чувствовать в себе талант, но никак его не реализовать, бояться трудовой ответственности, рутины, без которых не обойтись. То есть, как говорил Иоанн Кронштадтский, «талант необходимо употреблять в дело, иначе диавол внушит тебе нелепость, что надо иметь только внутреннее делание». Иными словами, подлинный талант есть дар преображать свои природные способности в духовные. К великому сожалению, для творческого человека всегда существует риск утратить особые способности в любой момент, о природе «отката» к обычному ремесленничеству можно только гадать – связано ли это с физическим увяданием или с духовной деградацией. Дело в том, что талант можно потерять гораздо раньше, когда ты ещё молод и полон сил, примеров этому масса. Поэтому надо стараться быть в тонусе, а там как повезёт.

– Что для вас – писание стихов? Откуда растут строфы Алексея Остудина?

– Я, наверное, никогда не испытывал графоманского зуда, удовольствия от скрипа пера по листку бумаги, просто однажды осознал, что девушки любят ушами и, чтобы увеличить свои шансы добиться взаимности, необходимо научиться навешивать на эти уши лапшу, чем больше и причудливее – тем неотвратимее успех. И это работает до сих пор. С возрастом сочинителю, если таковой выходит за рамки юношеской лирики, становится тесно в уютных рифмах и обычных словах, возникает желание поиграть с правилами русского языка, испытать его на прочность – такая форма сопротивления привычному порядку вещей, а стихи вдруг становятся максималистичными и не слишком удобными для читателя. Думаю, большинство начинающих через это проходило, что в любом случае верный признак будущего качественного роста и формирования призвания. Кроме удовольствия занятие поэзией помогает мне соединить в одно рациональное и чувственное. К сожалению, я не мастер прямого высказывания, слишком стараюсь избегать шаблонов и стереотипов мышления. Мне близко утверждение Аристотеля, что задача поэта – говорить не о происходящем, а о том, что могло бы случиться, о возможном по вероятности и необходимости. Как об этом писать? Да хоть кипятком по снегу!

– Среди своих учителей вы называете Эдуарда Багрицкого, Николая Заболоцкого. Как они повлияли на вас?

– Есть такое ощущение, что поэты 20-х и 30-х годов начинали писать аb ovo1, только не в техническом смысле. Понятно, что они хорошо знали и понимали классическую русскую поэзию, но романтический ветер революционных лет как бы сдул с поэтических основ муар аристократизма и робость интеллигентности. Многие задались вопросом не что писать, а как. Поэтому в литературе той поры так много формального поиска. На первое место выкатились метафора и чувственный опыт. Что, конечно же, совпало с молодостью самих авторов, среди которых кроме Багрицкого и Заболоцкого творили замечательные Павел Васильев, Иосиф Уткин, Борис Корнилов, Ярослав Смеляков и многие другие. Вот и я, листая старые журналы и пожелтевшие поэтические сборники в читальном зале библиотеки 70-х, проникся белозубым здоровьем и бесшабашной заданностью лирики тех лет. До сих пор храню в золотом фонде памяти многие тексты типа: «От чёрного хлеба и верной жены / мы бледною немочью заражены. / Копытом и камнем испытаны годы, / бессмертной полынью пропитаны воды, / и горечь полыни на наших губах. / Нам нож – не по кисти, перо – не по нраву, /кирка – не по чести и слава – не в славу, / мы – ржавые листья на ржавых дубах!»

– Как-то раз вы сказали, что учёба в Литинституте заставила вас серьёзнее отнестись к своим стихам и к поэтическому творчеству в целом. Что, на ваш взгляд, даёт обучение в профильном вузе начинающему литератору?

– Практика Литературного института приучает не писать лишнего, не мудрить. По крайней мере так было в начале 80-х, когда творческие семинары вели Евгений Долматовский, Евгений Винокуров, Александр Михайлов и т.п. Но это не основное, важнее оказаться в обществе себе подобных, когда со всех уголков огромной страны съехались начинающие таланты, каждый наособицу, со своей судьбой, с писательскими пристрастиями, пониманием творящегося вокруг. Вот это надо понимать, грамоте человек может выучиться самостоятельно, а вот роскоши филологического общения в реальном времени, которое помогает тебе определиться в литературной жизни, и осознания своего уровня в общем деле никакая «заочка» не подарит.

– А когда ведёте семинары молодых авторов, что стараетесь донести до них в первую очередь?

– Меня очень радует, что народилось много талантливой молодёжи, общаться с которой легко и приятно. «Семинаристы» все умные и образованные, как на подбор. Стараюсь больше слушать их разборы друг друга, такое чувство, что сам учусь у них точности анализа произведений и политкорректности, а не наоборот. Порой кажется, что я в их годы был не таким тонким и восприимчивым к творчеству своих коллег, как эти. И необычная биография у каждого за плечами, профессиональный стаж, и есть что сказать миру. Поэтому говорю одно: не бойтесь писать плохо, не останавливайтесь.

– Вы не только активный участник, но и организатор различных литературных событий. Что даёт участие в фестивалях самим прозаикам и поэтам? Что самое главное в подобных поездках лично для вас?

– После мрачных 90-х у творческих людей горячее желание встрепенуться, возвратиться в докризисную колею культурной жизни совпало с быстрым развитием интернета в нашей стране, да и по всему миру тоже, наверное. Объявились старые друзья-поэты, разбросанные по городам и весям, уже в Сети – сначала началась переписка, а потом общение на первых литературных сайтах. У меня как раз завелись некоторые средства – доходы от собственного небольшого издательства. Вот я и придумал пригласить в свой город хороших поэтов повыступать перед пишущей местной публикой. Главное в организации таких мероприятий – покрытие гостям расходов на проезд и проживание, это я брал на себя, в остальном мне помогали волонтёры и товарищи. Короче, пока были деньги, я по мере сил участвовал в организации ряда фестивалей поэзии, а потом знамя подхватили ребята помоложе. Наверное, наш тогдашний энтузиазм где-то уберёг пишущую братию города от кипения в собственном соку, дал возможность заявить о себе за пределами республики, ну и поучиться у признанных мастеров слова. Интересно, что примерно в эти же сроки подобные самочинные фестивали проходили, а некоторые живут до сих пор, по всей России и на постсоветском пространстве, например: Волошинский (в Коктебеле), Байкальский (в Иркутске), «Берега» (во Владивостоке), «Петербургские мосты» (в Санкт-Петербурге), «Киевские Лавры» (в Киеве), «Мы выросли в России» (в Оренбурге) и т.п., со многими организаторами я крепко дружу.

– А что насчёт интернета? Помогает он или вредит современной литературе?

– Публикуюсь на профильных сайтах: «Словесность», «Поэзия.ру» и «Стихи. ру» около 25 лет, причём первый столько же лет и существует, а остальные, по-моему, помоложе. Важно то, что реально видишь заинтересованность в своих текстах, получаешь быстрые отзывы, причём от людей из разных городов и стран, с некоторыми из них вступаешь в переписку, и знакомство завязывается потом на долгие годы. Интернет фантастически сократил дистанцию писатель – читатель. До сих пор удивляюсь этому волшебству. Сильно помогают общению в реальном времени социальные сети и мессенджеры: «Живой Журнал», «Скайп», «Телеграм». К сожалению, самые удобные, типа «Твиттера» и «Фейсбука», сегодня практически недоступны в России. Думаю, что и начинающим авторам интернет, конечно, в помощь – в его недрах всегда найдутся неравнодушные, доброжелательные и грамотные люди, готовые помочь им разобраться в дебрях собственного творчества.

– Последние два года выдались у вас очень плодотворными: и в 2020-м, и в 2021-м вышли книги стихов. А в этом году ждать ли нам новый сборник?

– Есть поэты, умеющие выдавать несколько текстов за день, и, надо сказать, неплохо пишут. Я таких называю пулемётчиками и сильно им завидую, поскольку работается мне крайне тяжело и неохотно. Даже когда стихотворение почти сложилось в голове – это ведь надо ещё заставить себя присесть к письменному столу и записать полуготовое хотя бы вчерне. Так что выход двух книг подряд – исключение из правил. Стихов мало, и, чтобы их накопилось под обложку достаточное количество, приходится терпеть лет пять.

Беседу вела
Валерия Галкина


Поздравляем Алексея Остудина с 60-летием! Желаем крепкого здоровья, новых строк и ярких встреч!



1 «С самого начала» (лат.)


Медиа: image / jpeg


101. Как отзовётся имя в векахВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Сергей Казначеев. Зипуны Степана Разина: роман, повести. – М.: Наша молодёжь, 2022.

На первый взгляд книга странно составлена: исторический роман, давший ей название, соединён с повестью «Освобождённые воды», обозначенной как фантастическая повесть, и с мемуарным текстом, посвящённым когда-то знаменитому белорусскому вокально-инструментальному ансамблю «Песняры». По идее, три произведения обращены к разным читателям: любители фантастики часто равнодушны к исторической прозе, а давние поклонники «Песняров» вряд ли тяготеют к фантастике. Если это коммерческий ход – соединить столь разные тексты с целью расширения аудитории, что возразишь? Как говорится, право издателя.

Впрочем, при внимательном прочтении можно обнаружить некий тематический стержень, соединяющий (возможно, и не по воле автора) все три вещи – мягко выраженную идею сохранения национальных культур в эпоху рисков глобализации. В историческом романе воссоздаётся образ русского народного героя Степана Разина, повествование о «Песнярах» приковано к незаурядной личности Владимира Мулявина, создавшего белорусский ансамбль «Песняры», собиравший и возвращавший народные белорусские песни, а в фантастической повести «Освобождённые воды» действие происходит на рубеже ХХI–ХХII веков – и после победы над унификацией входит в мировую моду родной «язык предков». Вряд ли такой стержень книги будет всем заметен, но линия размышлений автора, пусть штрихами, его намечает. Можно предположить и второй вариант: объединяет различные тексты общая идея о совершении чего-то значительного, оставляющего след в истории.

Биография автора вплетена в текст документальной повести: его подростковый возраст и молодость прошли под знаком «Песняров» – и по прошествии лет любовь к этому ансамблю сохранилась.

«Освобождённые воды» в определённом смысле антипроект к доперестроечному проекту поворота северных рек: благодаря писателям (Распутину, Залыгину и другим) с их резонансными публикациями не реализовали тогда план, который нанёс бы роковой удар по экологии. В повести главные герои – Парамон Водограев, гидролог, и его любимая Танзиля из рода заухтаров – ищущих воду – освобождают реки из полуторавекового плена в водохранилищах. Вода в искусственных водоёмах утратила живые течения, обрекая на вымирание всю живность внутри и вокруг. Благодаря освобождению воды поднимается со дна звонница Китежа: автор мифологизирует идею, сделав её символом возвращения национальной культуры. Вспоминалась при чтении и Калязинская колокольня.

В то же время отец Парамона Водограева, астроном, обнаруживает воду на Марсе. По ходу сюжета писатель рассуждает о киборгах, на радость радикальным трансгуманистам утверждая, что первобытный человек, взявший в руки палку как орудие труда, уже киборг. Любопытно, но весьма спорно. Упоминается и многим уже известная идея о воде, обладающей памятью (в этой точке скрывается, как мне кажется, завязь интересной, ещё не написанной повести). Мелькают детали в стиле антиутопий, правда, уже сейчас стремительно утрачивающие характер утопичности: искусственные и ГМО-про­дукты для всех, специальные секс-коконы (камеры), аэроборды, управляемые мыслью, и так далее: вглядываясь в будущее, автор, в отличие от знаменитых авторов-антиутопистов, не теряет оптимизма...

На мой взгляд, самое значительное в книге – это, конечно, исторический роман «Зипуны Степана Разина». Выражение «зипуны добывать» в старину означало казачий поход-набег за ценной добычей. Действие романа происходит после поражения разинцев при попытке взятия Симбирска и тяжёлого ранения атамана. О самом казацко-крестьянском восстании 1670–1671 гг. фактически не рассказывается. В центре – личность Степана Разина. Второй план романа – современное время: журналист Фёдор Никаноров ищет разинский клад. События в двух планах чётко запараллеливаются, из-за этого повествование иногда теряет в современной части сюжетную остроту, хотя, казалось бы, присутствуют историческая тайна, любовные сцены, неожиданные ходы, острые повороты, например наезд сельского криминала (правда, эта линия оказалась оборванной). Историческая часть оригинальнее и сильнее, здесь выразительные характеры, динамичность, особый язык. Не вдаваясь в лингвистические и этнографические приметы текста, отмечу, что они делают роман ярче.

Разумеется, по ходу чтения возникло желание сравнить трактовку образа Степана Разина Сергеем Казначеевым с трактовками его предшественников: Алексея Чапыгина, Степана Злобина, Василия Шукшина.

Злобин в романе «Степан Разин» (издан в 1951 году) ставил целью показать Разина подлинным народным вождём, а бунт – мощным. Это Злобину, несомненно, удалось. Заветный план его Разина: «поднять Запорожское войско в союзе с Донским». У Казначеева Разин после поражения идёт на Дон, замысел поднять донских казаков у него тоже проглядывает, но смутно. В романе Шукшина «Я пришёл дать вам волю» (первая публикация – в 1971 году, журнал «Сибирские огни») мысли Разина о союзе с родным Доном отчётливее – и тем трагичнее отверженность атамана, его конец. У Злобина и Казначеева есть тематически общие герои – к примеру, старый казак Серебряков, но многие персонажи разные. У Казначеева казак Наумов превращается в лекаря Наума, помогавшего Разину выкарабкаться после ранений, такой лекарь мелькает и у Алексея Чапыгина, чей роман «Разин Степан» (1927 год издания), отличавшийся языковым своеобразием, заслуженно высоко оценивали многие, в том числе Шукшин. У Чапыгина гадает Степану Разину некий Лазунка, у Шукшина о трагической участи Разина говорит поплатившийся от его руки за мрачное предсказание казак Матвей Иванов. У Казначеева предсказывает казнь атаману калмык-буддист, тоже обрёкший себя на погибель. Выдавший властям Разина атаман Корней Яковлев – значимый персонаж у Шукшина. Яковлеву адресованы обличительные слова Степана Разина: «Подумай: рази ты человек? Да рази человек будет так, чтоб ему только одному хорошо было! Ты вот торгуешь Доном… Вольностями нашими. После тебя придут – тоже охота урвать кусок пожирней, – тоже к царю поползут… Больше-то чем возьмёте? (...) И вот такие лизоблюды… всё отдадут. Вот беда-то». У Казначеева Яковлев виновником не назван, отношения Разина с не поддержавшими его казаками в романе не показаны. Но не эти отличия – главное. Главное – иная трактовка личности самого Разина. Если у Злобина он – народный герой, у Чапыгина и Шукшина – мститель за «обиженных», поднявший и возглавивший восстание, ибо «хотел дать людям волю», у Казначеева Разин – раб стихийности своей натуры. Наиболее акцентирована чувственная сторона его личности, страстность и необуз­данность его характера. А ведь Разин до восстания был не только выборным атаманом, но и дипломатом от Войска Донского. То есть был далеко не прост, умён, сложен как личность и вряд ли столь стихиен. В романе Казначеева он, скорее, вынесен в вожди на гребне народной волны, а не капитан – рулевой народного корабля. При спорности трактовки его образа Разин получился живым, это существенное достоинство книги. Видимо, для автора более важна не социальная, а психологическая сторона: попытка потерпевшего первое поражение, тяжелораненого Разина заглянуть в будущее, осмыслить свою судьбу, определить, как отзовётся его имя в веках.

Мария Бушуева



Медиа: image / jpeg


102. Три книги стиховВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Алексей Бельмасов. Я живу на окраине солнца. – Кемерово: Принта, 2022. – 196 с.


Не раз приходилось слышать сказанное то всерьёз, то с иронией: «Россия – страна поэтов». Да, стихи пишут миллионы людей. Есть и были прекрасные поэты, много прекрасных поэтов. Но места на пресловутом Парнасе не так уж много, большого количества знаменитых не бывает, иначе они бы и не были знамениты. Пять – десять – пятнадцать греются в лучах славы, остальные – или в её отсвете, или в тени.

Традиционно особенно не везло тем, кто проживал жизнь вдали от столицы, от ЦДЛ, редакций толстых журналов, издательств. С другой стороны, поселись все поэты в столице, и поэзии не станет, она наверняка захлебнётся в самой себе. И хорошо, что поэты разбросаны по всей России. От Камчатки до Калининграда, от Норильска до Сочи…

Нынешним молодым нестоличным легче, чем поэтам старшего поколения. Есть интернет, множество очных и заочных семинаров, фестивали. А многие из ушедших в 1970–2000-е забываются, крупицы их творчества хорошо если становятся пресловутым «региональным компонентом».

Одним из способов не дать забыть и потерять стали литературные фестивали и премии имени нестоличных поэтов. В Самаре проходит Литературный фестиваль имени Михаила Анищенко, в Березниках – «Решетовские встречи», названные в честь Алексея Решетова, в Ленинске-Кузнецком – фестиваль имени Алексея Бельмасова.

С последнего я привёз сборник «Я живу на окраине солнца». Замечательные стихи поэта, о котором я до недавних пор ничего не знал. Он жил в Кузбассе, умер в 2013-м, в пятьдесят с небольшим...

На фестивале звучали произведения Алексея Бельмасова, причём не только со сцены, но и в неформальной обстановке в кругу молодых стихотворцев. То же я наблюдал и в Самаре, и в Березниках.

Наверняка в каждом регионе страны есть талантливые и, к сожалению, ушедшие поэты, чьими именами стоит назвать литературные фестивали, встречи, организовать премии, пусть с крошечным денежным наполнением или с ценным подарком лауреату. Главное – поддерживать живую память.

И вот одно из стихотворений из книги Алексея Бельмасова. Оно невесёлое, может, тем меня и зацепило.


Погода сегодня нервная,

Поэтому люди – грустные,

Походками ходят мерными

И думают мысли гнусные.


На небе – подушки грязные,

На улицах – лужи мокрые,

И носятся гриппы разные

В округлом от века округе.


Я ем за окошком булочку

И, глядя на ветер, думаю:

Какая я всё же умничка,

Что выбрал не даль угрюмую.


О шалостях о погодиных

Я думаю думу внятную,

Смотря из квадратной Родины

На Родину неквадратную.



Обложки для полосы СенчинаIMG_0469.jpgЛев Болдов. Полёт. – Симферополь: Издательство и типография «Форма», 2015. – 180 с.


Эта книга вышла довольно давно, но ко мне попала во время последнего Книжного фестиваля на Красной площади. Подарила вдова поэта Льва Болдова…

Со Львом мы познакомились в конце 90-х в Центральном доме писателей. Оба тогда молодые, смелые. На мероприятиях читали – он стихи, я рассказики, потом компанией спускались в нижний буфет, а когда тот закрывался, шли в одну из многочисленных фанерных кафешек возле станций метро «Баррикадная» или «Улица 1905 года». Острили, спорили, Лев, если была гитара, пел – продавщицы обычно разрешали…

Потом Лев перестал бывать в ЦДЛ, через некоторое время я узнал, что теперь он живёт в Крыму. Ещё, помню, удивился, что москвич покинул Москву… В 2015-м Лев Болдов умер.

В Москве, откуда я тоже однажды уехал, остались подписанные им книги, журналы с его публикациями. Заново собираемую мной библиотечку современной поэзии теперь пополнила книжка «Полёт», составленная самим Львом, но изданная уже после его смерти.

Вот одно из последних написанных им стихотворений. В отличие от большинства других, тяжеловесных, нагруженных смыслами, сюжетами, это по форме лёгкое, летящее. Словно действительно бумажный самолётик, который, кажется, никогда не упадёт…


Запущен в небеса, как дротик,

Не сбитый снайпером пока,

Летит бумажный самолётик –

И прошивает облака!


Он снизу – крохотная точка

В потоке турбулентных лет.

И облачная оболочка

Его окутывает след.


Но рвётся яростный разведчик

Упрямо – выше облаков –

К соцветиям небесных свечек,

К мигалкам звёздных маяков!


В бездумной фанатичной тяге

Запущен детскою рукой

Тот сложенный листок бумаги –

С моей дымящейся строкой.


Быть может, когда-нибудь или скоро уже возникнет фестиваль имени Льва Болдова. В Москве, где он родился и вырос, где стал поэтом, а лучше – в зимней печальной Ялте, где ушёл из жизни…



Обложки для полосы Сенчина IMG_0468.jpgАлександр Казинцев. Начало. – М.: Вест-Консалтинг, 2021. – 64 с.


В начале июня состоялось первое вручение премии имени Александра Казинцева. Среди множества литературных премий она, наверное, самая необычная – мы любим присваивать имена давно ушедших литераторов, а эта названа в честь того, с кем жили рядом, многие были знакомы, покинувшего Землю совсем недавно. (Ещё одна такая премия – «Антоновка 40+», организованная учениками Алексея Антонова, писателя, преподавателя Литературного института.)

На вручении и вечере памяти желающие могли бесплатно получить две книги Александра Ивановича: сборник литературоведческих статей «Возвращение» и томик «Начало», в который вошли стихотворения, написанные им в девятнадцать лет…

Александра Казинцева многие знают как многолетнего сотрудника журнала «Наш современник», как публициста, как ведущего творческих семинаров в разных городах России. Но начинал он как стихотворец, входил в 1970-х в объединение «Московское время». Потом стихи писать перестал и незадолго до кончины к ним вернулся.

Нет, новых не появилось, но, словно бы предчувствуя скорый уход, Александр Иванович оглянулся на то, что не раз называл своим призванием, – к поэзии. Месяца за три до смерти в «Литературной газете» вышла подборка его стихотворений; он успел собрать и сдать в издательство свой первый поэтический сборник «Сила земли», который раздавали пришедшим на похороны. И вот вторая книжка, тонкая, с юношескими стихами. С юношескими, но не наивными.

Особенно мне понравилось это короткое… Литератор обычно хочет показать, что он или его лирический герой всё знают. А здесь такое очарование, такая мудрость в признании своего незнания…


Я птиц лесных не знаю имена,

не различу по щёлканью, по свисту.

Но надо мною полог густолистый

развёртывает леса глубина.


В лесных верхушках серый небосклон,

и всё поёт под сенью говорливой.

И я стою незнающий, счастливый,

от всех своих забот раскрепощён.

Медиа: image / jpeg


103. Хождение по горизонтуВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)


Человек на велосипеде

Именно таким в конце прошлого века, в Тарханах, я впервые увидел Геннадия Валентиновича Салькова. Правда, не знал ещё, кто он такой. Просто, когда по долгу службы приезжал делать телевизионную программу «Тарханы» с Тамарой Мельниковой», встречал на дорожках Лермонтовского музея-заповедника «человека на велосипеде». Так я называл его для себя. И, признаться, долго с ним не был знаком. Ехал он всегда медленно, чинно, спокойно осматриваясь по сторонам – будто проверял: всё ли на месте? Хотя было видно, что поездка эта – не только прозаический способ добраться до определённого места, но и явное удовольствие. Лицо велосипедиста было довольным и доброжелательным. Оказалось, он направлялся в свою мастерскую: это был художник Геннадий Сальков, который теперь уже более полувека, с 1968 года, живёт в лермонтовских Тарханах. Велосипед, который он впервые оседлал лет в двенадцать, всегда был его любимым средством передвижения. Мне кажется, в этом факте есть некая разгадка характера моего героя: для меня «человек на велосипеде» – человек, который никуда не спешит, любит созерцать, размышлять, философствовать, если хотите. Таким и должен быть настоящий художник!

Принято считать, что детство человека во многом определяет его судьбу, характер, задаёт вектор развития. Поэтому я очень удивился, когда узнал, что родился Гена Сальков под грохот снарядов: 1 июля 1942 года в Сталинграде был ад. Но его мама Елена Алексеевна и отец Валентин Васильевич сумели благополучно эвакуироваться на Урал, а после войны вернулись в родной Орёл. Там, на окраине города, в доме деда впервые и возникло желание рисовать. Казалось бы, именно война должна была стать главной темой для юного художника. Но самому мальчику не хотелось рисовать ни танки, ни самолёты…


Дворы, овраги, переулки…

На первом и робком акварельном рисунке появился… цветочек! Не великолепная роза, не гордый гладиолус, не утончённый ландыш. Неброский небольшой цветочек. Скорее всего, по воспоминаниям самого художника, это была цветущая фасоль, которая естественно вписывалась в местность с её заросшими лебедой дворами, старым парком, сырыми оврагами, тихими закоулками, ветхими деревянными домами. Всё в нехитром, бедном послевоенном быте было просто. Но остаётся только догадываться, сколько прекрасных чувств и эмоций подарила эта городская окраина юному художнику! Именно там он учился наблюдать жизнь. Именно там и тогда, думаю, начало формироваться умение подмечать и поэтизировать простое, обычное, неброское.

Уже в первом классе любовь Гены к рисованию была замечена, и мама по совету учительницы отвела его в кружок рисования Дома пионеров. Имя своего первого наставника Геннадий никогда не забывал: Владимир Николаевич Вырыпаев. Дети любили его за военную выправку и строгость, гурьбой провожали до дома.

Так и появилась мечта стать настоящим художником, научиться писать картины, как Брюллов или Репин. Никак не меньше.


14-К Салькову.jpg

Часовня Е.А. Арсеньевой



Тарханский художник

С шестнадцати лет, с 1958 года, Геннадий Сальков – студент Пензенского художественного училища им. К.А. Савицкого. После завершения учёбы он, как это часто бывает, и учитель рисования, и оформитель на заводе, и специалист по промышленной эстетике в НИИ… Но пришёл 1968-й, который навсегда определил будущее Салькова: он стал научным сотрудником музея-заповедника «Тарханы».

У Геннадия Салькова совершенно бессмысленно спрашивать о его любимых местах в Тарханах. Всегда один и тот же ответ: «Люблю всю усадьбу, все места хорошие, куда ни встанешь – перспектива». И мне очень понятны эти, казалось бы, общие слова. Так бывает тогда, когда любовь истинная, всеобъемлющая.

Непросто было подобраться к такому способу изображения тарханской местности, чтобы на картине она оставалась живой. Чтобы не исказить нежные краски средней полосы России. Пробовал Геннадий Валентинович и масло, и акварель, и темперу. Но выбрал пастель – технику редкую и очень капризную, требующую большого мастерства и вдумчивого подхода. Таков и сам художник – человек основательный, надёжный, думающий и даже мудрый. И беззаветно любящий предмет своего творчества, лермонтовские Тарханы. Его пейзажи – своеобразная тарханская энциклопедия: вот бывший «барский» дом, вот сельская церковь Архистратига Михаила, а вот домовая, Марии Египетской… Воспевает художник и окрестности, Долгую и Дубовую рощи, Арсеньевский лес.


Вслед за Лермонтовым

Чувство великого поэта к родным местам рождало стихи.

Любовь Салькова к ним рождает потрясающие по красоте пейзажи: «Весна в Апалихе. Речка Марарайка», «Апалиха», «Дорога». Для Геннадия Валентиновича эта работа – не выход на пленэр. Это жизнь. Он с Тарханами в любое время года, в любой день, в любое время суток. Поэтому и наслаждаемся мы картинами с говорящими названиями: «Рассвет», «Утро», «Полдень», «Вечер», «Лунная ночь», «Начало марта», «Август», «Октябрь». Перебор? Отнюдь. Просто каждая минута художника наполнена любовью к Тарханам. В этом, я считаю, и философия его творчества, и основное предназначение: воспеть страну великого Лермонтова. И землю тарханскую, и тарханское небо. «В Тарханах мы ходим по горизонту», – говорит Сальков. И действительно, небо привлекает его ничуть не меньше, чем земля.

Только за последние годы выставки работ Салькова побывали в лучших музеях Москвы и Санкт-Петербурга, Тулы и Твери, Пензы. Выставки проходили и за рубежом: в Китае, Болгарии, на Мальте.

Творчество Геннадия Валентиновича очень любили поэт Андрей Дементьев, певец Иосиф Кобзон, художник Виктор Пензин… Профессор и академик живописи Эдуард Дробицкий называл его художником от Бога. Всех почитателей таланта Салькова не перечислить. Пожалуй, точнее многих выразила своё восхищение лермонтовед Ираида Усок: «Пейзаж – один из наиболее эмоциональных жанров искусства. Им нельзя овладеть без искренней любви художника к природе. Только переживаемое впечатление рождает произведение, в котором зритель вслед за художником может увидеть в давно знакомом и будничном нечто поразительно новое и волнующее».


Разговорить вещи

Однако он не только тонкий художник, но и упорный реставратор. Одним из моих самых ярких впечатлений стало наблюдение за работой по реставрации одной из старинных икон. Обычно немногословный, даже молчаливый, с огромной любовью, выразительно Геннадий Валентинович рассказывал о своей деятельности в этом направлении. Сколько картин и икон спас художник, набиравшийся знаний в мастерской Грабаря! И всё же самый ценный для Салькова опыт – восстановление живописного полотна «Кавказский вид близ селения Сиони», когда он открыл для себя Лермонтова-художника. Целый год Научно-технический реставрационный совет при проектных мастерских ломал голову над секретами гениального видения. Но Геннадий Сальков сформулировал своё понимание: «В картине всё кажется просто. Просто, как в природе. Сложно, как в природе».

В активе художника есть и экспозиционные проекты по церкви Преображения Господня в музее-усадьбе Радищева, дому-музею Куприна в Наровчате. Экспозиционная работа в Тарханах, которой Сальков отдал немало времени, отмечена премией Правительства России. А ведь это – сверхсложная задача: сделать интерьер, отреставрированные памятники и восстановленную природную среду единым «эмоционально переживаемым пространством». «Разговорить вещную среду» – такую задачу поставил автор и великолепно справился с ней! А ведь это среда XIX века, язык вещей того времени многим в нашем веке непонятен. Однако Сальков считает: «Нет неодушевлённых вещей, есть неодушевлённые люди».

Особое место в жизни и творчестве художника занимают размышления о сути бытия, о душе, о Боге. Макрокосм, пронизывающий личное бытие, – вот загадка, которую автор стремится разгадать в живописных полотнах «Христос в пустыне», «Вознесение», «Христос, несущий крест на Голгофу», «Адам и Ева», «Мадонна с младенцем». Исследователи творчества Геннадия Салькова определяют его метод как «попытку достижения гармонии в соединении земного и небесного». Надо подчеркнуть, что это не «перепев» известных тем, образов и сюжетов. Персонажи Библии, увиденные Сальковым, совсем не похожи на канонические изображения: Адам, Ева, Богоматерь живут на картинах в некоем одухотворённом космосе. И когда мы рассматриваем работы этого цикла, понимаем, что творческие искания автора сопряжены с ежедневным и тяжёлым духовным поиском. Быть может, как раз это и характеризует настоящего Художника: оставаясь песчинкой Вселенной, он в творческом полёте становится её сотворцом. Не услышав этой музыки высших сфер, вряд ли можно стать таким тонким, вдумчивым, поэтичным, любящим. Таким, как член Союза художников России, заслуженный работник культуры РФ, лауреат премии Правительства РФ в области культуры и премии имени Лермонтова, почётный член Российской академии художеств Геннадий Валентинович Сальков.

Борис Шигин

Материал подготовлен при содействии Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы»



Медиа: image / jpeg


104. Морская душаВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Григорий Гачкевич. Нас зовёт морской прибой. – СПб.: Четыре, 2022. – 100 с. – 500 экз.


Как же я люблю стихотворения о море! Григорий Гачкевич даёт мне возможность насладиться своими текстами в полной мере, утолить мою морскую жажду. Как же я люблю книги для детей, которые можно читать и взрослым с не меньшим интересом. Книга «Нас зовёт морской прибой!» – это луч света в том непростом мире, где нам выпало жить. Я убеждён, что именно такие книги способны переделать людей, лишить их парадигмы зла посредством тонкого восприятия природы, данного через настоящую романтику мира, через благородство чувств и эмоций.

Книга состоит из трёх частей. В первой части автор предоставляет нам возможность познакомиться с отдельными стихотворениями. Эти тексты не только овеяны вдохновением, но полны запахами моря, его воздухом, его силой и величием.


Я качался в гамаке,

Будто в лодке на реке,

А с веслом меня сближало

Эскимо в моей руке.


Казалось бы, неприхотливые четыре строчки. А сколько в них всего! Во-первых, прекрасное сравнение в первых двух, выполненное во всей чёткости силлабо-тонической системы, во-вторых, остроумный образ в третьей и четвёртой, ну и, в-третьих, очень достоверное мечтание ребёнка о том, как переносить свойства обычной жизни на сказочное, несбыточное, но от этого не менее желанное существование. Это работает и в художественных, и в воспитательных целях. Если ребёнок учится представлять, он вырастает человеком добрым и с широким кругозором. Показывая своего лирического героя таким, Гачкевич даёт маленькому читателю ориентир.

Не только в мечтах и фантазиях существует море в книге Григория Гачкевича. Есть и реальные картинки. Но дело не только в пейзажном подходе, Гачкевич пытается развеять страх перед стихией, заставить приручить её:


Солнцу прокричав «Подъём!»,

Помахав ему с улыбкой,

С папой в море мы пойдём

За большой и малой рыбкой.


Ветер свеж, но не суров,

Волны есть, но небольшие,

А вообще-то я готов

К самой яростной стихии.


И здесь опять-таки вызывает восхищение, как точно расставлены слова, как умело создан между ними воздух. Первая строка, по-моему, идеальная для ребёнка поэтическая приманка. Кому же не хочется побороть природу, командовать ею, в том числе и восходом солнца? Плюс хорошо передана преемственность мужественности. Сын – отец, эта диалогема очень важна для понимания всего текста.

Всё это убеждает нас, что стихи Гачкевича, несмотря на внешнюю простоту, сшиты из множества смыслов и представляют собой настоящее драгоценное кружево.

Вторая часть этой книги открывает нам иные таланты Гачкевича. Он потрясающе умеет выстроить игровую поэзию, превратить её в познавательнейший метафорический квест.


Не лает она и совсем не рычит:

Такая собачка всё время молчит.

Не нужен на улице ей поводок,

Никто не зовёт её просто Дружок.

Сарделька собачке такой не нужна,

И будка уютная ей не важна.

А дружит с кальмаром она и с треской,

Ведь мы говорим о собачке морской.

(«Необычная собачка»)


Здесь не только изобретательность, но создание поля интереса. Наверняка ребёнок захочет узнать побольше о так дивно обрисованном существе.

Уверен, что не только детям будет интересно такое стихотворное путешествие по разным видам морских обитателей. Автор показывает недюжинную эрудицию, научную пристальность и умение построить увлекательный стихотворный сюжет.


Далеко не идеалы,

Даже в чём-то паразиты,

Мы – простые прилипалы,

Этим, в общем, знамениты!

Но нет радости нам в этом,

Не желаем жить в обмане.

Мы хотим, как все: с билетом

Плавать в море-океане.

(«Честные прилипалы»)


Игра слов, не вычурная, а естественная – качество, необходимое для писателя, мыслящего свою аудиторию среди детей. Гачкевич – классический детский писатель, который не заигрывает с детьми, а ведёт их к знаниям, ведёт их по увлекательной стране с названием жизнь.

Венчает книгу поэма «О морях и мореходах». Поэма – сложный в наше время жанр, не прост он и для детского восприятия, поскольку ребёнок настроен на клиповую структуру, ему тяжелее воспринимать горизонтальный текст. Тут следует сразу же задать правильный ритм, ритм, который будет нести сознание, ускорять его, а не замедлять. Нужно ощущение, родственное тому, что испытывают дети, скатываясь с горки:


Так непросто плыть, когда

Ты не видишь берегов

И солёная вода

Бьёт тебя поверх бортов.


Гачкевич выбирает хорей. Что ж! Не без риска. Но строгость структуры и умелые маневры с безударными слогами создают клубок, который разматывается легко.

В поэме для детей на первый план выходит сюжет. Тут не должно быть никаких туманностей, намёков, нечётко прописанных катренов. По кирпичику нужно возводить здание захватывающего рассказа.


А начать хочу рассказ

Я с народов и культур,

Там возникших, где сейчас

Ярко светит Сингапур.

А ещё Индокитай –

Здесь для нас ориентир,

Австронезией тот край

Назовёт научный мир.


Всё это у Гачкевича получается. Он демонстрирует нам, как можно во внешне простую форму закладывать удивительное содержание, богатое, образное, утончённое, имеющее как воспитательную, так и эстетическую функцию.

Максим Замшев



Медиа: image / jpeg


105. Сцепка счастья и текстаВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Я пью из чашки твоего имени.

Зачем она была куплена – даже тогда уже было непонятно. Дурной тон, глупый жест, но она была куплена в самом начале романа, и, кстати, из этой чашки никто не пил.

Но разбились, грохнулись за последние два года все нормальные чашки, осталось только две, вот и эта пошла в дело.

Почему-то это очень смешно. Никого уже из прежних людей в жизни нет, а чашка с именем есть.

Вот так и нас не станет, а наши чашки-стихи с нашим именем, одна-две, где-нибудь заваляются, в углу кухонной полки, кому-нибудь да пригодятся.

Один поэт сказал в старости: «Почти тысячу раз я чувствовал себя счастливым – когда мне случалось написать стихотворение. Без всякой причины неожиданно расстроишься, затоскуешь, отключишься от всего окружающего, и вот уже ты слышишь (не ушами!) какие-то слова, словосочетания, а они складываются в дольники, в ямбы, верлибр. Стихи – моя жизнь».

Это не значит, что стишок должен быть радостный (добавим мы уже от себя, прихлёбывая не из своей чашки). Он может быть страшным. Но такова уж сама природа стиха. Ты пишешь его, проламываешь какую-то дыру в пространстве или, наоборот, зашиваешь какую-то прореху и чувствуешь счастье.

А в чашке-стишке может быть всё что угодно: и мёртвая, и живая вода. Ты этого не бойся. Живая и мёртвая вода всегда рядом.

Моя подруга написала мне недавно: «В стихах всегда переливаются мёртвая и живая вода. Неожиданно вспомнила про одну из латиноамериканских культовых историй. В любой культуре через главенствующую религию проступает первоначальная. В той же Мексике, где вы не так давно были, через привнесённый католицизм прорастают древние индейские верования».

Надо признать, это смешение приобретает странные формы. Мёртвая вода древних преданий ацтеков и майя перемешается со светлой водой католичества – и в итоге вырастет цветок-деревянный-божок в ярком платье: Санта Муэрте. В сущности, Санта Муэрте – это нарядная наша Баба-яга, скелет в цветах и шкафу, тётенька-смерть, Белая Девочка.

Но её не надо бояться. Она не накажет тебя и не станет с тобой торговаться. Даст всё, что попросишь.

А ещё для неё очень важны цвета и цветы. Лиловый у неё для магии, белый – для исцеления, золото – для денег, красный – для любви.

И, кстати, её часто рисуют на тех же сувенирных чашках. («Напиться из чашки смерти» – это даже круче, чем напиться из чашки твоего имени.)

...Я пью из твоей чашки, я пью из чашки чужого стихотворения. Даже у любимого поэта я не прочту всех стихов. На какой-то странице обязательно останется одно непрочитанное, затерянное стихотворение. Не будем об этом жалеть.

Сам Ян Сатуновский (а это именно он сказал о сцепке текста и счастья) сказал: «...всё-таки есть у меня штук 100 неплохих стишков».

То есть 900, получается, забраковал.

Но они полетели, выброшенные, забракованные, в уготованную им самим автором бездну, небесную помойку и всё равно кружатся, вспархивают, попискивают, курлычат, кричат – счастливые, страшные, грустные, любовные, одинокие, покалеченные, но живые.

Наш Бог сохраняет не всё, как кто-то придумал. Но иногда он сохраняет стишок.

Попроси его сохранить один твой – как знать, может быть, он решит какой.


106. И снова созрела «Антоновка»Вт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Имена победителей литературной премии «Антоновка. 40+» в этом году объявили не в Москве, как обычно, а в Санкт-Петербурге.


Награда была учреждена в 2018 году в память об Алексее Антонове, прозаике, поэте, драматурге, доценте Литинститута, по инициативе учеников Алексея Константиновича. В этом году она вручалась в трёх номинациях: «Поэзия», «Проза» и «Критика». Впервые премия стала тематической; была обозначена тема «Крейсер «Санкт-Петербург» (образ взят из рассказа Алексея Антонова «Виктория»).

Сразу в двух номинациях («Поэзия» и «Проза») победила Юлия Беломлинская. В номинации «Поэзия» золото с ней разделила Марина Евсеева. Почти весь пьедестал заняли петербуржцы. Так, в номинации «Критика» первое место занял Михаил Тенников, Санкт-Петербург.

Спецпризами от членов жюри были отмечены: Любовь Берёзкина, Мендинг, Германия; Дмитрий Воронин, пос. Тишино, Калининградская обл.; москвичи Ольга Сульчинская и Галина Калинкина.

Марина Петрова



Медиа: image / jpeg


107. «Бог дал тебе дар писать…»Вт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

К кому-то слава приходит при жизни, чьё-то имя она осеняет посмертно, с кем-то задерживается ненадолго, а кому-то сопутствует долгие годы после ухода в мир иной. Легендарного тандема сценаристов Петра Луцыка и Алексея Саморядова нет уже более двух десятилетий: Алексей погиб в январе 1994-го, Пётр умер осенью 2000 года. Одному был 31 год, другому – 40 лет. Авторов нет, а произведения их есть. Они живут, и слава их нисколько не меркнет.


60 лет, казалось бы, какой юбилей? Но имя Алексея Саморядова, не дожившего и до возраста Христа, выдержало славную проверку временем. «Надежда российского кино», «революционеры русского кинематографа» – так в середине 90-х величала оренбуржца Саморядова и выросшего в Ташкенте уроженца Украины Луцыка столичная пресса. В Москве о них знали куда больше, чем на родине. Обладатели нескольких высших кинематографических премий России «Ника», «Золотой орёл» (удостоены в том числе и посмертно) сейчас всё больше отмечаются как блестящие литераторы. «Луцык и Саморядов выдумывали и писали прозу на порядок лучше большинства современных прозаиков, – говорит в своём предисловии к вышедшему в Оренбурге «Собранию сочинений» Дмитрий Быков, – их сценарии были первоклассной прозой, их легко было поставить… Они писали с поразительной выпуклостью, лаконизмом и силой… Луцык и Саморядов были сильными сюжетчиками, но главное у них – это герой. Это герой сильный прежде всего, и сильный без напряжения, естественным образом. Он живёт в суровых условиях. Он пришёл откуда-то из оренбургских степей, откуда-то из русского юго-востока, где бродят невнятные кочевники и надо как-то сопротивляться этим кочевникам, где вырастают сильные и странные люди».

У Алексея и Петра были сильные учителя во ВГИКе – Одельша Агишев и Вера Тулякова-Хикмет, они сразу почувствовали в ребятах талант. Нет, учёба вовсе не была страстью Лёши. По словам его сестры Анны, он всегда был добрым, замкнутым и странноватым. Оценки в школе не имели для него никакого значения. Как, собственно, и в институте. Проучившись чуть больше года на историко-филологическом факультете Оренбургского пединститута, он бросил занятия. Работал на машзаводе, грузчиком в магазине «Веломототовары», сторожем в универмаге «Восход», монтировщиком сцены в Театре музыкальной комедии. И читал, читал, читал...

Он восемь лет посещал Оренбургское литобъединение им. Мусы Джалиля. Все, кто встречался с Алексеем в те годы, в один голос утверждают: у него был дар свыше. Учителя, писатели, друзья были снисходительны к его орфографическим ошибкам, проблемам с грамматикой. Грамматику можно выучить, ошибки поправить. Только таланту не учат нигде. Саморядов писал как чувствовал, стремясь удержать на бумаге стремительный полёт мысли. «С первого курса они писали очень сильно и были лучшими в мастерской, – рассказывала Тулякова-Хикмет, – каждый раз они приносили новые, ни на что не похожие сюжеты. То казаки с нагайками вырывались из глубин времени, чтобы высечь голую задницу райкомовского чиновника, то прочитывалась захватывающая история мальчика-мутанта, живущего в трубах под центром Москвы. Их было всегда интересно просто слушать».

На третьем курсе их попросили «доработать» сценарий двух последних серий телефильма «Государственная граница». Сценарий они написали, но их фамилии в титрах так и не появились. Друзей этот факт не задел: слава их не волновала. Уже вскоре не было ни одного кинофестиваля, где бы не демонстрировались их картины. «Савой», «Дюба-дюба», «Дети чугунных богов», «Гонгофер», «Лимита». Причём Саморядов и Луцык не раз сами просили снять их имена с титров кинокартин: не хотели подписываться под неудачным, с их точки зрения, воплощением сценария на экране.

Во всех произведениях Луцыка и Саморядова проглядывает биография Алексея. Об этом как-то хорошо сказал Никита Михалков: «Лёша никогда не порывал связи с родной землёй, с Оренбуржьем. Во всех его сценариях, рассказах, повестях и даже сказках дышит и живёт Оренбуржье, его земля и небо, его боль и надежды». Действительно, герои «Дюба-дюбы» и «Лимиты» – молодые люди из уральской глубинки, пробивающиеся в мистической и жёсткой Москве. В фильме «Дети чугунных богов», за сценарий которого друзья получили первую «Нику», описывается жизнь сталелитейного комбината, так похожего на предприятия Новотроицка или Орска. В этой же картине использованы имена реальных сотрудников машзавода, с которыми Алексей работал в Оренбурге. А большой чиновник из «Окраины», которую Пётр Луцык снял уже после гибели друга, подозрительно похож на оренбуржца Виктора Черномырдина.

«Говорю вам тайну: не все мы умрём, но все изменимся», – написано на могильном камне Алексея Саморядова. Такой эпиграф из послания апостола Павла к коринфянам ребята выбрали к фильму «Дюба-дюба» режиссёра Александра Хвана. Они не умерли. Их творчество не только не забыто, оно востребовано. Востребовано в ХХI веке уже на каком-то совершенно ином уровне.

В 2008 году картина «Дикое поле», снятая Михаилом Калатозишвили, получает приз за лучший сценарий на «Кинотавре» и Национальную премию в области кинематографии «Золотой орёл», а уже в марте 2009 года Алексей Саморядов и Пётр Луцык были посмертно удостоены ещё одной «Ники» за сценарную работу и «Дикое поле» признан фильмом года.

В 2013 году к творчеству ребят обращается МХТ им. А.П. Чехова. На Малой сцене режиссёр и художественный руководитель Русского театра Эстонии Марат Гацалов ставит «Сказку о том, что мы можем, а чего нет». Инсценировку написал драматург Михаил Дурненков, а сценическое пространство, где, собственно, нет сцены, создала художник Ксения Перетрухина. Спектакль-перформанс, где зрителей уже на входе встречают какие-то младшие полицейские чины и рассаживают по четырём, так и хочется сказать «камерам», но нет, всё-таки помещениям… Действие происходит то там, то тут, три четверти происходящего зритель не видит, но слышит… Постановка молодых в МХТ – это настоящая мистическая притча, точно соотносящаяся с духом 90-х, но тревожно беспокоящая и сегодняшнего зрителя.

А уж насколько луцыко-саморядовским духом пропитана «Северная одиссея», поставленная Российским академическим молодёжным театром! Такое театральное «роуд-муви» режиссёра Екатерины Гранитовой о приключениях сибирских контрабандистов, которые идут по тайге сквозь снежные бури, бандитские засады (лихие 90-е прошлого века!) и пограничные патрули – и неожиданно оказываются вовсе не там, куда направлялись. Музыкальное решение спектакля, созданное Петром Наличем, с живым исполнением на сцене, органично обрамляет действие. Наверное, ребята очень порадовались бы, увидев такое российское воплощение написанного ими вообще-то для Голливуда сценария.

Пару лет назад обратился к тексту «Сказки про последнего ангела» Алексея Саморядова режиссёр Андрей Могучий, поставивший свой спектакль в Государственном Театре Наций. В Кузбасском театре драмы Олег Липовецкий, недавно возглавивший московский еврейский театр «Шалом», недавно выпустил спектакль «Дикое поле»…

Да и в Оренбурге Лёшу помнят, его многие знали. С 2010 года в рамках Международного кинофестиваля «Восток & Запад. Классика и Авангард» здесь вручается губернаторский приз за лучший сценарий – приз имени Алексея Саморядова. И надо же такому случиться – несколько лет назад этот приз достался картине «Гвоздь», которую делали студенты ВГИКа. Автор сценария – Екатерина Морозова-Булычева, выпускница мастерской Эльёра Ишмухамедова и Одельши Агишева – учителя Пети Луцыка и Лёши Саморядова. Круг замкнулся.

Игорь Храмов,
президент Оренбургского благотворительного фонда «Евразия»



Медиа: image / jpeg


108. Награждение в ИшимеВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Лауреатом Международной литературной премии имени П.П. Ершова стал петербургский писатель Виктор Кокосов. Он удостоился награды за книгу «Животные на войне».


Премии вручались в Ишиме, на родине Петра Ершова, автора знаменитого «Конька-Горбунка» в рамках литературного праздника, который был приурочен к празднованию 240-летия этого сибирского города. Писатель выступил в детском оздоровительном лагере «Дружба», расположенном под Ишимом. На творческую встречу собралось свыше трёхсот школьников. Им Виктор Кокосов рассказал о пернатых и хвостатых героях своей книги, показал фотографии животных, которым довелось стать участниками Великой Отечественной войны и помогать спасать раненых, перевозить грузы, доставлять почту.

На 16-ю Международную литературную премию имени П.П. Ершова поступило 472 заявки. География участников – Россия, Белоруссия, Казахстан, Латвия. По словам председателя жюри, первого секретаря правления Союза писателей России Геннадия Иванова, члены комиссии ежегодно определяют издания, которые занимают значимое место в развитии детской отечественной литературы. На этот раз среди лауреатов премии оказалась ещё одна представительница Северной столицы. Свой приз на берега Невы увезла и автор книги «Таёжная сказка» Екатерина Шелеметьева – её работу назвали лучшим сказочным произведением.

Владимир Васильев




109. Медали братьев СтругацкихВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В Пулковской обсерватории прошла 24-я церемония награждения финалистов и лауреатов международной премии в области фантастической литературы имени Аркадия и Бориса Стругацких (АБС-премии). Эта престижная российская награда вручается под эгидой Фонда братьев Стругацких.


В номинации «Художественная проза» в этом году победили: Шамиль Идиатуллин, Москва («Светлая память», повесть из сборника «Всё как у людей», изд. «АСТ»); Тимур Максютов, Санкт-Петербург («Чешуя ангела», изд. «Городец»); Андрей Столяров, Санкт-Петербург (повесть «Продолженное настоящее» из книги «Футуроцид. Продолженное настоящее», изд. «Снежный Ком М»).

В номинации «Критика и публицистика» лучшими стали: Владимир Березин, Москва («Необычайное: Критика, публицистика, эссе», изд. «АураИнфо, Группа МИД»); Геннадий Прашкевич, Новосибирск («Портрет писателя в молодости», «T8 RUSGRAM»); Леонид Смирнов, Санкт-Петербург («Библиография отечественной фантастики, изданной на русском языке в Российской империи и Советском Союзе, а также за рубежом с 1759 по 1991 год», изд. «Борей-Арт»; издание в семи томах, первые три тома в соавторстве с Кларой Бритиковой).

Лауреаты премии Владимир Березин и Андрей Столяров получили золотые «Медали братьев Стругацких» и денежные призы.

Сергей Арно



Медиа: image / jpeg


110. На полях былых сраженийВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Во Всероссийском музее А.С. Пушкина открылась выставка «Время славы и восторга!», посвящённая 210-летию начала Отечественной войны 1812 года


В экспозиции представлены материалы из фондов печатной и оригинальной графики с изображением участников Отечественной войны, знакомых Пушкину. Он знал многих героев «грозы 1812 года»: Д.В. Давыдова, П.Я. Чаадаева, генералов Н.Н. Раевского, А.П. Ермолова и И.Н. Инзова, знаменитую кавалерист-девицу Н.А. Дурову и других.

Посетители увидят демонстрацию реляций – донесений о ходе военных действий, из которых юный Пушкин и его сокурсники узнавали о событиях на полях сражений, а также учебники об истории войны и заграничных походах русской армии из библиотеки Царскосельского лицея.

Кроме того, в витринах – первые публикации воспоминаний героев 1812 года, написанные в стихах и прозе. Вниманию посетителей представят и экспонаты прикладного искусства – «свидетели» славной победы в войне с Францией: медаль «В память Отечественной войны 1812 года», декоративный платок английской работы с изображением сцен походов армии Наполеона, а кроме того, оружейные пули, найденные при раскопках в 1976 году на Бородинском поле.

Игорь Веремеев




111. Наблюдатель небосводаВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Василий Семиглазов


Родился в 1989 году в Орехово-Зуево. С 2002 года – воспитанник литературного объединения «Основа» под руководством Владислава Бахревского. Произведения публиковались в газетах: «О/З правда», «О/З вести». В 2017-м за стихотворение «Чёрно-белое» удостоился 2-го места на международном поэтическом конкурсе «Свой голос-2017» (номинация – «Оригинальность поэтического мышления»). Участник поэтического семинара от центра «Глубинка» (2020 г., мастер Грибникова В.П.; 2021 г., мастер Замшев М.А.; 2022 г., мастер Вулых А.Е.).



Везде хорошо, где я есть

Невесомость.

Плот Земля.

Я кручусь, и тополя,

И поля,

А их полярность

Дышит, подо мной гуляя.


Вот стою,

И красный клён

В осень, смертник, заключён.

И колючий очень лист

Мне клянётся падать вниз.


Я бы понял суть чудес,

Если б вверх вдруг лист полез,

Но под мощью гравитации

Лист надеется скитаться.


Я бы рад остановить…

Круговерть свернуть чуть-чуть,

Только жизнь умеет вить

Из чего – чего-нибудь.

_______

Если грядки, если сорт:

Я чувак в «бла-бла Resort»,

Если поле и свобода:

Я – никто, открывший рот,

наблюдатель небосвода.


Земная кора

В моей шкатулке

табак лежит,

А в миге строчек

дрожит вся жизнь.


Я заключаю

контракт с людьми –

Я буду лучше ценить свой миг,

Мы будем лучше ценить свой мир.


Свободны были ль?

И будем ли?

А лодки плыли

И корабли,

И волны били

В борта Земли.


Плывёт корабль

С названьем «Русь»,

Я где-то рядом

За круг держусь…


– К далёким брегам

Плыви, плыви…

И будь ковчегом

Людской любви.


Сонные массы

Лишены сомнения

Чьи-то уверения;

И пихают гении

Изо всех сторон,

Но поют мгновения:

Становлюсь новее я,

Словно дуновение

сыплет серебром.


Ночь. Сугробы с пятнами

Лица в землю спрятали:

Вот и ненаглядная

зимушка-зима.

Интервал во времени –

Вот что жизнь отмерила.

Снежная полемика –

мнений кутерьма.


Спят послушно граждане

Девятиэтажками,

Что-то снится каждому –

жаждут лучше жить:

Кто-то стал отважнее,

Кто подметил важное…

Страждущие стражники

плавятся во лжи.


* * *

Потому что ветра дуют в поле.

Потому что я родился тут маленький.

Потому что я вырос во что-то.

Сколько песен мне пели: баюкали?

Сколько денег давали: из жалости?

Вновь слезу мою солнышко пустит,

И покатится каплей миг счастья.

И я выйду в поле дрожащее,

Напролом побреду за берёзами,

После сок поцелуем ветреным

На губах будет сохнуть сладко.


Выдайте слов

Шепните строчку,

А лучше две.

Корявый почерк

Знаком вдове.


И, если небо

Раскроет рот,

Я прыгну в недра

Его широт.


Я выпью всё там,

Я всё там съем.

Вернусь и сёлам

Раздам поэм.


В поэмах этих

Тиха трава.

За всё ответим,

Коль есть слова.


* * *

Напряглась вдруг рука…

Наш заносит драккар.

От реки

отрекается

вправо рукав.

Перекат.

Перекат.

Вдруг река даст крюка…

Берега, берега

стерегут облака.

Медиа: image / jpeg


112. «Нерешённый вопрос» Анатолия БелинскогоВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В издательстве «Петрополис» вышла новая книга старейшего петербургского писателя.


На обложке – строки Маяковского, объясняющие название: «Мир опять цветами оброс, / у мира весенний вид. / И вновь встаёт нерешённый вопрос – / о женщинах и о любви». Прожив долгую жизнь, написав много достойных книг, автор, в октябре прошлого года отметивший 95-летие, с высоты своего опыта размышляет, пожалуй, о самой сложной теме литературы – о закономерностях торжества и краха любви.

В вечную тему «о женщинах и о любви» книга Анатолия Белинского вносит свою ноту, которая не затеряется в хоре писательских голосов, настолько своеобразен его подход к её отражению. Автор пишет о драматических, а подчас трагических судьбах русских женщин – спутниц жизни классиков отечественной литературы. При этом за описанием и анализом биографических перипетий скрываются размышления о смысле и природе любви.

В основе повествования лежит исторический принцип. Рассуждая о конкретных личностях (Е. Дашковой, А. Смирновой-Россет, Н. Пушкиной, Н. Герцен, возлюбленных и жёнах Ф. Тютчева, Н. Чернышевского, Ф. Достоевского, Л. Толстого, А. Чехова, А. Блока, Н. Гумилёва, В. Маяковского, М. Булгакова), писатель неизбежно характеризует и время, в которое они жили. Он словно ведёт читателя по страницам истории, начиная с петровских времён и «блестящего века Екатерины», и далее через эпоху Просвещения и русский романтизм движется к эпохе реализма ХIХ века и первой трети века ХХ. Рассказы об истории отношений наших классиков с женщинами основаны только на фактах и не изобилуют оценками, хоть и не лишены их (своё мнение писатель высказывает в лирических Intermezzo). Но, собранные в одну повествовательную линию, эти сюжеты позволяют взглянуть на известных личностей с новой стороны и ставят много вопросов о нравственных основах их жизни и творчества. Автор пытается найти ответы на эти вопросы, понимая, что они навеки останутся нерешёнными.

Сам писатель в аннотации к изданию отметил, что его интересует «светлая и тёмная сторона чувства Эроса в человеческой жизни, отражённая в биографиях хорошо известных личностей русской истории». Именно включённость в человеческую природу противоречивых взаимодействий разных сторон Эроса является главным объектом размышлений в книге. С этой точки зрения можно писать о любом человеке, но в личностях известных связь тёмных и светлых начал всегда проявлена наиболее ярко.

Важно подчеркнуть, что автор книги далёк от модных ныне посылов «копания в грязном белье». Напротив, в повествовании ясно прочитывается то главное, что явилось причиной интереса автора к поднятой им теме, – сочувствие к женщине, уважение к женской доле и скрытый, а порой явный упрёк мужчинам, которые не смогли дать своим возлюбленным счастье и покой.

Книга читается на одном дыхании, как хороший роман. И, как хороший роман, заставляет задуматься о многих и многих вещах, касающихся любого человека, в конечном итоге о вечном русском вопросе – смысле жизни и смерти.

Татьяна Федяева



Медиа: image / jpeg


113. Звуки города всё тишеВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Илья Боровский


Поэт, прозаик, автор и исполнитель собственных песен. Родился в Уфе. Тележурналист. Член Союза журналистов России. Стихи публиковались в отечественных и зарубежных литературных изданиях. Призёр российских и республиканских литературных конкурсов и фестивалей.




Из ниоткуда в никуда

Непозволительная роскошь –

Терять друзей на полпути.

Пока летишь в Москву и Россошь,

Их лица меркнут позади.


На торжество обычно с кем-то,

За тишиной всегда одни

Идём, снимая киноленту

Про наши сумрачные дни.


Судьбу доверив злому року,

Всегда спешим на красный свет.

В короткой вспышке мало проку,

В недолгом спринте только бег.


Сгорят любимые в любимых,

Родные сгорбятся в толпе,

Их пронесут вагоны мимо,

С подшивкой памяти в купе.


На слабых крыльях из фантазий,

С больной душой наперевес,

Нам всем упасть с вершины наземь,

Едва поднявшись до небес.


Там с новой грустью и улыбкой,

Под шум житейского суда

Мы промелькнём в тумане зыбком,

Из ниоткуда в никуда.


Встреча

Каждая встреча – предвестник разлуки,

Каждая искра – дорога во мрак.

Радость других мы берём на поруки,

Счастье своё продаём за пятак.


Эту картину придумал Всевышний,

Каждому в руки по кисти раздав,

Кто-то двух ангелов светлых напишет,

Кто-то лишь краской измажет рукав.


Вертит людей на одной карусели

Эллипс земной, нажимая на газ.

Только вчера мы рвались и горели…

Вот уже все позабыли о нас.


Смыслы искать – бестолковое дело.

Правду свою, сколько можешь, вещай,

Ведь под конец что останется в целом?

Только две фразы: «Привет!» и «Прощай!»


Летняя ночь,
или Полёты наяву

Атаку падающих звёзд

Гладь водоёма отражала,

И ты счастливая бежала

В страну своих волшебных грёз.


Бежала вдаль, туда, где мир

Качал безоблачное небо,

Там вся земля пропахла хлебом,

Должно быть, скоро званый пир.


Там самолёты, как рукой,

В небесный стол поэмы пишут

И звуки города всё тише

В пролесках делает покой.


В краю холмов и диких скал

Ты ветру крылья подставляла

И выше месяца взлетала,

Пока рассвет в полях дремал.


За сотни вёрст от маеты

Под соловьиные мотивы

Среди ветвей плакучей ивы

Свои лелеяла мечты.


На луг душистый и сырой

Ты ранним утром опускалась

И долго молча любовалась

Короткой летнею порой…


Красная площадь

Над Василием Блаженным

Пляшет бледная луна.

Я уснул. Во сне смиренном

Площадь древняя видна.


Колесо времён закружит,

Снова чую за спиной,

За плечо прихватит стужа,

Приобнимет летний зной.


В дождь июльский, снег январский,

Исполины-мужики,

Смотрят Минин да Пожарский

На знамённые полки.


Гляну вдаль, над колокольней

В честь великого царя

Разыгрался ветер вольный,

Словно сабля бунтаря.


Русский бунт – костёр опасный,

Разыгравшись у Кремля,

Отгорел в стрелецкой казни

До последнего угля.


По ночам скорбят иконы,

Стонут лики в образах,

Душит взор Наполеона

И пожар в его глазах.


Мавзолей откроет Ленин,

До утра искать пойдёт,

Год семнадцатый потерян

В глубине багровых вод.


Год трагический отмерил,

Для народа век иной.

Гимн победы, гром потери

Над великою страной.


Всей истории тропинки

Исходив в календаре,

У церквушки на Ильинке

Выйду к праздничной заре.


Пусть пройдут дожди косые,

Смоют боль минувших лет,

И зажжёт звезду России

Красной площади рассвет.

Медиа: image / jpeg


114. Вернуться навсегдаВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

В Нестеровском лицее (Рузский городской округ) открыли мемориальную доску, на которой увековечена память выпускника лицея, гвардии матроса 810-й отдельной гвардейской ордена Жукова бригады морской пехоты, участника специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины Ивана Лукина.


Он погиб в Мариуполе во время выполнения разведывательного задания, прикрывая отход своих товарищей. Указом Президента РФ Владимира Путина он награждён орденом Мужества (посмертно).

В церемонии приняли участие отец героя – Борис Лукин и сёстры Ульяна, Полина и Софья, депутаты Московской областной думы Владимир Вшивцев и Татьяна Сердюкова, военный комиссар Можайска и Рузы Руслан Меладзе, представители администрации района, юнармейцы, педагоги, лицеисты, жители д. Нестерово.

Директор лицея Марина Кучарина вспомнила о том, каким отзывчивым и разносторонним человеком рос Иван Лукин. Он был стипендиатом губернатора Московской области, неоднократным чемпионом первенства России в составе рузской команды по водному поло. Педагоги и одноклассники гордились его достижениями в литературе и искусстве. Служить он уходил из Москвы, с третьего курса Литературного института. К этому времени он был принят в СП Москвы, участвовал в постановках на сцене Большого театра и «Геликон-оперы», снимался в кино.

Стихи Ивана Лукина прозвучали в исполнении сестры героя, актрисы театра и кино Ульяны Лукиной. Отец воина, писатель Борис Лукин, не только прочитал свои стихи, но и рассказал о семейных традициях, показав государственные награды четырёх поколений фамилии Лукиных, в том числе орден Ленина, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Он, вспомнив недавние слова президента России о сражающихся на фронте воинах-героях, добавил, что это – элита нации, на плечи которой самой Историей возложена не только задача победить неонацизм, но и построить новую Россию.

Первый заместитель главы администрации Рузского городского округа Юрий Пеняев отметил, что в ближайшее время в селе, где жил герой, одна из улиц будет названа в его честь.


Наталья Кириченко



Медиа: image / jpeg


115. Болонское поучениеВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Болонская система нас бросила. Примерно так, как одного жителя нашего посёлка бросила жена. Он долго хотел с нею развестись, но всё не решался, а она взяла да и нашла нового мужа и уехала с ним. Повезло парню. Вот и нам повезло.

Болонская система была у нас карго-культом: имитацией внешней формы с сохранением старого содержания. Вернее, содержание только ухудшилось под влиянием новой формы. Наш привычный вузовский курс просто резали надвое.

Однако, прощаясь с Болонской системой, стоит извлечь ценное поучение. Даже не из неё, а скорее из англосаксонской образовательной основы, на которой она стоит.

Есть две идеологии или философии высшего образования. Наше прежнее было когда-то срисовано с немецкого образца, предполагает изучение сначала теории, а потом прикладывание к ней практики. Это соответствует диалектике общего и особенного, свойственной немецкой классической философии. Хочешь стать инженером? Изучи сначала математику, физику, а потом уж инженерное дело как практическое воплощение дисциплин.

Возможен и другой подход – более практический. Англосаксонский. Сразу начинают готовить практика, по сути – техника по узкой специальности. После этого он может идти работать. Это бакалавриат. А потом кто может и кому нужно – идёт учиться дальше. Это магистратура. Там человек изучит – возможно – и высокую теорию. Не случайно английский engineer может оказаться техником: не зря немцы пишут в своих визитках dipl. еngineer – чтоб показать, что он не техник, а именно инженер.

Эту философию образования, сформировавшуюся в XIX веке, и положили в основу Болонской системы.

Какой тип образования лучше? Скорее всего, тот, к которому привык данный народ. Л. Толстой решил, исходя из опыта преподавания в яснополянской школе, что лучшая метода та, которой хорошо владеет преподаватель, а единой для всех быть не может. Это можно отнести и к национальной системе образования. Не случайно итальянцы, например, изъяли из болонского процесса жизненно важные специальности: инженерию, медицину, агрокультуру. А неважные, на их взгляд (филология, юриспруденция, экономика), – оставили.

И нам нужно оставить нашу привычную – можно сказать, дедуктивную – систему образования. Однако в практических инженерных специальностях полезно разработать программы подготовки инженеров из техников той же специальности. Это уже есть и было и при советской власти во многих вузах. Например, сын моей сотрудницы окончил колледж (техникум) по дорожному строительству, и лучшие ученики получили право без экзаменов поступать в вуз по тому же профилю на специально разработанный укороченный курс. Но такая система возможна, пожалуй, только для практических специальностей. Там, где востребована большая теоретическая база, такой подход не годится. Положим, хорошего инженера-физика таким манером вряд ли подготовишь. А вот врача и учителя можно. Такое направление, думаю, стоит развивать. При сохранении наряду с ним и обычного пяти-шестилетнего курса.

Разумеется, не будет единообразия, столь милого сердцу всякого бюрократа. Однако в интересах дела единообразием стоит пожертвовать.

Сейчас на взлёте система среднего специального образования. Техникумы и ПТУ всё более популярны у молодёжи. Это очень полезно, особенно ввиду жизненно необходимой стране индустриализации. Вот и нужно создать для выпускников интересную и полезную перспективу.


116. От Балкан? до Иссык-КуляВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Немногие знают, что кроме послов-дипломатов есть у нас и послы русского языка. В минувший понедельник, в День молодёжи, на площадке МИА «Россия сегодня» состоялась пресс-конференция, посвящённая новому набору участников международной волонтёрской программы «Послы русского языка в мире». Она действует с 2015 года. За семь лет уполномоченными проводниками нашего языка и культуры стали 283 студента из 95 российских и зарубежных вузов. Образовательно-просветительские экспедиции проходили в 19 странах. Подвижники работают и в России – на фестивалях, праздниках, молодёжных акциях, в детских центрах. Участвовать в программе могут студенты и выпускники российских и зарубежных вузов в возрасте от 18 до 35 лет.


Наталья Трухановская,
и.о. ректора Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина:

– Хочу сказать, что программа могла бы задохнуться, не оказывай нам помощь Россотрудничество, МИД, министерство науки и высшего образования, депутаты, сенаторы. Когда всё начиналось, не предполагали, что программа вызовет такой интерес. Изначально делался упор на молодёжь, ведь им легче найти общий язык со сверстниками. За семь лет в мероприятиях участвовали более 45 тысяч молодых людей из зарубежных стран. Мы не останавливались даже при пандемии, перешли на видеорежим. Что касается географии, это прежде всего так называемое ближнее зарубежье, но интерес есть и в Латинской Америке, и в Азии, в Китае, а также в европейских странах, несмотря на сложную политическую обстановку. Например, в прошлом году два месяца мы работали в Болгарии. Вообще в балканских странах много друзей. Ежегодно проводим экспедиции минимум в четырёх странах. Сейчас готовится поездка на озеро Иссык-Куль, в другие места Киргизии.


Светлана Ульянова,
руководитель международной волонтёрской программы «Послы русского языка в мире»:

– Мы продлили приём заявок на участие в программе до 24 июля. Хотите стать послом русского языка? Надо заполнить анкету, написать мотивационное письмо, записать стихотворение в своём исполнении, разместить видео в Сети и выполнить ещё ряд пожеланий. Требования у нас высокие, но, конечно, не надо ничего бояться, надо, как говорится, дерзать, если есть желание и любовь к русскому языку, нашей культуре, если есть готовность общаться. Кстати, в программе в качестве послов участвуют молодые люди не только из России, но ещё из 11 стран. Мы не закрыты. Есть, например, очень хорошие партнёры в Венгрии, Турции, Израиле, в других странах.


Гульнара Кудинова,
заведующая кафедрой русского языка, теоретической и прикладной лингвистики Башкирского государственного педагогического университета им. Акмуллы:

– Наш университет в программе с 2016 года. Провели немало экспедиций и других мероприятий, в которых участвовали только в нашей республике 8 тысяч человек. Недавно выезжали в Болгарию, Киргизию, бывали и в куда более далёких странах, работали в «Артеке».


Гульчехра Давлятова,
доцент кафедры русской филологии филологического факультета Ферганского государственного университета (Республика Узбекистан):

– Между нашим университетом и Институтом русского языка в 2017 году был подписан договор, он успешно реализуется. В университете действует свой центр русского языка имени Пушкина, есть и русский лицей. Без всяких натяжек скажу, что русский язык и русская культура вызывают в Узбекистане всё больший интерес. Радостно видеть, как общается наша молодёжь, с каким удовольствием показывают наши воспитанники русским гостям Фергану, её достопримечательности, знакомят с культурой, кухней, ремёслами нашего народа. То есть всё это доброе взаимное обогащение. Уверена сотрудничество будет крепнуть.

Мнения представил
Владимир Сухомлинов




117. ЛГ-рейтингВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

1. Элен Каррер д’Анкосс. Александра Коллонтай. Валькирия революции / Пер. с франц. – М.: АФК «Система», Политическая энциклопедия, 2022. – 287 с.

2. Олег Лекманов. Лицом к лицу: О русской литературе второй половины ХХ – начала ХХI века. – М.: Время, 2022. – 192 с.

3. Игорь Ильинский. Очерки. – М.: Изд-во Московского гуманитарного университета, 2022. – 322 с.




118. Был бы человек, а статья найдётсяВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

А.Ю. Воробьёву,
главе администрации Московской области,

от члена Союза писателей России
Смирнова Владимира Олеговича.

e-mail: askl55@mail.ru

Многоуважаемый Андрей Юрьевич!

Обращаюсь к Вам с открытым письмом только потому, что исключительно положительно отношусь к Вам и к Вашей работе в должности главы региона. Вы болеете за дело и отдаёте много своих сил.

Первое письмо я отправил Вам по почте в январе этого года. Ответ на это письмо получил из Министерства жилищного хозяйства по Московской области за подписью заместителя министра С.С. Черепанова. (от 24.02.22 г. за номером 12ТГ-2983. Копию этого ответа прилагаю к повторному письму, которое отправил Вам почтой 15 июня 2022 года).

Ответ заместителя министра является, на мой взгляд, даже не отпиской, а похоронкой, потому что хоронит всякие надежды на справедливое разбирательство.

Я бы не стал Вас беспокоить, Андрей Юрьевич, если бы вся эта история касалась меня одного, просто плюнул бы на всё и махнул рукой, это так по-русски делается. Однако отвратительная работа ­МОСОБЛЕИРЦ стала проблемой для всей Московской области. Такой проблемой, которая бьёт прямой наводкой по репутации региональной власти и главы региона. Вы этого не заслужили.

В первом своём обращении в начале этого года я повествовал о том, как, будучи добросовестным плательщиком, оказался должником у АО «Мосэнергосбыт» и каким незаконным образом ­МОСОБЛЕИРЦ взыскивал с меня этот мифический долг в пользу энергосбытовой компании.

О том, как я оказался должником, напишу во второй части открытого письма, а пока расскажу, каким образом ­МОСОБЛЕИРЦ списывал средства в пользу АО «Мосэнергосбыт».

Делалось это без всякого судебного решения, своевольно и незаконно, хотя я предлагал решить вопрос в судебном порядке. МОСОБЛЕИРЦ самовольно списывал денежные средства в пользу Мосэнергосбыта с Единого платёжного документа. Каждый раз это были разные суммы, но продолжалось это не один год. Однако, как Вы понимаете, уважаемый Андрей Юрьевич, посредством Единого платёжного документа я оплачиваю все услуги, которые мне оказывают различные компании: тут и вывоз мусора, и капремонт, и отопление, и водоснабжение, и прочее. Следовательно, высчитывая деньги в пользу энергосбытовой компании с Единого платёжного документа, ­МОСОБЛЕИРЦ фактически ворует или забирает деньги у других компаний. Это первое. А второе – делает меня должником уже перед этими компаниями.

На практике в пользу АО «Мосэнергосбыт» уже сняли порядка семи тысяч рублей из семи с половиной тысяч рублей мифического долга. Но при этом мой долг нисколько не уменьшился и продолжает составлять порядка восьми тысяч рублей, только должен я уже другим компаниям. И, очевидно, из этого порочного круга клиенту будет не выбраться до гробовой доски, меня, получается, на всю жизнь закабалили. Это что-то гнусное, запредельное и невообразимое.

Я обращался с жалобой в прокуратуру Сергиева Посада. Городской прокурор А.Н. Дроняев дал ответ, в котором сказано: «Наличие задолженности по уплате коммунальных услуг само по себе не является взысканием денежных средств. Взыскание осуществляется на основании исполнительного документа, выданного судом в установленном законом порядке… Самостоятельно, без обращения в судебные органы, ООО «МОСОБЛЕИРЦ» не вправе осуществлять взыскание задолженности по оплате коммунальных услуг».

Копию ответа городского прокурора тоже отправляю Вам, многоуважаемый Андрей Юрьевич, вместе с письмом заместителя министра ЖКХ Московской области Черепанова... А кому из них закон не писан: без пяти минут министру Черепанову или работникам МОСОБЛЕИРЦ – не берусь судить. Не моя прерогатива.

Заместитель министра Черепанов в своём письме признал, что МОСОБЛЕИРЦ высчитывал деньги с Единого платёжного документа в пользу Мосэнергосбыта. Настрочил ответ на четырёх листах казённым канцелярским языком, состоящий из пунктов и параграфов, и тут же подобрал статью, конечно, под меня. Был бы человек, а статья найдётся. Это тоже наше, выстраданное. Указал, что если потребитель частично оплачивает предоставляемые услуги, то, дескать, полученную сумму делят между всеми поставщиками услуг... Да только промашка вышла у заместителя министра Черепанова. Потому как текущие платежи мною оплачивались не частично, а в полном объёме, строго в полном объёме, и ежемесячные платёжные документы могут подтвердить этот железобетонный факт.

И тут даже не надо ходить далеко за примером. В этом году я оплатил пять Единых платёжных документов в полном объёме согласно указанным суммам. В январе – 4230 рублей, в феврале – 4181 рубль, в марте – 4258 рублей, в апреле – 3995 рублей, в мае – 4326 рублей. Все платёжки у меня на руках имеются. Но вот пошёл в начале июня в Мособлгаз, в Сергиево-Посадское управление, по улице Глинки, дом 1, и оказалось, что они не получили ни копейки, хотя в Едином платёжном документе было отдельной строчкой указано: газоснабжение. И деньги за эту услугу были включены в общий счёт, который я, как писал выше, полностью оплатил...

Но кому адресовать теперь вопрос: «Где деньги, Зин?» На мой взгляд, для того чтобы разобраться в этой простой арифметике, не надо быть заместителем министра, достаточно иметь четыре класса образования и жалобы рассматривать по существу, по совести.

Теперь о том, откуда взялся долг. В конце 2017 года у меня истёк срок эксплуатации электросчётчика. В марте 2018 года я установил новый прибор электроучёта. Возможно, виноват в том, что не обратился в ­МОСОБЛЕИРЦ с тем, чтобы счётчик был поставлен на учёт. Но прибор был в открытом доступе на лестничной площадке, работница АО «Мосэнергосбыт» регулярно ходит и проверяет показания, поэтому у меня и мыслей не было что-то скрывать.

Я платил строго по показаниям счётчика, а мне считали по каким-то повышающим нормативам из расчёта 94 кВт/ч в месяц. Так продолжалось более полутора лет. Потом я нашёл время, поставил электросчётчик на учёт, это уже был конец 2019 года. При постановке прибора на учёт показания счётчика составляли 536 кВт, но никак не две с лишним тысячи кВт, которые мне насчитали в ­МОСОБЛЕИРЦ, используя некие повышающие нормативы... Кстати, на сегодняшний день, спустя более четырёх лет эксплуатации, показания счётчика составляют 1306 кВт, а Мосэнергосбыт вместе с ­МОСОБЛЕИРЦ только за неполных два года приписали мне более двух тысяч кВт потребления...

В МОСОБЛЕИРЦ обращался к ведущему специалисту Филиповой Е.П., пытался достучаться, говорил, почему вы мне приписываете потребление электроэнергии, ведь есть показания счётчика... Ведущий специалист повышает на меня голос, хотя раза в два моложе меня, говорит, откуда, мол, мы знаем, что вы делали с этим счётчиком, то есть, по сути, обвиняет меня в воровстве электроэнергии. Говорю: «Послушайте, я в жизни ничего не воровал, являюсь автором «Литературной газеты», членом Союза писателей России». В ответ слышу: «Подумаешь, какой-то там писатель...»

О чём с таким специалистом можно говорить? Что за отношение такое? Откуда такое неумное желание содрать с пенсионера три шкуры? Почему не считать по среднему расходу электроэнергии, если прибор вышел из строя? Почему самим энергетикам не менять счётчики, срок действия которых истекает? Пришёл электромонтёр, поменял счётчик, поставил на учёт, клиент оплатил эту услугу – и все довольны, уважительно относятся друг к другу... Для чего все эти повышающие тарифы? Нельзя разве делать всё по-человечески, с умом, без нервотрёпки? Нельзя разве к людям относиться по-людски? И почему МОСОБЛЕИРЦ и Министерство жилищного хозяйства ведут себя так, словно они наняты для того, чтобы обслуживать прежде всего интересы АО «Мосэнергосбыт»?

Приснопамятный гражданин Чубайс, который, по сути, сбежал из страны после начала специальной военной операции, как известно, приложил свою руку и к «реформе» электроэнергетики страны, расчленив Единую энергетическую систему России. Но что доброго можно было ждать от него? И не пора ли разобраться с тем, что он оставил после себя?

Многоуважаемый Андрей Юрьевич, убеждён, что под этим письмом могут подписаться тысячи и тысячи жителей Московской области. Примите, пожалуйста, меры, бьём челом.

Письмо с документами выслал на Ваше имя почтой 15 июня, также 15 июня, но отдельно выслал Вам свою книгу «Портреты замечательных людей». На память, с надписью, надеюсь, она попадёт к Вам. И не сочтите, пожалуйста, меня за пасквилянта, еле- еле нашёл время, чтобы обратиться к Вам с этим письмом, просто слишком наболело, и не только у меня одного.

Искренне Ваш, Смирнов Владимир Олегович.

Медиа: image / jpeg


119. Поэты держат Небо на плечахВт, 28 июн[-/+]
Автор(?)

Светлана КРЫЛОВА

Родилась и живет в пгт. Одоев Тульской области. Выпускница Литературного института имени А.М.Горького.

Автор нескольких книг стихов и многочисленных публикаций во всероссийских и международных литературных изданиях.

Постоянный автор «Литературной газеты».



***


Размещаю на сайте Avito:

– Продаю свою хижину.

В этой хижине сердце разбито,

Без него, поди, выживу.


Атмосфера же в хижине – супер,

Энергетика – клевая.

Но ночами здесь бабушка в ступе,

Ее ступа кленовая!


Если вы затворите фрамуги –

Она будет стучать в окно,

И испуги – ее подруги – с нею заодно.


И иконы бесстрастны будут –

Надо ль помогать? –

Если вздумали сами люди

Души продавать...


Незаи`ки здесь заикались!

И не верится,

Что когда-то тут целовались

Принц да де`вица.



Я не воробей, я – голубь мира!


– Я не воробей, я – голубь мира! –

мне сказал однажды воробей.

И с кормушки – прыг в мою квартиру:

– Накормила? А теперь – налей!


«Ну ты наглый, – возмутился разум,

– пей из лужи! Ишь хитер, злодей!»

«…Ну а вдруг сейчас своим отказом

возмущу я мир?! Ну, воробееей!..»


..Вырван хвост – драчун, видать. Пернатый –

вызвал когнитивный диссонанс!?!

– На! – сказала, – пей, подлец проклятый!

Воробей встряхнулся: – Ну, за нас!


…А пила я красное, «Ривьеру»,

он – как воду – высосал бокал!

Думала, что Я не знаю меры…

Голубь Мииира!


– Братец, ты – нахал

и халявщик! Ну? Лети поддатый!

Залетай – снять стресс от важных дел…

Проглотил еще глоток пернатый,

промолчал и – в Небо улетел.



***


Знаете Девочку на Шаре с картины Пабло Пикассо`?

Она – как и я – старается подольше удержать равновесие на Шаре Земля.

Но это не я! Потому что с ней рядом – сидит Атлант,

готовый поймать ее, когда она начнет взлетать или падать.


А мой Атлант взлетел первым – и я осталась одна.


А знаете, кто я?.. И я точно не знаю!..


Жаль, но я не Женщина с Веслом – мое Весло унес Ветер

и забросил его, шутя, в ракиты на дальних чужих берегах.


Похоже, что я – леди, простая земная леди, танцующая на грабля`х.

Но только – крылатая леди, чьи крылышки столь прозрачны, что их не видно!


А может, я – падший ангел, забывший, что он крылат?

Робко смотрящий в Небо, по которому летать ему нечем,

потому что крылья давно превратились в плечи?


Девочка на Шаре...

Женщина без весла...

Земная леди, танцующая на гра`блях...

Падший ангел.



Любовь идиота

авторская песня (по мотивам известного романа Достоевского)


Настасья Филипповна, выбери Мышкина, князя!..

И пусть искуситель Рогожин останется с носом!

Душа исстрадалась твоя, упади же ты наземь!

Глаза подними к Небесам с молчаливым вопросом…


Бог Истину вложит, Он знает мученья искуса,

Ведь сына его искушал страстью враг человечий…

Светлейший князь Мышкин – подобье святого Иисуса.

…Настасья Филипповна, встань, обними его плечи!


Ты в страстном чаду, ты же в страшном аду, дорогая!

Метанья души… там – спасенье её, тут – погибель…

Пока ты живая, один шаг от ада до рая!..

Силён искуситель, и тихо любовь догорает...


Настасья Филипповна, выбери Мышкина, князя!

И пусть искуситель Рогожин останется с носом!

Душа исстрадалась твоя, упади же ты наземь,

Глаза подними к Небесам с молчаливым вопросом…



Маме (02.02.1932 -10.09.2018)


Запомни, когда перехватит дыханье:

где вдох – там и выдох,

где вдох – там и выдох!


Запомни, Душа, заплутав в мирозданьях:

где вход – там и выход,

где вход – там и выход!


…Лети, не теряя ни опыт, ни знанье –

в сияющий Свет, растворяясь в теплице

Любви безграничной. Усиль там сиянье

жар-птицей, Душа, непорочной жар-птицей!



Свеча


Поэты держат Небо на плечах,

прокладывая Путь по вертикали

всем агнецам, смутившимся в ночах,

заблудшим Душам – пишут на скрижалях:

в финале помнить, что они – в начале!


На этом свете в бе`совских печах

обжегшись, не боялись чтоб – встречали

тот Неземной, тот люриксовый свет

Любви всё-всепрощающего тока!..


…Любимые, не выучив урока,

Вы всё равно окажитесь в раю!

Держитесь! Я горю за вас – свеча –

здесь, на Земле – нетленна, горяча…

Я вас люблю, и я за вас сгорю!


...Поэты – держат Небо на плечах.

…Мне по плечу помочь вам, по плечу...

Взлетайте! К колыбели и Покою.

Я пламенем – Дорогу подсвечу.


Медиа: image / jpeg


120. ФотогласВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Масштабная выставка «Брат Иван. Коллекция Михаила и Ивана Морозовых» открылась в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. В экспозицию вошли шедевры из собрания братьев-меценатов с выставки в фонде «Луи Виттон» в Париже. Представлено более 600 экспонатов, в том числе предметы декоративно-прикладного искусства, книги, фотографии, архивные материалы и около 260 произведений живописи, графики и скульптуры.



Медиа: image / jpeg


121. «Шагал Есенин»Вт, 28 июн[-/+]
Автор(?)
7 июля, в 19:00 в день рождения Марка Шагала, в «Есенин-центре» (Москва, пер. Чернышевского, 4, стр. 2) состоится торжественное открытие проекта «Шагал Есенин». Гости мероприятия смогут побывать на выставке с уникальным экспонатами (ранее музеем не выставлявшимися) и стать участниками музейно-театрального перформанса.

Проект, посвященный юбилейной дате – 135-летию со дня рождения известного во всем мире художника, впервые ставит своей целью на одной выставочной площадке показать творчество Сергея Есенина и Марка Шагала в их взаимосвязи и диалоге. Через творчество двух гениев в ненавязчивой форме в интерактивном выставочном проекте и сопутствующих театральных и интерактивных мероприятиях будет поднят вопрос поиска идентичности русского человека так остро стоящий перед нашим обществом всегда, но сегодня особенно. Кто такие россияне в XXI веке? Что их объединяет и заставляет двигаться вместе в одном направлении? Есть ли у них общее будущее – и если да, то каково оно?

Создатели проекта поставили своей целью не только рассказать о творчестве известного поэта и художника, но с помощью их искусства коснуться вопроса философии творчества. Что такое искусство? Где граница между реальностью и художественным вымыслом? Что же именно отличает гениальные стихи и живописные полотна от просто рифмованных строчек и хорошо выполненных рисунков?

Выставочная часть будет представлять собой интерактивное пространство, где каждый посетитель не только сможет проникнуться творчеством Есенина и Шагала, познакомиться с редкими фондовыми материалами музея на эту тему, но также почувствовать себя художником и нарисовать свою «малую родину», дорогие и близкие сердцу места.

7 июля после торжественного открытия выставочного пространства состоится премьера театрально-музейного перформанса «Шагал Есенин», подготовленного актерами московского театра поэтов Влада Маленко.

Выставка будет работать с 7 июля по 30 ноября 2022 г. В рамках проекта будут организованны тематические мастер-классы, выставки современных художников и лекционная программа, а также виртуальное выставочное пространство.
Подробности будут опубликованы на сайте музея www.esenin-museum.ru, а также в группе музея в VK.

Проект получил поддержку и реализуется за счет Президентского фонда культурных инициатив. Вход на выставку и сопутствующие мероприятия – бесплатный.

Сбор гостей: 7 июля состоится в 18:15.

Аккредитация СМИ:
8-926-089-51-89
lubovkurjanova@mail.ru

122. Чем ответит Восток?Вт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Эпоха однополярного мира была очень короткой, и, разумеется, никакого конца истории, который нам обещали адепты «Вашингтонского консенсуса», не наступило. И сейчас мир меняется у нас на глазах. И Москва, и Пекин, и Нью-Дели, и другие столицы развивающихся государств не просто требуют реформы всей системы международных отношений, «причём немедленно», но и явочным порядком приступили к ней.


Тут не следует впадать в своего рода политический или социально-экономический импрессионизм, то есть принимать текущие впечатления из СМИ за какие-то всемирно-исторические процессы. Происходящее часто оказывается историческими флуктуациями, возникшими из случайного стечения обстоятельств, отклонениями от общего курса исторического развития.

Специальная операция на Украине, которая, несомненно, будет учитываться при принятии новой доктрины НАТО (к июлю 2022 года), не изменит общее направление развития Североатлантического блока: США в 2021 году (с началом действия разных десятилетних программ в части национальной безопасности и обороноспособности на период до 2030 года) постепенно разворачиваются на Дальний Восток. Американцы оставляют атлантический театр военных действий младшим партнёрам по НАТО и в целях экономии ресурсов для концентрации против КНР пытаются уйти из Европы и Ближнего Востока. Заметно изменилась оценка стратегической ситуации: для США главный противник теперь Китай, который в состоянии нанести удар возмездия по всей территории США, включая и атлантическое побережье, то есть сейчас существуют уже две страны, способные обеспечить гарантированное уничтожение США в случае ядерного конфликта.

Понять позицию США по Украине и Тайваню можно, только анализируя их внутреннюю политику и очень острую подковёрную драку за бюджеты, причём там не работает принцип «всё или ничего». Вероятно (с учётом темпов инфляции в долларовой зоне), скоро Штаты доведут военный бюджет до триллиона долларов. Тут важно, что кто-то при этом приобретёт, а кто-то потеряет: например, в части распределения военных расходов между видами вооружённых сил это означает сокращение доли сухопутных войск в пользу флота, ВВС и морской пехоты.

Со своей стороны, Народно-освободительная армия Китая наращивает свою мощь: строятся атомные подводные ракетоносцы, а после стратегического выигрыша в Южно-Китайском море НОАК открыла проход для подводных лодок через пролив между Тайванем и Филиппинами. На искусственных островах поставят станции навигации, связи, разведки и контроля над морским и воздушным пространством. На днях в Китае спустили на воду третий авианосец.

Народное хозяйство КНР в условиях глобального кризиса продолжает устойчиво и динамично развиваться, невзирая на особо острые формы пандемии в Китае. В этой стране промышленное развитие сочетается с более быстрым ростом потребления, повышением ёмкости внутреннего рынка, вовлечением в современную жизнь миллионов людей, ранее занятых натуральным хозяйством. Именно быстрый рост китайской экономики дал народному Китаю возможность модернизировать свои вооружённые силы.

Для Запада целеполагание состоит в обеспечении нерыночными средствами конкурентоспособности своих компаний на местных рынках перед китайскими, российскими, индийскими и другими соперниками. Европейские и американские корпорации проигрывают конкуренцию сегодня начисто и в части экспорта своей продукции, и в части импорта сырья.

И именно это привело к полному провалу попыток изолировать нашу страну. Люди в развивающихся странах болезненно воспринимают существующий мировой порядок, считая, что он стал инструментом принуждения к политике, которая служит лишь интересам развитых государств и международных финансовых институтов.

Например, индийскую делегацию на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме возглавлял занимающий посты министров здравоохранения и химической промышленности Мансух Мандавия, и, хотя основное внимание во время переговоров на полях форума уделялось обеспечению бесперебойных поставок минеральных удобрений, индийская деловая пресса обсуждает, какие товары в результате западных санкций могут быть переориентированы на рынки «Глобального Юга» (причём наряду с такой самоочевидной номенклатурой, как зернобобовые, металлы, уголь, удобрения, бумага, древесина, попадаются и неожиданные, скажем, специи – кориандр, более известный у нас как кинза).

Разумеется, индийский и китайский бизнес бесконечно далёк от благотворительности в пользу России, импорт идёт с большими скидками (например, дисконт на российскую восточную нефть больше скидок на подсанкционную иранскую нефть), но при зашкаливающих ценах на сырьё на мировых рынках общественное мнение в этих государствах воспринимает существующее положение дел как справедливое, а российские экспортёры смиренно побеждают в себе алчность.

Но важно помнить, что при всей проявившейся во время украинского кризиса значимости российской экономики всё-таки главный наш товар – безопасность. Москву ждут как гаранта политической стабильности, и специальная военная операция только усилила нашу привлекательность для желающих полного, а не формального завершения неоколониальной зависимости.

На Западе считают характерной чертой В.В. Путина его стремление платить по долгам. Тут нужно напомнить, что на самом деле Россия стала считаться эксплицитным, явным врагом Запада именно после того, как выплатила все государственные долги, включая и долги СССР. Сейчас на Западе не жалеют кредитов для коррупционеров из режима киевских путчистов (те умудрились – в пику И. Бродскому – одновременно быть и ворюгами, и кровопийцами), потому что Запад убеждён: «Путин заплатит» после освобождения и денацификации Украины.

Настоящая цель Европейского союза состоит вовсе не в том, чтобы «остановить Путина» (в европейских столицах и финансовых центрах работают реалисты), а в том, чтобы окончательно добить общество всеобщего благосостояния в Европе. И они её успешно достигнут вне зависимости от хода и результата боевых действий.

Дело в том, что, согласно программным документам Коммунистической партии Китая, за 20 лет, с 2000 по 2020 год, качество жизни и уровень потребления полутора миллиардов китайцев выросли в 4 раза. Взрывной рост народного хозяйства и неизбежно сопутствующий ему рост потребления, которые уже пройдены Китаем, у Индии ещё впереди, и она ещё долго будет ведущим элементом развития глобальной экономики, что предопределяет устойчивый рост спроса на сырьё. Но ведь соответствующего роста добычи природных ресурсов не произошло, и нет особых оснований ожидать, что он произойдёт. Ресурсоёмкость глобальной промышленности, конечно, снижается, но совсем не в той мере, в которой хотелось бы. А значит, выход один – кто-то должен потреблять меньше, и хозяева жизни в ЕС признали (наверное, с неохотой), что это должны быть трудящиеся и обездоленные европейцы. Но сломать сопротивление мощного и организованного рабочего класса было непросто. Две основные линии просматривались легко – экологическая, когда население заставляли платить больше, например, за программы возобновляемой энергетики, и массовая иммиграция, уничтожающая профсоюзное единство и вообще устоявшиеся принципы рынка труда.

Спецоперация на Украине позволила довести обе линии до экстремума. Простым европейцам объясняют, что теперь они будут питаться полезными и питательными протеинами из насекомых, спать зимой под двумя одеялами и реже мыться.

Причём никакой демократии в ЕС нет даже формально. Это мы на выборах можем голосовать и агитировать за разных кандидатов, а европеец просто включает телевизор, и ему сообщают, что с завтрашнего дня он будет покорно подчиняться Урсуле фон дер Ляйен и Шарлю Мишелю (а до того Туску и Юнгеру). Никаких выборов, никакого учёта мнения избирателей. Европейские хозяева жизни решили – и точка! Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, объявлено, что решения ЕС имеют приоритет над национальным законодательством.

Раньше страны НАТО могли бы навязать свою волю другим государствам, но мир меняется, он уже не будет однополярным, и это ясно всем. Для развивающихся стран наступило время объединения сил, чтобы выступить мощным фронтом против действующей глобальной системы международных финансов и торговли.

Это будет гораздо более честный и справедливый мир. И это хорошо!

Саид Гафуров,
экономист, востоковед, доцент кафедры регионоведения МГЛУ им. Мориса Тореза



Медиа: image / jpeg


123. ДетоотступникиВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Слова – наши дети. Дети интуиции, разума, жеста. Отказываться от рождения новых и поиска утраченных русских слов стыдно, смешно, опасно. Тем более что донимают и дырявят нас чужеземные слова-короеды: лакшери, митап, харассмент, чил, коворкинг.

Одно из самых зловещих – чайлдфри. За слащавой звуковой оболочкой этого слова скрывается разъедающее душу и разрушающее наши устои смертоносное понятие.

Что же это за чудо-юдо такое чайлдфри? А это сознательный отказ от деторождения…

Как больно, милые, как странно! За ленточных червей и летучих мышей вступаемся, а за нашу будущность, за детей человеческих – голос поднять не смеем. А между тем в 2020 году Аналитическим центром НАФИ проведено исследование, где чётко зафиксировано: 46% россиян в возрасте 18–45 лет детей заводить не планируют.

– На кой они, дети? – спросил меня закоренелый холостяк из программистов.

– Так ведь они наше будущее!

– А вы откуда про будущее знаете? Вы Господь Бог? Отвечать надо только за себя. Нефиг про других думать. Сейчас дети – балласт и обуза. Будущее – за эмпатичными роботами!

Слушая этот бред, понимаешь: за 30 с лишним лет в сознании соотечественников произведены громадные разрушения. Порождённые словами-понятиями искажения толкают к действиям: в Подмосковье мать выбросила ребёнка в окно – мешал жить. Мужик в Поволжье застрелил двух детей: не давали отдыхать. Семейная пара с трёх до шести лет держала на цепи девочку: тормозила развитие бизнеса. Приводить случаи насилия над детьми или полного отказа от них за рубежом бумаги не хватит.

«А при чём здесь чайлдфри? – возразят мне. – Чайлдфри – это долгожеланная свобода от соплей и пелёнок. Ну а человек – он по природе своей жесток и беспощаден». Позвольте возразить! Человек, вооружённый гибельной теорией, в сто раз страшней и беспощадней.

Так что же такое чайлдфри не на поверхности, а в сердцевине? Это движение, возникшее в конце 70-х годов ХХ века в США и теперь с изуверской ухмылкой шествующее по миру. Своей прельстительной звуковой оболочкой оно подманивает слабые души. Или, точнее, как у Максима Туринского в комментарии к Евангелию, – «лисица прельщает зверей кротостью, чтобы схватить». Раньше такой чайлдфризм, а по-русски – детоотступничество, называли грехом и ересью. Сейчас это свобода выбора.

Объяснений «прельстительному» чайлдфризму, или, если ввести новое слово, детонйтовщине, – тьма. Тут и женская карьера, и желание быть равными с мужчинами даже в вопросе деторождения. Мужики не рожают? И мы не будем!.. Правда, есть одна тонкость. Обычно в отказе от деторождения винят женщин. И напрасно. Не только – и даже не столько они виноваты. Вопреки французской летучей фразе и вековым установкам, не нужно всюду искать женщину. Скажем положа руку на сердце: во все века за женщиной таилась особь мужского пола. За Евой – змей-искуситель. За Коллонтай Дыбенко. За Фурцевой – Хрущёв. За спиной деловой женщины ищите ещё более делового мужчину. И это не обязательно Аполлон или Дон Гуан. Скорее, нечто вроде Джорджа Сороса: вполне обезьянье с виду, но изловчившееся получать каждый день по полтиннику за показ своего макаемого в лужу банана.

Переползает детонйтовщина и на другие сферы жизни: чем сильнее потребление – тем слабее тяга к первородному творчеству. Желание иметь полнокровных «литературных детей» хиреет, гаснет. Отказ от создания своего «творческого ребёнка» приводит к паразитированию на уже написанных текстах. Нарастает тяга к ремейкам, компиляшкам и проч. Зачем создавать своё, если можно взять роман Достоевского, переделать в «Идиотку» и насладиться бешеным восторгом нью-критикесс? Зачем повторять: «Будьте как дети», когда можно создать своё контр-Евангелие и твердить: «Будьте без детей!»

Вот случай. Видел и слышал сам. Родители – обеспеченные, имеющие хороший доход, квартиру в Замоскворечье и дачу, отказались от своего небольного, но с особенностями сына. Чем закончился суд не знаю. Не выдержал, ушёл. Но вдогон слышал, как мужское чайлдфрикало вдалбливало чайлдфрикалу женскому: «В нормальных странах только так и поступают. Начнём его колотить – накажут. А сдадим в Дом ребёнка – и как будто у нас его не было!» Так что, граждане, путь проложен! Чуть что не так (не слушается, требует особого внимания) возвращайте ребёнка «аисту», в детдом, в «магазин», а сами листайте каталоги, торчите и топырьтесь, предавайтесь сладости детоотступничества.

Рушит чайлдфри и ещё одну основополагающую для России идею. Имею в виду мысль Николая Фёдорова о воскрешении отцов. Кто же их воскрешать будет, если нынешние отцы откажутся от своих детей, как уже имеющихся, так и не народившихся?

Ещё одна грань. Через язык можно жёстко контролировать сознание. Именно язык формирует и оберегает мышление, налаживает работу всего организма. То есть, получается, именно речь и язык управляют нами! Как тут не прислушаться к Хайдеггеру: «Язык есть просветляющее-утаивающее явление самого Бытия».

Интереснейшие факты приводит академик РАЕН Пётр Петрович Гаряев в своей работе «Волновой геном». Один из описанных в ней опытов был таким: взяли мёртвые, почти окаменевшие зёрна пшеницы и стали воздействовать на них русской речью, пропущенной через спектрограф и таким образом преобразованной в электромагнитные волны. Действие человеческой речи на растения оказалось поразительным: около 90% мёртвых зёрен пшеницы ожило! Опыты повторяли много раз: результат оказался устойчивым и неколебимым. Решили провести другой опыт: на живые семена растений стали воздействовать опять-таки преобразованной в электромагнитные волны речью, содержавшей грубую матерщину и едучий сленг. И что же? Погибли все подопытные семена. Под микроскопом обнаружилось: у большинства семян лопнули мембраны и порвались хромосомные нити, что было сходно с воздействием радиоактивного облучения, равного 40 000 рентген в час! Если мы с вами и впрямь «мыслящий тростник» или его семена, то нас можно и без бомб умертвить словами, преобразованными в электромагнитные (или иные) волны. Работы П.П. Гаряева и других учёных доказывают: «наш дар бессмертный – речь», наши письменные тексты имеют, кроме прочего, ещё и электромагнитную, или, как её сейчас называют, торсионную, природу, то есть природу физического поля, порождаемого «кручением» пространства...

Американский публицист Джон Колеман в книге «Комитет 300» утверждает: Суссекский и Калифорнийский университеты и Стэнфордский институт разрабатывают специальные слова, анекдоты, тексты для массового управления молодёжью помимо её воли, путём изменения сознания. Колеман свидетельствует: вовсю действует программа «Изменение облика человека»! В кого же собираются человека превратить? В двуногую гиену? В самозаводящийся стриппер с ножками? Колеман пишет: нужно обратить особое внимание на грубо-заносчивый язык мерчендайзеров, тинейджеров и других новомодных групп…

Действие в России чужих, меняющих человека программ нарастает. И для программ этих важно, чтобы охваченные ими не имели потомства, которое ещё неясно как себя поведёт!

Вернёмся, однако, к детоотступничеству. Что оно значит в стратегическом плане? Отказ от мира как такового? Отмену будущего? Новый нигилизм? А пожалуй. Стало быть, и новые рев. перевороты нам готовят, и засевать поля отравленными злаками, которые в два счёта умертвят нашу очеловеченную речью «пшеницу», обязательно захотят!

Чайлдфри – это мёртвый мир, с ненавистью глядящий на нас, живых. И это отнюдь не мнимая угроза для судеб тех, кто хочет жить по заповеди «плодитесь и размножайтесь!». Загубленные зёрна не дадут всходов. А потому не отступайтесь, творите детей! Не отступайтесь, творите слово! Иначе детонйтовщина вас задушит.

Борис Евсеев



Медиа: image / jpeg


124. Урал не оскудел талантамиВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

«Стать русским – значит перестать презирать народ свой. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тотчас же начнёт и он нас самих уважать», – поэт Александр Мосунов цитирует «Дневник писателя» Достоевского, который сейчас перечитывает.


– Александр Иванович, накануне интервью читала ваши стихи и нашла такие строки: «Никогда мы не будем Европой, как Европа не будет Россией...» Они удивительно точны и актуальны. Когда именно они были написаны? Это можно расценивать как предвидение сегодняшней ситуации или уже осмысление событий постфактум?

– Стихотворение написано раньше. Но я бы не называл это предвидением. Тема – кто мы, Европа или Азия, – волновала русский ум во все времена. Мнения самые разные, но мне близка позиция Пушкина, Достоевского и других, кто считал, что Россия – больше Европа, чем сама Европа. Поэтому моя философия сводится к тому, что современному Евросоюзу в плане объединения и равноправия народов до России как до луны пешком. Уточню, той России – царской и современной, где 150 народов и народностей могут развивать свой язык, культуру, традиции, промыслы и прочее и при этом в подкорке чувствовать единство и ответственность за общее великое Отечество. Семидесятилетний ленинский эксперимент с национальными квартирами нам дорого обошёлся. Ни к чему хорошему не приведёт и эксперимент с Евросоюзом, особенно сегодня, когда он вступил на ту же дорогу, что и рыцари, Наполеон, Гитлер и прочая нечисть, считавшая нас сбродом и быдлом.

– Должен ли современный писатель выражать свою гражданскую позицию или же, наоборот, политика в некотором смысле мешает лирике?

– Писатель – это мыслитель, который выражает своё видение мира в слове. Ему ничто не чуждо. Даже если что-то мешает, раздражает, выбивает из колеи – это нормально, это тоже повод к размышлению, пониманию и осознанию своего места и роли в новых обстоятельствах, будь ты хоть трижды лирик.

– Есть у вас стихи и о судьбе русской деревни, где сразу запоминается строка «Кормилицу свели до попрошаек»... Что лично вас связывает с деревней и какая судьба её ждёт, скажем, лет через сто?

– Я уральский городской человек, но по родителям – деревенский вятский лапоть. Да все мы городские только наполовину. Потри любого рафинированного москвича – и увидишь деревню. Если нет, то перед тобой робот.

В детстве меня часто возили на всё лето в разные деревни – вятские, сибирские – к родне. Мы не слушали радио, не смотрели телевизор, не торчали сутками в гаджетах… Мы впитывали сами, без подсказок и назидания, природу и людей, у которых была одна радость – общение, разговоры, воспоминания.

Русская деревня всегда жила тяжело. Война высосала из неё последние соки. Но восстанавливать её не стали. Решили, что дешевле и быстрее поднять целину, чтобы накормить страну. Да, многое уже умерло безвозвратно. Был я на Вятке – стоят заколоченные дома. Сплавлялся по Чусовой – заброшены целые поселения…

Население в мире всё больше становится городским. Здесь легче выжить и реализовать себя. Но и через сто лет деревня не умрёт и будут люди, влюблённые в работу на земле.

– В последнее время много говорят о тех, кто в знак протеста уехал из России, когда началась специальная военная операция. Как вы расцениваете такой поступок?

– Сложно всё это… Я русский до мозга костей, поэтому первая реакция – осудить негодяев. Потом стал искать причину. Думаю, это – слабость, внутренняя слабость, идущая от слабости нашего общества последних лет, когда насаждались принципы «золотого миллиарда» – власть «золотого тельца», безудержное потребление, извращённые свобода до вседозволенности и индивидуализм до одичания, развенчание вечных ценностей человеческого предназначения – любви мужчины и женщины, таинства рождения новой жизни и прочее, прочее…

Очень надеюсь, что это было временное помешательство в нашем обществе. Надежду на это даёт то, как народ сплотился в период спецоперации, смены экономического вектора и верит, что власть всё сделает правильно.

– И, продолжая тему, да­вайте поговорим о таком понятии, как «патриотизм». Как по мне, так тут не может быть никаких иных толкований, кроме одного: патриотизм – это такая безоговорочная любовь к Родине, когда готов, если нужно, пожертвовать жизнью для её спасения от врагов, что и делали наши герои-воины во все времена, да и не только воины. Что для вас значит быть патриотом?

– У нас само понятие «патриотизм» только-только начало очищаться от извращения и затасканности, приобретать начальный смысл и ту естественность, о которой вы сказали, то есть безоговорочная любовь к родине-матери.

У меня сейчас период чтения дневников великих писателей. В частности, на столе дневники Достоевского. Так вот, все сбежавшие, как один, говорят, что они в принципе патриоты, Россию любят, но не такую… Это опять вековая ошибка лжепатриотов.

В юности я очень любил Тургенева. Читая его «Бежин луг», «Певцы», все повести о первой любви, разве можно подумать, что есть ещё человек более русский, более влюблённый в Россию, чем он? А Достоевский называет его «немцем», русофобом, испорченным жизнью в Европе, брезгливо прощается с ним в Берлине и более никогда не видится. Позднее он пишет: «Как же быть? Стать русскими, во-первых и прежде всего. Если общечеловечность есть идея национальная русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шагу всё изменится. Стать русским значит перестать презирать народ свой. И как только европеец увидит, что мы начали уважать народ наш и национальность нашу, так тотчас же начнёт и он нас самих уважать». И далее: «Но они (наши слизняки-интеллигенты) не хотят припомнить, что мы, в сущности, воюем не с одними турками, а и с европейскими державами, что множество англичан служат офицерами в турецком войске, что вооружены турки на европейские деньги, что европейская дипломатия во многом стала поперёк нашей дороги с самого начала войны, лишив нас помощи естественных союзников наших, лишив нас даже дорог наших в Турцию». Разве это не про сегодняшний день? Всё уже было до нас. Просто сейчас, как говорится, «на вшивость» проверяется наше поколение интеллигенции. А глубинный народ России, как всегда, выстоит и победит.

– Как писатель, живущий в Екатеринбурге, что можете сказать о литературном процессе вашего региона? Как он развивается? Какие премии существуют? Какие проблемы?

– Урал не оскудел талантами. Но те процессы, которые последовали после развала Советского Союза и, по сути, исчезновения единого Союза писателей СССР, дают о себе знать до сих пор. Выбор невелик – или клановость, или сам по себе. Правда, недавно сменилось руководство Екатеринбургского отделения СПР, и его стало виднее – и информационно, и организационно. Зазвучала «Уральская детская литературная школа», после которой лучшие работы ребят включаются в сборник «Первоцвет». Дом писателей стал проводить гораздо больше мероприятий. Выправляется положение с некогда гремевшей в писательской среде премией имени Бажова. Надеюсь, и фестиваль фантастов «Аэлита» обретёт прежнюю силу.

В то же время различные финансово-промышленные группы и фонды проводят отличные мероприятия. Например, праздник поэзии и чтение стихов у храма на Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, посвящённый дню рождения А.С. Пушкина.

Но более всего заметна подвижническая и просветительская роль библиотек. Так, главная региональная библиотека имени Белинского только что провела очередную церемонию Всероссийской литературно-критической премии «Неистовый Виссарион». Не отстаёт и так называемая глубинка. В посёлке Висим прошла Библиотечная творческая лаборатория, которая в этот раз была посвящена 170-летию со дня рождения Мамина-Сибиряка. А Висим – это родина писателя. В Первоуральске уже десятки лет с успехом проходят Шайтанские чтения, посвящённые литературе и новым фактам по истории родного края.

– Недавно вы вступили в Союз писателей России. Что нового это привнесло в вашу творческую жизнь?

– Да, я недавно вступил в Союз писателей России, хотя лет мне немало и пишу я давно. Стихи писать начал, как многие, со школы. Потом работал на заводе, служил в армии, окончил факультет журналистики Уральского госуниверситета. И писал, писал, писал… В общем, постоянно работал со словом. Публиковался. Руководил городским литобъединением. Был участником семинара молодых поэтов и писателей РСФСР в Свердловске, входил в группу, которой руководил замечательный поэт Венедикт Станцев.

Но у меня и здесь есть своя философия. Разумеется, всё это время я писал и стихи, и прозу, но от случая к случаю. Писатель­ство не было моей ежедневной работой. А вот когда стало таковой, тогда я и задумался о профессиональном Союзе писателей России. Спасибо коллегам, которые, зная мои работы, дали рекомендации.

Что это даёт? Связь с родственными душами. Осознание причастности к писательскому цеху. Повышенные требования к себе. Это для меня важно, так как не возьмусь ни за одно дело, если понимаю, что буду топтаться на любительском уровне.

– Не секрет, что поэзию мало читают и мало покупают в книжных магазинах. Что делать с этой ситуацией и нужно ли вообще что-то с ней делать или же поэзия в принципе есть вещь элитарная?

– Элитарная? «Я вас лю­бил…», «Белеет парус одинокий…», «Клён ты мой опавший...», «Я ушла из детства в грязную теплушку…». Да, это слова русской элиты. Но самые простые, чистые и проникновенные.

Элитарной – в противоположном, худшем понимании этого слова – поэзию делают, на мой взгляд, в школе, так как её трудно преподавать. Не всякий педагог готов работать со словом, а тем более с поэтическим словом, даже если он филолог.

До школы, в младенчестве, все дети любят стихи, просят их почитать, учат, сами рассказывают, не выговаривая буквы… Прелесть! А куда потом всё девается? Может, не та поэзия преподаётся в школе? Может, мы мало пишем стихов для школьного возраста? Я обратил на это внимание, когда пошли в школу мои внуки. И выпустил для них и, конечно, других ребят книгу «Подарок от дедушки» для младшего школьного возраста, куда вошли стихи, рассказы, сказки, загадки, объединённые вечерними беседами деда и внуков. Это, пожалуй, было продолжением той работы, которая началась ещё в 90-е годы ХХ века, когда я, как автор, главный редактор и издатель, при одобрении Учёного совета и финансовой поддержке департамента образования Свердловской области совместно с молодыми писателями и художниками Екатеринбурга выпустил детский иллюстрированный журнал для младших школьников «Головастик». 1 сентября 1994 года этот журнал получили 20 000 первоклассников Среднего Урала.

– Писателей принято спрашивать о творческих планах. И я тоже спрошу. Что бы ещё хотелось написать? Может быть, кроме стихов пишется и проза?

– Да, я пишу и прозу, которая больше похожа на белые стихи, притчи, зарисовки, фантазии, сказки, в том числе для взрослых… Есть заявки и от театра, и от музыкантов, ведь на мои стихи написано более 30 песен. Да и для детей надо ещё серьёзнее поработать. Более не скажу. Вы же знаете: если хочешь, чтобы Господь над тобой посмеялся, расскажи ему о своих планах.

Беседу вела
Екатерина Приданникова



«ЛГ»-досье

Александр Иванович Мосунов родился в 1954 году в городе Первоуральск. Окончил факультет журналистики УрГУ. Работал журналистом и редактором ряда газет и журналов, главным редактором и генеральным продюсером региональных телекомпаний, руководил издательствами. Основатель Международной творческой школы «Славянский путь» (Болгария). Член Союза журналистов и Союза писателей России. Награждён благодарностью министра культуры Российской Федерации, почётными грамотами Законодательного собрания и правительства Свердловской области, а также медалями «Михаил Шолохов» и «За государственную службу» Российского казачьего союза. Автор трёх поэтических сборников и книги стихов, сказок и рассказов для детей младшего школьного возраста.




Медиа: image / jpeg


125. Нарушая правилаВт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Есть какая-то сама собой разумеющаяся, естественная связь консерватизма и Z. Особенно если говорить о старших поколениях, что в принципе объяснимо: вернуть былое величие (или обрести новое) проще через войну, ведь никто его тебе просто так не предоставит.


Старшие поколения росли в мире, обещавшем светлое будущее, а потом этот мир рухнул у них на глазах. И открылась несправедливая рыночная реальность, в которой ты либо влачишь нищенское существование, либо воруешь, либо стараешься быть лучшим из лучших, а потом тебя отправляют на свалку… У меня Z-поворот сопряжён с другим.

Для меня консерватизм – это жизнь согласно избыточным требованиям, доходящим до уродства и абсурда гуманистическим ценностям, когда невозможен свободный и честный выбор: чуть что, и ты уже ватник, потом мерзавец, потом насильник и в итоге убийца и людоед. В этом консерватизме нельзя хотеть войны, хотеть справедливости – разве только топить против системы, против режима, потому что система – это фашизм, а режим – империя зла.

А я мыслю системами, у меня системное образование, я в жизни создаю и практикую системы, мне нравятся режимы, правила, я люблю их нарушать, но я хочу, чтобы они при этом существовали. И я, честно, не вижу ничего хорошего в том, куда движется «прогрессивное человечество». Пусть лучше наступит новое Средневековье. Пусть улицы снова станут зловонны от помоев и нечистот, зато природа немного очистится.

Чем больше об тебя вытирают ноги, тем больше хочется этому противостоять. Поначалу, когда об тебя вытирают ноги, ты можешь искать проблему в себе, проявлять аутоагрессию, ходить к психологам, думать: а может, ты действительно такое дерьмо? Потому что слишком мало любишь себя, слишком закрепощён условностями и потому слишком чему-то предан, каким-то идеалам, веришь во что-то святое – наверно, это от нехватки прогрессивного образования, актуальных знаний по антропологии или химии?

Нет, это не спасает от чувства долга, от священного, от веры, от преданности, от мечты о новом рассвете. Это, наоборот, только укрепляет веру. И если прогрессивный мир привык вытирать об тебя ноги, хотя ты так старался ради него, готов был забыть о собственных чувствах ради «общего» блага, то однажды ты захочешь банального уважения, можно без восторгов и любви, но – уважения. И в ответ ты снова получишь вытирание ног, ещё большее унижение. И тогда остаётся только одно – война.

Я против войны. Я за уважение. Меня лично не особо оскорбили, например, Pussy Riot, просто девочки немного забесновались. Но меня глубоко оскорбила поддержка всем «прогрессивным миром» этих упёртых дур, которые решили, что круто оскорблять священное. Священное для людей, которые мне, например, симпатичны. Дальше много чего такого происходило за последние годы. В некоторых кругах даже стало признаком смелости и крутизны оскорблять чьи-то чувства, оскорблять в том числе в стихах. В этих же кругах столь трепетно относятся к собственным чувствам, что посмотришь на них косо – и уже абьюзер, фашист. И больше всего угнетало, что, как бы ты себя ни вёл, ты будешь неправ. Неправ, и всё, просто потому что они, например, ущемлённые социальные меньшинства – и всё, и больше никто.

И когда я чувствовал себя уже ну просто морально уничтоженным лохом, который верит в скрепы, плачет от гимна и считает, что русский мир несправедливо оболган, что предательство вошло в моду, стало культом даже для многих русских людей, когда я думал, что всё тщетно, ведь почти все интеллектуалы написали о конце истории, что весь этот «идеальный мир» лицемерия и потребительства вечен, наконец Россию прорвало – и я испытал гордость, меня защитили.

Если бы эту гордость не пытались отнять, если бы над ней не насмехались, если бы к ней отнеслись с уважением в «прогрессивном мире» наравне с тем, как там принимают всякие извращения, тогда не возникло бы желания её возвращать, за неё воевать. Хочется быть за мир, хочется чувствовать себя свободным человеком, не подчиняясь каким-то идиотским правилам, по которым ты всё равно будешь сволочью, если чему-то предан и любишь системы.

Для меня это – новое чувство. Я не консерватор. Я за новое и за будущее. Более того, я его вижу, чувствую. Я – совковый ватник, если хочу, чтобы мы больше думали о будущем, чем о настоящем? Больше делали для будущих поколений, чем для самих себя?

Я рос в мире, который уже был колонизирован всем этим нарциссическим бредом, и с ним приходилось считаться больше, чем с собственными чувствами. С какой стати?

Почему же так получается? Почему я чувствую себя униженным, угнетённым в этом либеральном мире, который за права и свободы? Я думал над этим, это трудный вопрос.

Я хочу, чтобы все немного заткнулись и начали считаться с предками, потому что я – русский? Нет, слишком простой ответ. Память предков? Возможно, ведь она у меня имеется. Правда? Определённо. Лучше открыто бросить в лицо перчатку, чем дипломатично извиняться и жить в диктатуре новой этики, где правда всегда сами знаете у кого.

Я не раз сталкивался с угнетёнными личностями – их угнетало абсолютно всё. Все у них были плохие: власть, народ, начальство, родня – все тупые и ничего не понимают, а сами они прекрасны. При более близком общении выяснялось, что эти люди ничуть не умнее, даже более жестоки, при этом абсолютно безответственны и властны – просто колонизаторы, которые решили запретить всё, что им не нравится, а себе разрешить всё, что не нравится остальным. Абсолютно упёртые и недоговороспособные. И эти люди, конечно же, когда началась СВО, под видом высокодуховных жертв отправились в заграничное путешествие. А на Украине такие же точно люди до сих пор кидают людей под пули. Я не сразу понял, что это вообще за явление.

Консерватизм – это быть за старое. Если честно, я считаю, что, если у нас будет биокосмическая православная империя, вот это будет что-то новое, не знаю, что из этого выйдет, но в любом случае лучше быть за него, а не за этот СС (Старый Свет), который давно уже поблёк и уничтожает сам себя: деградирует в прямом смысле – движется к хаосу, к потере структуры. Деградирует философия, искусство, политика, душа, любовь, вера, свобода, право. И я не могу сказать, что моя страна и мой народ – эталон всех добродетелей, утраченных миром, нет. Но здесь, как мало где, сохраняются вещи, которые для будущего необходимы. Перечислю их как-нибудь потом, а вообще предлагаю подумать над этим самостоятельно. Пригодится в скором времени, когда ребром встанет вопрос «Что дальше?».

Ростислав Амелин



Медиа: image / jpeg


126. Россия и евросоюзы: кто кого «отменит»?Вт, 28 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

«Отмена России» – новое понятие, появившееся в мировом политическом лексиконе в 2022 году. На фоне специальной операции по денацификации и демилитаризации Украины страны Запада проводят массовую кампанию по исключению нашей страны из всех сфер международной жизни: экономические и финансовые санкции, ограничения на техническое и научное сотрудничество, запрет любых форм взаимодействия в гуманитарных и культурных областях. Отменяют участие в соревнованиях российских спортсменов, концерты российских исполнителей, под запретом русская живопись, литература и даже язык.


Особенно настойчиво Россию стараются убрать из международной, прежде всего европейской политики. Причём здесь «отменяют» не какой-нибудь военный диктаторский режим или теократическую монархию третьего мира, а крупнейшую по площади суши страну в мире, обладающую неисчерпаемыми природными ресурсами и высоким людским потенциалом, имеющую современную армию и ядерное оружие. Наследницу сверхдержавы – победительницы во Второй мировой войне, участницы Ялтинской и Потсдамской мирных конференций, Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе – главных исторических событий, определивших всё современное мироустройство.

Используя в качестве предлога российскую военную операцию на Украине, США и Европа всячески препятствуют как прямым контактам российских и иностранных политиков, так и работе в международных организациях, глобальных и локальных, таких как ООН, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Совет Европы, Совет Россия – НАТО, система партнёрства Россия – Евро­союз и т.д. Тем самым без оглядки ломая всю систему европейской безопасности, с большим трудом выстраиваемую лидерами ведущих мировых держав последние десятилетия, которая худо-бедно, но обеспечивала хоть какую-то стабильность в международных отношениях и не давала миру скатиться к ядерной войне.

Хотя, если оценивать ситуацию трезво, здесь и ломать-то было особо нечего. Несмотря на все наши заявления на самом высоком уровне (причём достаточно серьёзные и искренние) о готовности сотрудничать вплоть до интеграции с Евросоюзом и другими европейскими структурами, ничего реального не происходило. Москву вежливо выслушивали, высказывали одобрение, создавали какие-то совместные структуры, приглашали на заседания и конференции и… Реально же всё сводилось к обсуждению гуманитарных вопросов – таких как, например, пресловутые «права человека» и «создание демократического общества». А серьёзными вещами, такими как строительство общеевропейской экономики, финансы, политическая и военная интеграция и т.д., занимались совсем другие люди и совсем в других местах, куда нам вход был категорически закрыт.

Игнорировать Россию было нельзя, но и равноправно сотрудничать с нами никто не собирался. Прямо-таки как на детской площадке, уже занятой детьми, куда приходит ребёнок помладше. Москве дали поиграться в «международной песочнице», а затем отобрали игрушки и выкинули вон, оставив ведёрко и лопаточку. А чтобы меньше плакала, пообещали, что будут пускать время от времени покопаться в уголке и слепить пару куличиков.

Вот, например, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, которая изначально создавалась как площадка для равноправного диалога между странами Восточного блока и Западом, поиска консенсуса, выработки новых подходов и решения вопросов, возникающих в военно-политической, экономико-экологической и гуманитарной областях.

А в результате получилась аморфная бюрократическая структура с кучей различных институтов, комиссий, некоммерческих организаций, аппаратом еврочиновников, раздутым, непрозрачным и неконтролируемым бюджетом. Реальными экономическими и политическими вопросами занимаются Европейский союз и НАТО, а ОБСЕ, с её гуманитарной и экологической повесткой, превратилась, как отметил Владимир Путин, «в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран».

Переломить сложившуюся ситуацию, отстоять свою позицию и защитить национальные интересы Россия не смогла, особенно после того как лишилась восточноевропейских союзников после распада социалистического лагеря. И ей на протяжении многих лет пришлось выслушивать звучащие с трибуны ОБСЕ обвинения в ущемлении прав человека, нелегитимности выборов, отсутствии свободы слова и т.д., в ответ в лучшем случае блокируя принятие совсем уж одиозных решений.

Более того, организация, призванная предотвращать вооружённые конфликты в регионе и ликвидировать их последствия, не допускать возникновения и урегулировать кризисные ситуации, по сути, оказалась политическим импотентом. ОБСЕ ничего не смогла сделать для того, чтобы не допустить кровопролития в Приднестровье, Южной Осетии, Нагорном Карабахе. Она практически способствовала убийству мирных жителей Луганской и Донецкой областей, не обеспечив выполнения Украиной Минских соглашений 2014–2015 годов, предусматривающих прекращение огня и предоставление этим регионам особого статуса. И сейчас, во время российской спецоперации, ОБСЕ выпускает основанный на украинских фейках и лжи доклад о событиях в Донецке, обвиняющий Россию в нарушении правил ведения войны, при этом представители организации занимаются шпионажем в пользу Киева.

Прошедшие годы дали многочисленные примеры вопиюще вызывающего отношения европолитиков и их заокеанских кураторов к России. В их череде значится и довольно примечательный сюжет, имевший место аж в 2007 году на площадке ещё одной европейской структуры – Совета Европы, полноправным участником которого являлась Россия. В тот период представитель от России сенатор Михаил Маргелов должен был возглавить Парламентскую Ассамблею СЕ. До этого он уже был руководителем одной из политических фракций ПАСЕ и являлся вице-председателем ПАСЕ от России. Кандидатура Маргелова была поддержана всеми парламентскими фракциями ПАСЕ, но тут вмешалась Швеция! Руководитель шведской парламентской делегации Йоран Линдблад распространил в ПАСЕ поразительное по своей ксенофобской сути заявление, констатирующее, что «представители России не могут занимать руководящие позиции в Совете Европы». А почему? А потому, что Запад не воспринял выборы в Государственную думу РФ, прошедшие в начале декабря 2007 года.

Давайте вдумаемся. На дворе – 2007 год, и отношения России и СЕ в целом на подъёме. Россия достаточно умело использует своё членство в СЕ как один из инструментов для интеграции в международное сообщество. Только что успешно завершилось председательство России в Комитете министров СЕ – руководящей структуре этой организации. И вот всё это нисколько не стесняет Швецию в том, чтобы продвинуть в европейское общественное мнение своего рода «русофобский манифест» с нотками расизма!

Со стороны России этот демарш шведского представителя не получил никакой политической оценки, никаких решительных шагов предпринято не было. Видимо, понадеялись, что «само рассосётся», а компромисс позволит получить в будущем какие-нибудь уступки и преференции. Хотя к этому времени Президент РФ Владимир Путин уже выступил на Мюнхенской конференции по безопасности с программной речью, в которой показал наше видение места и роли России в современном мире, определил отношение России к однополярности современной мировой политики, к негативным аспектам деятельности международных организаций. А на самом высоком уровне существовало понимание того, что необходимо принимать самые жёсткие меры в ответ на любые антироссийские и русофобские выступления, вплоть до выхода из Совета Европы.

В результате Москва показала свою слабость и нерешительность, лишилась возможности возглавить авторитетную международную организацию. А коллективный Запад понял, как можно вести себя в отношении России и за какую черту можно переступить, не опасаясь ответа. Именно так, кстати, и начали появляться ростки русофобии и «отмены России», которые пышным цветом расцвели в настоящее время.

Сейчас ситуация изменилась, но, к сожалению, для этого потребовалась глобальная встряска, чтобы Россия начала разбираться со своими не совсем адекватными соседями по «общеевропейскому дому».

15 марта Москва выпустила официальную ноту о выходе из Совета Европы и Европейской конвенции по правам человека. 7 апреля заместитель постоянного представителя РФ при ООН Геннадий Кузьмин заявил, что Россия приняла решение о досрочном прекращении членства в Совете по правам человека (СПЧ). 17 мая глава МИД Сергей Лавров заявил о выходе России из Совета государств Балтийского моря и Парламентской
конференции Балтийского моря в связи с враждебными действиями и ущемлением интересов страны. В июне Госдума приняла законы, предусматривающие, что постановления Европейского суда по правам человека, вынесенные после 15 марта, не будут исполняться в России и перестанут быть основанием для пересмотра решений российских судов. И, наконец, первый зампред комитета Государственной думы РФ по международным делам Светлана Журова сообщила, что в настоящее время парламентарии проводят серьёзную экспертизу всех международных договоров и участия РФ в различных международных организациях.

В общем, от балласта прежних европейских союзов надо избавляться, и чем раньше, тем лучше. Процесс пошёл, но вопросы остались. Почему нападки на Россию перед всем миром не получили адекватного ответа, не были приняты решительные меры, а то, что было сделано, не принесло заметных результатов? Почему впустую ушло время и затраченные усилия, а мы так и не смогли отстоять свои интересы и заручиться сколь-либо значимой международной поддержкой? Как получилось, что РФ финансировала международные организации, которые нас же за наши деньги обливали грязью?

Не думаю, что на протяжении многих лет в советском, а потом и в российском руководстве и внешнеполитическом ведомстве сидели люди, которые не понимали, что происходит. И не считаю, что сейчас подходящее время искать виновных и рвать на себе волосы. Однако получить ответы на эти вопросы необходимо, если мы собираемся двигаться вперёд, не повторяя прошлых ошибок. Если мы хотим построить на месте разрушенной конструкции нечто новое, прочное, а главное – работающее.

В таком случае, во-первых, возрождать европейские политические институты, которые показали свою неспособность обеспечить безопасность и прочный мир на континенте, как мне кажется, не только бессмысленно, но и опасно, если только мы не собираемся сами заложить мину под наше будущее. Нужны структуры, основанные на новых, справедливых принципах, способные противостоять новым вызовам. В прошлом веке к интеграции и сотрудничеству Европу подтолкнула угроза ядерной войны. Сейчас к ней добавились абсолютно реальные угрозы мирового энергетического кризиса и голода.

Во-вторых, не стоит зацикливаться на одной Европе. Россия не только европейская, но и азиатская страна. А ведь есть ещё Ближний и Дальний Восток, Африка, Латинская Америка, много стран, имеющих своё видение и своё понимание безопасности, которые с пониманием относятся к позиции Москвы в конфликте на Украине и не собираются «отменять Россию» и присоединяться к антироссийской кампании, как это уже сделали многие европейцы.

В условиях глобального мира реально работающая система международной безопасности тоже должна быть глобальной, не ограниченной одним регионом, максимально учитывающей интересы всех стран и народов. Создание такой системы – долгосрочная и чрезвычайно сложная задача, настоящий вызов для российской политики и дипломатии. Но решать её придётся в любом случае, и лучше раньше, чем позже.

Валентин Широков



Медиа: image / jpeg


127. Разница между русскими и «русскими»Пн, 27 июн[-/+]
Автор(?)
Общественник и журналист В.Шмаленюк считает, что нашим заукраинцам в политическом бараке отведено только одно место – у параши:


Есть такие русские – пускай не националисты, но называющие себя русскими, которые категорически не приемлют притязаний на единство или хотя бы на солидарность с русскими на Украине и в других соседних государствах. Говорят: не смейте лезть за границы РФ, ни-ни, пускай с ними местные националисты сами разбираются, ассимилируют, интегрируют, плющат – нас не касается.

Если русский определяется через принадлежность к территории РФ, то это не русский – это «россиянин». Непонятно. Вопрос, наверное, так и остался бы отвлеченным, но война обострила пристрастия, и наблюдая с некоторой оторопью, как сейчас эти «русские» скачут за нэньку, донатят на ВСУ, восхваляют конченную украинскую власть, радуются их победам и нашим поражениям, заливают про «русский колониализм», «официальный национализм» и прочую хрень, как-то пришла ясность: если кто-то плавает как утка, крякает как утка и выглядит как утка – значит, это украинец, а не русский, и уж тем более не русский националист.

Разницу между русским и «русским» (т.е. украинцем) определяется легко: русский хочет, чтобы из РФ получилась Россия, а украинец хочет, чтобы из РФ получилась Украина. Можно подумать, что речь на самом деле идет о давно известных новиопах, но это не так. Новиоп не хочет, чтобы из РФ получилась Россия или Украина, его все устраивает, кроме разве что Путина у руля, либеральные новиопы хотят рулить в РФ без Путина, но в целом дизайн РФ им вполне Ok.

Диалог с «русским» (т.е. украинцем) примерно такой:
– Вы должны немедленно завершить войну!
– Как именно? Другая сторона не собирается прекращать боевые действия.
– Нужно срочно вывести войска!
– А украинцы тоже разойдутся по домам?
– Вывести войска!
– Но ведь украинцы тогда пойдут в наступление на Донбасс и Крым.
– Да! Вывести войска!
– Вы предлагаете сдать Донбасс и Крым?
– Вывести войска! Немедленно.
– А воюющим жителям Луганска и Донецка куда отойти со своих земель, в Краснодар и Ростов?
– Вывести войска! Немедленно!

И так далее, по кругу. В общем, украинцы. И эти наши местные украинцы, кстати, пребывают в весьма странном положении.

С одной стороны, нежно любимые ими аутентичные, щирые украинцы их самих презирают и откровенно гадят им на голову – примеров полно. Оно и понятно, щирым украинцам Украина вместо РФ не нужна, у них уже своя есть. Щирым украинцам надо, чтобы РФ вообще исчезла к карты мира, вместе со всеми овсянниковыми, невзоровыми и дудями. В лучшем случае нашим местным украинцам в их политическом бараке ими отведено только одно место – у параши. Что уже сейчас им ежедневно доказывают, заранее приучают, так сказать.

С другой стороны, наши украинцы живут среди русских, а русские ведут войну с их «господарями». Конфликт уже сейчас носит характер жестокой гражданской войны: с убийствами пленных, с расправами над нелояльными, отрезанием голов и гениталий, изнасилованиями жен сепаратистов и прочими прелестями свидомой культуры. Начальство РФ, надо отдать ему должное, всеми силами старается не допустить перекидывания пожара гражданской войны на территорию России, информация о зверствах украинских солдат и парамилитарных бандитов скрывается, но шила в мешке не утаишь, скоро в Россию потечет ручеек отвоевавших русских солдат, знающих правду, и честно идентифицируя местных «русских» как украинцев, они вполне могут поступить с ними так же, как украинцы по ту сторону фронта поступают с русскими. Око за око, ну а что.

Виталий ШМАЛЕНЮК

Медиа: image / png


128. «Чистая книга» у Максима Замшева!Пн, 27 июн[-/+]
Автор(?)
В Архангельске вручили награды лауреатам второго сезона премии «Чистая книга». Церемония состоялась в рамках фестиваля новой культуры «Белый июнь», который проходит в эти дни в столице Поморья.

Премия учреждена в память о выдающемся русском писателе и публицисте Федоре Абрамове в 2019 году и вручается один раз в два года. Она уже получила широкий отклик в профессиональной среде, сообщает Пресс-служба Губернатора и Правительства Архангельской области.

Во втором премиальном сезоне 2020–2022 годов на рассмотрение экспертов премии было представлено 86 произведений из 36 регионов России. В шорт-лист премии вошли имена восьми претендентов в номинации «Современная проза» и трех – в номинации «Литературная критика».

Торжественная церемония награждения победителей состоялась в Архангельском театре драмы.

Председатель экспертного совета премии писатель Сергей Шаргунов подчеркнул, что премия появилась и вручается в Архангельске, потому что здесь живут чудесные, светлые люди.

В церемонии награждения принял участие и председатель Союза писателей России Николай Иванов. Он поблагодарил всю команду премии и выразил уверенность, что «Чистая книга» и дальше будет жить.

В номинации «Современная проза» лауреатами признаны главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев за роман «Концертмейстер» и писатель из Салехарда Зинаида Лонгортова за повесть «Путь от Оби. Под крылом Матери Вороны».

– Премия «Чистая книга» – проект огромный и важный, это очевидно для всех, – подчеркнул Максим Замшев.

Обладателем премии в номинации «Литературная критика» стала иркутский литературовед Валентина Иванова за книгу «Наследие Валентина Распутина в современной иркутской литературе».

Специальной премии «За сохранение и развитие традиционных идеалов и ценностей отечественной словесности» удостоена писатель из Вологды Анастасия Астафьева за сборник рассказов «Для особого случая».

Специальную премию «За вклад в изучение и пропаганду творчества Фёдора Абрамова» получил архангельский журналист Сергей Доморощенов за книгу «Великий счастливец. Биография Федора Абрамова».


129. Послания классикаПн, 27 июн[-/+]
Автор(?)
Фонд музея-заповедника Тургенева «Спасское-Лутовиново» пополнили 32 письма классика русской литературы, сообщает «Вечерний Орел».

25 июня на праздновании 100-летнего юбилея усадьбы столичный меценат и коллекционер Андрей Коньков передал в дар музею письма, которые Иван Тургенев написал родным, друзьям, товарищам по литературному цеху.

Среди адресатов писатель Павел Анненков, друг Тургенева баронесса Юлия Вревская, дочь Ивана Сергеевича Полина, граф Николай Орлов, княгиня Трубецкая, английский писатель Джордж Гиссинг.

Всего фонд пополнили 32 письма.

130. Любимец Индо-Пакистанского субконтинентаВс, 26 июн[-/+]
Автор(?)
В Центре восточной культуры Института востоковедения РАН состоялась презентация сборника переводов на русский язык стихотворений Фаиза Ахмада Фаиза – одного из самых известных и любимых поэтов Индо-Пакистанского субконтинента за последние 70 лет. Издание книги приурочено к 75-летию независимости Пакистана, которое празднуется в этом году.

Сборник вышел в издательстве «Художественная литература» при содействии Посольства Пакистана в Москве в сотрудничестве с Институтом востоковедения РАН.

Эта книга уникальна тем, что в нее вошли все переводы стихотворений Фаиза Ахмада Фаиза, когда-либо изданные на русском языке. Сборник составила Людмила Александровна Васильева, один из всемирно признанных специалистов в области поэзии урду.

Васильева отметила, что книга важна в трех измерениях: как событие в области литературы, востоковедения и международных отношений. Она добавила, что новый сборник уникален еще и тем, что содержит разные переводы одного и того же стихотворения, что позволяет читателю глубже проникнуть в смысл поэтических строк.

На церемонии презентации книги присутствовали пакистанские дипломаты, российские ученые, журналисты и друзья Пакистана.

131. Хвалебная песнь во славу ОтечестваВс, 26 июн[-/+]
Автор(?)

1 (2).jpgНынешний год ознаменован представлением… трудно сразу определить жанр музыкально-драматических хроник, о которых пойдет речь. «Историческое действо», «героическое действо», «русское действо», «ода» – как еще вернее назвать процесс очищения души через полет на машине времени? Ключевые моменты истории нашей страны проживаются вновь с помощью Музыки и Слова – именно так, с большой буквы. На наших глазах рождается новый эпос!

В Кафедральном соборе Калининграда международный фестиваль «Орган+» открылся премьерой очередной «серии» проекта блестящего творческого тандема: автора идеи, арт-директора и солистки (орган) Евгении Кривицкой и автора сценария и музыкальной композиции, режиссера-постановщика и актера-чтеца Петра Татарицкого. В прошлом году они обращались к сказанию об Александре Невском, посвященному 800-летию Святого Благовеpного великого князя. Ныне – «Великое посольство. Ода к 350-летию со дня рождения Петра I». Название говорит само за себя.

Но ключевые юбилейные даты – не главное, а лишь повод не только вспомнить прошлое, но и обратиться к будущему.

«Для современного мира и российского общества необходима навигация в духовном пространстве, ориентиры, понятные новому поколению. Образ великой, героический личности в позитивном преломлении всегда вдохновляет», – раскрывает просветительскую сверхзадачу проекта Петр Татарицкий.

«Лучшего места для мировой премьеры нашей программы и не найти, – считает Евгения Кривицкая. – В День России мы показали ее в Калининграде, бывшем Кенигсберге, где некогда ступала нога урядника Петра Михайлова. Под таким именем царь инкогнито прибыл тогда в Кёнигсберг, который стал одной из первых остановок императора, отправившегося Великим посольством в Европу, чтобы установить политические, культурно-экономические и научные связи и вывести Россию на уровень мировых держав».

Итак, урок истории, да, чего уж греха таить – и наставление в современности – преподанные Искусством! Мы недаром назвали проект новым эпосом. Это не просто концерт – набор отдельных номеров «на заданную тему» – но полноценный спектакль со своей драматургией и сюжетом. Со своим главным героем. Петра Татарицкого здесь можно смело наречь Петром Великим (простите за каламбур): словно ожил сам император-реформатор – страстный, увлекающийся и увлекающий; противостоять созидательной энергии которого просто невозможно!

Представление носит подзаголовок «ода». Торжественная, хвалебная песнь, слагаемая во славу России и много веков назад, и по сей день. Хоровое, симфоническое, вокальное, драматическое искусства и видео-арт спаяны в единое целое для столь вневременной задачи. Исторические хроники от Василия Ключевского до Владимира Соловьева переплетаются со стихами Александра Пушкина, Владимира Набокова, Петра Вяземского и Николая Денисова.

2 (2).jpgА музыка Римского-Корсакова и Чайковского (фрагменты написанной ровно 150 лет назад кантаты «В память 200-летия рождения Петра Великого» явились своеобразным «связующим сюжетным звеном» всего спектакля; солист Дмитрий Хромов) полностью гармонизируется и «солидаризируется» с произведениями Таривердиева (ах, как завораживающе-тожественно и вдохновенно звучал орган в его «Домском соборе»!) и Глиэра (фрагменты из балета «Медный всадник» гравюрно «вычерчивались» удивительным дуэтом органа и скрипки – Евгении Кривицкой и Елены Дибровой).

И тут нельзя не отметить замечательные коллективы: Калининградский областной оркестр русских народных инструментов (художественный руководитель и дирижер Антон Жуков), Балтийский казачий хор (художественный руководитель Александр Ковалев) и Молодежный хор Калининграда (художественный руководитель Евгения Синиченкова). Поистине «глас народа»! Воплощение настоящего, не наигранного, единства и соборности.

Но, да простят нас классики прошлого! Хочется особое внимание все же уделить мировым премьерам современных композиторов. И таких открытий было сразу несколько.

Конечно же фрагменты музыкальной саги «Русский бал на четыре столетия» Лоры Квинт на стихи Николая Денисова (арию отца Авраамия проникновенно исполнил Родион Васенькин). Можно сказать, очередные фрагменты. Это произведение было написано 13 лет назад. Его первая часть входила в партитуру «Сказания об Александре Невском». Теперь мы познакомились с «петровским» продолжением и по-прежнему надеемся вскоре услышать сагу целиком.

Настоящим погружением во времени можно считать великолепную стилизацию «Из петровских времен» Ростислава Бойко. Исполняемые части этого «многослойного» произведения настолько значимо коррелировались с подлинными петровскими кантами, что создавали своеобразный «мост», буквально соединяющий те самые «стародавние времена» с нашим настоящим.

Но были и сочинения, специально написанные для нового эпоса: Русский концерт для органа с оркестром «В честь Петра Великого» Анжелики Комиссаренко, а также «Твоя великая Россия. Ода Петру Великому» Петра Корягина в исполнении хора и органа.

3 (5).jpgГимном великому детищу Петра Санкт-Петербургу – апофеозом программы – явился диптих Лоры Квинт для оркестра, хора, органа: «Город – корабль» (стихи Николая Денисова, мелодекламация Петра Татарицкого) и «Город, который есть!» (стихи самой Лоры Квинт; солист Родион Васенькин, перевоплотившийся в Петра Первого).

А вот эмоциональной кульминацией, потрясением, катарсисом стала «Любовь святая» из музыки к трагедии Алексея Константиновича Толстого «Царь Федор Иоаннович» Георгия Свиридова в исполнении хора и солистки Марии Челмакиной. Ее чистый, нежный и проникновенный – ангельский – голос олицетворял момент кончины государя Петра Алексеевича, завершение его земных славных дел и начало небесного молитвенного делания за Россию.

«Великое посольство» «переехало» в Москву; в Большом зале консерватории им завершился V Музыкальный фестиваль «Рождённые Россией».

И это снова весьма символично! Хотелось бы только непременно надеяться, что новый эпос не дописан. А посему – продолжение следует!

Мария ЗАЛЕССКАЯ


Медиа: image / jpeg


132. Поезд Москва – Севастополь и обратноСб, 25 июн[-/+]
Автор(?)

Часть первая

Я понимаю – надо писать жёстко. Надо перестать мямлить! Даже не во имя тех ребят, что сейчас на фронте. Они если и прочтут, то не скоро. А ради десятка тысяч матерей, отцов, братьев и сестёр этих самых героев.

Только как же вот так сразу переделать себя? Москвича, литератора, который единственный раз всего и крикнул «позор», потому что не мог понять, почему «русская премия» вручается украинскому националисту (статья об этом опубликована).

Но сейчас я еду в Севастополь в Бригаду погибшего сына. Самолётом было бы куда легче. Хотя бы потому, что за 2 часа перелёта так просто молчать…

Поезд всегда был для меня испытанием, а сейчас, когда я узнал о гибели сына в Мариуполе, стал почти невыносим. Но… деваться некуда.

Я – человек верующий, поэтому к каждой встрече отношусь как к Божьему промыслу.

Вот и эти встречи в поезде Москва – Севастополь и обратно окажутся из этой среды.

Что такое может произойти в поезде? В принципе – ничего особенного. Комфортно ехать, кормят, чистенько и не шумно.

Но рядом люди. И это – москвичи. Вот почти семидесятилетний абсолютно лысый хиппи из шестидесятников. Он, кажется, не повзрослел с той поры. Мало того, он счастливо влюблён в даму на два десятка лет моложе его, с которой «зажигает» на всех джаз-полах столицы… и не понимает, почему она предпочитает посетить с ним зоопарк, посмотрев стареньких львов, вместо визита к нему домой. Ну что мне до него?

Он сразу же обозвал меня по-московски, но не совсем к месту – прощелыга. Я впервые не реагировал. Он был намного старше. Да и сложен он, как у нас во дворе говорили – соплёй перешибёшь. Сыр-бор вышел из-за его огромных чемоданов, которые он не захотел сдавать в багажный вагон, а попытался положить всем соседям в купе поперёк прохода. Типчик, несомненно, был ещё тот… Если бы я не лицезрел таких же три десятка лет, то, может, с увлечением слушал и наблюдал подобного индивидуума.

А что в нём такого особенного? До 24 февраля 2022 года для всей страны, а для меня еще со времён присоединения Крыма и начала войны в ДНР и ЛНР, такие люди толерантно относились к свободным в своём выборе личностям.

Я терплю его почти сутки, он не даёт всем нам спать, так как интернет есть только на станциях, а ему обязательно надо пообщаться со своей пассией в ночь-полночь… Терплю, что он не уважает институт брака, не понимает, что у мужчины должны быть дети, которых он счастливо взрастит, которыми он будет гордиться, как и они им. Он гордится собой и своими успехами в сексуальном плане… А я еду в Севастополь… Там меня ждут однополчане сына. Они как раз вернулись из госпиталей после ранений. Я слушаю его и опять сдерживаюсь, чтобы не дать ему по морде.

Я терплю, понимая, что он – воплощение Москвы, Питера, Екатеринбурга (из которого от одного из моих коллег на известие о гибели в Мариуполе сына я получил краткий ответ: «собаке собачья смерть»). Воплощение ельцинских последователей, которые до сих пор находятся во всех эшелонах власти, особенно на образовательно-культурологических этажах. До недавнего времени даже в армии их было слишком много. Иначе не убили бы у нас столько генералов и полковников… И тут я думаю – а можно ли об этом говорить? Нужно!

Сосед на московский вкус – милейший типчик. Дамы-соседи воспринимают его со смешками и иронией, пока во время прощания в Керчи он не предлагает сорокалетней соседке помочь с продолжением рода, на полном серьёзе считая, что это он – элита нации… Женщина (ровесница моих старших детей) культурно отшучивается, вместо того, чтобы дать ему оплеуху, которую он несомненно заслужил.

Я – зритель. Мой кулак убьёт его на месте… Он не знает, что я про всё ещё напишу, а потом опубликую гнусную историю Макса (такой оказалась его танц-кличка). В принципе для столицы он обычный успешный обыватель в третьем-четвертом московском поколении. И я это понимаю. Но – не принимаю. Сейчас – совсем не принимаю. Именно сейчас, когда гибнут наши дети в борьбе с неонацизмом, я особенно стал требователен к окружающим. И сразу спрашиваю их, что они сделали для мальчишек, которых один из военкоров назвал «детьми-крестоносцами».

poezd-tavriya-v-simferopol (1).jpgПоезд… А как он без вокзала и дороги до дома? На вокзале Симферополя и Севастополя много раненых парней. Все здесь к ним привыкли. На них вообще не оборачиваются. Я провожаю каждого взглядом, потому что теперь все они – мои дети.

Совсем скоро я встречусь с такими же... А пока я еду в такси. Водитель – крепкий мужчина средних лет. Разговариваем обо всём, доходим до войны, и он оказывается офицером-десантником. Не понимает, почему его и сослуживцев не пускают на фронт (это было еще до изменения в законе о контракте). И мне становится немного легче… Я ощущаю себя в России, хотя это – Крым, Севастополь, в котором даже наши мобильные сети до сих пор не работают, в котором нет нашего наносбербанка, но в котором на каждой стене, на каждом рекламном щите я вижу лица солдат и букву Z. Мне этот город роднее чужой сегодня Москвы, где я прожил почти сорок лет, где родились мои восемь детей.

Помню наш давнишний спор о современной Москве и москвичах с Анатолием Парпарой в Брянске. Даже не спор, а скорее полное расхождение во мнениях. История доказала мою правоту…

Сослуживцы… Мне скоро шестьдесят. И все сослуживцы сына – ровесники моих детей, мои дети. Но теперь я со странным терпением наблюдаю их мальчишество, прежде казавшееся мне излишней тратой жизненного времени. Вот он рядом со мной – двадцатилетний солдат – рассказывает, как и что там – за рекой – было. Я внимательно слежу за его движениями и глазами. Никакой фальши, рисовки, попытки похвалиться. Тихая грусть и спокойствие. Он уже многих похоронил. Многих врагов положил. Сам чудом остался жив. А ему ещё всего двадцать исполнилось в ночь на 24 февраля. И скоро ему обратно. И он пойдёт защищать, и даже мстить за друзей. Он вернётся с войны, потому что не успел съездить к своим на могилы, поклониться…

Писать жёстко? Я любопытен. Поэтому расспрашиваю обо всё. И в первую очередь о необычном, запомнившемся. Кроме гибели товарищей важным оказывается странное поведение нациков (сейчас они их называют «немцами»), а те, совсем как в фантастических боевиках, даже с перебитой очередью ногой продолжают скакать на стрелявшего и хохотать во всю глотку, вбирая в своё напичканное американскими таблетками тело пулю за пулей…

Он почти не матерится, хотя я помню по воспоминаниям сына, что это нонсенс. Он сдерживается, зная, что я писатель… отец товарища, дядя Боря…

Ночью снится сын. Мы рыбачим… Мы опять рыбачим, как когда-то в детстве. Это повторный сон. Я его уже видел рано утром на подъезде к Ростову-на-Дону. К тому Ростову, где через два месяца поисков всё-таки найдётся мой сын, потерянный во время эвакуации «двухсотых и трёхсотых»…

Севастополь кажется совсем обычным. Если не читать страницы, на которых жёны и матери обсуждают отправку своим воинам посылок и писем. Им хорошо… Они в Севастополе и могут это сделать на КПП… Мне этого не удалось ни разу. Москва далеко. Военной почты сегодня почему-то нет…

А наш разговор с сослуживцем продолжается. К нему присоединяется ещё один товарищ сына. И они, вдруг забыв обо мне, начинают разговор о нуждах оставшихся на передовой. Оказывается, что сейчас идёт сбор средств на генератор, газовые плитки и баллоны, палатки и прочую житейскую требуху, о которой «успешные менеджеры», реформировавшие армию» несколько лет назад, конечно, и думать не могли. И что я слышу? Они скидываются из своих, полученных за ранения выплат, на помощь товарищам.

Пройдёт несколько дней, и я расскажу об этом своему новому спутнику в поезде. Он будет шокирован правдой… Успешный столичный бизнесмен, он с товарищами с первых дней пытался переводить деньги на всякие сайты «помощи», оказывающиеся в итоге мошенническими.

Но пока я в Севастополе и слушаю жителей, наблюдаю, запоминаю. Вот загружают в жигулёнок ящики с патронами прямо у КПП. От принятой тяжести почти на пузе машина уезжает, за ней – следующая. Ну нет свободного транспорта… А везти надо. Ждут «за речкой» даже такую на пузе старательную кобылку…

Я опять слушаю, спрашиваю, не понимая, почему все солдаты так по-разному одеты? Разноцветные каски? Не похожие друг на друга бронежилеты? Камуфляжные костюмы и те словно для комиксов напялены. Просто всё куплено за свой счёт. Всё собрано по друзьям и коллегам. Магазины военного обмундирования в Крыму почти пусты. Профессионального обмундирования не найти днём с огнём…

Жёстко надо писать… Но это всё оказывается цветочками. Потому что по возвращении в Москву я слышу только про гонорары певцов, выступавших на Донбассе, про необходимую жалость к сбежавшим и предавшим России «творческим» нахлебникам, пялюсь на рекламу, а не на портреты героев на улицах и на экранах в поездах метро… А потом я две недели выслушиваю экивоки руководства подъезда, никак не понимающего, можно ли рассказать, что в нашем доме жил героически погибший воин, мой сын… Они на полном серьёзе переживали, не травмирует ли эта информация наших соседей…

Поездов было много. С одного из них я вышел в день освобождения Мариуполя, на душе было светло и грустно. Да и салюта в этот день в столице почему-то не было.

Спутники были разные… Поездов до Победы ещё будет много...

(Продолжение следует)

Борис ЛУКИН

Медиа: image / jpeg


133. В Красноярском крае сняли «К26» «Джампер»Сб, 25 июн[-/+]
Автор(?)
Съемки короткометражного фильма «К26» («Джампер») проходили в рамках проекта «Железногорск. Это моя земля». Цель проекта – показать любовь жителей Железногорска Красноярского края к своей земле и пригласить в город гостей.

Сначала прошёл конкурс киносценариев. В шорт-лист попали 10 работ от авторов из Железногорска, Новосибирска и даже Нью-Йорка! Девиз конкурса – «Такое могло произойти только здесь» означает, что место действия играет существенную роль в сюжете.

Жюри из экспертов киноиндустрии определило победителя. Сценарий стал основой фильма «К26» («Джампер») о разработках железногорских ученых устройства мгновенного перемещения в пространстве.

Ссылка на фильм: https://vk.com/video9068333_456239238

134. Спасенные в «Серебряном ковчеге»Пт, 24 июн[-/+]
Автор(?)

В Доме-музее Марины Цветаевой прошла презентация третьего и четвертого (всего их задумано десять) томов антологии поэтов Серебряного века «Серебряный ковчег». На презентации присутствовал и сам составитель Виктор Кудрявцев, а также известные литературоведы Сергей Зенкевич, Станислав Айдинян, Виктор Леонидов, Татьяна Ланкау и Вероника Словохотова.

На мероприятии царила дружеская атмосфера. Приглашенные гости с удовольствием делились интересными фактами из биографии многих поэтов, включенных в антологию, рассказывали о своих впечатлениях от прочитанных первых двух томов, а также обсуждали новости из мира современной литературы, различные статьи и книги.

Право открыть презентацию получил сам составитель антологии Виктор Кудрявцев. Он поведал присутствующим о своей первоначальной задумке, а также прокомментировал ошибки, замеченные читателями в первых двух томах. «Это не хрестоматия. По большому счету это даже не антология. Я ее задумывал как антологический словарь, где будут все авторы от А до Я, где рядом с Блоком стоит Боборыкин и так далее. У меня была задача взять поэтов и прозаиков не только первого, но и второго и третьего ряда», – отметил он. А также пояснил, почему сам подбор этих авторов и их расположение не поддаются ни логическому, ни хронологическому порядку. Дело в том, что составитель очень часто находит авторов позже, чем издается том. По этой причине «пропущенные» писатели входят в следующий том.

Далее выступил искусствовед и историк литературы Станислав Айдинян, который прокомментировал произведения некоторых авторов, включённые в новые выпущенные тома «Серебряного ковчега». Он сам был лично знаком с Анастасией Ивановной Цветаевой, младшей сестрой знаменитой поэтессы. По этой причине многие его истории были связаны именно с этой семьей.

Прозвучали стихи некоторых авторов третьего и четвёртого томов, например А.Диесперова, А.Панкеевой и Б.Лившица. Одна из чтецов, Вероника Словохотова, является ученицей составителя, поэтому как никто другой знает его страсть к литературе: «На кухне у Виктора Васильевича вместо еды лежат стихи. Я не знаю другого человека, который так бы любил поэзию. Позвонишь ему по телефону, чтобы узнать как дела, а он полчаса будет рассказывать о новом авторе, которого он недавно нашел».

Виктор Кудрявцев сообщил, что пятый и шестой тома выйдут уже в конце этого года.


София ОВСЯННИКОВА, МГУ им. М.В.Ломоносова



135. Литпроцесс вручнуюПт, 24 июн[-/+]
Автор(?)

В мае текущего года в Калининграде прошел VII Международный литературный фестиваль-конкурс «Русский Гофман», организованный министерством по культуре и туризму Калининградской области, областным отделением Союза российских писателей при участии членов отделения Союза писателей России и Черняховским муниципалитетом. Одним из его центральных событий стал Круглый стол «Литературной газеты» на тему «Государственная и общественная культурная стратегия в современных условиях» с участием писателей и историков из многих регионов страны.

Предлагаем вниманию читателей некие итоги работы Круглого стола, которые можно условно объединить названием: Возможна ли господдержка литературных фестивалей на регулярной основе?

Еще несколько лет назад всерьез говорилось о том, что русская литература «умерла». Мол, ни шедевров, ни новых имен, ни литпроцесса. Сегодня ясно – похороны были преждевременными, российская литература живет и активно развивается, особенно в регионах, о чем свидетельствуют десятки литературных фестивалей, которые проходят в разных городах страны, причём фактически без господдержки, силами самих литераторов, что называется, вручную.

Хотя, как известно, кинематографические фестивали полноценно поддерживаются государством в лице Министерства культуры. Так, в 2022 году заявки на господдержку подали 122 фестиваля, получили – 45. Как сказала глава департамента кинематографии Светлана Максимченко: «Одним из важных критериев стало наличие у фестиваля четкой концепции, актуальной продуманной кинопрограммы, способности фестиваля открывать новые имена в кино. Перед членами совета также стоял вопрос, каким образом фестиваль способствует развитию кинематографа в регионе».

А что же литература? Возникает резонный вопрос, почему современная российская литература предстает в образе падчерицы рядом с обласканной сводной сестрой? Ведь есть литфестивали и с продуманной программой, и с чёткой концепцией, которые ещё как способствуют развитию литературной среды в регионе и открывают новые имена.

Единственное, чего им не хватает – возможности на постоянной основе получать господдержку. Точно так же, как киношникам, ежегодно подавать заявки и развивать свои успехи.

Да, есть отдельные гранты, которые выдают писательские союзы, есть скромная поддержка на местах, но это все – не системно.

А ведь именно системная поддержка дает твердую почву под ногами и позволяет развиваться любой из сфер искусства. Кино, театр, литература – они все равноценно важны для культурной повестки России. И руководителям литературных союзов давно пора обратить на это внимание Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, чтобы исправить текущую ситуацию в лучшую сторону. Если вообще удастся найти соответствующий госорган и добиться выделения средств. Потому что с поддержкой литературы сейчас ситуация довольно туманная.

Ранее книгами занималось Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, оно же «Роспечать», но после его упразднения литература и книгоиздание вроде бы перешли в ведомство Минцифры.

При этом есть интересный момент: недавно прошедший книжный фестиваль «Красная площадь» в разное время поддерживался и Минкультуры, и Роспечатью. Есть еще организация «Центр поддержки отечественной словесности», которая из всей словесности поддерживает премии «Лицей» и «Большая книга».

А как же все остальные?

А остальным, видимо, нужно объединяться и доказывать, что они такие же равноправные участники литпроцесса.

Анастасия РОГОВА


МНЕНИЯ


Николай БУРЛЯЕВ

(Народный артист РФ, Президент МСФИ «Золотой Витязь», депутат ГосДумы Vlll созыва, Москва)

Идет давнишний процесс дробления культуры на ее составляющие и этот вредоносный посыл передается министерствам и ведомствам. Это давно известная формула «Разделяй и властвуй»… Считаю, что пришла пора создавать новое по структуре и направленности министерство культуры, по-настоящему ответственное за все виды искусства, а не сводящее его в сферу бездумных развлечений, как сейчас.

Андрей КОРОВИН

(Поэт, организатор Международного научно-творческого симпозиума «Волошинский сентябрь», Международного литературного фестиваля им. М.А.Волошина (Волошинский фестиваль), Коктебель-Москва, проводится ежегодно с 2003 года)

Если говорить конкретно о Волошинском фестивале, которому в этом году исполняется целых 20 лет, и который является составной частью большого международного культурного проекта «Волошинский сентябрь», то мы начинали его проводить за счет частных спонсоров, фактически друзей-поэтов, у которых был какой-нибудь небольшой бизнес и возможность помочь. Но после нескольких экономических кризисов частное спонсорство в России практически умерло.

Остались только гранты государства, которые предполагают, что каждый раз надо придумывать какое-то якобы новое мероприятие, желательно под новым названием, чтобы продолжать проводить уже давно ставший известным и традиционным фестиваль. Это же бред! А так называемая «конкурсная основа» по 44-му федеральному закону, предусматривающему разыгрывание заявок на аукционе, вообще предполагает, что госконтракт на проведение фестиваля, который мы создали и проводим уже два десятилетия, может выиграть и проводить непонятно кто и непонятно как. Мне кажется, что знаковые культурные проекты, к которым относятся литературные фестивали, зарекомендовавшие себя в культурной жизни России, действительно должно брать под крыло государство. Не все подряд, разумеется, а именно – знаковые.

Настоящий живой литературный процесс происходит за гранью этой официозной жизни. Именно литературные фестивали занимаются живым литературным процессом, созданием плодотворной среды для возникновения и роста молодых талантов и литературных проектов, а не мертворожденные прожекты кабинетных чиновников.

Владимир СОФИЕНКО

(Писатель, директор и учредитель международного литературного фестиваля «Петроглиф», Республика Карелия)

Мы проводим «Петроглиф» с 2013 года. До этого мы вместе с соучредителем фестиваля, моей женой Еленой посещали крупные литфестивали России, изучали специфику, форматы, цели и задачи. Активно общались с литературными деятелями, а также с государственными и общественными организациями: Министерством культуры РК, Министерством национальной политики РК, различные НКО и так далее. В результате сложилась концепция кочующего фестиваля, которая включает тематику сохранения наследия Севера, образовательную и этнокультурную программы.

Источниками финансирования фестиваля «Петроглиф» являются спонсорская помощь, победы в грантовых конкурсах (например, Фонд Президентских грантов), и оргвзносы участников. При этом, многие писатели крайне ограничены в средствах и не могут себе позволить посетить фестиваль (а ведь у них есть огромное желание и потребность). С каждым годом все сложнее организовать и провести фестиваль без системной поддержки. Хотя формат и тематика «Петроглифа» соответствует национальным проектам (поддержка глубинки и этнокультурного сектора). Внимание со стороны государства таких проектов, как литературные фестивали, крайне необходимо и обеспечит стабильность, привлечение новых экспертов/участников, а также развитие и больший масштаб.

Борис БАРТФЕЛЬД

(Поэт, прозаик, организатор Международногоилитературного фестиваля-конкурса «Русский Гофман», Калининград)

22 мая мы завершили VII Международный литературный фестиваль-конкурс «Русский Гофман». В конкурсе приняли участие 1172 автора из 25 стран мира. В Калининград для очного участия в финальной части конкурса, которая представляла из себя большой литературный фестиваль, приехали 48 авторов из многих регионов страны. К ним присоединились калининградские авторы, прошедшие в шорт-лист. Были приглашены ведущие специалисты по методике повышения квалификации авторов, главные редакторы литературных журналов. «Русский Гофман» финансировался из личных средств организатора. Для проведения мероприятий использовались различные учреждения культуры Калининграда и области на безвозмездной основе (библиотеки, музеи, замки, заповедник «Куршская коса», Калининградский зоопарк). Министерство по культуре и туризму Калининградской области на три дня предоставило большой автобус.

Конечно, для проведения фестиваля подобного масштаба требуется плановое финансирование (бюджетное). От начала конкурса до его завершения проходит почти 6 месяцев. Пускаться в это плавание без гарантированного финансирования невозможно, поэтому вариант грантовой поддержки не решает всех вопросов.

Между тем, именно литфестивали обеспечивают непрерывность литературного и культурного пространства страны, преемственность литературных поколений и традиций, рост профессионального уровня литераторов. Участие высококвалифицированных специалистов по работе с

авторами имеет важнейшее значение, для них эта напряжённая, сложная работа, которую необходимо оплачивать. В нашем конкурсе-фестивале не формируются денежные премии, а это было бы дополнительным бонусом для конкурсантов. Для Калининградской области «Русский Гофман» имеет важное значение, как средство продвижения туристической привлекательности края. Ведь по его результатам всегда выходит большое количество оригинальных, положительных публикаций в СМИ и социальных сетях, что формирует привлекательный образ области.

Александр ЕВСЮКОВ

(Прозаик, критик)

За несколько недавних лет я принимал участие в целом ряде литературных фестивалей (а иногда и посильно помогал в их организации) в разных регионах страны. Видел и чувствовал постепенное преодоление настороженности между писателями и читателями, их возрастающий взаимный интерес. Оказывается, в современной литературе есть, что читать и есть, для кого писать.

Однако проведение подобных масштабных мероприятий с деятельным участием десятков или даже сотен людей требует не только огромного энтузиазма организаторов и волонтёров, но и покрытия неизбежных финансовых расходов. Считаю, что государству необходимо озаботиться реальной помощью самым значимым литературным проектам. И это не второстепенный вопрос, с которым можно обращаться по привычному остаточному принципу. Культура – это фундамент, формирующий человеческую личность, а литература оказывает на этот процесс не моментально быстрое, но очень глубокое воздействие. Так что по сути, это задача национальной безопасности, решать которую нужно сегодня, если не решили вчера.

Подготовил собкор «ЛГ» по Санкт-Петербургу и Северо-Западному региону Владимир ШЕМШУЧЕНКО


Медиа: image / jpeg


136. «Всякий человек носит в себе Музей»Пт, 24 июн[-/+]
Автор(?)
25 июня в 14:00 в Библиотеке № 180 им. Н.Ф.Федорова состоится мемориальная встреча «Всякий человек носит в себе Музей». Она пройдет с Верой Якубовской, внучкой поэта, литературного критика, одного из лидеров группы «Кузница» Георгия Якубовского. Опираясь на сохранившуюся в семейном архиве коллективную фотографию, где запечатлены ее предки, она расскажет об их судьбах в двадцатом веке, о жизни и творчестве Георгия Якубовского, о его дружбе с поэтом Григорием Санниковым, познакомит с поэмой Георгия Якубовского «Восстание погибших», написанной под влиянием идей космизма.

Встреча состоится в рамках проекта «Всякий человек носит в себе Музей», который запущен библиотекой, носящей имя философа памяти, отечествоведения Николая Федоровича Федорова. Проект направлен на творческое прочтение и воплощение идей Н.Ф.Федорова о человеке как существе, осознанно работающем с сюжетами и образами прошлого, и о миссии библиотеки и музея как центра мемориальных исследований, собирания «местной истории», формирования культуры локальной и всечеловеческой памяти.

Название проекту дал знаменитый афоризм Федорова из его работы «Музей, его смысл и назначение», посвященной осмыслению музея не как собрания вещей, а как собора лиц. Его героями являются энтузиасты семейной памяти, люди разных профессий, носители художественных, профессиональных традиций, жители и свидетели календарного и «некалендарного» двадцатого века.

Во встрече примет участие внучка поэта Григория Санникова, друга и соратника Георгия Якубовского по группе «Кузнице». Внучки друзей-поэтов встретятся впервые, поделятся мемориальными материалами, расскажут о том, как они сохраняют п популяризируют наследие своих предков.

Вход свободный.

Контакты: +7 (905) 758-43-54
Библиотека №180 им. Николая Федорова: Москва, ул. Профсоюзная, 92 (м. Беляево, последний вагон от центра).

137. Бессонница в РГБМЧт, 23 июн[-/+]
Автор(?)

В День молодежи, 27 июня, Российская государственная библиотека для молодежи впервые будет работать 24 часа без перерыва. В рамках «Бессонницы в РГБМ» – самой продолжительной по времени акции, популяризирующей интеллектуальный досуг и чтение, будет представлена программа мероприятий, объединяющих молодёжь по интересам, развивающих их творческие способности и навыки.

«Бессонница в РГБМ» – это марафон интерактивных и автономных занятий, выбранных самими читателями путём опроса. В программу суток открытых дверей войдут лекции, мастер-классы, кинопоказы, викторины, игротеки. В рамках акции будут опробованы неожиданные развлекательные форматы для библиотечного пространства – бесшумная дискотека и музыкальный квартирник, где каждый сможет продемонстрировать свои вокальные и инструментальные номера – сольные или в составе группы.

«Бессонница в РГБМ» – уникальная возможность провести ночь в библиотеке, проверить себя на прочность и получить именной сертификат и приятные призы в статусе участника беспрецедентной акции.

«Бессонница в РГБМ» – самый необычный способ отметить День молодёжи в кругу близких по духу людей. А заодно – избавиться от привычки читать под одеялом!

Полная программа акции – по ссылке

Адрес: Москва, ул. Большая Черкизовская, д. 4, к. 1.


138. На перекрестке утопийСр, 22 июн[-/+]
Автор(?)

В доме Остроухова в Трубниках прошла лекция «Утопия Ивана Ефремова: в поисках нового человека» в рамках программы выставки «Перекресток утопий: будущее в литературе 1920-х годов».

На лекции подробно рассматривались два произведения писателя: «Час Быка» и «Туманность Андромеды». С.С. Шаулов – заведующий отделом ГМИРЛИ имени В.И.Даля «Дом-музей М.Ю.Лермонтова», к. ф. н., автор статей, учебных пособий и книг по истории русской литературы, поделился своей интерпретацией основных идей научно-фантастических романов Ефремова.

«Писатели масштаба Ивана Ефремова будут актуальны и через 20, и, думаю, через 50 лет тоже. Его герои наполнены жизнью, они интересны и объемны. Перечитывая «Час Быка» можно осознать, что утопия одержала победу над антиутопией. Однако, читая произведения такого жанра, не стоит забывать, что любая утопия содержит объективный изъян. История в книге с таким жанром все равно не может превратиться в реальность: замысел и воображение автора зачастую противоречат реалиям современной жизни. Всего предвидеть невозможно», – отметил Шаулов, отвечая на вопросы слушателей.

«Час Быка» и «Туманность Андромеды» – это удивительные книги, показывающие представление автора о будущем на Земле. Что примечательно, обе книги были написаны в середине прошлого века, однако некоторые детали повествования вполне можно соотнести с приметами нашей действительности.

«Интересно услышать компетентное мнение и открыть для себя что-то новое в давно прочитанных книгах. Если говорить о литературной составляющей, то на меня в свое время, большее впечатление произвела «Туманность Андромеды». В связи с этим наиболее созвучен моей душе был вывод С.С.Шаулова о главном эпизоде в данной книге Ефремова: «победа над временем и расстоянием – это победа над смертью». Для меня это определяющее понятие», – поделилась впечатлениями одна из гостей.

В заключение хотелось бы добавить, что на лекции присутствовали слушателей разных поколений, поэтому впервые книги Ивана Ефремова они прочитали в разные периоды своей жизни. Однако, несмотря на разницу в возрасте, каждый из них смог уловить идею и смысл утопий культового на тот момент писателя-фантаста, который актуален и по сей день.

Мария СУШКОВА



139. Вернуться навечноСр, 22 июн[-/+]
Автор(?)

В Нестеровском лицее (Рузский ГО, Московская область) 21 июня состоялось открытие мемориальной доски, на которой увековечена память выпускника лицея, гвардии матроса 810-й отдельной гвардейской ордена Жукова бригады морской пехоты, участника специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины Ивана Лукина.

Иван погиб в Мариуполе во время выполнения разведывательного задания, прикрывая отход своих товарищей. Указом Президента РФ Владимира Путина за проявленную в боях самоотверженность и отвагу он награжден орденом Мужества (посмертно).

В церемонии приняли участие отец героя – Борис Иванович Лукин и сестры Ульяна, Полина и Софья, депутаты Московской областной Думы Владимир Вшивцев и Татьяна Сердюкова, военный комиссар г. Можайска и Рузы Руслан Меладзе, представители Администрации района, юнармейцы, одноклассники, педагоги, лицеисты, жители д. Нестерово.

DSC02122.JPG

Родившись в Москве, Иван Борисович Лукин все школьные годы прожил в Подмосковье. Директор Нестеровского лицея Марина Кучарина, которая вместе с другими наставниками знала Ваню в школьные годы, вспомнила о том, каким добрым, отзывчивым, талантливым и разносторонним человеком рос Иван. Он был стипендиатом Губернатора Московской области, неоднократным чемпионом Первенства России в составе рузской команды по водному поло. Педагоги и одноклассники всегда гордились его достижениями в литературе и искусстве. А вот служить он уходил уже из Москвы, с третьего курса Литературного института, решив, что писателю и кинорежиссеру необходим богатый жизненный опыт. К этому времени он был принят в Союз писателей Москвы, несколько сезонов участвовал в постановках на сцене Большого театра и «Геликон Оперы», снимался в кино.

Стихи Ивана Лукина прозвучали в исполнении актрисы театра и кино, его сестры – Ульяны Лукиной. Отец воина, писатель Лукин Борис Иванович, не только прочитал свои стихи, но и рассказал о семейных традициях, показав государственные награды четырех поколений фамилии Лукиных, среди которых Орден Ленина, медали «За Отвагу» и «За Боевые заслуги». Он, вспомнив недавние слова Президента России о сражающихся на фронте воинах-героях, добавил, что это – элита нации, на плечи которой самой Историей возложена не только задача победить неонацизм, но и построить новую Россию.


DSC08307.JPG


Лейтмотивом всех речей стали слова Татьяны Сердюковой: «Трудно подобрать слова, чтобы выразить всю скорбь, которую мы испытываем из-за этой потери. Невозможно стандартными фразами соболезнований передать членам семьи глубину наших переживаний и сочувствия. Мы всегда будем гордиться Иваном Лукиным!»

Первый заместитель главы Администрации Рузского городского округа Юрий Пеняев отметил, что открытие мемориальной доски на лицее – первый шаг в деле увековечивания памяти погибшего воина, в ближайшее время в селе, где жил герой одна из улиц будет названа в честь «Гвардии матроса Ивана Лукина».


Наталья КИРИЧЕНКО



О подвиге Ивана Лукина мы писали уже не раз:


«Поэт и воин»

«Расплакались осколки мин»

«Сия есть жизнь вечная»

«Прощание с воином-героем»



Медиа: image / jpeg


140. Поэта-воина почтили в ПодмосковьеСр, 22 июн[-/+]
Автор(?)

В Нестеровском лицее (Рузский ГО, Московская область) 21 июня состоялось открытие мемориальной доски, на которой увековечена память выпускника лицея, гвардии матроса 810-й отдельной гвардейской ордена Жукова бригады морской пехоты, участника специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины Ивана Лукина.

Иван погиб в Мариуполе во время выполнения разведывательного задания, прикрывая отход своих товарищей. Указом Президента РФ Владимира Путина за проявленную в боях самоотверженность и отвагу он награжден орденом Мужества (посмертно).

Полностью читать ЗДЕСЬ.


141. Будет день, будет гарь, будет ночьСр, 22 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Александр Етоев


* * *

Будет день, будет гарь, будет ночь,

дымный серп среди звёзд.

Знаешь, сын, знаешь, слышишь, дочь? –

это свет моих слёз

в стылую землю вмёрз.

Вымерзает окоп,

водка греет пару минут.

Рядовой С.А. Поляков,

нас с тобою, а, помянут?

Славик слева дышит в ладонь,

белый пар идёт изо рта,

ждём молчком команду «Огонь!»,

впереди высота.

У него позывной – «Варяг»,

Славик знает всё наперёд,

девкам врёт, что бравый моряк,

Черноморский весёлый флот,

что вернётся домой весной,

когда справимся, победим…

Ждём команду «Огонь!». Связной –

позывной его «Никодим» –

говорит: «А там поглядим».

Медиа: image / jpeg


142. Будет памятник – наступит мир!Ср, 22 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Как отметил помощник Президента РФ, Председатель Российского военно-исторического общества Владимир Мединский, украинская власть в 2014 году совершила роковую ошибку, когда попыталась навязать Донбассу свои правила жизни, а когда Донбасс их не принял, по сути, его завоевать, что само по себе невозможно.


Давая интервью на площадке Петербургского экономического форума, Владимир Мединский рассказал о восстановлении мемориала «Саур-Могила»:

– Это очень сложный проект, находящийся в непосредственной близости от зоны боевых действий. Весь непоколебимый, легендарный дух защитников Донбасса воплощается в этом месте. Сейчас там работают реставраторы, художники, планировщики. Нельзя без слёз и содрогания смотреть на то, во что превратили украинские артиллеристы этот мемориал. По сути, это огромные надгробные плиты героям Великой Отечественной. Это всё равно что «Родину-мать…» в Волгограде прицельно обстреливать. С нравственной точки зрения – то же самое… Здесь проходили ключевые события обороны Донбасса в годы Великой Отечественной войны. Здесь шли жесточайшие сражения, овладение этим районом предопределило исход битвы за Донбасс, через неделю после взятия Саур-Могилы коротким штурмом был взят город Сталино, ныне Донецк.

В рамках масштабных работ по восстановлению мемориала «Саур-Могила» будут в том числе созданы три рельефа, посвящённые подвигу ополченцев Донбасса, Народной милиции ДНР и ЛНР и российских военнослужащих, задействованных в спецоперации по защите Донбасса.

Об этом рассказал заместитель председателя РВИО Николай Овсиенко:

– Наша работа состоит из двух блоков. Первый – это восстановление. Фигура солдата, стела и Вечный огонь были полностью снесены неонацистами во время боёв в 2014– 2015 годах, и мы фактически возвращаем исторический облик памятников. А вот с левой стороны от Вечного огня планируем установить новые рельефы. У героев, которые на них изображены, есть реальные прототипы. Конкретных фамилий обозначать не будем, но те, кто защищал Саур-Могилу, терял своих соратников, узнают родные лица. Там будут запечатлены Герои Донецкой Народной Республики и Герои России, которые учувствуют в специальной военной операции.

В общей сложности на мемориале будет 7 рельефов: 3 новых и 4 исторических. На исторических рельефах в ходе реставрации оставят следы от снарядов – страшные свидетельства боевых действий 2014–2015 годов.

Важная часть работы – восстановление фигур, которые были полностью разрушены: 36-метровой стелы и 12-метрового Солдата Победы.

– Речь идёт о скрупулёзном повторении того, что было на мемориале. У нынешней украинской власти «закон жанра» – уничтожать не только людей, но и памятники, символы. Первое, что они сделали – уничтожили этот символ Победы: стелу и Солдата Победы. Им казалось, что так они сотрут историческую память. Не удастся! Мы её обязательно восстановим! – сказал Николай Овсиенко.

Завершить основной этап работ планируется к 31 августа 2022 года. Архитекторы, строители, художники, скульпторы трудятся в круглосуточном режиме. А у жителей Донецка тем временем родилась примета: «Как только Солдат Победы встанет на Саур-Могиле, на нашей земле вновь наступит мир!»

Вадим Попов


IMG_0521.jpg

Кропотливая работа по изготовлению новой фигуры солдата
(Пресс-служба РВИО)



Для справки

Летом 1943 года курган Саур-Могила вошёл в историю как символ борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. Вокруг Саур-Могилы шли тяжёлые бои с отборными дивизиями СС, которые были разгромлены и отброшены с Донбасской земли.

Семь десятилетий спустя Саур-Могила снова стала центром боевых действий. В ходе ожесточённых боёв ополченцами ДНР отсюда были изгнаны украинские националисты.

Памятник на Саур-Могиле открыт 19 сентября 1967 года. У подножия обелиска была создана смотровая площадка и установлена скульптура советского солдата, а в 1975 году зажжён Вечный огонь.

Медиа: image / jpeg


143. Я – свидетельСр, 22 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Три года безраздельного хозяйничанья, владения территорией советской Украины – террор, подкуп, умелая и безоглядная пропаганда, разжигание националистических чувств и ненависти к «жидам и коммунистам», мобилизация (надо сказать, успешная) шкурников «в полицаи», и даже создание профашистских воинских формирований – к ожидавшемуся оккупантами гарантированному успеху не привели.


Я не свидетель боевых действий на Украине, не свидетель партизанского движения. О жертвенном подвиге краснодонцев, героическом походе партизанской армии Ковпака от Путивля до Карпат, о мужестве украинских подпольщиков ещё узнаю и прочитаю…

Судьбе было угодно, чтобы летом 1945 года мне, шестилетнему ленинградскому мальчишке, своими глазами довелось увидеть: Украина, три года прожившая в оккупации, завоевана фашистами не была!

Естественно, в ту пору я не мог осознать, свидетелем чего мне выпало быть. Но детские впечатления оказались прочны, а осмысление со временем придёт и станет драгоценной памятью об Украине, об украинцах.

Вывезенная из блокированного Ленинграда в феврале по Дороге жизни, прожив два года в эвакуации в Череповце, май 1945-го наша семья встретила в Кандалакше, где в прифронтовом городе всю войну работал отец.

После войны, после блокады, когда мы погибали от голода, казалось, что самое главное в жизни – еда. Нет, мы уже не голодали, но страх и особое отношение к еде остались. А ещё возвращение к мирной жизни вернуло понятие «отдых» – кандалакшская мастерица, шившая на заказ бюстгальтеры, предложила маме поехать отдохнуть и подпитаться к её родственникам на Украину, под Полтаву, вернее, под Пирятин, а точнее, в деревню под Гребёнкой.

Из Кандалакши в Гребёнку! Летом 1945-го! На отдых и еду! Железная дорога с тремя пересадками! Запомнил две – в Москве и Киеве.

Вдоль дороги – ещё не заросшие воронки от бомб. Каждая станция со следами войны: обгоревшие и разбитые здания, лежащие под откосом цистерны и вагоны, разбитые паровозы… Инвалиды в вагонах, инвалиды на станциях.

В Москве пересадка и компостирование билетов заняли несколько дней. Запомнилась буква «М» над входом в метро, у неё был карамельный вкус, хотелось лизнуть, при взгляде на неё слюнки текли.

Ещё на всю жизнь запомнилась «Трофейная выставка» в парке им. Горького. Подбитые немецкие самолёты, брюхом лежащие на земле. Мортира «шкода» чешского производства, из которой, казалось, можно было стрелять по Луне. И, конечно, полутораметровые пирамиды фашистских орденов, крестов по преимуществу. Для нас с братом было ясно как божий день, что эти кресты сняты с убитых «орденоносцев». В нашем представлении ничего, кроме смерти, немец не заслуживал. А уж «орденоносец» тем более. Мне шесть, брату – восемь… Фриц, немец, фашист – какая разница? Для нас они были одинаково ненавистны. С младых ногтей мы знали, что такое «похоронка», «эвакоталон», «эвакогоспиталь», «инвалидная столовая», инвалид первой группы, второй, третьей… братская могила.

Наше с мамой и братом пребывание в Москве имеет точный астрономический ориентир: 9 июля 1945 года. В этот день на Красной площади мама купила нам закопчённые стёклышки, чтобы мы могли наблюдать полное солнечное затмение… В самые тёмные мгновения, быть может целую минуту, на площади стояла тишина. Было немного страшно. Но рядом были кремлёвские звёзды. Зажгут в крайнем случае, если солнце погаснет окончательно!

А потом был Киев. Сам въезд в город – по наведённому ещё сапёрами мосту через Днепр, мосту из шпал, сложенных в клети. Из окна вагона видна лишь далеко внизу вода… Даже одно воспоминание заставляет душу сжаться. Как держали железнодорожный состав эти «спички»? Поезд полз, растягивая до бесконечности время страха, полз, надо думать, чтобы не расшатывать зыбкие опоры…

А с вокзала – на санобработку! Дело было поставлено строго. Без справки о санобработке, наверное, не компостировали билеты, а нам ещё до Пирятина, нам ещё до Гребёнки…

Запомнился и киевский трамвай. Запомнился, потому что пассажирам приходилось выходить и помогать немощным моторам тащить вагон в горку. Киев, в отличие от плоского Ленинграда, город холмистый…

Вокзальная толчея, давка у касс и всё забито людьми, гул, выкрики, кто-то потерялся, у кого-то что-то украли, – не вокзал, а становище, табор… Добыть билет, закомпостировать билет – дело непростое и мучительно долгое. Очереди, почти неподвижные, тягучие очереди.

В пути, на вокзалах, даже в Киеве не видел никакой Украины, то есть пространства, отличного от привычного. Те же разбитые дома, израненная земля, толчея, неразбериха на вокзалах… Говор другой? Говорят не совсем по-русски, но всё понять можно. Я – хлопчик, поезд – потяг… Година – хвилина… Смешно.

Население и Череповца, и Кандалакши в войну было пёстрым, многоликим. Помню в обиходе словечко «нацмен», человек из национальных меньшинств. В первую очередь так определялись представители Средней Азии, значительно реже кавказцы и совершенно исключены из этого понятия украинцы и белорусы. И не было на этот счёт никаких предписаний, просто народное самоощущение не позволяло не только разделять наши народы, но и хоть как-то напоминать о численном превосходстве одних над другими.

Украина началась в Гребёнке! Белые хаты, высокие, как у нас одинокие ели, пирамидальные тополя, ветки вдоль ствола вверх, словно задранный подол… До деревни, где жили родители нашей кандалакшской знакомой, а она вместе с пятилетней дочкой путешествовала вместе с нами, надо было с поклажей добираться пешком километра четыре, может быть, пять-шесть. Был солнечный день. И вот солнце здесь было не то, что в Череповце или Кандалакше, ленинградского солнца я, естественно, уже не помнил. И земля здесь была другая. По совету мамы мы с братом шли босиком, мягкая пыль на шляхе казалась после наших заполярных камней пухом. А вдоль дороги… «Мама, что это?!» – «Подсолнухи. Не узнали?» А как узнаешь? Видели только на картинках, а здесь – поля, заросли и края не видно, глаз слепит…

Так и началась для меня Украина – белые хаты, тополя, солнце, подсолнечник, мягкий шлях…

За тот месяц, что мы прожили в деревне, мама два раза брала меня с собой на базар в Гребёнку. И базар этот стоит у меня перед глазами, это было потрясение. Я же помню рынок и в Череповце, и в Кандалакше, скудный, немноголюдный. Квашеная капуста в пол-литровых банках. Картошка. Яблоки поштучно. Ягоды стаканами. Семечки стограммовыми гранёными стаканчиками… И голос человека в полосатом цветном халате зимой и летом: «Урю-ю-юк – руб. штук! Урю-ю-юк – руб. штук!» Да, северный базар торговал штучным товаром, а здесь, в Гребёнке, прямо на земле – пирамиды из помидоров и яблок, яблоки хоть вёдрами, огурцов пропасть и свежих, и солёных… Солёные – моя слабость с детства. Сало, домашняя колбаса, початки варёной кукурузы, посыпанные солью… Сметана? Молоко? Творог? Да этого и в деревне полно.

Мама возвращалась с базара, держа за лапы двух-трёх забитых кур в полной перьевой оснастке.

Яблоки. Моя первая встреча с этим фруктом сохранилась в семейной памяти. В сорок четвёртом году в Кандалакше мама принесла с рынка зелёное яблоко. С надлежащей торжественностью оно было мне вручено. Меня разобрал смех! «Почему ты смеёшься?» – удивилась мама. «Круглый, круглый… – давясь от смеха, не мог договорить я. – Огурец… Огурец круглый!» Мама догадалась, что я первый раз в жизни держу в руках яблоко. Она заплакала.

В деревне был колхозный яблоневый сад. И было полно ребятни. Добро бы мы воровали яблоки, но куда больше портили, тащили и бросали незрелые. И мудрый голова, как именовался председатель колхоза, прибег к воспитательно-благотворительной мере. Часов в шесть вечера он выходил на крыльцо правления, а мы к тому времени уже ждали его выхода, и прямо с крыльца нам под ноги на дорогу высыпал два-три ведра вполне съедобных яблок. Я его запомнил: в гимнастёрке без погон, но с красной и двумя жёлтыми нашивками за ранения (в нашивках мы разбирались!), с короткими ворошиловскими усами под носом, с голым черепом, некрасивый… Бесстрастие, с которым он исполнял жертвоприношение, надо думать, говорило о том, что он мало верил в действенность его щедрости. Мы бросались в дорожную пыль и подбирали дары доброго сердца головы только что не в драку.

Иная картина была чуть позже вечером на этом же самом месте на дороге напротив правления колхоза.

Пленных немцев водили на работу далеко, за необъятное поле гречихи. Как их вели утром, я не видел. Ещё спал. Видел вечером, видел одну и ту же повторяющуюся каждый день картину. Деревенские женщины, и старые, и молодые, минут за двадцать до появления колонны человек в полтораста в сопровождении трёх конвоиров выкладывали прямо в дорожную пыль напротив правления домашний хлеб, яйца, помидоры, яблоки, огурцы, варёную картошку… Еду! Немцам! Фашистам! Фрицам! Каково это было видеть мне, маме, брату?

Слишком свежа была память о голодной смерти наших близких в Ленинграде, память о блокаде, о кошмаре, пришедшем на нашу землю вместе вот с этими, нынче понурыми и усталыми, в зелёной форме, с каскетками и пилотками, натянутыми на уши.

Во мне не было ничего, кроме ненависти к этим сволочам, истерзавшим нашу землю, отнявшим жизнь у неисчислимого множества наших людей… Я не знал тогда стихов Константина Симонова «Убей его!», но чувства, продиктовавшие их поэту, разделял. И не я один.

И вот извольте: угощайтесь, ешьте, питайтесь… Вон кто-то ещё крыночку молока поставил в дорожную пыль…

Эти дивчины и жинки даже не подозревали, что есть священные права человека, что есть общечеловеческие ценности. Не подозревали, что их шлях, оказывается, ведёт куда-то в сторону от путей мировой цивилизации. Они были сами собой, плоть от плоти замечательного народа, каким породила его родная земля и своя история.

Ничего, придёт время, и если не им, то их детям и внукам объяснят, как надо жить и во что верить, чтобы можно было с гордостью сказать: «Украина – це Европа!»

А пока они от природной жалости подкармливали пришельцев из Европы. Сочувствие и сострадание – основа душевного благородства – были в крови этих женщин, всё испытавших и сохранивших в себе то, что подчас недоступно и царям: милость к падшим.

Удивился и запомнил. В отличие от нас, кидавшихся на брошенные на дорогу яблоки, пленные неторопливо собирали всё, что было выставлено на дорогу, не распихивали по своим карманам, а передавали, надо думать, доверенным лицам, складывавшим милостыню в матерчатые сумки. Гарно! Вот це – Европа!

Понять происходившее на моих глазах я, конечно, не мог. В деревне не было дома, не было семьи, где война, немцы не взяли бы кровавую дань. И лишь со временем я, конечно, понял, что не завоевателей незваных спасали эти украинские женщины, а душу свою, не поддавшуюся, не изувеченную, не обращённую фашистами в свою веру.

Что такое по природе своей фашизм? Это, надо думать, высшая форма социально организованного и политически оформленного эгоизма. Когда интересы одного человека, одной нации, одного этноса, одного государства провозглашаются высшей ценностью, здесь-то и кроется микроб фашизма.

Гитлеровцам казалось, что достаточно занять территорию, установить своё правление, подавить всяческое сопротивление – и всё будет так же хорошо и в Белоруссии, и на Украине, и в России, как, к примеру, в Чехии или Дании, где завоевание и фашизм были приняты как данность.

Гитлеровцам казалось, что они воюют с государством, с политической системой, с неправомерным, ошибочным с европейской точки зрения историческим образованием под названием Россия. Впрочем, не они первыми это придумали. И от наших интеллектуалов ещё в начале XIX века мы слышим: «Россия вне истории».

Зародившийся в Европе и вызревший в Европе, вскормленный деловыми интересами недальновидных промышленников и банкиров (извините за общие места!) фашизм взял на себя миссию исправления ошибок истории. Похоже, что это неизбежный путь для тех, кто только свою историю считает единственно верной и потому навязывает её в качестве образца всем остальным.

Конечно, фашизм – это недуг, отчаянный недуг человечества. И здесь как не вспомнить рекомендацию Шекспира: «Отчаянный недуг врачуют лишь отчаянные средства».

Стратегам, считающим число дивизий, бомб и снарядов, боевых кораблей и самолётов, оценивающим промышленный потенциал, к примеру, Европы и Советского Союза, ясно, как простая гамма, что противник не выдержит удара и к намеченным датам с ним будет покончено. «Айне колонне марширен, цвайне колонне марширен!..»

Но как к этим убедительным стратегическим расчётам привязать, измерить такое понятие, как энергия народной жизни? Это в буднях таящаяся под спудом энергия разряда между двумя полюсами: Добра и Зла. Каждый народ, имеющий долгую историческую укоренённость, вырабатывает и органически впитывает в себя представления о Добре и Зле, о том, что человеку позволено, а что не позволено никогда, если он претендует быть человеком. Вот и народ, как и любой живой организм, защищая своё право на жизнь, вырабатывает свои способы защиты, сопротивления внешним факторам, способы сохранения себя (не хочу говорить – выживания)…

Чего же не удалось совершить гитлеровцам, чтобы считать победу над Украиной полной и окончательной?

Совсем немного – расчеловечить украинцев! Обратить необходимое большинство населения Украины, в конечном счёте народ, в свою веру. Заставить поверить в право сильного. Заставить принять это право как непреложное. Проделать то, что им удалось у себя в Германии.

Я читал воспоминания немцев, побывавших в нашем плену, изданные в Германии. Плен – не сахар. Было всякое. Впрочем, есть цифры, и процент выживших в наших лагерях пленных немцев намного больше, чем процент уцелевших наших соотечественников в немецких лагерях. Пусть скажут спасибо, что попали хотя бы в лагерь – их сюда никто не звал. В опубликованных признаниях бывших пленных говорится о примерах участливого к ним отношения нашего населения, именно населения. И более того, они сами признаются, что примеров подобного отношения немецкого населения к нашим пленным никто припомнить не может. Кампания подавления человеческого в человеке в их добропорядочной и цивилизованной стране прошла успешно.

Вспоминая «летний отдых» 1945 года, не перестаю удивляться легкомыслию моих родителей, и прежде всего, конечно, мамы, отважившейся на путешествие, сопряжённое с очевидными и непредсказуемыми сложностями, да ещё с двумя детьми, да ещё и с багажом, поскольку были взяты из дома все годившиеся на обмен вещи. Безумие! На что рассчитывали?

Ответ в истории нашего возвращения домой. Забыть эту дорогу невозможно. Трудно было ехать на Запад, путь на Восток оказался ещё сложнее. Поезда шли не только переполненные, но и облепленные солдатами. Летом 45-го армия валила домой. Именно валила! Эшелон за эшелоном. Как сесть хоть в какой-нибудь поезд, если и на тормозных площадках было тесно? Ехали и на крышах вагонов.

Мы стояли на земле перед остановившимся эшелоном, когда из распахнутой теплушки раздалось: «Мамаша, к нам! К нам давайте!» Двое солдат, сидевших на полу, свесив ноги наружу, спрыгнули на землю. Минутное дело – и мы в вагоне! Среди пахнущих потом и махоркой солдат нашлось место ещё трём пассажирам. В теплушке «сорок человек, восемь лошадей». Лошадей не было, а народу, надо думать, под сотню. И никто не роптал по поводу нашего внедрения. Кто они были? Русские, украинцы, кавказцы? Да все вперемешку. Это были наши! Только потом в разговорах с мамой я понял: истосковались, соскучились мужики по ребятишкам, и женщину было жаль – молодая, интеллигентного вида, сколько ещё эшелонов, если её с детьми не взять, проводит безнадёжным взглядом. Мы же были свои. Свои! И два шкета в коротких штанах на лямках, и худющая женщина с красивым лицом были свои...

Я много позже спрашивал маму про ухаживания. «Ну что ты! Они меня сразу спросили, как звать. Сама не знаю почему, представилась: Анна Петровна. Так до Киева только и слышала по имени-отчеству. Или Петровна». У мамы было чудное меццо. Маме тридцать шесть.

Хотят, чтобы мы были другими…

Дело за малым: разжечь животные инстинкты, возвести эгоизм в ранг адвоката любой низости и подлости, себялюбие и частные выгоды поставить превыше всего, расчеловечить! – и этот яд сработает лучше любого биологического оружия.

Гитлеровцам на Украине за три года обратить народ в свою веру не удалось. Расчеловечить не удалось.

И Украина не была ими завоёвана. Я тому свидетель.

Михаил Кураев


5-К Кураеву ria-663606-preview.jpg

1943 год. Харьковское направление. Колонны немецких военнопленных
в районе села Гетмановка (Фото: Анатолий Гаранин / РИА Новости)



Медиа: image / jpeg


144. ?Кто купался голым?Ср, 22 июн[-/+]
Категория(?)  Автор(?)

Выступление Владимира Путина на форуме в Петербурге подвело черту под первым этапом противостояния России и коллективного Запада. Развеян миф о его тотальном превосходстве и невозможности построения альтернативной системы.


Оказалось, сам Запад уязвим, его многолетняя авантюрная финансовая политика достигла предела. «На смену экономике мнимых сущностей (доллар, евро) приходит экономика реальных ценностей и активов». Противостояние на Украине маскирует необратимые изменения в глобальной экономике, геополитический раскол, появление новых центров силы, построение нового экономического и политического порядка. Но всё это уже идёт.

Россия – место сборки будущей (равноправной и взаимовыгодной) системы отношений. На форуме эту тему развил глава «Роснефти» Игорь Сечин, отметив, что энергетический потенциал РФ – «Ноев ковчег» в условиях мирового кризиса. Примечательно его замечание о новой конфигурации нефтяного рынка: «…формируются два контура цен – для дружественных стран справедливая рыночная цена, а для недружественных к цене прибавляется премия». Если проще, ценообразование будет идти не на спекулятивных площадках Запада, а на основе прямых контактов производителей (Россия, Иран, затем и арабские страны) и крупнейших потребителей (Китай, Индия). Также будет развиваться рынок продовольствия. Появится новая финансовая и платёжная инфраструктура. Также Сечин заявил, что антироссийские санкции покончили с «зелёным переходом». Всё это меняет расклад сил. Теперь придётся платить по-настоящему – отсюда неслыханная инфляция. Как говорил Уоррен Баффет, «когда начинается отлив, становится видно, кто купался голым». Россия получит дополнительные плюсы, если с помощью таможенно-тарифной политики и стимулирования внутреннего производства перекроет каналы импорта инфляции.

На форуме анонсирован пу