Еженедельник «Военно-промышленный курьер»без даты Текст источника в новой вкладке

 
 
1. F-35 в сирийской ловушкеВт., 16 окт.[−]

Каждая батарея – в составе одной многоканальной станции наведения ракет (СНР) 30Н6Е (92Н6Е), шести ПУ 5П85ТЕ2 или 5П85СЕ2 и стольких же транспортно-заряжающих машин. Опционально придаваемые средства: всевысотная РЛС 96Л6Е, передвижная вышка 40В6М для антенного поста 92Н6Е.

Поразят «Громом»?

Израильские ВВС будут пытаться уничтожить новые ЗРК сирийской ПВО имеющимися у них средствами. В Хель Хаавир тяжелые истребители F-15 поступили в декабре 1976 года. Их назвали «Бежевый» (модели A/B/C/D). В частях истребительной авиации ПВО 16 перехватчиков F-15A, шесть двухместных УБ F-15B, все самолеты из первой экспортной партии выпуска 1975–1976 годов, более свежие модификации – 17 F-15C и двухместные 19 F-15D из второй партии образца 1980–1981-го.

Только крайне наивный человек может поверить в то, что ЭПР самолета, в котором содержится 8,5 тонны металлов, в пять раз меньше, чем у вороны или грача

Что касается ударной авиации: в 1998 году Израиль получил версию F-15E Strike Eagle – F-15I (Ra’am – «Гром»), 25 единиц. Израильские «Громы» отметились в ударах по позициям сирийской армии, сражающейся на своей территории с международным терроризмом.

В 2017 году американский F-15 нарушил воздушное пространство Сирии и сбил БЛА иранского производства. 9 апреля 2018-го пара израильских F-15 из воздушного пространства Ливана выпустила по авиабазе сирийских ВВС T-4 восемь ракет, лишь три достигли цели, остальные поражены силами сирийской ПВО.

В декабре 2016-го израильтяне получили из США первую пару F-35 Lightning II. Всего заказано 50 единиц. Сегодня в ВВС имеется 12 машин – полноценная 140-я эскадрилья Хель Хаавир. Командующий ВВС Амикам Норкин заявил, что Израиль впервые использовал свои F-35 10 мая 2018 года. Самолеты наносили бомбо-штурмовые удары по иранским элитным подразделениям на сирийской стороне Голанских высот.

Если ранее пилоты F-15I Ra’am и F-16I Sufa ввиду большого времени реакции сирийских ЗРК С-200 и возможности подавления целевого канала устаревшего радара наведения (РПЦ) 5Н62В с помощью бортовой станции РЭБ Elisra SPJ-40 свободно поднимались над горной цепью Антиливан на 7000–8000 метров и сбрасывали планирующие малозаметные авиабомбы GBU-39 SDB на 80–110 километров, то при наличии в САР С-300ПМУ-1/2 и достаточно «продвинутых» ЗУР 48Н6 и 48Н6Е2 такой фокус не пройдет.

Один из основных стрельбовых элементов ЗРК С-300ПМУ-2 «Фаворит» – мощная РЛС обнаружения и наведения 30Н6Е2, построенная на базе пассивной фазированной антенной решетки с высокой помехозащищенностью. Она способна захватывать цели типа F-16I (ЭПР истребителя c подвесками составляет 1,7 кв. м) на автосопровождение за 170–180 километров и обеспечивать пуск ЗУР 48Н6Е2 по ним. С учетом применения израильскими летчиками комплекса РЭБ Elisra SPJ-40 дальность может сократиться до 110–130 километров, но безопасно использовать ПУА GBU-39/B все равно не получится. Отсюда вывод: над сирийским ТВД F-16I вынуждены будут работать исключительно в режиме следования рельефу местности на сверхмалых высотах от 30 до 60 метров, что исключает пуск управляемых авиабомб на большие дистанции (от 20 до 100 км), как было до недавнего времени. Потребуется заменить планирующие авиабомбы на тактические ракеты большой дальности Popeye Turbo ALCM, разработанные совместно корпорациями Rafael Advanced Defense Systems Ltd и Martin Marietta.

Эта ракета летает на 320 километров, но ее возможности оставляют желать лучшего: скорость варьируется от 650 до 950 километров в час, а противозенитные маневры могут производиться с перегрузкой не более пяти единиц. Следовательно, у сирийского расчета С-300ПМУ-2, размещенного в ПБУ 54К6Е2, будет масса времени для обнаружения, завязки трассы, захвата и обстрела цели и достаточная уверенность в уничтожении объекта. Ведь зенитная ракета 48Н6Е2, обладая собственным G-лимитом 35–50 единиц, способна перехватывать цели, маневрирующие с перегрузками до 30 g. Внезапное появление Popeye Turbo ALCM из-за радиогоризонта может лишить операторов «трехсотки» времени на ответ. Но этот момент в нашем комплексе отлично компенсируется универсальной 39-метровой вышкой 40В6МД с поднятым антенным постом радара 30Н6Е2, который получает радиогоризонт 38 километров по цели, летящей на высоте 20 метров.

Ракета Popeye Turbo ALCM довольно крупная: стартовый вес – 1360 килограммов, длина – около 6,25 метра, диаметр корпуса – 520 миллиметров. ЭПР оценочно равна 0,1–0,5 квадратного метра, в то время как минимальное ограничение этой величины для С-300ПМУ-2 составляет 0,01. Инфракрасное излучение маршевых двигателей ракет зафиксируют оптико-электронные комплексы 10ЭС1-E, установленные на сирийских «Панцирях-С1». И даже если у «Фаворитов» с отслеживанием Popeye Turbo ALCM возникнут трудности, их ракетно-пушечные напарники доведут дело до конца.

ВВС Израиля обладают изрядным запасом ПРР AGM-88 HARM. И вполне возможно, попытаются использовать это оружие для уничтожения радиоизлучающих компонентов ЗРК С-300 (СОЦ, СНР). ПРР AGM-88 HARM – довольно легкая цель для «Панциря-С1», да и С-300 дополняются специальными системами КБ «Радар» для защиты от противорадиолокационных ракет. При обнаружении пуска ракеты РЛС отключается, в дело вступает ложный передатчик с такими же характеристиками излучения, как у основной РЛС, в итоге ГСН ПРР захватывает ложную цель.

«Невидимка» под прицелом

У израильтян может возникнуть соблазн применить для уничтожения сирийских средств ПВО новейшие истребители F-35. Разрекламированный как практически невидимый и неуязвимый, он якобы дает обладателю абсолютную военную силу. Так ли это и пойдут ли израильтяне на такой риск? Одно дело – подставлять под удар пилотов, другое – репутацию самой дорогой военной программы за всю историю ВС США. Полная стоимость проекта составила 400 миллиардов. Сбитый F-35 станет PR-катастрофой века.

F-35 в сирийской ловушке

Рассмотрим радиолокационные «портреты» боевых самолетов вероятного противника ПВО САР. Нас интересуют фронтальные проекции. Именно под таким ракурсом происходит облучение целей как СОЦ, так и СНР в бою между истребителем-бомбардировщиком и ЗРК.

В основу самолета F-35 положены технологии снижения заметности «Стелс» (Stealth). ЛА спроектирован так, чтобы иметь малую ЭПР, которая в основном связана с формой самолета и использованием в его конструкции материалов, поглощающих радиолокационное излучение. Важное и характерное для истребителей 5-го поколения конструктивное решение, снижающее заметность F-35, – размещение штатного вооружения в отсеках ЛА.

Американцы запретили израильтянам снимать с самолета линзы Люнеберга (четыре установлены по одной на верхней и нижней поверхности крыла, у корня с каждой стороны) якобы для того, чтобы не удалось снять истинный РЛ-портрет F-35 не в Х-диапазоне (от 8 до 12 ГГц, длина волны – 2,5–3,75 см), а например, в дециметровом (15–7,5 см, 2–4 ГГц), в котором работают все обзорные РЛС военного и гражданского назначения. А здесь самолет прекрасно виден. По мнению американцев, пока русские находятся в Сирии, для F-35 существует такая опасность.

Следует отметить, что значительного поглощения радиоволн можно добиться только в сантиметровом диапазоне, гораздо сложнее – в дециметровом. Сделать объект малозаметным в метровом диапазоне, когда длина волны сравнима с собственными размерами объекта, изменением его формы в принципе невозможно. Сомнительно, что ЭПР F-35 соответствует заявленным характеристикам хотя бы отчасти, иначе он не будет виден на радарах Х-диапазона. Структурные композиты в F-35 составляют 35 процентов веса планера (от 25% – в F-22). В большинстве своем это бисмалеимид (ИМТ) и композитный эпоксидный материал. F-35 – первый серийный ЛА, включающий структурные нанокомпозиты, а именно: армированную углеродной нанотрубкой эпоксидную смолу. Остальные 65 процентов «сухого веса» самолета приходятся на алюминиевые, титановые и стальные сплавы. Только крайне наивный человек может поверить в то, что ЭПР самолета, в котором содержится восемь с половиной тонн токопроводящих металлов от меди до стали, в пять раз меньше, чем, например, у вороны или грача с ЭПР 0,0047 и 0,0048 квадратного метра соответственно, «планер» которых на 100 процентов «выполнен» из диэлектриков.

Как бы инженеры Lockheed Martin ни старались «рассеять» и «поглотить» радиоволны от прицельных станций, все равно ЭПР будет значительной. Вероятнее всего, реальная ЭПР F-35 средняя между параметрами B-2 и F-117. То есть в данном случае можно говорить не об истиной ЭПР, а о ее эквиваленте.

На самолете установлен комплекс РЭБ BAE Systems AN/ASQ-239 (Barracuda), предназначенный для подавления одновременно большого количества целей со срывом наведения ЗРК, ЗА, оружия класса «воздух-воздух» и для дезинформационного воздействия на радиолокационные посты дальнего обнаружения, наведения и целеуказания. Комплекс с высоким суммарным энергетическим потенциалом уменьшает радиус опасного сближения с РЛС, когда возрастающий сигнал, отраженный от воздушной цели, начинает превышать уровень создаваемой помехи (шумовой маскирующей или ответной имитирующей) и подавляемая РЛС осуществляет захват цели и подготовку данных для стрельбы.

Дивизионы ЗРК С-300, размещаемые в Сирии, могут быть опционально доукомплектованы радарами L-диапазона (1–2 ГГц) с длиной волны от 15 до 30 сантиметров. Такими, как «Противник-ГЕ» с радиусом действия 400 километров и «Гамма-ДЕ» – до 300 километров, рассчитанными на обработку малозаметных целей. Их способность видеть стелс-объекты связана с тем, что в L-диапазоне они имеют бо?льшую ЭПР, чем в Х-диапазоне.

Кроме того, как считают западные эксперты, работающая в УКВ-диапазоне РЛС «Небо» также обладает повышенной чувствительностью к целям-«невидимкам». На Западе в целом не отрицают эффективность обзорных радаров L-диапазона в составе комплекса С-400 для раннего обнаружения таких ЛА, как F-35, но указывают, что данные радары не могут выполнять точное наведение ракеты на цель, требуется инфракрасная или активная РЛ ГСН миллиметрового диапазона в ЗУР для поражения самолета на финишном отрезке. Однако только старые версии РЛС «Небо» или загоризонтные РЛС «Подсолнух-Э» неспособны управлять наведением ракет, в то время как «Противник-ГЕ», «Гамма-ДЕ» обнаруживают цель с ЭПР 0,1 квадратного метра на дальности 240 километров с точностью, необходимой для пуска ракет.

Для ВВС Израиля поставленные Россией для сирийской ПВО современные комплексы С-300 станут серьезной проблемой

Новые версии системы «Небо-М» (55Ж6М) также позволяют использовать сразу три интегрированные РЛС в метровом диапазоне («Небо-СВУ»), дециметровом («Противник-Г») и сантиметровом («Гамма-С1»). По сочетанию и наложению друг на друга даже очень слабых отраженных сигналов компьютер системы позволяет получать комплексную сигнатуру целей-«невидимок», эффективно отсеивая естественные и искусственные помехи. Дополнительно периметр защищаемой дивизионами ЗРК С-300 зоны может быть усилен комплексом «Барьер-Е», создающим виртуальную преграду от земли до высоты три – семь километров и протяженностью до 500 километров из секций по 50 километров. «Барьер-Е» работает по принципу бистатической локации «на просвет» и, фиксируя прохождение объектов между мачтами с излучателем и удаленным пассивным приемником, выдает секторы для обстрела целей с точностью один градус. При подобной радиолокации эффективная поверхность рассеяния целей возрастает в 100–1000 раз и не зависит от наличия на них радиопоглощающего стелс-покрытия, так как система реагирует на «затемнение» источника самолетом, а не на отражение радиоволн от него. Эффективность такой радиолокации столь велика, что по частичному радиопоглощению определяются невидимые для обычных РЛС неметаллические объекты – воздушные шары например.

Дополнительно «Барьер-Е» позволяет обнаруживать низколетящие цели на высотах менее 30 метров. Напомню: из 49 единиц техники, прибывшей в Сирию, четыре ПУ, а остальное, может быть, все или часть – из перечисленного выше. И это только первая партия.

По мнению австралийского аналитического центра Air Power Australia, F-35 не соответствует требованиям к истребителю пятого поколения из-за невозможности полета на сверхзвуковой скорости без использования форсажа, низкой тяговооруженности, сравнительно высокой ЭПР, а также низкой живучести и маневренности. В свою очередь представители Lockheed Martin заявили, что F-35 способен преодолевать звуковой барьер без использования форсажа и развивать скорость до M=1,2. Также заявлено, что по результатам первых натурных испытаний ЭПР оказалась еще ниже, чем было указано в техническом задании, и работы над ее уменьшением будут продолжены.

В подробной статье, посвященной сравнительному анализу тактических возможностей российских систем ПВО ЗРК С-400 «Триумф» и ударных комплексов F-35, австралийский военный аналитик Карл Копп назвал технологическую стратегию разработки истребителя провальной. Он также отмечает, что с середины 90-х годов произошли качественные изменения боевых возможностей систем ПВО вероятных противников США (России, Китая), в то время как в процессе разработки F-35 ключевые стороны его малозаметности существенно ухудшились.

Вечная память погибшему экипажу разведывательного самолета Ил-20.

Справка «ВПК»

17 сентября 2018 года израильские ВВС нанесли удар по целям в районе Латакии. Ударная группа в составе звена (четыре самолета) двухместных истребителей-бомбардировщиков F-16I Sufa сбросила бомбы с лазерным наведением УАБ GBU-39 SDB по объектам, где якобы шла подготовка к передаче оружия от Ирана ливанской группировке «Хезболла». Израильские военные оповестили представителей российского командования в Сирии только за минуту до удара, а самолет-разведчик Ил-20М ВВС РФ был сбит. 24 сентября глава военного ведомства РФ Сергей Шойгу заявил: в течение двух недель сирийская армия для укрепления ПВО получит зенитные ракетные системы С-300. Он напомнил, что в 2013 году по просьбе Израиля контракт на поставку С-300 в САР был отменен, но после трагического инцидента с российским Ил-20 ситуация изменилась. Тель-Авив столкнется с серьезной проблемой в виде четырех полноценных зенитно-ракетных дивизионов С-300ПМУ-2 (два полковых комплекта), а также автоматизированных систем управления зенитно-ракетными дивизионами типов «Поляна-Д4М» или «Байкал-1МЭ», которые объединят в единую высокоэффективную сетецентрическую систему ПВО сирийские С-300, «Панцири-С1» и «Буки-М2Э».

Комментарии

2. Кто в ответе за развал «Союза»Вт., 16 окт.[−]

По результатам первичного анализа случившегося произошло нештатное отключение двигателей второй ступени, а это уже повод для обсуждения. Подобных аварий в пилотируемой космонавтике не было целых 35 лет – высочайший показатель. Нечто похожее случилось в далеком от нас 1983-м, когда при аварийном пуске аналогичного носителя пришлось задействовать систему аварийного спасения (САС) экипажа. Тогда, как и сейчас, обошлось без жертв – оба космонавта благополучно приземлились. Все это говорит о том, что САС работает выше всяких похвал, однако это не снимает вопрос о надежности самого носителя.

Итак, почему произошла авария? Безусловно, специальная комиссия Роскосмоса во главе с ее руководителем обязательно разберется в деталях и огласит окончательные выводы. Но глубинная причина случившегося видна уже сейчас. Это так называемый человеческий фактор, и данную версию легко обосновать.

По горячим следам аварии РН «Союз» можно сказать одно: рано или поздно это должно было произойти

Согласно статистике общее количество запусков РН «Союз», включая ее первичный вариант Р-7, перевалило далеко за тысячу. Значит, за многие годы носитель конструктивно отработан на все 100 процентов. Если случаются ЧП, вызваны они либо браком в изготовлении комплектующих, либо ошибками при сборке. Исключение составляет прошлогодняя авария на космодроме Восточный при запуске «Метеора-М», вызванная проблемой в программном обеспечении. Налицо реальные проявления человеческого фактора в космической отрасли. Как тут не поверить в правоту тезиса, что кадры решают все?

Тревожит то обстоятельство, что в последнее время печальные вести об отечественной космической технике приходится слышать все чаще. И происходит это далеко не в последнюю очередь по причине провалов в кадровой политике, проводившейся до последнего времени в Роскосмосе. Многие руководители предприятий, которых принято называть эффективными менеджерами, оказались далеки от производства и не обладали необходимым опытом работы. Результат их плодотворной деятельности налицо – достаточно посмотреть на нынешнее состояние Центра им. Хруничева, чтобы понять, каких людей нельзя и близко подпускать к руководству таким производством.

Давайте вспомним плеяду руководителей космических предприятий и конструкторских бюро времен СССР: Королев, Глушко, Бармин, Козлов, Янгель, Уткин, Челомей, министры общего машиностроения Афанасьев и Бакланов… Это не просто личности – легенды. Они руководили вверенным им участком работы не год и не два, а десятилетиями, управляли грамотно и с полной отдачей. Это были высочайшего класса профессионалы, а в их гражданской позиции сомневаться вообще не приходится.

А что мы видели вплоть до последнего времени? Сплошная кадровая чехарда, когда одного бездаря меняли на другого. Справедливости ради нужно заметить, что ситуация постепенно выправляется. В Роскосмосе происходят подвижки в кадровом вопросе: на руководящие должности назначаются люди проверенные и с опытом работы. Будем надеяться, что положительные изменения не заставят себя ждать.

Сложнее с кадрами более низкого звена – с теми, кто непосредственно имеет дело с космической техникой: сборщиками, испытателями, контролерами и т. п. Многие учебные заведения продолжают выпускать специалистов для космоса, но те предпочитают не задерживаться на отраслевых предприятиях. Причина банальна – низкая зарплата. Романтика профессии исчезла, а материальных стимулов нет. Поэтому имеем то, что имеем.

По горячим следам аварии РН «Союз» можно сказать одно: рано или поздно это должно было произойти.

Если учесть, что проблемы в космической отрасли России носят системный характер, то и работа по их решению должна быть комплексной. А государство обязано оказать Роскосмосу всю необходимую помощь. И уж если экономикой страны у нас сейчас рулит «невидимая рука рынка», то она должна не скупиться и давать денег ровно столько, сколько нужно для поступательного развития отечественной космонавтики.

Комментарии

3. Пилотов Ил-2 чаще всего сбивали на первых 10 вылетахСб., 13 окт.[−]

Еще в начале 1938 года Сергей Ильюшин, доказывая необходимость создания бронированного штурмовика или «летающего танка», в докладной записке руководству СССР писал: «При современной глубине обороны и организованности войск, огромной мощности их огня (который будет направлен на штурмовую авиацию) — штурмовая авиация будет нести очень крупные потери».


Увы, даже созданный Ильюшиным замечательный «воздушный танк» – Ил-2, при всех его неоспоримых достоинствах, не избавил штурмовую авиацию от тяжелых потерь, вызванных, прежде всего, выполняемыми ею задачами.


О том, что боевая работа штурмовиков обычно сопровождается потерями, знали и те, кто летал на других самолетах.


Яков Файвелюкис, например, воевавший на «Бостоне» стрелком-радистом (сайт «Я помню»), вспоминая о последнем годе войны отметил, что за это время в его полку почти не было боевых потерь. При этом он сделал такое сравнение: «Это в штурмовой авиации каждый боевой вылет на ИЛ-2 был как последний в жизни».


Действительно, вряд ли в каком-либо полку штурмовиков даже в последний год войны могло почти не быть боевых потерь. Наиболее опасными вылеты на штурмовку были для молодых летчиков. Пилот Ил-2 Леонид Дубровский (сайт «Я помню») полагал: «Как правило, летчики-штурмовики погибали на первых 10 вылетах, среди тех, кто перешагнул этот рубеж, потерь было меньше, хотя, конечно, гибли и после».


Он свой первый боевой вылет совершил на одноместном Ил-2. Сумел удержаться в строю, чтобы не ударили соседи крылом или винтом. Свои ощущения описал так: «Посмотрел - бомбы пошли, рвутся, стреляют, – а куда, что, непонятно!» Сам он действовал, повторяя действия ведущего.


А на четвертом или пятом вылете Дубровский, уже пересевший к тому времени на двухместный Ил-2, решил, что его машину атакует вражеский истребитель. Он принялся пикировать. А на аэродроме стрелок-радист сказал, что никакого немецкого истребителя и его атаки он вовсе не заметил, но пикирование было таким, что в глазах потемнело. Стрелок-радист был опытный, и пилот ему поверил.


Позже летчик-истребитель, прикрывавший штурмовики в этом вылете, сказал, что это его молодой летчик принял за немца. Он смеялся: «Ты так пикировал, что мне страшно было! Я думаю, – уйду подальше от тебя!».


С каждым новым вылетом у Дубровского накапливался опыт: «Землю я начал видеть, наверное, вылета с десятого. Тут уже я начал летать более осознанно».


И высшее руководство Красной Армии также считало 10 боевых вылетов на штурмовике важным этапом в становлении летчиков-штурмовиков.


8 октября 1943 года Иосиф Сталин подписал «Положение о наградах и премиях для личного состава ВВС Красной Армии, авиации дальнего действия, истребительной авиации ПВО и ВВС Военно-Морского Флота за боевую работу и сбережение материальной части».


В Положении было указано, что летчики и стрелки-радисты штурмовой авиации к первой правительственной награде представляются за 10 успешных боевых вылетов, а к следующим наградам – за каждые 20 следующих успешных боевых вылетов.


То есть первые 10 боевых вылетов были признаны определенным рубежом, достижение которого давало возможность быть представленным к правительственной награде. Сделавшие 10 вылетов летчики и стрелки-радисты уже обладали определенными боевыми заслугами и не могли считаться неопытными.


Но возникает вопрос – чего стоили эти первые 10 боевых вылетов и последующие 20? Всего за войну, по воспоминаниям Дубровского, 200 летчиков и стрелков погибли в полку. Сам он прибыл в полк весной 1943 года вместе с тремя товарищами. Первый из них погиб не на боевом вылете – при перебазировании «зацепился за высоковольтку». Второй погиб при возвращении с боевого задания – «попал под залп «Катюш». Случалось со штурмовиками, летавшими, как правило, на небольших высотах и такое. Третий погиб, успев совершить сотню боевых вылетов и став командиром эскадрильи. Товарищи видели, как прямое попадание снаряда крупнокалиберной зенитки развалило самолет пополам. Стрелок-радист погиб вместе с командиром.


Леонид Дубровский – единственный из четверки, оставшийся в живых. 20 февраля 1944 года его Ил-2 был подбит, пуля попала в левую руку, раздробив кости предплечья и вырвав кусок кости, так, что потом образовался «ложный сустав». С огромным трудом ему удалось посадить самолет на своей территории… Намечавшуюся вначале ампутацию руки врачи отменили, но после ранения признали Дубровского ограниченно годным, его списали с летной работы, и в дальнейшем он служил на командном пункте…


Максим Кустов

Комментарии

4. Авария «Союза»: командир действовал образцовоЧт., 11 окт.[−]

К счастью, экипаж – командир Алексей Овчинин и астронавт НАСА Ник Хейг – выжил и, более того, обошлось без какого-либо ущерба здоровью космонавтов. Напомним, это второй случай аварии на этапе выведения. Кроме того, 26 сентября 1983 года единственный раз была задействована система аварийного спасения (САС) космонавтов при аварии носителя на стартовом столе. «Союз Т-10-1» с экипажем в составе Владимира Титова и Геннадия Стрекалова был уведен от разрушающейся ракеты за считанные секунды до взрыва операторами пуска, сработавшими тогда образцово. А 5 апреля 1975 года произошел аварийный спуск по баллистической траектории.

Космонавты пережили нечеловеческие перегрузки, достигавшие значения 21,3g, но все обошлось

Тогда в «Союзе», которому был присвоен впоследствии номер 18-1, находились Василий Лазарев и Олег Макаров. Как и в нынешнем случае, был задействован сценарий № 2, рассчитанный на спасение космонавтов в интервале между 157 и 522 секундами полета. Успешность спуска в этой ситуации зависит от ориентации спускаемого аппарата, и в ситуации с «Союзом 18-1» она была далека от оптимальной. Тогда космонавты пережили неимоверные перегрузки, достигавшие значения 21,3g, но все обошлось. Как рассказал один из ветеранов космической отрасли, когда стало понятно, что перегрузки превысят все расчетные значения, Макаров спросил Лазарева: «Что будем делать?» Тот, медик по образованию, прекрасно понимающий воздействие таких нагрузок на организм, ответил: кричать. Наверное, это их и спасло – после той посадки Олег Макаров дважды летал в космос, Василий Лазарев был в составе дублирующих экипажей. Но, говорят, у Лазарева все-таки последствия тех перегрузок на здоровье отразились.

В случае аварии с кораблем МС-10 все причастные к контролю запуска отметили образцовые действия экипажа: «Они работали, как на тренажере – четко, слажено, без малейшей паники». А значит, выучка наших космонавтов, несмотря на все преследующие отрасль проблемы, осталась на высочайшем уровне. И это вселяет надежды, несмотря ни на что.

Алексей Песков

Комментарии

5. Контракт безжизненного циклаВт., 09 окт.[−]

В июле 2018 года самолет ВТА России Ан-124 «Руслан» доставил из Франции в Сирию 50 тонн гуманитарного груза. У нас об этом сообщалось чуть ли не в восторженных тонах. Быть может, повод для гордости был. Но еще 11 апреля 2018-го в Воронежском акционерном самолетостроительном обществе Юрий Борисов, в то время заместитель министра обороны, заявил: военное ведомство нуждается в замене тяжелых Ил-76 и сверхтяжелых Ан-124, которые сегодня являются основными «рабочими лошадками» военно-транспортной авиации. Резонный вопрос: как долго они протянут без плановой замены (модернизации) и что необходимо предпринять, чтобы Россия не осталась без них?

Спасибо СССР

Военно-транспортная авиация предназначена прежде всего для десантирования подразделений ВДВ, доставки вооружения, боеприпасов и материальных средств войскам, действующим в тылу противника, а также для обеспечения маневра авиационных соединений и частей, эвакуации раненых и больных, участия в миротворческих операциях. Часть сил ВТА может привлекаться к выполнению специальных задач, что и было продемонстрировано ВКС России в Сирии.

Для замены легких и средних транспортников рассматривались Ил-112В, Ил-214 и Ту-330. Но эти проекты были похоронены чиновниками

Но сегодня надо признать, что большая часть самолетного парка построена еще во времена СССР или в 90-е. Это устаревшие Ан-12, Ан-22, Ан-26, Ан-72, Ан-124 и Ил-76 различных модификаций. Ресурс многих из них почти исчерпан. Судите сами: в настоящее время из тяжелых самолетов ВТА в боеготовом состоянии, по некоторым данным, только четыре Ан-124 «Руслан», 46 Ил-76 и один Ан-22 «Антей». Напомним: Ан-124 «Руслан» – советский тяжелый турбореактивный транспортный самолет. Грузоподъемность – 120 тонн, дальность полета с полной загрузкой – до 4800 километров. На вооружении ВКС числится 26 Ан-124-100, из них исправных – не более четырех.

Модернизация машин в поле зрения руководства Вооруженных Сил РФ. С 2014 года началось производство самолетов Ил-76 МД-90А ( https://www.vpk-news.ru/news/30828). МО РФ и ОАК договорились о совместном проекте по разработке транспортного самолета на замену Ан-124 «Руслан», исследовательские работы по созданию нового «супертяжа» внесены в Госпрограмму вооружения (ГПВ) до 2027 года. Но все это не решает проблем. Темпы производства даже при идеальном раскладе не позволят в ближайшем будущем обновить даже парк Ил-76, не говоря о появлении нового тяжелого транспортника. А это реальный риск резкого сокращения численности ВТА России.

Речь не только о количестве самолетов. За этим – фактор снижения боеготовности ВТА, что уже имеет критическое значение для Вооруженных Сил как в плане снабжения, так и для быстрой переброски войск. Опыт боевых действий в Сирии, например, показал: после гибели российского бомбардировщика Су-24 именно ВТА обеспечила быстрое усиление ПВО российской авиабазы доставкой зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф» самолетами Ан-124 «Руслан». Кроме того, именно ВТА обеспечивает снабжение 102-й военной базы в Армении, где из-за существующих проблем в российско-грузинских и армяно-азербайджанских отношениях других возможностей просто нет. Самолетами ВТА производится ротация личного состава нашей военной базы в Таджикистане (201-я дивизия). Поэтому потребность в таких самолетах была, есть и останется крайне острой. Почему же мы дотянули до последнего и взялись за решение проблемы только сейчас, а не в плановом порядке несколько лет назад?

Единственный выход – капитальный ремонт и модернизация имеющихся самолетов и параллельное начало производства новых. Для замены легких и средних транспортников рассматривались Ил-112В, Ил-214 (МТС) и Ту-330. Но эти проекты были в свое время чиновниками похоронены, хотя могли дать толчок развитию целой линейки отечественных лайнеров.

Разработка тяжелого транспортника – сложная конструкторская задача. Прежде чем за нее браться, необходимо учитывать, что в Российской армии появляется бронетехника нового поколения, которая создается по программам «Курганец-25», «Армата» и «Бумеранг». Некоторые образцы по габаритам и весу просто не могут перевозиться самолетами Ил-76. Все это должно быть предусмотрено при создании перспективного комплекса транспортной авиации (ПАК ТА), в основе которого лежит (удивительное дело) еще советский проект Ил-106, спроектированный под авиадвигатель НК-93.

Официально разработка ПАК ТА стартовала в марте 2014-го. На сегодня известно, что грузоподъемность самолета будет достигать 80–100 тонн, первый полет запланирован на 2024 год. Но не решен вопрос с двигателем. Проектируемый ПД-35 будет готов к серийному производству в лучшем случае к 2027 году, а ПД-14 не обеспечит самолету требуемых характеристик.

Давно назрел вопрос о доводке уже существующего НК-93, который был спроектирован для Ил-106 и Ту-330. Получается, двигатель сделали, а на самолетах в минувшие годы поставили крест.

Работа на износ

Есть масса других проблем. Годность самолетного парка ВТА поддерживается командованием на уровне примерно 56 процентов. Более чем из 200 самолетов исправны 131: Ил-76 – 41 процент, Ан-124 – 36 процентов, Ан-22 – 17 процентов. Как видим, самый малый процент по Ан-22 «Антей». Сегодня, увы, летает всего один такой самолет.

Причин несколько. Первая – интенсивная выработка ресурса парка воздушных судов типа Ил-76 вследствие значительного увеличения налета. Например, запланированный на 2016 год уровень в 23 тысячи часов был достигнут уже в июле. Налет по основным типам авиатехники составил примерно 24 тысячи часов. По итогам года превышение составило порядка 12 тысяч часов.

Вторая – недостаточное обеспечение гособоронзаказом заявленных командованием ВТА потребностей по сервисному обслуживанию. Так, в 2016-м из необходимого для ремонта количества комплектующих изделий было включено в ГОЗ всего девять процентов от потребного. А реально получено еще меньше.

Контракт безжизненного цикла

В 2017 году ситуация не изменилась – объемы финансирования вновь были сокращены. Хотя для поддержания исправности авиапарка требовалась поставка оборудования в количестве 44436 единиц комплектующих. То, что было запланировано в соответствии с контрактами жизненного цикла, позволило восстановить только девять воздушных судов.

Третья причина – недостаточные объемы запланированного в ГОЗ на 2017–2019 годы капитального ремонта и производства двигателей типа Д-30КП-2. Удивительно, но их поставка не осуществлялась с 1994-го – почти четверть века, тогда как ежегодная потребность восполнения таких авиадвигателей составляет 120 единиц. Вместе с тем планируется получить: 2018 год – 98 двигателей, 2019-й – 87, 2020-й – 79, 2021-й – 56, 2022-й – 70, 2023-й – 69, 2024-й – 74. Реальные цифры могут оказаться несколько отличными от приведенных, но общая картина налицо.

Некоторое время назад прошло согласование комплексной Программы поддержания исправности парка самолетов типа Ил-76 до 2036 года. Но она может так и остаться на бумаге. А если даже будет выполнена в текущей редакции, это приведет не к увеличению, а к снижению исправности воздушных судов типа Ил-76 (начиная с 2018-го по 2025-й) до 30 процентов.

Но и это не все. Особый разговор – Ан-124. В думском Комитете по обороне рассказали, что поддержанию исправности их парка мешает:

  • отсутствие потребного количества готовых к эксплуатации авиадвигателей Д-18Т;
  • длительный цикл освоения ремонта Д-18Т в АО «УЗГА»;
  • низкие объемы финансирования сервисного обслуживания пака Ан-124 (составляет не более двух процентов от потребного и снижено в 10 раз по сравнению с 2014 годом);
  • прекращение финансирования работ по поддержанию исправности самолетов Ан-124-100 со стороны ОАО «224 ЛО» для выполнения полетов по международным воздушным линиям;
  • ПАО «Ил» не назначено в качестве разработчика для конструкторского сопровождения парка Ан-124-100 гражданского типа;
  • истекли сроки действия сертификатов летной годности на восьми воздушных судах.

Как видим, проблемы довольно серьезные, одним махом их не решить. Не зря на Руси говорят: пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Ан-22. Для них нет двигателей НК-12МА и воздушных винтов АВ-90. Кроме того, на комплексные восстановительные работы лишь одного воздушного судна в ОАО «308 АРЗ» (Иваново) уходит от полутора до двух лет из-за недостаточных его и смежных ремонтных предприятий-соисполнителей производственных возможностей. Примерно то же можно сказать о ПАО «Кузнецов» (Самара) и ОАО «СМПП» (Ступино).

Все это свидетельствует о низком уровне обеспечения авиационных частей новыми и отремонтированными комплектующими изделиями, заявленными в ГОЗ на поддержание исправности парка самолетов типа Ан-22. Причина – в недостаточном финансировании. В течение нескольких лет это привело к полному исчерпанию запасов оборотного исправного фонда комплектующих изделий (ЗИП) на складе АТИ и подразделениях соответствующей воинской части.

В чем сейчас военные авиаторы терпят крайнюю нужду? Остро востребованы для поддержания исправности парка Ан-22 авиационные двигатели НК-12МА серии 3, воздушные винты АВ-90 серии 2, турбогенераторы ТГ-60/2СМ, колеса тормозные под шину (КТ-130, КТ-131), блоки систем регистрации полетных данных МСРП-12, МСРП-64, электрогенераторы ГТ-120ПЧ6. По состоянию на начало 2018 года в наличии было только шесть исправных двигателей НК-12МА и два самолетокомплекта воздушных винтов АВ-90, что представляет возможным поддерживать исправность не более одного Ан-22А.

Обломки для потомков

Для доведения исправности основных типов самолетов до нормируемого уровня необходимо:

1. При формировании ГОЗ на плановый период 2018–2019 годов обеспечить приоритетное финансирование, достаточное для обслуживания, ремонта самолетов, авиационных двигателей и их комплектующих изделий по контрактам жизненного цикла.

2. В госконтрактах на выполнение работ по обслуживанию и ремонту самолетов ВТА в процессе эксплуатации в пределах жизненного цикла обеспечить:

  • формирование и закупку оборотных фондов покупных комплектующих изделий;
  • ежегодный ремонт не менее 12 авиационных двигателей типа Д-18Т, восьми – НК-12МА и трех – самолетокомплектов воздушных винтов АВ-90, поставку как минимум 112 двигателей Д-30КП-2.

3. Увеличить производственные возможности авиаремонтных заводов и предприятий-изготовителей для достижения ежегодных темпов и объемов выпуска и ремонта авиатехники и покупных комплектующих изделий, позволяющих довести уровень исправности авиатехники до нормируемых показателей.

4. Организовать мероприятия по повышению качества капитального ремонта самолетов типа Ил-76 на базе АО «123 АРЗ», а также по устранению неисправностей на воздушных судах по гарантийным обязательствам.

5. Принять меры по ускорению освоения ремонта двигателей Д-18Т в АО «УЗГА».

6. Продолжить выполнение ремонта двигателей Д-18Т по ранее отработанной схеме через АО «Авиастар-СП» не менее 12 единиц в год.

7. Возобновить финансирование работ по поддержанию исправности Ан-124-100 со стороны ОАО «224 ЛО».

8. Назначить ПАО «Ил» разработчиком для конструкторского сопровождения парка воздушных судов Ан-124-100 гражданского типа, входящих в состав ОАО «224 ЛО».

Это лишь самые необходимые меры. Государству нужна долговременная комплексная программа развития авиации, причем не только военной, но и гражданской. Без этого Россия перестанет называться авиационной державой и будет продолжать летать на «Боингах» и «Эрбасах».

Кто-то скажет: не самый худший вариант – ездим же на иномарках. Так-то оно так. Но что делать станем, когда деньги от продажи энергоносителей закончатся или вновь резко упадут цены на нефть? На наш век хватит? Возможно. Но следующие поколения нам этого «сна разума» не простят.

Что касается западных «партнеров», то с наступлением военного времени они сразу наложат вето на полеты находящегося у нас в лизинге секонд-хенда.

Комментарии

7. Два ключа к одной КорееПн., 01 окт.[−]

Уже понятно, что на предложенных США условиях – разоружение в обмен на снятие санкций – никаких документов подписано не будет, поскольку это стало бы по сути безоговорочной капитуляцией КНДР (притом не звучало даже заверений, что будут сняты все санкции). Оснований для такой унизительной сдачи позиций северокорейцы не видят.

Принципиальным вопросом становится предоставление Вашингтоном Пхеньяну реальных гарантий безопасности. Очевидно, что к этому не имеют никакого отношения ни снятие санкций, ни какой бы то ни было документ (пусть и снабженный всеми необходимыми подписями и печатями). Даже если заключенные с Ким Чен Ыном соглашения выполнит Дональд Трамп, для любого следующего президента США (в том числе республиканца) они не будут значить ничего. Как международное право в целом – для Вашингтона. Договор в буквальном смысле не будет стоить бумаги, на которой написан. После всего, что происходило в мире в последние три десятилетия, верить Белому дому на слово (или документам, под которыми стоят подписи американских руководителей) может только очень больной человек. Соответственно подобный вариант для КНДР неприемлем, о чем тамошние официальные лица говорят уже вполне откровенно. В частности, после последней встречи руководителей двух корейских государств в Пхеньяне принимающая сторона заявила: любые ее шаги по денуклеаризации должны сопровождаться встречными действиями США.

Сама по себе постановка вопроса о необходимости ядерного разоружения только КНДР несколько удивительна. Израиль, Индия и Пакистан также являются «неофициальными» ядерными державами, но здесь разоружения никто не требует, их не душат санкциями, им не грозят войной. Впрочем, в нынешнем мире говорить о справедливости и отказе от двойных-тройных стандартов бессмысленно. Просто надо иметь в виду, что ядерный статус уже записан в конституции КНДР.

Бригады мира

На самом деле гарантии безопасности Пхеньяну могут быть предоставлены. Только для этого надо, чтобы, во-первых, в Вашингтоне осознали необходимость разговора с Пхеньяном на равных, во-вторых, чтобы к процессу как полноправные участники подключились Пекин и Москва.

Пекин и Москва могли бы принять на хранение ядерный арсенал КНДР и часть ракетного вооружения

В частности, Белый дом должен не только отменить все санкции против КНДР, но и полностью вывести контингент ВС США из Республики Корея (что совершенно не означает отказа от гарантий безопасности для Сеула).

Пекин и Москва со своей стороны могли бы принять на хранение ядерный арсенал КНДР и часть ракетного вооружения (БРСД и МБР, если таковые имеются). Юридически заряды и ракеты оставались бы северокорейской собственностью. Участие как Пекина, так и Москвы необходимо, чтобы Пхеньян не попадал в чрезмерную зависимость от одной страны – Китая или России.

Возможно, Северную Корею следовало бы также разделить на условные зоны ответственности, оставив за КНР западную, за РФ – восточную. Ядерные заряды и ракеты из КНДР в этом случае вполне возможно вывезти в арсеналы соответствующей страны, но оставить максимально близко от границы. Причем размещать их на объектах ВС (чтобы у США не возникло нездоровых побуждений разоружить КНДР на чужой территории). Для Китая это подразделения Северного командования НОАК (79-я армия сухопутных войск, 16-я авиадивизия ВВС, часть сил Северного флота ВМС) в провинции Ляонин. Для России – соединения ВВО (5-я общевойсковая армия, шесть полков ВВС и ПВО, основные силы ТОФ) на юге Приморского края. При очевидной угрозе агрессии Пхеньян должен получить право обратиться к Пекину и Москве с просьбой о возвращении зарядов и ракет.

Кроме того, КНР и РФ могли бы разместить с северной стороны демилитаризованной зоны между двумя Кореями по одной пехотной (мотострелковой) бригаде. Китай – на западе, Россия – на востоке ДМЗ. Эти соединения следует предельно «облегчить», то есть оснастить только стрелковым оружием, легкой бронетехникой и автомобилями. Сам факт нахождения бригад на линии разграничения предотвращает войну на Корейском полуострове. В случае нападения на КНДР с юга первый удар пришелся бы именно по ним, что моментально делает Китай и Россию воюющими сторонами (не только Сеул, но и Вашингтон на такое не пойдут). С другой стороны, те же бригады снимали бы и опасность с севера против Республики Корея. Можно специально оговорить: если Пхеньян требует вывода китайского и/или российского подразделений со своей территории, Пекин и/или Москва автоматически оставляют у себя ядерные заряды и ракеты КНДР. Таким образом, военнослужащие КНР и РФ стали бы «двойным ключом», блокирующим любые агрессивные замыслы с обеих сторон.

На северокорейских предприятиях ядерного и ракетного комплексов возможно организовать присутствие инспекторов из США, КНР, РФ и любой влиятельной нейтральной страны (идеальный вариант – Индия). А северокорейские инспектора регулярно посещали бы места хранения ядерных зарядов и ракет в Китае и России. Пхеньян должен получить разрешение развивать мирные ядерную энергетику и космическую программу, а также производить и развертывать боевые ракеты в обычном снаряжении с дальностью полета до 300 километров.

За Корею обидно

Весьма вероятно, что КНДР удовлетворит подобный вариант развития ситуации, поскольку он позволяет Пхеньяну сохранить лицо и суверенитет, а безопасность страны лишь возросла бы. С другой стороны, Сеул, освободившись как от страха перед КНДР, так и от слишком навязчивой американской опеки, сможет свободнее говорить с Пхеньяном об условиях объединения, которое на самом деле реально лишь на паритетных началах по принципу «одна страна – две системы» ( «Демократичный Пхеньян против тоталитарного Сеула»). Вообще за Республику Корея откровенно обидно. Страна обладает мощнейшим экономическим и военным потенциалом, причем основа ее экономики не финансовые пузыри, как в большинстве стран Запада, а современная высокотехнологичная промышленность. При этом Сеул добровольно превратил себя в марионетку Вашингтона, фактически отказавшись от самостоятельной внешней политики.

США при таком сценарии совершенно не теряют с точки зрения национальных интересов и безопасности, правда, амбиции и чувство собственной исключительности прищемятся сильно. Уже только полноценное включение Пекина и Москвы в переговорный процесс может вызвать сильнейшую истерику в Вашингтоне с очередными обвинениями президента Трампа в предательстве. Поскольку и республиканцы, и демократы единственным допустимым итогом переговоров с КНДР считают безоговорочную капитуляцию Пхеньяна при полном игнорировании интересов Москвы и Пекина. В Вашингтоне готовы лишь ужесточать экономические санкции против Северной Кореи. Трампа уже прессингуют жесточайшим образом внутри страны за «капитуляцию перед Путиным в Хельсинки», и он не может себе позволить (по крайней мере в ближайшее время) шаг, напоминающий «капитуляцию перед Ким Чен Ыном». Впрочем, по-видимому, любые новые санкции против КНДР будут блокированы в Совбезе ООН Китаем и Россией и американцам придется вводить запреты в одностороннем порядке.

Более того, сенат США недавно утвердил принятый палатой представителей закон, согласно которому численность военного контингента США в Республике Корея не должна сокращаться ниже 22 тысяч человек без согласования с конгрессом. Этот билль также обязывает правительство докладывать конгрессменам о любых подтвержденных нарушениях ядерного договора, который страна намерена заключить с КНДР в будущем. Документ утвержден 87 голосами за при 10 против. Он вступит в силу после подписания президентом Трампом, но даже если тот не подпишет закон, конгресс преодолеет вето.

Таким образом, формально выигрышно начатый диалог Вашингтона и Сеула с Пхеньяном имеет мало шансов на окончательный успех, что объясняется политикой США, строящейся на особенностях американского национального менталитета. Президент Трамп (прагматик, понимающий, что безграничные амбиции отнюдь не всегда тождественны национальным интересам, а иногда им прямо противоположны) мог бы добиться положительного результата, но позиция истеблишмента из обеих партий такой успех исключает. Руководство как «слонов», так и «ослов» заранее на законодательном уровне блокирует любые возможности заключения равноправного договора между США и КНДР. Теоретически изменить ситуацию могла бы победа республиканцев на промежуточных выборах в ноябре, а затем самого Трампа в президентской гонке в 2020 году. Однако пока нет ни малейших гарантий того, что так случится. Соответственно конгресс будет благополучно блокировать любые внешнеполитические действия Трампа, а любой следующий глава Белого дома вернется к традиционной для Вашингтона внешней политике. В частности, это будет означать максимально жесткое давление на КНДР с единственной целью – добиться смены режима в стране. Пхеньян в этом случае автоматически вернется к развертыванию полномасштабной ракетно-ядерной программы.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа

#Дональд Трамп \ Donald Trump #Ким Чен Ын \ Kim Jong-Un

Комментарии

8. За пять минут до ГражданскойПн., 01 окт.[−]

– Противостояние Ельцина и Хасбулатова, приведшее к событиям октября 1993 года, в чем выражалось, если говорить предметно? И как вы оцениваете его спустя 25 лет?

– Это была абсолютно логичная ситуация, борьба за власть. Ближайший аналог – события с октября 1917-го по январь 1918-го, когда за власть боролись большевики и сторонники парламентаризма, Учредительное собрание. Ленин действовал решительно и системно: вначале были пулеметами разогнаны демонстрации рабочих, протестовавших против Октябрьской революции, затем была «речь» матроса Железняка в Учредительном собрании: «Караул устал». После этого по сути началась Гражданская война. Аналогично и в 1993-м: президент Ельцин и парламент во главе с Хасбулатовым боролись за полную власть в стране. Пика ситуация достигла в апреле-мае. Я в то время работал председателем Геологического комитета в Амурской области и зачастую получал четыре взаимоисключающих распоряжения: от администрации президента, от Верховного совета, от Малого совета области, стоявшего на стороне Хасбулатова, и от губернатора, также поддерживавшего Верховный совет. Можно было вообще ничего не делать, у меня на руках было документально подтвержденное право не работать и не у меня одного, думаю. Все, от кого зависело принятие решений, в той или иной степени заняли выжидательную позицию, страна оказалась парализованной. Но долго так продолжаться не могло. Я, как и большинство граждан тогда, перспективы России связывал с Ельциным, к говорунам из Верховного совета никогда доверия не было. За что меня дважды увольняли в период, когда я работал главным геологом объединения «Амургеология», а затем уже в бытность председателем Геолкома постоянно третировали проверками – находить ничего не находили, но мешали сильно. По сути тихая гражданская война без стрельбы тогда уже шла и превратиться в войну полномасштабную могла в любой момент. Помните, когда Руцкой из парламента призывал летчиков бомбить Кремль? Так он обращался конкретно к нашим амурским летчикам стратегической авиации. С командиром авиабазы Руцкой служил в Афганистане, и в июле, когда он к нам прилетал как вице-президент, его главной целью было посещение именно этой дивизии. Окончательное размежевание конфликтующих сторон вызвал ельцинский указ № 1400, лишавший Верховный совет всех полномочий.

Тогда и глава обладминистрации Сурат, и председатель облсовета Белоногов выступили по телевидению с совместным обращением с призывом к армии выйти на улицу и подавить антиконституционный переворот. То есть в открытую призвали к гражданской войне.

– А как мог председатель Комитета по геологии, далеко не властной структуры, противостоять официальным руководителям области – все-таки весовые категории разные…

35 американских советников во главе с кадровым разведчиком ЦРУ Джонатаном Хэем ходили в Госкомимущество на работу, и именно они решали, как поступать с тем или иным предприятием

– СМИ тогда почти все были на стороне Ельцина, и областные журналисты бросились брать интервью у чиновников федерального уровня, а я к таковым относился. Прокуратура, ФСБ и прочие попрятались, не желая подставляться, и я оказался единственным, кто согласился выйти на телевидении с обращением к армии: не валять дурака, не слушать всяких говорунов, готовых ради сохранения власти затеять гражданскую войну, оставаться в казармах. Выступление было замечено в Москве, и когда я в сентябре поехал в командировку в столицу, меня неожиданно вызвали в Кремль, где сообщили, что включают в число трех претендентов на губернаторские выборы. Думал, что я там для проформы, поскольку баллотировался и представитель президента в Амурской области, но вышло так, что после разгона парламента я стал губернатором.

– Насколько, на ваш взгляд, было оправданно именно силовое решение?

– На тот момент оно было закономерным и абсолютно правильным. Если бы эту опухоль не ликвидировали тогда, ситуация продолжала бы накаляться и гражданская война стала бы неизбежной. На территории России в 1918 году образовалось 108 независимых республик, вплоть до «красных чеченцев» и «белых чеченцев». И в 1993-м мы гигантскими шагами шли к такому же варианту. Только это был бы уже развал страны, обладающей ядерным оружием, стратегическими бомбардировщиками и межконтинентальными ракетами. Напряжение было немыслимым. И я прекрасно понимал, что если мы проиграем, меня попросту расстреляют.

– Сожалея о развале Советского Союза, многие сейчас говорят: зря поддержали Ельцина, против него же выступали сторонники СССР. На ваш взгляд, были ли у Руцкого и Хасбулатова идеологические цели, желание уберечь Россию от экономического краха, видного невооруженным глазом?

– Это была исключительно борьба за власть, не более того. Ренессанса СССР точно бы не случилось, разве что в области репрессий можно было ожидать возвращения прошлого. Войдя в губернаторский кабинет впервые, я обнаружил целую кипу распоряжений Руцкого, в том числе и о квотах на смертную казнь: предлагалось подобрать пять человек из местных руководителей в области для включения в список на расстрел. Такие письма были разосланы во все регионы.

Одной из ключевых ошибок «белодомовцев» стало привлечение в свои ряды формирований с откровенно фашистскими взглядами, тех же баркашовцев. А когда еще с призывом поддержать Верховный совет с балкона выступил Зюганов, определение «красно-коричневый путч» стало вполне оправданным. Так что на Советский Союз путчистам было плевать, они хотели взять власть. И власть эта была бы на порядок кровавее, чем ельцинская.

– С одной стороны, Ельцин спас Россию от полномасштабной гражданской войны, с другой – полностью развалил экономику. По сути и то, и другое вело к ликвидации страны. Спасти ее от Руцкого и Хасбулатова, доверив Чубайсу и Гайдару, – велика ли разница?

Владимир Полеванов
Фото: Алексей Песков

– Развал СССР планировался американцами примерно на 1998 год, об этом у президента Ричарда Никсона и книга была – «Победа без войны». Сейчас аналогично прорабатывается схема развала России, на ее месте должно возникнуть порядка тридцати государств. США совершенно без разницы, какая у нас власть – царская, советская, демократическая, главное, чтобы нас не было вообще, во всяком случае как великой страны. Борис Ельцин по сути утверждался на должность «вашингтонским обкомом» и что характерно – это никого не пугало и не возмущало. Со Штатами у нас тогда были совсем другие отношения. Это мы сейчас стали понимать, что демократией и свободой там не пахнет, что это страна по сути фашистской диктатуры, а тогда эйфория была, все всерьез верили, что «заграница нам поможет», как сейчас в это верит Украина. Ельцин вообразил, будто мы до такой степени друзья, что нам и армия не нужна. Суверенитет был забыт напрочь.

В бытность губернатором узнаю: порядка 300 китайцев ходят беспрепятственно на нашу территорию и льют что-то зловонное в притоки Амура. Исстари красная рыба нерестилась именно в левых притоках, наших, китайцы же стремились завернуть ее в свои речки. В ответ на мои вопросы пограничникам, почему они допускают подобное, услышал встречный: «А что нам – стрелять в них?». Да, ответил я, стрелять, как и положено пограничникам, но желательно не насмерть. Троих китайцев легко ранили – нарушения мигом прекратились, а до этого ходили, как к себе домой.

– Губернаторская ноша оказалась тяжкой?

– Посильной. Почти два десятка лет геологической работы в Магаданской области не прошли даром. Там действуют три принципа – «Умри, но сделай», «Невыполнимой работы нет» и «Во всех своих бедах виноват ты сам». Так что раз согласился, то делай дело и не жалуйся. А удалось многое. Достроили больницу, оснастив ее самым передовым оборудованием, провели несколько абсолютно прозрачных тендеров по продаже россыпных месторождений золота, решили тяжелейшую проблему с обеспечением инвалидов войны автомобилями с ручным управлением. Это история для отдельного рассказа, как мы размещали заказ в Сеуле на «Дэу», как организовывали их доставку через Владивосток, гоняли бандитов… Но к 9 мая, как и обещано было ветеранам, 42 автомобиля вручили владельцам. Причем в пожизненное пользование, а не в собственность. Вроде мелочь, но, как выяснилось, семьи о своих ветеранах сразу же стали заботиться тщательнее, чтобы машина в хозяйстве побыла подольше…

Однако самым заметным делом за 13 месяцев моего губернаторства стало создание космодрома Свободный, нынешний Восточный строится на его месте. Там располагалась дивизия РВСН, и ее командир – генерал-майор Александр Винидиктов подтолкнул меня к этой идее: использовать стоящие на дежурстве ракеты для запуска в космос коммерческих спутников, поскольку уже вовсю шло сокращение вооружений. Если дивизию ликвидировать, как планировалось, куда девать комфортный город, где искать работу для 10 тысяч человек? В июне 1994 года в Благовещенск прилетел Борис Николаевич, став первым руководителем страны, посетившим этот город. В ходе визита я завел речь о космодроме, и Ельцин идею одобрил. Совсем недавно мне рассказал один из бывших помощников Ельцина, что создание космодрома уберегло от сокращения огромное количество военнослужащих-дальневосточников, если считать с семьями – порядка 50 тысяч. Нельзя же было оставлять незащищенным стратегический объект.

За тринадцать месяцев губернаторства мне удалось вывести Амурскую область из списка дотационных регионов.

– Надо полагать, весомый список заслуг и стал причиной для приглашения вас на министерскую должность главы Госкомимущества…

– Как и с губернаторством, это назначение стало для меня полной неожиданностью, узнал из теленовостей: «У нас, к сожалению, нет его фотографии». Перед этим ведомство возглавлял Чубайс, он стал первым вице-премьером, а я – председателем Госкомимущества и просто вице-премьером. Анализируя свое назначение, прихожу к выводу, что Ельцин все-таки хотел выпутаться из той западни, в которой оказался. Наверняка он видел, что приватизация в том виде, в котором она шла на тот момент, приведет страну к катастрофе. И мне он доверял полностью, особенно после визита в Благовещенск, где его очень тепло приняли в отличие от множества других регионов.

– Как вам кажется, Гайдар, Чубайс были идеалистами, реально стремившимися поскорее избавиться от наследия социалистической экономики? Или…

Либералы считали, что для развала страны и личного обогащения нам необходима помощь Запада, патриоты были уверены, что с этими задачами и сами прекрасно справятся

– Они были реалистами и прекрасно понимали, что делают, разваливая экономику страны по указанию американцев. С того времени, как кандидатуру Ельцина одобрили в Вашингтоне, посол США в России напрямую вмешивался во все высшие кадровые назначения. И то, что Ельцин назначил меня без американского ведома, можно считать его микропобедой. Сразу после назначения на должность меня посетили все послы «Большой семерки» – что, мол, за таинственная фигура? Вторая цель приватизации после разрушения экономики страны – конвертирование власти в собственность. Патриоты тех дней и либералы имели на приватизацию две различные точки зрения. Либералы считали, что для развала страны и личного обогащения нам необходима помощь Запада, патриоты же были уверены, что с этими задачами мы и сами прекрасно справимся. При этом в конкурентной борьбе патриоты всегда проигрывали – у либералов были и деньги, и вся пресса в руках.

– Залоговые аукционы, явившие миру полноценных российских олигархов, начались, насколько помнится, уже после вашего ухода из Госкомимущества. Но предпосылки к мгновенному обогащению неких конкретных лиц вы наверняка наблюдали. Дайте совет – какие качества нужно в себе воспитывать, чтобы стать олигархом?

– В то время требовалось быть представителем коммунистической или комсомольской номенклатуры, любой ценой и любыми способами проникнуть в окружение президента или премьера и уметь ходить по трупам. Собственно, и все. Березовский – отличный пример, как из был ничем стать всем.

– Олигархом могли стать и вы. Что помешало?

– Когда я в первый же день в новой должности спросил Чубайса, где будет работать моя жена, он ответил: «Отныне вашей жене работать не придется. Для начала я вас отправлю почитать лекции за 300–400 тысяч долларов в час где-нибудь в Оксфорде, а дальше сами уже разберетесь». Будь у меня другое воспитание и другой менталитет и не будь за плечами восемнадцати лет работы на Колыме, где бесчестный человек автоматически становился изгоем, может, и подумал бы над предложением. А так даже сомнений не было в том, что играть по этим правилам я не стану.

– А что же не привезли в Москву команду колымских соратников – честных, сильных, грамотных и смелых?

– На губернаторском посту мне удалось создать совершенно блестящую команду. Пока решение не принято, каждый может высказывать свое мнение, но когда принято – оно выполняется с точностью до часа, никаких оправданий быть не может в принципе. А в Москве я даже заместителя себе не мог взять по собственному усмотрению и уволить не мог тех, кто был, это прерогатива президента с согласия премьер-министра. Замы – Кох, Мостовой, Бойко пытались всячески саботировать мои действия. Альфреда Коха, на чьей совести развал оборонной промышленности, я заставил уйти по собственному желанию. Главное – выгнал 35 американских советников во главе с кадровым разведчиком ЦРУ Джонатаном Хэем. Они ходили в Госкомимущество на работу, и именно они решали, как поступать с тем или иным объектом. Составляли списки выставляемого имущества, определяли последовательность аукционов и их победителей. Когда я начал вникать в дела, анализировать отчеты, меня поразило, как бесцеремонно американцы разрушают наши самые секретные оборонные производства. Формально они не могли в них проникнуть, но создавали совместные предприятия, получали 10 процентов акций, и на этом основании их представитель мог участвовать в работе совета директоров. Под давлением американцев НИИ «Графит» отказался выполнять заказы нашей «оборонки», но начал производство стелс-покрытий по заказу американцев. Тогда около 500 крупнейших предприятий перешло в частные владения за бесценок. А еще такая приватизация была нацелена на разрушение производственных цепочек, ликвидацию холдингов в атомной промышленности, в авиастроении. Предприятия, работавшие на единый заказ, стали независимыми, и их перестала интересовать общая цель. Что тоже сильно ударило по производству.

Пока я работал, всячески старался препятствовать такой политике, и позже мне директора говорили, что я дал им хоть какую-то передышку. А еще – надежду на то, что все может делаться не только в угоду американцам.

Можно сказать, что семьдесят дней, а именно столько я пробыл на должности, имуществом России распоряжалась сама Россия. Это вызвало сильную тревогу у американцев, мой пресс-секретарь посчитал, что за неделю в западных СМИ мое имя упоминалось едва ли не чаще остальных – порядка трех тысяч раз. Мне по должности доставлялась информация от российских послов из ведущих стран. 18 января 1995 года я узнал, что посол России в США Юлий Воронцов написал Ельцину, что до того, как начнется экономический форум в Давосе, меня необходимо уволить. В противном случае обещанный западными странами кредит шесть миллиардов попросту не дадут. Проблему моего увольнения обсуждали министр иностранных дел Андрей Козырев и госсекретарь США Уоррен Кристофер. 23 января Ельцин вызвал меня и объяснил – пойми правильно, этот транш нам очень нужен. И предложил поработать пока заместителем начальника Контрольного управления администрации президента. Там я проработал восемь месяцев, потратив это время на создание партии «Новая Россия». Тогда еще у меня были иллюзии насчет парламентаризма и партийной деятельности, но сейчас я понимаю – это абсолютно бессмысленно.

– Сейчас, спустя 25 лет после тех событий, удивляет покорность, с которой Россия приняла американское влияние…

– Чему удивляться? Мы были покоренной страной и платили контрибуцию, что, к слову, помогло Штатам пережить кризис 1998 года. И все шло к дезинтеграции, к уничтожению страны. Это голубая мечта США – убрать с дороги все страны, которые им мешают чувствовать себя спокойно. Это удалось в Югославии, в Ливии, в Ираке, и об этом не стоит забывать.

– Если бы 25 лет назад победили Руцкой и Хасбулатов, с приватизацией обстояло бы дело так же или могли быть изменения?

– Почти так же. Американцам пришлось бы дополнительно купить Руцкого и Хасбулатова – нечто похожее сейчас пытаются провернуть с Назарбаевым, стремясь столкнуть его и с нами, и с Китаем. Победи Хасбулатов, ситуация была бы более кровавой, Ельцин все-таки был достаточно мягким человеком, он амнистировал всех участников путча. Американцы сумели бы любую победившую сторону заставить работать по своей указке, и я уверен – окажись итог октября-93 иным, сейчас было бы только хуже.

Беседовал Алексей Песков
Комментарии

9. Война в третьем миреВт., 25 сент.[−]

На данный момент потери ВС РФ в Сирии (в том числе небоевые) составляют 112 человек погибшими, из которых почти половина (54 человека) пришлась на катастрофу самолета Ан-26 и сбитый Ил-20. Потеряны восемь самолетов (шесть боевых, один специальный, один транспортный) и семь вертолетов, а также, возможно, один-два БТР и бронеавтомобиля и несколько БЛА. По поводу потерь ЧВК существует множество различных версий, но даже по самым экстремальным они вряд ли превышают 100 человек убитыми.

Ввод советских войск в Афганистан начался 25 декабря 1979 года, при этом только за единственную военную неделю Советская армия потеряла 86 человек погибшими. Причем в этом случае тоже 44 человека погибли в катастрофе самолета Ил-76. А за три первых года войны погибли почти 4,8 тысячи военнослужащих, потеряны не менее 60 танков, не менее 400 БРДМ, БМП и БТР, 15 самолетов, 97 вертолетов.

И если не станем снова великой экономической державой, как во времена СССР, то России светит роль наемного охранника при китайском хозяине

Можно провести сравнение с еще одной кампанией – американской в Ираке. За три года (с марта 2003-го по март 2006 года) коалиция потеряла 2515 военных (США – 2309, Великобритания – 103, Италия – 27, Украина – 18, Польша – 17, Болгария – 13, Испания – 11, Словакия – три, Сальвадор, Эстония, Голландия, Таиланд и Дания – по два, Венгрия, Латвия, Казахстан и Австралия – по одному). Подбиты от 10 до 20 танков «Абрамс», не менее 50 БМП «Брэдли», несколько десятков БТР, сбиты до 15 самолетов и до 80 вертолетов. Потери ЧВК были как минимум не меньше потерь регулярных ВС, скорее всего – гораздо больше.

Сравнить потери противников России/СССР/США в каждом из трех данных случаев не представляется возможным из-за недостатка данных. Но можно сравнить общее изменение военно-политической ситуации в ходе кампании. В Афганистане за 1979–1982-й и в Ираке за 2003–2006-й она существенно ухудшилась для СССР/США по сравнению с той, что была на момент начала. Для России и ее местных союзников в Сирии ситуация кардинально, качественно улучшилась, был достигнут коренной перелом в ходе войны. Территория, контролируемая правительственными войсками, увеличилась более чем в три раза, все противостоящие группировки понесли тяжелейшие потери и деморализованы, внешний фронт поддержки группировок развалился, а его участники перегрызлись между собой.

Таким образом, на данный момент эффективность действий современных ВС РФ значительно выше, чем ВС СССР и ВС США. Особенно учитывая тот факт, что российская группировка в Сирии гораздо меньше, нежели советская в Афганистане и американская в Ираке. То, что в Сирии есть кому воевать за Россию на земле, ничуть не меняет данной оценки. Во-первых, Российская армия в Сирии отнюдь не чурается наземной войны. Во-вторых, у СССР в Афганистане и у США в Ираке тоже были союзники для войны на земле.

Что касается материальных расходов, то данный вопрос был подробно рассмотрен в статье «Из Сирии – с прибылью». В ней показано, что данную кампанию вполне можно считать прибыльной с точки зрения максимально эффективного использования ресурсов ВС России (включая испытания новых вооружений и обучение в бою значительной части офицерского состава) и главное – с точки зрения предотвращенного ущерба для страны. Ни того ни другого нельзя сказать о советских расходах на Афганистан и американских на Ирак.

Не осознавать абсолютную необходимость и явную успешность сирийской кампании ВС РФ могут только городские сумасшедшие. Именно поэтому она вызывает такое откровенное бешенство у «профессиональных оппозиционеров» в России (к таковым относятся не только соответствующие политические деятели, но и часть столичной интеллигенции, почти исключительно гуманитарной) и у большинства политиков и пропагандистов на Западе.

При этом, конечно, кампания пока не закончилась (не освобождены Идлиб и «Заевфратье»). И проблемой являются, разумеется, не остатки различных бандформирований, а их внешние спонсоры. В первую очередь США, для которых Сирия превратилась в «чемодан без ручки»: уже ясно, что победить там не получится, но очень хочется извлечь из провальной в целом кампании хоть какую-то пользу и создать дополнительные проблемы для России. Практически то же можно сказать и о Саудовской Аравии. Есть еще Турция, которая в последние два года стала нашим другом, тем самым, при котором уж точно никакие враги не нужны (впрочем, это же могут сказать об Анкаре и в Вашингтоне). С учетом того, что вся эта «святая троица» находится в весьма непростых отношениях между собой (особенно Турция и США), здесь может быть множество различных вариантов разводок, совершенно невозможно предсказать, какой из них реализуется.

Война в третьем мире

Имеется еще и сложнейшая проблема послевоенного восстановления САР, без которого война может возобновиться. Ее решение обойдется в сотни миллиардов долларов, Россия их заведомо не потянет. Тем более такие траты не по силам Ирану, которому сирийская кампания во всех отношениях обошлась несравненно дороже, чем РФ. Именно для ИРИ Сирия до определенной степени стала «Афганистаном», экономическая ситуация в стране стремительно ухудшается, что грозит серьезными социальными и, возможно, политическими потрясениями (чего очень хотят Запад и монархии Залива, да и Анкара на самом деле отнюдь не расстроилась бы).

Запад, Турция и арабские монархии, спонсируя и вооружая банды «оппозиции» (в том числе «ан-Нусру» и «Исламский халифат»), внесли решающий вклад в сирийскую катастрофу, при этом, разумеется, никак не собираются финансировать ликвидацию последствий собственных деяний. Впрочем, ни один вменяемый человек подобному скотству этой компании «гуманистов» и «защитников свободы» удивляться уже не будет.

Отдельных слов заслуживает Китай. Существует известное завещание Дэн Сяопина о том, какую внешнюю политику следует вести его стране, начинается оно со слов «хладнокровно наблюдать». Именно так вел себя Пекин по отношению к гражданской войне в Сирии вообще и участию в ней России в частности. Он воздерживался в Совбезе и Генассамблее ООН при голосовании по соответствующим вопросам, а среди стран Ближнего Востока больше дружил с Саудовской Аравией и Турцией, чем с Ираном. Дамаску он не оказывал даже словесной поддержки, а вот у банд исламистов каким-то удивительным образом оказались на вооружении китайские ПЗРК, коими сбито несколько сирийских самолетов и вертолетов. Данная позиция, разумеется, чрезвычайно прагматична, правда, из нее однозначно следует, что никаким «стратегическим союзником» Москвы Пекин не является и никогда им не был.

Однако с конца 2016 года позиция Пекина начала понемногу меняться. «Хладнокровно наблюдая» за происходящим, наш «союзник» с удивлением заметил, что Россия выигрывает войну, при этом значительно усиливает свои геополитические позиции на Ближнем Востоке. В итоге у китайского руководства возникло ощущение, что КНР может оказаться на неправильной стороне истории. Осознав это, Китай перестал воздерживаться в ООН по сирийским резолюциям, начав голосовать вместе с Россией. А Дамаск начал получать от Пекина хоть какую-то политическую и экономическую поддержку (крайне незначительную, но это лучше, чем ничего). После этого (в марте 2017 года) со стороны «Исламского халифата» впервые последовали словесные угрозы в адрес Китая. Раньше ни одна из радикальных исламских группировок, воевавших против Дамаска, не говорила о КНР ни одного плохого слова.

У Пекина денег на восстановление Сирии хватит. Тем более что эта страна может быть включена в экономический и геополитический проект «Один пояс – один путь», ставший для Китая как минимум синонимом внешней политики, как максимум – частью новой идеологии. Но в этом случае может получиться так, что мы спасем Сирию от исламистов для того, чтобы ее купил Китай. А мы в лучшем случае удостоимся роли наемного охранника при китайском хозяине. Роль эта для великой державы не слишком приятная. Но может статься так, что этот вариант будет для Москвы безальтернативным.

В КНР уже давно пришли к выводу, что в мире есть три великие военные державы – США, Китай, Россия. И четыре великие экономические державы – США, Китай, ЕС (в Китае его рассматривают как одну страну, справедливо не видя в Европе великих держав в лице отдельных стран), Япония. Соответственно сверхдержавами являются только две страны, великие по обоим параметрам, – США и КНР. Великой экономической державой мы перестали быть еще при СССР. И если не станем ею снова, то роль наемного охранника при китайском хозяине (не только в Сирии, а на всем «Поясе и пути») – это лучшее, на что сможем рассчитывать. Хотя, конечно, лучше быть наемным охранником, чем рабом.

Таким образом, выдающиеся военные успехи России в САР подтвердили абсолютную необходимость наличия у страны мощных ВС. А реальная возможность, выиграв войну, проиграть мир, показывает, что военная мощь – необходимое условие для получения статуса сверхдержавы, но, увы, недостаточное.

Есть для России и еще одна опасность уже в чисто военном аспекте – абсолютизировать сирийский успех и спроецировать его на будущие войны. Игнорируя при этом тот факт, что противостоящий нам противник не имел ВВС и ВМС, крайне слабыми у него были наземная ПВО и сухопутные войска (в аспекте классической войны). Тем самым Россия повторила бы ошибку США и НАТО, которые давно уже переориентировались на войну с заведомо «заниженным» противником. И это очень пагубно сказалось на их военном строительстве.

Сейчас, видя военные успехи Российской Федерации, США срочно переориентируются на ведение войны с равным по силам противником (Европа на это уже заведомо неспособна). Было бы чрезвычайно странно, если бы Россия при этом пошла в противоположном направлении, перечеркивая тем самым все военно-политические успехи последних лет. А симптомы этого (например урезание программы «Армата» и целого ряда других программ вооружений), к сожалению, имеются.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа
Комментарии

10. СУ-122 и СУ-85 предпочтительнее, чем Т-34-85?Чт., 20 сент.[−]

А такие сдержанные оценки и Т-34-76, и Т-34-85 в воспоминаниях фронтовиков встречаются.


Вот, например, в мемуарах Василия Крысова «Батарея, огонь!» читаем: «Мне долгое время довелось воевать на самоходках СУ-122, а потом СУ-85, и могу сказать, что самоходка была для меня предпочтительнее танка Т-34–85».
Чем же, по мнению Василия Крысова, СУ-122 и СУ- 85 превосходили Т-34-85? Прежде всего тем, что самоходки были ниже и легче своего танкового собрата. Понятно, что в более низкую машину труднее попасть, что с точки зрения ее экипажа особенно важно. А более легкая машина более маневренна.


Но возникает вопрос о пулеметах, которые на танках устанавливались, а на самоходках – нет. А в 1944-45 годах, когда на фронте в нарастающем количестве появляется Т-34-85, все более актуальным становился вопрос о защите танков и самоходок от огня немецких пехотинцев, вооруженных фаустпатронами.


Далеко не всегда пехотинцы могли танкистам и самоходчикам защиту от «фаустников» обеспечить. Зачастую экипажам боевых машин приходилось «решать вопрос» с «фаустниками» самостоятельно. Если немцы не «решали вопрос» с ними, что происходило нередко…


На таком фоне наличие двух пулеметов ДТ-29 на Т-34-85 было, безусловно, ощутимым доводом в пользу танка. Крысов, объясняя преимущества самоходки, сослался на то, что его экипаж компенсировал отсутствие установленного на самоходке пулемета тем, что возил трофейный немецкий пулемет МГ-42 с лентами на 250 патронов.


Кроме того, он напомнил в мемуарах о том, что экипажи самоходок располагали двумя пистолетами - пулеметами ППШ и 25 гранатами Ф-1.


Конечно, немецкий МГ-42 был отличным пулеметом, грозным оружием и против «фаустников», но возникает вопрос – а многие ли экипажи самоходок имели возможность им обзавестись? И у всех ли самоходчиков хватало опыта для того, чтобы понять, как жизненно важно для них самостоятельно раздобыть пулемет? И могли ли ППШ и гранаты заменить пулемет тем экипажам самоходок, у которых его не было?


И, наконец, возникает вопрос о том, что танкисты на Т-34-85 могли гораздо быстрее выстрелить из пушки по внезапно возникшей цели, чем самоходчики. Вращающаяся башня давала танкистам такую возможность.
Но, тем не менее, Крысов писал в мемуарах: «Самоходка была для меня дороже, чем танк». Безусловно, чрезвычайно опытному танкисту и самоходчику виднее, на каких именно образцах бронетехники ему было воевать сподручнее.


Он начал воевать летом 1942 года командиром КВ-1С под Сталинградом, потом стал командиром взвода СУ-122, затем СУ-85 и лишь под конец войны стал командиром роты Т-34-85.


Может быть, на оценку Крысовым этих танков повлияло то, что вновь в танкисты из самоходчиков ему пришлось переквалифицироваться поневоле? Просто в 1945 году после тяжелых потерь в его полк вместо уже привычных самоходок неожиданно поступили Т-34-85. И последовал приказ – «безлошадным» самоходчикам стать танкистами.
Но воевать в таком качестве Крысову пришлось недолго – весной 1945 года, причем его «тридцатьчетверка» была подбита, а он был ранен. Произошло это так.


При наступлении на Понарт – южное предместье Кенигсберга полк Крысова с флангов прикрывал 10 ИС-2, атакующих на главном направлении. Экипаж Крысова успел, зайдя с фланга, поджечь немецкий танк, но тут же его танк был подожжен зашедшими с тыла двумя T-IV. Когда танкисты выбрались из горящей машины, пуля пробила Крысову левое плечо…


Может быть, на «невосторженное» отношение ветерана к Т-34-85, коему он решительно предпочитал СУ-122 и СУ-85, как раз и повлиял не особенно удачный и короткий личный опыт его боевого использования? На самоходках он воевал намного дольше и результативнее? И сложись личный опыт по-другому, другой была бы и оценка боевых качеств этих машин?


Максим Кустов

Комментарии


 
Каталог RSS-каналов (лент) — RSSfeedReader
Всего заголовков: 10
По категориям:
Все заголовки
По датам:
Все заголовки
2018-10-16, Вт. (2)
2018-10-13, Сб. (1)
2018-10-11, Чт. (1)
2018-10-09, Вт. (1)
2018-10-03, Ср. (1)
2018-10-01, Пн. (2)
2018-09-25, Вт. (1)
2018-09-20, Чт. (1)
По авторам:
Все заголовки