Ум+Вс., 17 дек. Текст источника в новой вкладке

 
 
1. Когда Россия победит РашкуВс., 17 дек.[−]

В один день мы увидели две России. Сперва ту, которую презрительно называют Рашкой. А после – Россию настоящую, решительную, способную выдержать любые испытания и выйти из них победительницей.

Рашка показала себя в Москве, где сын главы Следственного комитета по Волгоградской области проиллюстрировал старую строчку БГ «дети генералов сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть». Этот молодой человек, накушавшись водки в хинкальной, получив ранение в ногу, не успокоился и продолжил хмельное веселье дома. Да так, что его соседка вызвала полицейских.

Дальше развернулась эпическая битва, начало которой предусмотрительные блюстители правопорядка засняли на телефон. Сын главы Следственного комитета, вдребезги пьяный, с перебинтованной ногой, в одних трусах, потребовал отойти от его двери, пообещал полицейским несчастья за то, что они потревожили столь значимую персону, а главное – заявил, что он спецсубъект, и с него, как говорится, взятки гладки.

В России, к несчастью, развелось слишком много наглых щенков. Спецсубъекты, кстати, очень точное определение для них. Так, впрочем, было всегда, но сейчас, после некоторого перерыва, они вновь принялись задирать хвосты – детки купцов и власть имеющих.

Именно такие люди превращают Россию в Рашку, нарушая одни из главных особенностей традиционного русского общества – патриархальность, общинность. А главное – они всячески издеваются над понятием, без которого невозможен русский человек – справедливость. Это паразиты, питающиеся за чужой счёт, сосущие из страны, к которой не имеют никакого отношения и на которую им глубоко плевать. Они потребители, печёночные сосальщики в организме социума.

Собственно, Рашка и есть искривлённая Россия. Рашка – это дурацкие телешоу по франчайзингу, идиотские реформы образования и медицины, безвольное и глупое копирование Запада в его худших проявлениях, презрительное отношение к стране и её народу, возвышение себя над ним, казённые рожи, размышляющие о патриотизме как о бизнес-проекте, исковерканный русский язык и переформатированный мозг, работающий исключительно на потребление. Всё это – Рашка. И, к сожалению, мы наблюдаем её всё чаще, запертые в мусорном отсеке между Родченковым и Бузовой.

Но в тот же день, когда спецсубъект творил историю мемов, мы, к счастью, увидели другую Россию – настоящую. И явила она себя на пресс-конференции Владимира Путина.

Речь, конечно, о председателе совета директоров Мурманского рыбокомбината Михаиле Зубе. Под видом журналиста он пробрался на пресс-конференцию и передал президенту 400-страничный проект развития рыбной промышленности в России. Волнуясь, горячась, он признался, что пробрался незаконно, но другого выхода у него не было, потому что три года он с товарищами роет землю, борясь за выживание, а ведь они знают, как сделать так, чтобы рыба продавалась не по 300 рублей, а по 80.

Пересмотрите – обязательно пересмотрите или посмотрите, если не видели! – эту речь. Коля Десятниченко в Бундестаге говорил механически. Михаил Зуб говорил искренне, горячо, решительно. В его словах, выражении лица, глазах была настоящая боль за страну, желание помочь людям. Так не играют даже самые талантливые актёры – подобное идёт от сердца. И прав президент: «Мои симпатии на вашей стороне».

Потому что Михаил Зуб пробил мглу равнодушия, где люди жевали споли и задавали одни и те же вопросы, где чиновники привыкли механически, бездушно выполнять свою работу. Они не настоящие, а этот мужик из Мурманска – настоящий. Такие люди в советские времена побеждали в войнах, запускали человека в космос и строили БАМ. Идейные, волевые, решительные – бьющиеся за страну. Не в один день, а на протяжении долгого времени (спросите мурманчан о Михаиле Зубе)

Такие люди, собственно, и есть Россия. Россия Толстого, Кулибина, Менделеева, Ломоносова, Пушкина, Гагарина, Тютчева, Пирогова. Всех их выделяло одно – неравнодушие. Так Толстой и Пирогов рвались на Крымскую войну, в самое пекло, как в Чечню в 2000 году, чтобы быть со своим народом. Так Казарский и Грибоедов отдали жизни свои в борьбе против несправедливости.

Я не сравниваю Михаила Зуба с ними. Не тот масштаб. Но закваска – одна, очень русская. «Знаю, как помочь стране, и буду рыть землю, чтобы этого добиться». Не за себя, нет, а за страну, за народ.

Потому что есть очень важное отличие между гражданином России и гражданином Рашки. И заключается оно в том, что рашист переживает только за себя и делает только для себя, а подлинно русский человек спасает не столько себя, сколько других, свой народ – он алкает справедливости. Об этом говорит вся русская философия – о торжестве правды как истинности и справедливости.

И когда мы заявляем: нужны новые люди – так вот же они! Ждут своего часа. Ужасно, конечно, что они вынуждены прорываться к президенту вот так – обманом. Но иначе вся эта прорва чиновников и бюрократов не пропустит. Именно они, эти канцелярские крысы на машинах S-класса, превращают нашу страну в царство Ильфа и Петрова, а ещё чаще Хармса. В царство абсурда.

Михаил Зуб говорил о том, что наша рыба нам же и не доступна. А я ведь хорошо помню свой визит во Владивосток. Когда, провожая, близкие говорили мне: «Хоть рыбы поешь». А рыбы во Владивостоке не было. Вообще. А та, что была – по космическим ценам. «Как же так? – говорил я. – У вас рыба дороже, чем в Москве». «Так, то Москва», – отвечали мне. А потому что рыба шла сезонами, и уловы выкупали москвичи, а после перепродавали. А навагу скупали китайцы и после гнали нам, россиянам, по тройной цене – навагу в глазури (замороженную, во льду). И в родном Севастополе, где раньше морскую капусту можно было купить за бесценок, теперь продают по солидной такой цене. Откуда? Из Беларуси.

Китайская рыба – во Владивостоке. Белорусская морская капуста – в Севастополе. Вот он Хармс нового времени.

Владимир Путин, отвечая на реплику Михаила Зуба, сказал, что если начать кардинально менять всё прямо сейчас, то рухнет система. Сказал осторожно. Потому что система наценок, надбавок, обманок, действительно, рухнет. И Владимир Владимирович не может разрушить её сразу, но подвижки к тому есть – президент намекнул на это.

А подвижки, импульсы должны идти не только от главы государства (это ведь физически невозможно), но и из народа, от его лучших – деятельных – представителей. Даже если им придётся прорываться с боем. Вот тогда Рашка пошатнётся и вновь, как та царевна, обратится в Россию, у которой есть главное богатство – её люди. А спецсубъекты, раз уж времена такие, мягкие, и нельзя ссылать на урановые рудники, пусть отвечают по закону, по всей строгости. Ну, пора же!

Потому что история и Михаила Зуба, и спецсубъекта – это истории о справедливости, а народ жаждет, прежде всего, её. Многое он готов стерпеть, исторически, кроме несправедливости.

Запись Когда Россия победит Рашку впервые появилась Ум+.


2. Депутатский ляпсус и реформа образованияВс., 17 дек.[−]

Город Новый Уренгой оказался непрекращающимся генератором соблазнов.

Сперва ученик местной школы Десятниченко рассказал немецким депутатам, как сильно его огорчает судьба “невинно погибших” солдат вермахта. В частности – судьба кассельсского ефрейтора Рау, попавшего в окружение “так называемом Сталинградском котле” и умершего весной 1943 г. от “тяжелых условий плена”. Такая всемирная отзывчивость у многих не только русских, но даже и немцев вызвала некоторое непонимание.

Спустя месяц воспоследовал новый соблазн. Глава фракции КПРФ в законодательном собрании Ямало-Ненецкого АО Е. М. Кукушкина написала официальный запрос главе ново-уренгойского департамента образования М. О. Терещенко с просьбой “сообщить, кем принималось решение о направлении данного ученика в город Бундестаг”.

Депутатское открытие в области немецкой топонимики широко распространилось и за пределами Ямало-Ненецкого АО. Не очень помогло делу даже и объяснение, данное Кукушкиной – “Когда я делала запрос, я была в Новом Уренгое, а помощница в Салехарде, и мы это делали по переписке, по телефону. Ну, ошиблась, ошиблась, не думаю, что это так уж принципиально. Суть-то понятна”.

По переписке-то по переписке, но вообще-то принято внимательно читать официальный запрос, который подписываешь. Тем более, что дело юноши Десятниченко – очевидно кляузное, и ясно было, что автору запроса всяко лыко будет поставлено в строку.

Но даже если бы виновата в ляпсусе была только помощница (хотя это и не так), суть соблазна от этого изменилась бы несильно. Помощник депутата, помогающий ему составлять запросы, также должен отвечать известным образовательным требованиям, каковое соответствие в данном случае отсутствовало.

Но посмотрим на казус с другой стороны. В чем провинилась депутат Кукушкина (или ее помощница, или обе разом)? Только в том, что она точно последовала передовым советам о том, каким должно быть образование в будущем. Ей можно поставить в вину – если это вообще вина, а не, напротив, заслуга – только то, что будучи 1972 года рождения, то есть обучаясь в школе в 80-е гг., она несколько предвосхитила нынешние истины, ставшие сегодня общим местом, но тогда таковыми еще не бывшие.

Психолог, а также гуру по всем вопросам Л. В. Петрановская учит: “Уже сегодня 95% того, что учат дети в школе, на что там тратятся их время и силы, неактуально, нерелевантно даже сегодняшнему дню, не говоря уже про будущее… Школа полностью сидит на этом – накопить знания. Широкая образованность, эрудиция 50 лет назад давали конкурентное преимущество, а сейчас единственное, где вы можете это применить – пойти играть в игру в телевизоре. На самом деле в современном мире – все об этом говорят – гораздо эффективней ориентироваться в море информации, уметь ее добывать, уметь структурировать, уметь различать достоверную информацию и фейк. Где этому учат? Человек сам научится в интернете”. Правда, затем, гуру присовокупляет: “Кто-то научится, а кто-то нет”. Ну, так в семье не без урода.

А теперь надобно совершенно другое – “Специалисты выделяют четыре компетенции, которые будут наиболее нужны детям в том мире, который наступает и уже наступил частично. Их называют четыре «К»: коммуникация, кооперация, креативность и критическое мышление”.

Ну, и где здесь Бундестаг? Не говоря уже про Кортесы и Стортинг. Главное – креативность, а Бундестаг приложится. А если не приложится, так и Бог с ним.

Можно возразить, что Л. В. Петрановская – частное лицо (хотя, впрочем, тонко чувствующее дух времени) и в качестве частного лица вправе нести, что угодно.

Но уже Г. О. Греф – не вполне частное лицо. Дело даже не в его должности главы “Сбербанка”, а в том, что будучи особой, приближенной ко двору, он беспрестанно дает первым лицам советы, как следует обустроить народное просвещение. А именно: он знает, как исправить ситуацию “во имя спасения России”. Для этого необходимо уничтожить остатки «старой советской системы образования — «напихивания» детей колоссальным объемом информации». Резкое сокращение объема знаний, получаемых школьниками, поможет стране «включиться в технологическую революцию».

И опять же: при резком сокращении даже нынешнего объема знаний откуда юношеству будет известно про Бундестаг?

Наконец, непосредственному исполнителю школьной реформы А. А. Фурсенко принадлежат слова о том, что “Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, что вырастить квалифицированного потребителя”. И зачем квалифицированному потребителю (причем даже не из Германии, а из России) знать, что такое Бундестаг? Там же не торгуют ширпотребом.

Депутат Е. М. Кукушкина хотя бы частично воплотила собой мечты реформаторов образования, и за что же ее бранить и срамить?

Есть конечно, некоторая несообразность в ее партийной принадлежности. Что там ни говори про В. И. Ленина, он никогда не объявлял Митрофанушку венцом творения, а напротив, указывал, что “Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество”, и призывал юношество “Учиться, учиться и еще раз учиться”. В этом смысле успехи главы фракции КПРФ в заксобрании ЯНАО Е. М. Кукушкиной в реализации передового учения Грефа-Петрановской-Фурсенко несколько противоречат заветам Ильича.

Но люди прогрессивного склада могут только приветствовать депутата, воочию видя на ее примере, как форсайты становятся явью.

Запись Депутатский ляпсус и реформа образования впервые появилась Ум+.


3. Фотоувеличение глупостиВс., 17 дек.[−]

В суете событий разной степени важности не пропустите одну, на первый взгляд проходную информацию, из тех, что аукаются долгие годы, на длинных дистанциях.

Oднa из французских центральных газет, Lib?ration, знаменитая своей особо рукопожатной причастностью к животрепещущим сюжетам современности, на днях опубликовала весьма любопытный текст.

Поскольку текст этот, сколько ни высматривай, не имеет под собой ни малейшего информационного повода, то по редакционной задумке, воспринять его следовало бы, как «внезапное» размышление, осмысление и крик души, перед лицом неожиданно осознанной несправедливости, жгучей и бесстыдной.

На самом деле, текст этот в равной степени манифест и руководство к действию.

Aвтор текста – Лорa Мюра (Laure Murat), профессор Калифорнийского университета, директриса Центра по изучению европейских и российских вопросов (что само по себе тоже любопытно).

Эта учёная дама недавно «внезапно» пересмотрела знаменитый, прочно возведённый в классику мирового кинематографа фильм Микеланджело Антониони “Blow Up” и обнаружила в нём вещи неслыханные и непотребные.

Причём, что называется, с порога обнаружила – прямо с хорошо известной картинки, мгновенно являющейся на зов памяти или ГУГЛа по первому запросу “Blow Up”: молодой растрёпанный фотограф в расстёгнутой рубашке, делающий снимок, сидя верхом на распластавшейся перед ним манекенщице.

Эта самая картинка, виденная многие сотни раз, с самого выхода фильма в 1966 г., «внезапно» потрясла профессора своим вопиющим символизмом.

Профессор вдруг прозрела и осознала, какое беспардонное неуважение к женщине и провокационное утверждение “мужского превосходства” олицетворяет этот скандальный по сути кадр, так много лет гуляющий по планете и до сих пор не вызвавший нареканий от деятелей искусства и невнимательных зрителей.

С перехваченным волнением горлом, профессор приступила к просмотру много раз виденного, но подзабытого фильма и «внезапно» раскрыла в нём всё то, чего, по её собственному признанию, не углядела 25 лет назад, когда смотрела шедевр Антониони в последний раз.

А именно: отвратительную сущность главного героя (в блестящем исполнении великолепного Дэвида Хеммингса – о великолепии Хеммингса ремарка моя…), по профессору же – «редкого и гадкого мачо», безобразно унижающего позирующих ему манекенщиц, соседку и даже встреченную в парке женщину, не говоря уже о двух бестолковых старлетках (в профессорской версии «юных девушках», в моей – безмозглых и навязчивых дурочкax), которые, хоть и сами нарвались на грубое обращение своей “наивной настойчивостью”, всё равно не заслуживали подобного поведения со стороны модного фотографа, давно и безнадёжно пресыщенного женской глупостью, показывать которую на экране, судя по последним директивам политкорректи, более не рекомендуется, так как это отныне будет беспощадно квалифицироваться, как женоненавистничество и дискриминация по половому признаку.

Да, ущемлённая в своей женской сущности профессор Калифорнийского университета неохотно признаёт, что Антониони хотел и сумел показать так называемый “Swinging London”, успешно загнивающий уже в 60-е годы, что этот прекрасный режиссёр – единственный, кому удалось заснять лондонскую буржуазную “богему” эпохи 60-x так, будто документальная сьёмка велась скрытой камерой и в массовых сценах играли не актёры.

Для незнакомых с термином, поясню, что “blow up” означает фотоувеличение, когда отдельный фрагмент изображения специальным объективом увеличивается по принципу микроскопа и являет глазу доселе не замеченные детали.

Но это, считает профессор, ещё не причина, чтобы под эгидой изучения нравов и психологизма характеров, набросанного Хулио Кортасаром, по новелле которого Антониони делал свой фильм, проводить в жизнь «апологию женской дискриминации и откровенного насилия» (ни больше, ни меньше, а прямо-таки вот так…)

В целом букете абзацев профессор не поскупилась на плач Ярославны, посыпая пеплом собственную голову, каясь и вопрошая, отчего и почему она не узрела всей этой мерзости в фильме ещё 25 лет назад, и только теперь с ужасом поняла, каким невообразимым позором несознательная публика восхищалась такие долгие, долгие годы …

Причина такого прискорбного ослепления, считает профессор, – эстетизм режиссёра и эстетический уровень, достигнутый им в этом «незаслуженно почитаемом» фильме.

Визуальное совершенство настолько впечатляюще, что полностью «затмевает и глушит сокрытый в нём скандал».

Фильм необычайно красив. Фильм показывает красивых людей. Отрицать это невозможно, даже самым отъявленным борцам со всеми видами нерукопожатных нынче дискриминаций. Фильм обладает скрытой силой непозволительной красоты. Ну и, разумеется, безобразного порока.

Потому что физическая красота – это обязательная дискриминация кого-нибудь, кто не соответствует правящим ею канонам.

И далее следует ожидаемая кульминация вывода из всех предшествующих авторских причитаний. Эдакий каминг-аут. «Вlow up » исходного замысла профессорской статьи.

Попрошу напрячься и не пропустить прямую цитату:

«Фетишизация красоты глушит ужас. Что заставляет поставить ребром важнейшие вопросы о связях между этикой и эстетикой, а также пересмотреть западные каноны красоты» ©

Иными словами, если верить профессору, красота не вечна и каноны её можно менять, создавая эстетические потребности, согласно этическим воззваниям.

Вдумайтесь.

Если, например, сегодня этические императивы склоняют вас признать равноценность красоты Грейс Келли и Вупи Гольдберг (вспомните победительницу конкурса “Мисс Хельсинки 2017” и подоплеку этого благородного события…), то завтра-послезавтрa, от вас можно будет потребовать безоговорочного признания абсолютно любых новых критериев, в чём бы то ни было.

Вплоть до “что такое хорошо, что такое плохо”. Собственно, уже не завтра. Уже сейчас.

Но вернёмся к нашим баранам из Калифорнийского университета, в числе прочего изучающим, напомню, европейские и российские проблемы.

В последних параграфах своего “откровения”, профессор бряцает цитатами-постулатами и неожиданно выдаёт ещё один несомненный перл, признаваясь, что к новому прочтению классики её пробудило «дело Вайнштейна», открывшее глаза всей планете.

И здесь тоже читайте внимательно, цитата:

«Не является ли землетрясение, спровоцированное делом Вайнштейна и его нескончаемыми последствиями тем долгожданным и необходимым случаем, который побудит нас перечитать и пересмотреть историю искусств, кино, литературы?

Эта замечательная перестройка, конечно не имеет ничего общего с “морализацией” искусства и ещё менее с цензурой, которая – дело тоталитарных режимов (я предлагаю заценить чуткость и аналитические способности профессора!) Речь идёт о глубоком анализе истории изображений, текстов, их двусмысленностей и их влияния на умы. Речь идёт о том, чтобы лишить наконец его ореола само понятие “эстетизма”, власть которого душит все оценочные суждения..»©

Dixit. Конец цитаты, директива дана, война объявлена. Ждите скорых сводок новостей. Кто не понял, сам виноват.

Потрясение, вызванное «делом Вайнштейна» тем самым, по собственному признанию профессора, “долгожданным и необходимым” случаем для переоценки не только ценностей, но и самих канонов красоты, отныне можно считать отправной точкой доселе неведомой Западу “перестройки” и культурной революции, которая в достаточно скором времени непременно поможет ему вкусить и осознать всю полноту тех самых “тоталитарных режимов”, на которые он вечно пеняет и от которых он вечно открещивается.

“Дело Вайнштейна”, со всей очевидностью, было предупредительным выстрелом, перед новыми чистками.

Первым “перестроенным” творцом стал итальянский режиссёр Микеланджело Антониони, прошу занести в протокол.

На всех последующих уже сейчас делайте ваши ставки, господа. Они непременно последуют, нарастающим потоком.

И уже не очень изумлённый, потому что привыкающий к обязательному единомыслию запад поймёт, наконец, что на самом деле называется «цензурой», «тоталитаризмом», «свободой мнений» и принудительными мерами «пресечения восхищения» подлинной красотой…

Ну и многое другое, о чём совсем не трудно догадаться.

А после такого вот фотоувеличения вселенской глупости, не ведающей, что творит, или же сознательно программирующей самоуничтожение, станет, наконец, ясно, что пока живут и побеждают рукопожатные демагоги, «дело Вайнштейна», в конце концов, выживет и снова победит.

Настолько эти радетели за очередную “этическую дискриминацию” успеют осточертеть и без того уставшему от всеобщей дури миру.

Запись Фотоувеличение глупости впервые появилась Ум+.


4. Русские опять едят детейЧт., 14 дек.[−]

В 1985 году на дебютном альбоме Стинга вышла песня “Russians”. В ней британец пел, что «Русские тоже любят своих детей». Казалось бы, очевидная вещь, но многими на Западе она воспринималась тогда как откровение. Стинг будто уверял людей, что земля круглая, а они сомневались. Хотя певец вкладывал в текст сугубо пацифистский порыв.

Впрочем, такая реакция неудивительна: Холодная война продолжалась, а образ русских, демонизируемый столетиями, дополнялся всё новыми и новыми ужасами. И демонизация происходила не только в политике, но и в масскульте. Те же «Звёздные войны» – аллюзия на борьбу отважных западных джедаев с Империей Зла (СССР).

История давняя. Запад плодил и коллекционировал злые мифы о русских, представляемых то варварами, то вурдалаками. Едва ли не самый жуткий злодей всех времён и народов Дракула – карикатура на русских. Британец Брэм Стокер создавал свой культовый роман, прежде всего, как идеологический продукт.

В 90-х, когда Советский Союз кончил самоубийством, а мы стали активно преодолевать «отставание от Европы», и страну накрыло демократическими реформами, образ русских смягчился. Причиной тому стали бесконечные уступки, подчас больше напоминающие унижения.

Но сейчас мы опять вернулись во времена, когда наша страна превратилась в Империю зла, а русские – в мрачных, злых вурдалаков, сетью ужасных гнёзд покрывших несчастный мир.

В романе отличного писателя Джулиана Барнса есть такой момент. Жена, обрызгав колготки, матерится. Муж в ответ на её грубость говорит: «Спокойно, спокойно! А что бы ты сделала, если бы у нас высадились русские?» Подобное воспринимается как данность. Или более свежий пример – норвежский сериал «Оккупированные», в котором российские войска захватывают скандинавскую страну. Удивился кто-то?

Когда мы в очередной раз говорим о европейском пути, о коммуникации с Европой, то часто забываем одно: там нас никто не ждёт. Мы им чужие. Когда Шпенглер пишет, что это не различие двух народов, но различие двух миров и что между ними – пропасть, так как русские абсолютно чужды европейцам, то он, по сути, формулирует давнее общее отношение.

На путинский тезис «Единая Европа – от Лиссабона до Владивостока» реагируют вяло, потому что на практике это априори невозможно. Западный голем опирается на две ноги (Североатлантический альянс и Евросоюз) – третья ему не нужна, она не просто лишняя, а вредная.

Русофобия – элемент, необходимый для управления Западом, да. Союзные кукловоды предпочитали убеждение, западные – манипуляцию. Без русофобии управлять конструктом будет проблематичнее. Однако в последнее время русофобия эта достигла критических, утрированных форм. Она больше напоминает конспирологическую истерику вроде той, что встречается в книжках о масонских заговорах и нашествии инопланетян.

При этом такая русофобия охватывает не только высшие слои, но и, скажем так, простых людей. Условный торговец джинсами из Пармы или клерк из Манчестера видит в русском шестирукого монстра с чипом вместо мозга и портретом Путина вместо сердца. Спой Стинг этому человеку, а ведь русские тоже любят своих детей, и он тут же поправит: «Да, но только как закуску к водке».

Стандартная западная русофобия приняла патологические формы. Должны ли мы реагировать на неё? Безусловно. Мир стал слишком компактен, и мнение, властвующее в Европе, очень быстро становится мнением в Тамбове или Екатеринбурге. Тогда возникает другой вопрос: как противостоять этому?

С точки зрения внешней политики мы действуем не идеально, но, как минимум, приемлемо. В нужной пропорции силы и диалога. Прежде всего, усилиями Владимира Путина, который очень чётко даёт понять, где Россия готова к компромиссам, а где мы уступать не намерены. Это держит Запад в тонусе. Любая иная политика привела бы нас к раболепию 90-х. А перегибы, наоборот, обеспечили бы нам повторение судьбы Северной Кореи.

Главная проблема заключается в другом. Мы законсервировались в собственной стране. У 90-х, при всех их минусах, была одна важная особенность: Россия давала экспортный продукт. И речь сейчас не о самолётах или пшенице, а о людях. Помимо жуткого оттока, получившего название «утечка мозгов», наши музыканты, артисты, художники, писатели ехали на Запад и там презентовали свой продукт. Та же история и со спортсменами. Даже футболисты – да, когда-то были такое – выступали в Англии, Испании, Италии, Германии.

Правда, в этом присутствовала некая скоморошность, лубок, как то, например, в рок-группе “Gorky Park”, или тотальная неприязнь к стране из серии «так жить нельзя» (тут особенно старались писатели), но тем не менее русских знали. Российские режиссёры могли претендовать на премию «Оскар» и даже получать её, а группы вроде «Тату» разрывали западные чарты. Сейчас это априори невозможно.

Виной тому, как бы ни странно это звучало, повышение уровня жизни. Футболистам больше не надо стремиться в лучшие лиги – им и в России заплатят так, как нигде в мире. Музыканты могут отыграть пару корпоративов – и они принесут денег столько, сколько мини-тур по Европе. В результате, Запад не видит русских имён (есть исключения, конечно, вроде Сергея Полунина, но в целом тенденция такова), не представляет русских.

Но важно не только последовательно отстаивать свои интересы во внешней политике, но и создавать экспортный продукт, лицо России. В политике есть такой бренд – Путин; а что с литературой, музыкой? Да, мы не сможем вернуться в советские годы, когда мир знал Шолохова, Солженицына, Плисецкую, Меньшова, но двигаться к этому необходимо. И при этом двигаться без лубочного формата 90-х, создавая новый экспортный продукт, отвечающий идеям и смыслам уже новой России.

Сейчас же ситуация не трагична разве что в кино, представленной в мире одной русской фигурой – Андреем Звягинцевым. Недавняя номинация на премию «Золотой глобус» – ещё один важнейший шаг. Тем страннее мне видятся разговоры о том, что Звягинцев показывает неправильную Россию – и лишь оттого на него спрос. Но разве мало у нас желающих показывать жуть России? Да тридцать вагонов и семь дрезин. А Феллини показывал правильную Италию, Стоун – правильную Америку?

Новые российские лица – то, что необходимо сегодня. Во всех сферах. Чтобы именно с ними у западных людей ассоциировалась Россия, а не с обезличенными заголовками СМИ. И тогда понимания достичь будет чуть легче. На уровне человеческих эмоций, чувств. Без этого пиршество русских по поеданию детей на Западе будет продолжаться, становиться катастрофичным. До тотального непонимания, до войны человека с человеком. Допустить этого нельзя. Мы ведь уже проходили подобное.

Но сделать новый русский продукт возможно лишь при условии, что мы способны для начала помыслить его, а после претворить в реальность. То же, что происходит сейчас – копирование западных стандартов. Причём, десятилетней давности. Этот продукт не уникален, вторичен, не интересен. Он подделка полуфабриката, даже не подогретого в печи.

Преодолеть эту вторичность, обрести свою идентичность и донести её миру через новые лица – наша первостепенная задача. Это важнейшая часть образа будущего, о котором столь много сегодня говорят в России. Без данной компоненты никакой диалог с Западом невозможен. Как и диалог с самим собой тоже.

Подвижки к тому есть. Причём, инициатива исходит лично от президента Владимира Путина. Это и многочисленные образовательные форумы, и конкурс на поиск новых лидеров, и широкая система грантов, и поддержка молодых спортсменов. Президент ясно дал понять: России нужны новые люди.

Однако система по обеспечению данного прироста, управляемая чиновниками, к сожалению, не работает. К ней подходят формально и зачастую видят лишь очередной повод для, скажем так, специфического распределения бюджета. Беда эта застарелая – и она уже дала всходы цветов зла в постсоветских странах, где мы, прежде всего, провалили поиск и взращивание новых, как это принято говорить, пророссийских людей.

Причины того – на поверхности. Зачастую чиновники просто боятся, вспоминая слова Гребенщикова, молодой шпаны, что сотрёт их с лица земли – страшатся конкуренции. Однако вместе с тем виной тому и банальный непрофессионализм, глупость, в свою очередь также являющиеся следствием проваленной подготовки кадров (правда, уже в ельцинскую эпоху).

Потому важно не только дать посыл к взращиванию новых людей, как то сделал президент, но и чётко реализовать его. Работа над этим ведётся. И она должна дать новые лица сначала для России, а после и для Запада – тех, кто сможет представить российскую культуру нового образца, аутентичную, самобытную, но открытую к диалогу.

Ведь исконно главное богатство России – люди. Пора, наконец, грамотно представить их.

Запись Русские опять едят детей впервые появилась Ум+.


5. Война за Сирию, которая только началасьЧт., 14 дек.[−]

Визит президента РФ в Сирию с объявлением начала вывода войск в места постоянной дислокации не стал, разумеется, закрытием сирийской темы.

Представители Генштаба, за четыре дня до прилета В. Путина на базу Хеймим объявившие о фактической победе над ИГ*, оговорились: террористы не уничтожены поголовно, они еще могут перегруппировываться и совершать нападения — но с ними будет разбираться Сирийская арабская армия. Кроме того, часть из тех, кто прибыл воевать за «халифат» из России и республик СНГ, теперь на повышенных скоростях возвращается по домам. Где будет представлять собой угрозу самим фактом своей жизнедеятельности.

(Игиловцы, кстати, изо всех сил пытаются доказать, что они ещё могут вернуться в Сирию — во вторник вечером по агентствам прошла информация о захвате ими «ключевого» населенного пункта Салихия на западном берегу Евфрата. Подтвердится ли она или нет — в самом факте предпринятого контрнаступления нет ничего удивительного. Таких инцидентов — как и терактов по разным странам мира — наверняка будет ещё, увы, множество).

Собственно говоря, попытки разной степени успешности и не прекращаются. О последней ячейке ИГ, задержанной в ближнем Подмосковье, отечественные правоохранительные органы сообщили в минувший понедельник. Несколько боевиков готовили в столице масштабные взрывы к Новому году.

Это был, напомним, восемнадцатый крупный теракт, предотвращенный с начала 2017-го. То есть, иначе говоря, в уходящем году российские спецслужбисты буднично отловили непосредственно при подготовке массовых убийств около сотни кандидатов. Где-то между Сирией и Афганистаном сейчас бродят ещё сотни, а возможно и тысячи. Работы предстоит много — с учётом предстоящих выборов и чемпионата мира по футболу.

Более того: как пишут даже вполне лояльно настроенные эксперты — впереди еще чуть ли не самая сложная, «хуже вышивания», работа по строительству мирной жизни на территории самой Сирии.

При том, что пару анклавов по-прежнему удерживают исламистские боевики, а обширные территории занимает так называемая «американская коалиция», представляющая собой волка, козу и капусту в одной лодке.

При том, что в регионе сосредоточены интересы и противоречия трёх ядерных государств и шести стран из списка сильнейших военных держав мира, и одними только разъяснениями из серии «Израиль не может допустить создания дуги Иран — Сирия — Хезболла» или «вопрос влияния на курдов остается ключевым, и тут имеются перспективы у целого ряда игроков» можно заполнить лонгрид с инфографикой любого объема.

Но для решения всех этих задач — по крайней мере, в обозримом будущем — большая часть отечественных военнослужащих уже не понадобится.

А теперь — самое странное и в то же время интересное. Поле боя, так сказать, переместилось в другие области. Сегодня мы имеем дело с уникальной по-своему схваткой в информационном пространстве — бескровной схваткой «за результаты войны».

Потому что когда о победе в Сирии одновременно сообщают Генштаб РФ и президент США, при этом решительно отрицая вклад в данную победу США и РФ соответственно — это значит, что в международной политике что-то очень не так.

Любопытна в этом плане, кстати, и позиция отечественных, так сказать, «Свидетелей Слива». В их материалах утверждается, с одной стороны, что Россия вовсе не сумела победить ИГ. Соответствующие заявления отечественных представителей высмеиваются. С другой стороны — они старются не комментировать тот факт, что США тоже объявляют ИГ разгромленным (просто своими силами, а не российскими).

Носители более экзотических взглядов объявляют главным триумфатором кампании, по вкусу, Иран или Турцию.

Почему это странная «информационная война»?

Потому что она бессмысленна.

Да, эта схватка за официальные итоги в чём-то карикатурно похожа на кампанию по дисквалификации российских спортсменов и отъём у олимпийцев медалей задним числом.

Но имеется одно непреодолимое отличие.

Если отобрать у русских атлетов медали, пусть и не в буквальном смысле, Международный олимпийский комитет всё-таки в состоянии — то отобрать победу у Сирии и России бюрократическим решением невозможно.

То есть как ни сообщай, что теперь самая легитимная сила в стране — это торопливо переодетые в «Сирийские демократические силы» курды, факт остаётся фактом: более двух третей территории и 90% населения страны находятся в юрисдикции Сирийской Арабской Республики, военной союзницы России. А президентом этой САР является Башар Асад, которого США пытаются согнать с поста уже лет шесть. И убеждать тех же соседей Сирии по региону, что на самом деле победа за американцами и переговоры вести нужно с ними — бессмысленно.

…Кстати, на момент, когда вы это читаете, Госдеп США породил потрясающую по силе формулировку-компромисс между «непреклонной американской волей» и реальностью.

Формулировка звучит так: «Мы по-прежнему не видим для Асада будущего в Сирии. Но решать все это в конечном итоге должны сирийцы».

И этот компромисс вселяет надежду на то, что «медиа-война за Сирийскую победу» есть просто остаточный эффект эпохи «однополярной медиакратии», когда реальность сначала фальсифицировалась перед телекамерами, а затем приводилась к заданным параметрам бомбами.

Сейчас, как легко видеть, времена изменились.

Запись Война за Сирию, которая только началась впервые появилась Ум+.


6. Праздник суперэффективной бюрократииЧт., 14 дек.[−]

Борьбы и страдания, продолжавшиеся в АП РФ два месяца, благополучно завершились. Наконец, решено, как проводить 18 марта следующего года выборы президента РФ.

По словам анонимных, но зато многочисленных источников РБК, приближенных к трону, 18 марта предполагается провести в мажорной атмосфере. “Кремль поставил перед регионами задачу превратить выборы президента 18 марта в праздник… Федеральный центр рассчитывает, что это поможет повысить явку… Набор праздничных мероприятий очевиден – выступления творческих коллективов, продажа еды и товаров”, а равно “культурные, спортивные мероприятия, ярмарки“.

Также было предложение организовывать на избирательных участках комнаты для детей, чтобы создать дополнительные удобства для родителей. В качестве примера праздничной организации дня голосования участникам семинара в АП продемонстрировали фото избирательного участка, обвешанного воздушными шариками“.

Можно предаваться по этому поводу злоязычию, но зададимся вопросом: а что бы вы придумали, будь вы на месте ответственных товарищей? Да в общем то же самое, ибо в рамках существующей диспозиции что-либо иное придумать затруднительно.

Дело в том, что можно как угодно относиться к В. В. Путину. Но как бы ни относиться, невозможно отрицать очевидное: 18 марта у него не будет реальных конкурентов. И конкурентов, вообще могущих опередить его по количеству поданных голосов – хотя бы такой конкурент был опасным демагогом, – демагоги тоже не имеют шансов. И тем более конкурентов приемлемых, таких, которым не страшно вручить державу.

Тем, кто с этим не согласен, предлагается назвать такого кандидата, который был бы в принципе избираем и к тому же приемлем.

То есть о конкурентных выборах по образцу, который еще недавно имел место на западе (ныне пошли новые веяния) – т. е. можно выбрать Фому, а можно Ерему, в этом и заключается смысл и интерес мероприятия – речи не идет. Нету Еремы.

Причем нету достаточно давно. Можно обвинить действующего президента в том, что это он упразднил возможных избираемых и приемлемых Ерем, можно видеть причину в другом, но все это не поможет ответить на конкретный вопрос, стоявший перед АП РФ – “Ке фер? Фер-то ке?”.

Несколько месяцев поломав голову над квадратурой круга – “Как геометр, напрягший все старанья” – чиновники пришли к испытанному решению: буфеты, оркестры и воздушные шарики по крайней мере ничему не навредят, а, быть может, и привлекут дополнительные массы трудящихся на избирательные участки.

Если 18 марта речи не будет о реальном выборе из более или менее равноприемлемых кандидатов, но мероприятие будет очевидно иметь другой смысл – например, обновление присяги граждан или же обновление контракта правителя со страной, нечто вроде венецианского обряда обручения дожа с морем, – то почему бы это обновление и не провести в праздничной атмосфере. Не в похоронной же, право слово.

Претензия в другом. Более двух месяцев продолжалась – причем согласно плану будет и далее продолжаться – подготовка к выборам, заключающаяся в том, что из федеральных и региональных чиновников сколачивалась дружная команда, в которой всяк свой предвыборный маневр понимает.

Тренинг РАНХиГС был организован при поддержке АП, Московской школы управления “Сколково”, корпоративного университета “Сбербанка”, ВШЭ, а также компания “Эврико” на сайте которой среди партнеров указана корпорация “Росатом”, был рассчитан на девять месяцев и состоит из восьми учебных модулей. Последний модуль, т. е. этап назначен на февраль 2018-го и должен закончиться за месяц до выборов президента РФ. До этого участники подготовки отправятся модулировать в Малайзию и Сингапур.

Впрочем, поездка в бананово-лимонный Сингапур еще под вопросом, а пока чиновников подвергали испытаниям на родине. Испытания включали в себя бросание со скалы в горную реку, прыжки с парашютной вышки (трое чиновников зашиблись по причине излишней корпулентности), обкатку танком (испытуемый сидит в окопе, над которым проезжает бронемашина, когда она проедет, чиновник с криком “Получай, фашист, гранату!” должен бросить деревянную болванку в танковую корму) и складывание пенопластовых паззлов в бурю-непогоду.

Все это с педагогической целью: “Мы – члены большой команды, которая должна сработать на общий результат”. Как выясняется теперь, члены большой команды должны будут организовать 18 марта всенародный праздник.

Нет никаких возражений против праздника, но смущает такое количество испытаний, к тому же дорогостоящих – разрабатывавшие программу ВШЭ, РАНХиГС и “Сколково” охулки на руку не кладут, – и все это для того, чтобы прийти к тому, что было вещью совершенно очевидной не то что для секретаря обкома – для инструктора райкома. Ибо традиции организации выборов, как всенародного праздника с буфетом и оркестром, уже восемьдесят лет. Достаточно было спросить бывшего обкомыча (и даже райкомыча), многие из которых еще живы и находятся в здравом рассудке. Они даже за бесплатно все бы и рассказали, а деньги, предназначенные РАНХиГС на разработку модулирования, можно было бы передать в детские дома или на покупку US treasuries.

Запись Праздник суперэффективной бюрократии впервые появилась Ум+.


7. Дефицит сексуальностиВт., 12 дек.[−]

Балет “Нуриев” оброс скандалами ничуть не меньше, чем Харви Вайнштейн, – и его режиссер, Кирилл Серебренников сидит под домашним арестом по странным обвинениям, и вроде министр культуры Мединский лично был против этой постановки, и уже были прокляты богом и людьми голые танцы и голые фото на сцене…

Все это было нелепо, грубо, громко… Но вот состоялась премьера. На которой была и Ксения Собчак, наша “противвсех”, и Роман Абрамович (по слухам именно он настоял на том, чтобы премьера случилась именно сейчас), и Дмитрий Песков с женой Татьяной Навкой (она от “Нуриева” в восторге), и артистическая богема, и чиновники, и светские девушки… Все поддерживали режиссера (который в это время, понятно, сидел дома), все удивительным образом были на стороне искусства и добра.

Ранней осенью, когда “Нуриева” то ли перенесли, то ли запретили, в дискуссиях “против” ставку делали на секс. Мол, какая гадость этот ваш пенис Нуриева на фото Аведона, какая гадость эти обнаженные пляски на сцене Большого, что за вакханалия. В разных блогах появлялись сборники “непотребства” от Серебренников – авторы (или автор) надергали из разных спектаклей все, что с огромной натяжкой можно считать обнаженкой, и публиковали с истерическими возгласами “Вы гляньте на этот разврат!”.

С одной стороны, запрет Нуриева вроде не совсем про секс. Кто-то явно не любит именно Кирилла Серебренникова – а он главный режиссер. Но про секс в Нуриеве слишком много, чтобы это можно было игнорировать. Скорее, там все про секс.

Рудольф Нуриев – секс икона. Он гений, он красавец, эстет. И все знают, какой у него член, потому что это фото Мепплторпа, знаменитого своей гомоэротическими фотографиями, видел весь мир. Не о каждой знаменитости можно такое сказать. И вот удивительное – несмотря на то, что Нуриев был гомосексуалом (и все это знали), он удивительным образом привлекателен и для мужчин, и для женщин. Наверное, потому что он великолепен. Возможно, слишком много слов “гей” и “секс” для государственного театра и для государственной культуры.

И, честно говоря, для культуры вообще.

Россия сейчас похожа на США в шестидесятях-семидесятых, когда общество и церковь вдруг оказались противниками. Молодые люди стали уходить от давления именно религиозной морали, стали отстаивать свои гражданские свободы, женщины выступали против абортов, писатели выпускали скандальные книги, режиссеры снимали провокационные фильмы, люди занимались свободным сексом – а церковь и ее преданные сторонники тоже устраивали акции против такого морального разложения.

Это наша внутренняя ситуация – мы еще не договорились друг с другом, что можно, а что нельзя, что считается приемлимым, а что – непристойным.

А внешняя ситуация такая, что, например, сериал “Игры Престолов” все смотрели потому, что там навалом секса и обнаженки. Что вдруг стало сенсацией даже для кабельных каналов (которые всегда позволяли себе многое).

Секс, который еще в 90х “продавал” что угодно, вдруг исчез из медийной среды. Странным образом секс как часть культуры волнует, кажется, лишь закоренелых домохозяек – которые пишут “Сумерки” и “Пятьдесят оттенков серого” (и нет ничего удивительного в том, что они становятся так популярны).

Вот смотришь сериал, уже три сезона за плечами, и вдруг герои (они с самой первой серии вместе) просыпаются утром и занимаются сексом. И ты в шоке! Чтооо? Прямо секс?! Обычный сериал, семейный, детективный. В которых не то чтобы секса не бывает – обычно герои лишь в восьмому сезону, наконец, признаются друг другу в чувствах. Это тренд последних лет десяти – вот такая вялотекущая романтика, и лично меня это всегда выводило из себя, потому что нет ничего более ханжеского и ненатурального.

Сексуальность внезапно стала “плохим тоном”. Ее будто стерли. Ни намека.

Вот лет семь назад я смотрела фильм “Shortbus” об одном из самых известных секс-клубов – и мне он не казался чем-то шокирующим. Да, там очень много секса, очень откровенно, там, если честно, почти порно, но я была фраппирована скорее тем, что фильм при всем при том скучноватый. Вдруг я его включила недавно – и у меня прямо потрясение случилось. “Боже мой, это же порнуха!”, – подумала я, не успев толком подумать (если вы понимаете, о чем я). И тогда я осознала как раз, что в медиа стало слишком мало сексуальности.

Все, что снято раньше нулевых так или иначе сексуально. Это было чуть ли не обязательное условие. Причем раньше – это, конечно, с 70х до 00х, но, с другой стороны, даже в жанре “нуар”, где, понятно, не было ни обнаженки, ни секса, вот это напряжение – оно всегда было. Такой секс без секса. Сейчас же многосезонные отношения героев вроде… ну, всем, наверное, понятный пример – это Доктор Хаус и Доктор Лиза Кадди… еще менее сексуальны, чем осмотр у гинеколога во время воспаления придатков.

Разве удивительно, что снимок Аведона на сцене Большого может кого-то шокировать? Вряд ли. Если ты потрясен уже тем, что семейная пара из сериала утром занимается любовью (Это все под одеялом и в одежде, разумеется. Просто когда он обнимает ее сзади – под одеялом! – она так выпучивает глаза и так улыбается, что ты читаешь намек – у него morning glory! А потом они кувыркаются немного. Зритель потрясен).

Не то чтобы в медиа нет секса. Есть. Все эти сухие и практичные статьи о том, как пользоваться новой моделью вибратора или как оставаться желанной для своего мужчины. Технично, безразлично, строго.

Спасибо хоть инстаграму за всех этих полуголых девушек (которые по большей части работают в эскорте, так что сексуальность у них, откровенно говоря, вымученная, но все же).

Конечно, ничто не бывает просто так – может, изменилась общественная мораль, может, люди “наелись” сексом… но, честно говоря, звучит это все фальшиво. Или депрессивно. Если людей не увлекают основные инстинкты – значит, с людьми что-то не так.

В заговор я тоже не верю, но при этом ханжество вовсе не так безобидно. Ханженство – это всегда способ удержать человека в рамках унылой обыденности, удержать его дома, это верный метод сделать его жизнь безнадежно тоскливой. Это коммунальная мораль, где все должны быть похожи друг на друга, где нет места индивидуальности, где все действуют по единым правилам.

“Нуриев” (как балет и как человек) эти правила нарушал, за что ему спасибо, потому что даже как легенда он все еще скандализует общество, которое, божетымой, до сих пор не может понять, пенис – это хорошо или плохо. До сих пор задается унылыми вопросами – голое тело это искусство или порнография? Я лично уверена, что сексуальность – это всегда искусство, просто иногда примитивное, иногда – высокое, и главное – не относится к ней как к тупой животной потребности, иначе как раз и можно превратиться в этого визгливого, удушенного неудовлетворенностью ханжу, который пытается запретить все, что повышает его артериальное давление.

Запись Дефицит сексуальности впервые появилась Ум+.


8. Путин — кандидат от реальностиВт., 12 дек.[−]

На выдвижение кандидатуры В.В. Путина в президенты России медиасфера страны (в которой, как положено многолетней традицией, тон задают вип-либералы, а патриотическая поп-общественность даёт отпор) отозвалась слаженно и предсказуемо.

Вип-либералы объявили о том, как удушающе скучно и предсказуемо это самовыдвижение и как нам пережить ещё шесть лет гниения системы (ещё ни одно скучное событие, кажется, не вызывало такого вала эмоциональных откликов). ППО уличила вип-либералов в игнорировании несомненных успехов страны.

По сути незамеченным (вип-либералами по причине нежелания замечать, поп-патриотами по причине ограниченности репертуара) осталось то, что президент не только выдвинулся на ГАЗе, но и практически одновременно вручил награды сотрудникам госкорпорации «Ростех».

Последняя, напомним — это полмиллиона сотрудников по всей стране. Это электроника, камазы, оборонка, вертолеты, двигатели, лады и АК.

Вип-оппозиция объяснила всё для себя просто: Путин перед выборами играет в «царя простого народа», из-за чего награждены какой-то там парашютист-испытатель и какой-то там слесарь-инструментальщик с «Уралвагонзавода» (пф). Поп-патриотическая часть медиасферы внутренне с этим согласилась и потому промолчала.

В действительности же есть один нюанс. И группа ГАЗ, и «Ростех» – индустриальные корпорации, притом получающие прибыль. «Ростех» планирует в этом году довести чистую прибыль до 90 млрд рублей, ГАЗ после некоторого падения в минувшем году вырулил на положительные показатели. При этом форма собственности у них разная: ГАЗ у О. Дерипаски, «Ростех» государственный. Но форма собственности как мы знаем, зачастую есть вопрос вторичный.

Куда более важно то, что эти гиганты представляют собой «не новую» экономику. То есть на них заняты — и в огромном количестве — реальные люди, делающие своими руками реальные изделия, ездящие, летающие и даже стреляющие. В них нет блокчейна, криптовалюты и прочих хайп-технологий, которые по известным причинам воспринимаются в мировом медиа-пространстве как «экономика будущего».

И тут мы подходим к вопросу в известном смысле философскому. Как легко было заметить в последние месяцы по публикациям в отечественных СМИ — имела место своеобразная кампания по внедрению «идей новой экономики» в массовое российское сознание.

Основные положения этой кампании были примерно такие:

1) Весь мир стремительно движется к «пост-трудовой» матрице. То есть в ближайшие годы исчезнут или уменьшатся до незначительных долей процента такие понятия, как «индустриальный рабочий», «офисный работник» и даже «водитель». Мир наполнят самоездящие фуры, самособирающиеся гаджеты и самопишущиеся договоры и документы юридического сопровождения.

2) Поэтому наша страна, чтобы не отстать и не провалиться в бездну отсталости, должна вкачать максимум средств в проекты, относящиеся ко всему предлагаемому внешним миром «финансовому постмодернизму» – с обустройством майнинговых ферм вблизи электростанций, включением в блокчейн-технологии и всемерным сокращением реального человеческого труда на местах.

3) Результатом должно стать отмирание самого понятия «трудящееся большинство» и трансформация привычного нам общества в нечто пост-индустриальное с элементами футурологии, вроде «безусловного базового дохода» и пр.

Сопутствующим пиарным шумом были раздававшиеся ещё летом заявления о том, что президент страны «буквально заболел цифровой экономикой», что настало время отбросить устаревшее индустриальное мышление и окунуться в бездны повышения эффективности и так далее.

Уже на этом этапе медийной обработки возник вполне логичный вопрос: а в чём, собственно, государство должно видеть эффективность. В том ли, чтобы выдавить на периферию своего внимания реальные производственные мощности и положиться на «новые» технологии, на поверку состоящие на 90% из т.н. хайпа (достаточно вспомнить грустные реальные показатели той же «Теслы», гигантские субсидии на «зеленую энергетику» и тот факт, что первый пилотируемый американский полёт на масковской Falcon 9 должен был состояться в середине этого года)? Или же реальная эффективность в том, чтобы повышать КПД труда трудящихся, не выкидывая их из экономики и не превращая их в потомственную популяцию маргиналов, живущих на «безусловный базовый доход»?

Решение президента, выбравшего два индустриальных гиганта с сотнями тысяч сотрудников для того, чтобы открыть ими эру 2018-2024, – говорит о том, что в качестве «мерила эффективности» глава государства по-прежнему рассматривает гражданина. Причём трудящегося.

Поэтому с точки зрения спекулятивных групп, считающих верхом эффективности зарабатывание каких-то цифр с их последующим размещением в новых цифровых прожектах — да, нас ожидают «годы загнивания».

Но есть мнение, что реальная Россия, в этом году выбравшаяся наконец из спада и перешедшая к росту, этого своего «загнивания» не заметит.

Запись Путин — кандидат от реальности впервые появилась Ум+.


9. Глубина настоящего Сергея ЕсинаВт., 12 дек.[−]

Ушёл из жизни писатель Сергей Николаевич Есин, неделю не дожив до своего 82-летия. Умер внезапно.

Жуткий год, конечно. Смерть за смертью выдающихся людей культуры. Только попрощались с Леонидом Броневым – и вот умер Сергей Есин. Чуть раньше, напомню, скончался великий писатель Владимир Маканин.

Кто остаётся? Юрий Васильевич Бондарев, прежде всего. Лимонов, Проханов. Это я о старшем поколении – то, которое беречь нужно. Потому что им есть, что сказать.

С Сергеем же Николаевичем я познакомился позднее чем, то было давно. И познакомился странно. Вёл одну литературную премию. Сергей Николаевич сидел в первом ряду. После я подошёл к нему – познакомиться. Разговорились, и он между делом так бросил, характеризуя меня на сцене: «Всё хорошо, а ботинки просто отличные».

И эта фраза запомнилась. Литераторы, знаете ли, не столь часто обращают внимание на одежду. Но Сергей Николаевич был из тех, в ком всегда чувствовался стиль. Собственно, человек – это стиль, как говорил Вольтер.

Так вот, у Сергея Николаевича стиль был – собранный, зоркий, ироничный. Одной фразочкой он умел столь точно охарактеризовать человека, ситуацию. И разглядеть суть. Фраза о ботинках, к слову, из их числа. Убойная такая ирония.

И ещё – живой. Вот то слово, которое очень подходит Сергею Есину. Его манере говорить, одеваться, держать себя. А «живой» – очень важное слово для русской литературы, языка в принципе. Эта сфера, не терпящая мертвечины, равнодушия.

Собственно, «живой как жизнь» – так о русском языке писал Гоголь. Живость языка, живость тем – то, что отличает хорошую книгу. Всё это у Есина, несомненно, присутствовало. Он и сам – как человек – был очень живой. До последних дней.

Знаю, о чём говорю, потому что мы виделись с Сергеем Николаевиче в конце ноября в Екатеринбурге. Он вёл мастер-класс у молодых писателей, и я тоже. Даже обидно немного стало. Потому что я сам бы с радостью сходил на его мастер-класс. И мнения тех, кто делился впечатления о нём позже, укрепляли моё желание.

Да, «институт наставничества в литературе» звучит старомодно. И как-то даже немного пошло, отдавая совписом в его худших образцах. Но Сергей Николаевич был именно что наставником. Он умел разобрать текст лучше других, но главное – Есин с его умением выхватить основное, фундаментальное направлял человека, давал ему точный вектор. Уверен, будь чуть больше таких – мы бы приобрели многое. Есин – при всех своих экспериментах, местами авангардизме даже – умел сохранять традицию.

С 1992 по 2006 годы он возглавлял Литературный институт имени Горького. И о том периоде, и о ректорстве Есина пишут разное. Не всегда лицеприятное. Но и не представить, как трудно было сохранить Литинститут в те годы – не отдать его на расстрел, на распил. Заслуга Сергея Николаевича в том, что островок слова, где родился Герцен и жил Платонов, сохранился, несомненна.

При этом Есин, хотя ректор отчасти поддавливал в нём писателя, успевал писать книги. Хотя знаковое его произведение было создано всё же в канун «перестройки». Речь, конечно, об «Имитаторе», вышедшем в «Новом мире» и предсказавшем будущее и литературы, и искусства в целом. Предтеча модернизма, перенос симулякров на русскую почву – и диагноз того ненастоящего, искусственного, что позднее заполонит полки, экраны. Есин написал о том, что казаться важнее, чем быть, и как из этого извлекать пользу.

Но важнее, на мой взгляд, то, что Сергей Николаевич фиксировал в своих «Дневниках». Это большой труд, и он важен, на самом деле, не только своими литературными достоинствами, но и, прежде всего, срезом эпохи. Не знаю, кто ещё с такой точностью, будто хирург анатомировал повседневность, день за днём фиксировал и, главное, преображал нашу реальность. День за днём. Здесь – и ельцинская эпоха, и путинская. Со временем «Дневники» Есина станут чем-то вроде «Истории государства российского» Карамзина. Уверен.

При этом у Есина, конечно, были ученики. И немало. Более того, они старались вести нечто похожее на дневники учителя. Та же фиксация, та же скрупулёзность, тот же подход, но на выходе получалось не то. Совсем не то. Или слишком легковесно, или, наоборот, перегружено, тускло. Одним не хватало глубины резкости, другим – лёгкости слога, третьим – иронии, четвёртым – терпения.

У Есина всё это было. Он умел в дневниковых записях не только поставить важнейшие, как это принято говорить, социально-нравственные вопросы, но и сделать это литературой, перейдя от актуального к универсальному, вечному. И добивался этого Сергей Николаевич, прежде всего, благодаря вниманию и умению подмечать, анализировать подробности.

Исайя Берлин говорил, что есть писатели-ежи и есть писатели-лисы. Так вот, Сергей Есин был, если угодно, писателем-кротом. Он всё время копал, бурил вглубь; его интересовало то, что скрыто, то, что не замечено ни камерой, ни глазом – то, что может зафиксировать лишь душа, и то при должно развитой эмпатии. В глубине Есин отыскивал настоящее. То, что невозможно сымитировать. А вернее – то, что не нуждается в имитации, потому что скрыто на глубине.

Да, это был природный талант, но талант развитый, усиленный, огранённый ежедневными упражнениями. Американцы сказали бы о Есине – self-made man. Из простой семьи, отец репрессирован, но – Сергей Николаевич добился своего. И потому знал, что советовал, говоря: «Человек становится тем, кем он хочет стать». Есину это удалось.

Дай Бог, чтобы удалось и его ученикам. Для этого им, прежде всего, необходимо терпение, о котором Сергей Николаевич вспоминал всякий раз, когда его спрашивали, что он хочет пожелать молодым писателям. И будет тот, кто окажется способен разглядеть глубину настоящего и зафиксировать её, тем самым связав прошлое и будущее через настоящее. Ведь слова побеждают всё.

Прошедшие же 20 лет со временем мы будем изучать по дневникам Сергея Есина. Этим важнейшим и очень терпеливым свидетельствам суетной эпохи, помогающим в подробностях рассмотреть настоящее в пёстрой имитации жизни.

Запись Глубина настоящего Сергея Есина впервые появилась Ум+.


10. Пояс целомудрия для мужчинПт., 08 дек.[−]

Персона года по версии журнала The Times – это акция #metoo, то есть все женщины, которые признались в том, что их насиловали и домогались, и которые выдвинули иски против насильников.

На обложке есть и Тейлор Свифт, которая никого вроде не обвиняла, и, вообще, отмаливается, хотя, по мнению критиков и хейтеров, наверняка могла бы многое рассказать.

В группу на обложке она попала потому, что в середине 2017 выиграла иск против диджея на радио, который схватил ее за задницу. Критики не уверенны, что претензии богатой и влиятельной Свифт вписываются в рамки #metoo – и они считают, что Times поставил ее лишь для того, чтобы привлечь внимание с помощью очень известной персоны.

Впрочем, это не так важно.

А важно то, что 2017 год – это год акций против сексуального насилия в любом виде. И еще более важно, какая реакция была на это в России. Социальные сети бурлят. Но значительные персоны отмалчиваются. Или же открывают рот лишь для того, чтобы пожалеть бедных мужчин, бедного несчастного Харви Вайнштейна, например. Актрисы Любовь Толкалина и Агния Кузнецова отличились заявлениями в поддержку насильников.

При этом у нас была и своя борьба – Диана Шурыгина выиграла суд против молодого человека, который ее изнасиловал, но, разумеется, все мужчины от 14 до 70 считают, что она оболгала невинного человека – причем исключительно ради славы на 15 минут.

Мнение возрастных патриархальных дяденек, понятно, держится на древних шовинистских установках. А уверенность подростков – на том, что они слушают в видеоблогах. Большинство влиятельных влогеров-мужчин – против Дианы, а с ними – их подписчики.

На этой неделе один из самых… или даже самый популярный влогер Соболев рассказал другую историю о насилии. Некий молодой блогер переписывался с фанаткой, она предлагала ему жесткий секс, и вот однажды он ее пригласил, у них произошел самый обычный секс, а потом она сказала, что подает в суд, так как он ее изнасиловал. А так как выяснилось, что девушке 15 лет, то он в любом случае виноват. Далее ему предложили заплатить. Молодого человека в итоге арестовали.

Соболев считает эту девушку “новой Шурыгиной”. Есть все переписки в контакте с предложениями грубого секса и с требованием денег.

Только такая история не новая – и она не следствие “дела Шурыгиной”. Женщины не первое столетие так или иначе манипулируют сексом. Сколько было беременностей и лже-беременностей ради того, чтобы выйти замуж! В советские времена девушка могла пожаловаться начальнику мужчины или партийному начальству, что почти равносильно судебному иску сейчас.

И это лишь подчеркивает, что патриархальное общество, где любой мужчина так или иначе покупает женское внимание, а женщина меняет сексуальные услуги на защиту и довольство – это провал. Нет выигравших.

Вот актрисы, которые соглашались на секс с Вайнштайном – сейчас они могли бы расхохотаться и пригрозить судом. Общество в наши дни поддерживает жертв домогательств, поэтому такая женщина может быть уверенна, что в полиции ее не высмеят. Может быть уверенна, что ей никто не посмеет угрожать – иначе она еще один иск подаст. А если вдруг с ней будут обращаться науважительно – она напишет об этом в своей социальной сети – и поднимется скандал. Если бы так было всегда – не было бы ни обвинений, ни краха того же Вайнштайна.

Много преступлений совершается даже не от “преступного умысла”, а от вседозволенности. Возможно, лучше это людей не делает, но если страх наказания сдерживает их порывы – уже хорошо.

Многие боятся, что волна судебных исков как раз открывает новые возможности для шантажа и мести. Но вот уже была возможность убедиться после скандалов в 90-ые о сексуальных домогательствах на работе, что далеко не все женщины мечтают так низко мстить за любые обиды.

И, конечно, мужчины должны как-то о себе заботиться. Если к тебе в ночи приезжает незнакомая девушка явно не тридцати лет – ну, спроси паспорт. Или заранее спроси. Я знаю людей, которые так делали даже в 90-ые. Например, после вечеринок в клубе, где каким-то образом тусуются девицы лет 15, и потом едут домой к мужчине старше себя – вот есть не так уж мало случаев, когда у них просят документы, и если им нет восемнадцати – вызывают такси и отправляют домой. Моя знакомая так несколько месяцев не могла девственности лишиться. И это особенно разумно, если ты известный человек – а встречаешься с неизвестной девушкой из Контакта. Неужели так трудно найти более определенного сексуального партнера?

Конечно, секс не должен превращаться в паранойю, но правда в том, что хитрые несовершеннолетние девушки попадаются не каждый день.

Но надо, видимо, признать факт, что правила секса изменились. Если раньше все это было делом очень личным, и, кроме того, правда всегда была на стороне мужчины, а женщина в случае публичности доставались лишь стыд и унижение, то теперь все если и не наоборот, то чуть более равноценно.

Конечно, пока что обвинения, особенно давние, это такое зыбкое пространство, но мы же видим, что многие головы полетели не потому, что откуда ни возьмись появились все эти голословные иски, а потому, что все давно знали, как обстоят дела на самом деле, и свидетелей – сотни, и это сейчас вопрос не судебного решения, а вопрос репутации и того, что давно известные факты просто получили огласку.

Понятно, что и на приличного человека бывает проруха, но суть в том, что достойное поведение – все-таки защита. Достойное и разумное. Хотя бы иногда.

Запись Пояс целомудрия для мужчин впервые появилась Ум+.



 
Каталог RSS-каналов (лент) — RSSfeedReader
Всего заголовков: 10
По категориям:
Все заголовки
Арина Холина (2)
Виктор Мараховский (2)
Елена Кондратьева-Сальгеро (1)
Максим Соколов (2)
Платон Беседин (3)
По датам:
Все заголовки
2017-12-17, Вс. (3)
2017-12-14, Чт. (3)
2017-12-12, Вт. (3)
2017-12-08, Пт. (1)
По авторам:
Все заголовки
admin (10)