Еженедельник «Военно-промышленный курьер»без даты Текст источника в новой вкладке

 
 
1. Туз в АнкареВт., 20 февр.[−]

Сначала произошло нападение с применением беспилотников и артиллерии по базе «Хмеймим». Затем в провинции Идлиб был сбит Су-25. А сейчас мы слышим о российских потерях в результате американского налета на сирийскую колонну. В первом случае Москва высказала свое подозрение ( https://edition.cnn.com/2018/01/09/politics/russia-us-attack-base-syria/...) в том, что атака была по крайней мере скоординирована с силами США. В случае с Су-25 открытых обвинений не было, но многие эксперты предполагали, что примененный ПЗРК обычно в Сирии не наблюдался (прозрачный намек на то, что «Стингеры» курдам поставили США). Что касается колонны, то вопрос в том, кто это мог быть – российские военные или «подрядчики»? (Последнее представляется более вероятным, поскольку прикрытия с воздуха не было.) В совокупности все это выглядит признаком новой американской стратегии в Сирии: наказывать русских сильно – настолько, насколько это возможно, не доводя дело до открытого нападения.

Если бы турки убили американских военных, США ничего бы не сделали. А популярность Эрдогана внутри страны взлетела бы до небес

Во-первых, США и Израиль трясет от унижения и бессильной ярости от их поражения: Асад все еще у власти, ИГ (запрещенное в РФ.С. Д.) более или менее разгромлено, русским сопутствовал успех в их кампании по приглашению к переговорам большого количества «хороших террористов». С завершением в России успешной конференции по Сирии и при общем согласии всех сторон приступить к работе над новой конституцией возникла реальная опасность установления мира – того, чему англо-сионисты твердо намерены противостоять (здесь: https://jasirx.wordpress.com/ документ скорее всего «взломанный», который, если он достоверен, показывает, как США противятся успеху русских).

Во-вторых, и Трамп, и Нетаньяху обещали «победы». Им надо доказать свою мужественность и силу (отличиться от сосунков, что были до них). Начать войну против русских, конечно, значит «доказать свою мужественность». Но это слишком опасно. Убивать русских где-то «на окраинах» – либо при правдоподобном отрицании, либо частных «подрядчиков» – вариант более безопасный и, значит, предпочтительный.

В-третьих, в России грядут президентские выборы. Американцы все еще наивно полагают, что если они создадут проблемы для Путина (санкции плюс гробы из Сирии), то это негативно повлияет на его популярность (в действительности эффект противоположный).

И последнее (не по значению). Так как США давно потеряли способность хоть что-то довести до конца, их логическая отступная позиция сводится к тому, чтобы, проигрывая, не дать победить и другому. Главная цель американского размещения в Сирии – создать проблемы для Анкары, Тегерана, Дамаска и, конечно же, Москвы.

Вывод: поскольку американцы провозгласили, что они (незаконно) останутся в Сирии до тех пор, пока ситуация не «стабилизируется», то сейчас должны сделать все, чтобы страну дестабилизировать. В этом есть своя – извращенная – логика.

Для России все эти плохие новости можно суммировать так: она победила ИГ в Сирии, но все еще не победила англо-сионистов на Ближнем Востоке. Хорошая новость, однако, в том, что у России есть варианты действия.

Шаг первый: взбодрить турок

Есть контринтуитивное, но идеальное для России решение противостоять вторжению США в Сирию – привлечь турок. Как? Атакуя силы США не напрямую, а через курдских повстанцев, которых американцы «прикрывают» (по крайней мере политически). США и Израиль не задумываясбьют по сирийским и иранским силам. Удары по турецким силам несли бы с собой громадный политический риск. США уже как-то содействовали попытке переворота против Эрдогана. Затем при их поддержке был создан «мини-Курдистан» и в Ираке, и в Сирии. Отношения Анкары и Вашингтона сейчас на самом дне, и не потребуется многого, чтобы вытолкнуть турок за пределы сотрудничества с США, ЕС, НАТО, CENTCOM, Израилем и англо-сионистскими группами интересов в регионе. Важность Турции для Европы, Средиземноморья и Ближнего Востока переоценить невозможно. И американцы знают это.

Чтобы спасти американо-турецкие отношения, потребуется чудо. Россия могла бы капитализировать это

Из этого вытекает мало кем понимаемое следствие: турецкие военные в Сирии имеют то, что я назвал бы «политическим иммунитетом» от любых атак со стороны США. То есть что бы ни сделали турки, США почти никогда не применят против них силу просто из-за того, что последствия, скажем, налета ВВС США на турецкую армейскую колонну будут слишком серьезны, чтобы их даже обсуждать.

Я вполне допускаю нападение турок на колонну/позицию курдов (или «хороших террористов») с последующей гибелью американских военных. Что станут/смогут поделать США? Ответить тем же? Да ни за что! Невозможно себе представить нападение Штатов на члена НАТО. За этим последует требование о полном выводе США/НАТО с территории и из воздушного пространства Турции. Теоретически США могут попросить Израиль сделать черную работу за них. Но израильтяне не дураки (и не сумасшедшие), у них нет никакого интереса начинать войну с Турцией из-за созданной американцами проблемы «мини-Курдистана». Если только они не соберутся проливать священную «еврейскую кровь» ради каких-то никчемных гоев.

И наоборот. Если бы турки убили американских военных, последовали бы потоки вопросов и «консультаций» да какие-нибудь символические акции, но помимо этого США приняли бы эти потери и ничего бы не поделали. Зато популярность Эрдогана внутри страны взлетела бы еще выше. Это означает, что если и есть какой-то актор, который может серьезно нарушить операции США на севере Сирии или даже заставить их убраться, так это Турция. Эта способность существенно усиливает ее переговорные позиции в отношениях с Россией и Ираном. И я думаю, что Эрдоган с удовольствием ею воспользуется к своей выгоде. Пока он лишь угрожал Америке «оcманской пощечиной» ( https://www.rt.com/news/418712-ottoman-slap-erdogan-us-nato/), и госсекретарь Тиллерсон мчит в Анкару, чтобы предотвратить катастрофу. Но то, что США вынуждены выбирать или турецкую сторону, или курдскую, резко сокращает шансы на реальный прорыв (а израильское лобби на все сто процентов стоит за курдов). Сейчас, чтобы спасти американо-турецкие отношения, потребуется чудо. Россия могла бы капитализировать это.

Конечно, США все еще сильны, в том числе внутри Турции. И вступать в открытую конфронтацию с Дядей Сэмом для Эрдогана было бы очень опасно. У русских два варианта – либо пообещать туркам нечто очень выгодное, либо как-то еще ухудшить их отношения с США. В помощь им – поддержка американцами Израиля, курдов и гюленистов.

Другой риск состоит в том, что любая антикурдская операция может превратиться еще в один раздел Сирии – на этот раз турками. Однако реальность такова, что они не могут долго оставаться в Сирии, особенно если этому противятся Россия и Иран. Есть еще и международное право, которое туркам не так легко игнорировать, как американцам.

У Анкары нет никакого интереса помогать Асаду да и Путину тоже. И ей дела нет до того, что произойдет с Сирией. Это значит, что сирийцам, русским и иранцам не стоит сильно надеяться, что турки повернутся против США,если, конечно, не будут созданы правильные условия. Время покажет, смогут ли Москва и Тегеран их создать.

Шаг второй: насытить Сирию системами ПВО

Туз в Анкаре
Фото: riafan.ru

Никому неизвестно, сколько и каких систем ПВО русские поставили сирийцам за последние пару лет. Но именно это и надо делать русским – поставить сирийцам и иранцам как можно больше современных и мобильных систем ПВО – лучше всего «Панцирь-С1» и ПЗРК «Верба». Это сочетание затруднит проведение американцами и израильтянами любых воздушных операций. Такая поставка систем ПВО со стороны России была бы целиком законной. Даже если в Сирию будут вместе с техникой направлены операторы, то когда американский или израильский самолет в воздухе развалится на куски, никто не докажет, что «русские сделали это». Москва получит то, что в ЦРУ называют «правдоподобным отрицанием». Американцы, конечно, набросятся на слабую сторону – сирийцев. Но кроме некоторой удовлетворенности, это ничего не даст. Сирийские небеса все равно не станут для американцев и израильтян безопаснее.

Русским стоило бы усовершенствовать имеющиеся у сирийцев системы «Куб» и «Бук». Это в сочетании с «Панцирями» и «Вербами» превратит Сирию в ад для американцев и израильтян. Туркам будет все равно – они и так летают только с разрешения русских. А иранцы там не летают.

Но ничто не может помешать Штатам поставлять еще более совершенные ПЗРК своим союзникам из числа «хороших террористов». И если обе стороны делают одно и то же, то в проигрыше будет та, которая более зависит от воздушных операций (США), а не та, что имеет преимущество на земле (русские). Более того, поставляя ПЗРК в Сирию, США еще больше отдалят от себя своего союзника – Турцию. А на российские поставки ПЗРК и систем ПВО жаловаться будут только израильтяне. Когда это случится, у русских будет простой и правдивый ответ – не мы начали это первыми, а ваши американские союзники. Их и благодарите.

Главное то, что сейчас США и Израиль действуют в небе Сирии совершенно безнаказанно. Изменения если и будут, то постепенными. Сначала отдельные потери (как недавно израильский F-16), а потом мы увидим, что авианалеты постепенно сместятся с городских центров и командных постов на меньшие по размеру цели (такие, как колонны машин). Это будет означать, что самые выгодные мишени уже хорошо защищены. В конце концов самолеты заменят крылатые и баллистические ракеты. Это будет означать, что произойдет сдвиг от наступательных воздушных операций к мерам защиты войск, что в свою очередь облегчит условия действий для сирийцев, иранцев и «Хезболлы». Но первым шагом должно стать усиление ПВО в Сирии.

Возможна ли контрэскалация?

Похоже, Империя приняла решение на частичную «реконкисту» Сирии. Даже Макрон производит какие-то звуки об ударах по сирийцам ( http://www.bbc.com/news/world-europe-43053617), чтобы наказать их за вымышленное применение химического оружия. Как минимум США хотят, чтобы русские заплатили высокую цену.

Дальнейшие цели Штатов таковы:

  • фактический раздел Сирии путем захвата территории к востоку от Евфрата;
  • присвоение газовых месторождений на северо-востоке страны;
  • обустройство контролируемой американцами зоны, с которой хорошие (курдские) и плохие террористы будут проводить свои операции;
  • срыв любых мирных переговоров, поддерживаемых русскими;
  • поддержка израильских операций против сил Ирана и «Хезболлы» в Ливане и Сирии;
  • регулярные нападения на сирийские войска, стремящиеся освободить свою территорию от иностранных захватчиков;
  • представить вторжение в Сирию и ее оккупацию как одну из «побед», обещанных Трампом для ВПК и израильского лобби.

Пока российский ответ на эту развивающуюся стратегию был весьма пассивным. Необходим новый подход. Уничтожение израильского F-16 – хороший первый шаг, но сделать необходимо гораздо больше, чтобы заставить Империю платить высокую цену за ее политику в отношении Сирии. Все большее число российских комментаторов и аналитиков выступают с требованиями о жесткой реакции на нынешние провокации. Это может быть знаком того, что что-то готовится.

Справка «ВПК»

Автор – известный на Западе блоггер, выступающий под псевдонимом The Saker (Балобан). Родился в Цюрихе (Швейцария) в русско-голландской семье. Служил аналитиком в вооруженных силах Швейцарии и в военных исследовательских структурах ООН. Специализируется на изучении государств, возникших на территории бывшего СССР. Живет во Флориде.

Публикуется с разрешения издателя ( http://www.unz.com/tsaker/escalation-in-syria-how-far-can-the-russians-b...)

Андрей Раевский,
публицист (США)
Перевод с незначительными сокращениями Сергея Духанова,
специально для «ВПК»
Комментарии

2. Американский взгляд на «танковую войну» в Ираке и СирииПт., 16 февр.[−]

Нельзя сказать, что боевые действия в Сирии радикально обогатили наших военных в вопросах тактики использования бронированных машин. Они, скорее, подтвердили горький опыт чеченской войны.


Прохоровки не будет


А вот для американцев некоторые аспекты специфики применения танков в Сирии и Ираке стали откровением. Писатель и блогер Александр Афанасьев сделал перевод аналитического материала американского эксперта Криса Эрнандеса, ветерана КМП США и танкиста Национальной Гвардии, участника боевых действий в Афганистане и Ираке, в котором он размышляет об уроках нынешней войны на Ближнем Востоке.


Эрнандес полагает, что ожидать в подобных конфликтах сражений вроде Прохоровки или Эль-Аламейн не приходится. Не стоит ожидать и того, что большинство боестолкновений будет происходить в практически идеальных для танков условиях пустыни, вроде тех, что были при разгроме в ходе «Бури в Пустыне» контратаковавшей американцев иракской дивизии «Тавалкана» 26 февраля 1991. Гораздо чаще, полагает эксперт, танкистам придется действовать на крайне неблагоприятном ландшафте, среди урбанистических развалин вроде тех, в которых действовали войска коалиции в Мосуле и Ракке.


Неуязвимость «Абрамса» сильно преувеличена


Такие условия позволяют повстанцам подобраться к танкам на дистанцию кинжального огня и атаковать их в мертвых зонах всеми имеющимися у них средствами, включая «Коктейли Молотова» и другие подручные средства.


В таких условиях средства наблюдения танков – перископы и прицелы, совершенно недостаточны для контроля обстановки, и боевые машины оказываются практически слепы.


Эксперт констатирует, что неуязвимость американского танка «Абрамс» сильно преувеличена, особенно в свете распространения на Ближнем Востоке современных РПГ и ПТРК, а также модернизированных выстрелов к «старичку» РПГ-7. Причем в массовом появлении этого грозного противотанкового оружия у джихадистов Эрнандес обвиняет американских союзников (вероятно, правительственные войска Ирака и «умеренную» сирийскую оппозицию). Все это делает наличие пехотного прикрытия танков важнейшим и необходимым условием их применения. Судя по словам американского ветерана, эти, в общем-то, прописные истины очевидны далеко не для всех в ВС США. Что косвенно подтверждают огромные потери коалиции в Мосуле.


Чем отстреливаться экипажу подбитого танка?


Особое внимание он уделяет индивидуальному оружию танкиста. Сегодня на экипаж «Абрамса» полагается всего одна штурмовая винтовка М-4, остальные танкисты вооружены пистолетами. При этом они практически не имеют необходимых навыков стрельбы из карабина – занятий по огневой подготовке с ними не проводится. Такую ситуацию Эрнандес признает недопустимой.


Ветеран Ирака и Афганистана считает вполне возможной ситуацию, когда танкист вынужден применить винтовку для уничтожения противника, находящегося в мертвой для танкового вооружения зоне. Кроме того, в случае повреждения машины и необходимости спешится, он едва ли сможет защитить себя пистолетом, против АК повстанцев. Между прочим, вопрос штатного вооружения танкистов встал еще после оккупации Ирака, когда спешенные экипажи стали привлекать к охране периметров баз и даже к патрулированию. Поскольку штатных М-4 у большинства из них не было, их приходилось вооружать трофейными иракскими автоматами. Нельзя сказать, что их огневые возможности от этого снизились, но проблема проявилась весьма отчетливо. И она не решена до сих пор. Свой обзор Крис Эрнандес закачивает несколько патетическим призывом к руководству сухопутных сил США, «выучить сирийские уроки», если они до этого проигнорировали трагические уроки недавней американской истории.


Борис Джерелиевский

Комментарии

3. Сквозь пустыню к победеВт., 13 февр.[−]

Начнем с особенностей ТВД. Территория САР по большей части – пустынная и гористая местность, где долгое пребывание людей и техники сопряжено с определенными проблемами, в частности с нехваткой воды. Наиболее благоприятные условия для полноценной деятельности войск складываются в населенных пунктах или в непосредственной близости от них.

Дислокация в пустыне чрезвычайно осложняет маскировку войск и создание укрепленных полос. По этой причине укрепрайоны создаются только в населенных пунктах или на господствующих высотах вблизи них. Поэтому захват и удержание деревень и городов по существу означает обеспеченный контроль прилегающих достаточно обширных территорий. Длительная борьба иррегулярных формирований вне жилых мест невозможна. Да и регулярные войска могут создать эффективную оборону только с опорой на очаги цивилизации. Поэтому война в Сирии свелась к борьбе за населенные пункты.

Боевикам давали возможность выйти из кольца и передислоцироваться в другое место

Исключение составили гористые районы. Населения там существенно меньше, чем на равнине. При этом в горах чрезвычайно бедна транспортная инфраструктура. Участки, где возможны расположение, перемещение и боевая деятельность войск, весьма ограниченны по размерам. Большая часть этой местности вообще непроходима для относительно крупных частей. Удержание ключевых перевалов позволяет при обороне контролировать значительные районы.

Горная местность создает благоприятные условия для создания укрепленных полос и районов даже без применения тяжелой инженерной техники и значимых фортификационных работ. Поэтому там борьба велась не только за населенные пункты, но и за ложбины, перевалы, другие ключевые точки, позволяющие контролировать участки местности, где возможна боевая деятельность войск и есть транспортные коммуникации.

По сути дела война в САР свелась к борьбе за обладание отдельными ключевыми точками. В этом качественное отличие от боевых действий в Югославии, Вьетнаме и иных районах мира, где ландшафт позволяет вести эффективное вооруженное противоборство на большей части ТВД.

Еще одна особенность здешней войны – у правительственной армии Сирии и поддерживающих ее российских ВКС были только иррегулярные противники. Это определило специфические способы и формы применения войск.

Мобильные мятежники

НВФ воевали просто, без четкого согласования взаимных действий разнородных сил и средств. Это обусловлено тем, что, во-первых, они представляли конгломерат относительно независимых отрядов, каждый со специфической структурой. Во-вторых, их техническое оснащение и вооружение весьма разнообразны, без какой-либо стандартизации. В-третьих, уровень управляемости этим войском вышестоящими инстанциями был значительно ниже, чем в регулярной армии. Командир такого отряда, получив приказ, не всегда может воспринять его так, как понимает начальник, и не во всех случаях приступит к выполнению: вполне может и отказаться, если сочтет задачу «некорректной». В-четвертых, уровень тактической подготовки командного состава таких формирований вполне отвечает требованиям ведения автономных партизанских действий, однако для сложных форм вооруженной борьбы выучки не хватает. В-пятых, обладая высокой степенью автономности, такие отряды способны вести сравнительно длительные бои в отрыве от основных сил, опираясь на собственные и местные ресурсы, трофейное вооружение и боеприпасы. Соответственно каждое из формирований имеет свои арсеналы, склады провизии, ГСМ и других материальных средств, порой на мобильных носителях. В-шестых, тяжелое вооружение и боевая техника, особенно бронетанковая, несмотря на то, что у иракской армии и в Сирии ее захватили немало, используется весьма ограниченно. Это следствие ее высокой зависимости от централизованного снабжения, требующегося в весьма больших объемах, отсутствия запчастей и подготовленных кадров для эксплуатации.

Соответственно органы управления стратегического уровня всех этих группировок формулируют задачи на относительно длительное время, состав привлекаемых сил и средств определяют примерно, их основная функция – снабжение НВФ материальными и иными ресурсами из внутренних и внешних источников. Органы управления оперативного звена (зон и районов) ставят конкретные задачи и распределяют силы для их решения. Они же организуют МТО подготовки отдельных формирований к боевым действиям. Вопросы обеспечения, взаимодействия и другие определяются в самом общем виде, детализация – за командирами тактического звена. Полноценного планирования операций (таковые в полном смысле этого слова исламистами и не ведутся) командование НВФ не осуществляет. Корректировка оперативных и стратегических задач ведется по мере изменения обстановки. Из средств управления НВФ располагают в основном мобильной связью.

Заложники потерь

Константин Сивков

Сирийские ВС к моменту вступления в конфликт РФ также не имели возможности применять высокоэффективные сложные способы и формы вооруженной борьбы. Однако по иным причинам. Самая главная – утрата подавляющей части подготовленных командиров и техсостава. Часть из них перешла к мятежникам, а основная выбита в предшествующий период войны. Были утрачены значительные запасы вооружения и боевой техники, боеприпасов.

В итоге правительственная армия потеряла навыки в организации взаимодействия разных родов и видов сил даже на тактическом уровне. Возникли проблемы с применением наиболее эффективных способов отдельных вооружений. В этом отношении армия уподобилась своим противникам. Однако военно-техническое превосходство все-таки оставалось за регулярными войсками, по крайней мере в применении авиации и флота, которые, правда, значимого влияния на ход боев оказать не могли.

Появление российских военных советников радикально изменило ситуацию. Уже 7–12 октября 2015 года была проведена полномасштабная классическая наступательная операция, которую, совершенно очевидно, спланировали и организовали наши консультанты: в том виде, как она прошла, сирийцы подготовить ее не смогли бы, во всяком случае ничего подобного ранее ими не предпринималось. В дальнейшем постепенно наладилось взаимодействие между родами сухопутных войск ВС САР, затем и с российскими ВКС. Уже к концу 2016 года в правительственной армии появились полноценно подготовленные, с квалифицированным командным составом соединения, ставшие главной силой, обеспечившей успехи 2017 года и полный разгром главного противника – ИГ (запрещенного в РФ).

Принуждение к бегству

Следует остановиться на особенностях применения отдельных видов вооруженных сил. Начнем с авиации – ВКС РФ и ВВС САР, которые действовали при отсутствии у противника ПВО средней и большой дальности и наличии у него малокалиберной зенитной артиллерии и ПЗРК, в основном устаревших типов, вероятно, частью неисправных, захваченных в Ираке и Сирии, а также пулеметов, в том числе тяжелых, калибра 12,7– 14,5 миллиметра.

Этими средствами боевики могли создать угрозу самолетам и вертолетам на высоте до 2–2,5 километра. Стремясь избежать потерь, машины, базирующиеся на аэродроме Хмеймим, действовали в основном со средних высот, применяя бомбы свободного падения и используя систему СВП-22-24, обеспечивающую точное попадание таких боеприпасов, а также бомб высокой точности или корректируемых (КАБ-500 и даже КАБ-1500) и ракет (Х-29 и Х-25 разных модификаций).

Выступая под знаменем борьбы с терроризмом, США были вынуждены бить по своим

При благоприятных условиях и налаженном взаимодействии с частями сирийской армии наши летчики применяли с малых высот и неуправляемое оружие. На первом этапе бомбардировщики без прикрытия вылетали парами и даже в одиночку. После гибели российского Су-24М при атаке турецкого самолета фронтовые бомбардировщики сопровождались истребителями, судя по отрывочным сведениям, по зональному принципу. На вылет, если судить по числу заявленных уничтоженных целей, пилотам ставили задачу уничтожить не одну, а несколько, что, естественно, предполагало многократные заходы для атаки одного объекта.

Дальняя авиация – самолеты Ту-22М3 действовали с больших высот, опять же с применением СВП-22-24. Удары наносились бомбами свободного падения калибра 250–500 килограммов с боевой нагрузкой на ЛА по 10–12 тонн. Одновременно работали, как правило, шесть, редко 9–12 самолетов (два звена – эскадрилья), что дает основание предположить, сколько бомберов в ДА РФ оснащено СВП-22-24.

Экипажи стратегической авиации вылетали на задания эпизодически, в основном парами, не входя в воздушное пространство Сирии, применяли КР большой дальности.

Сирийская авиация, по открытым данным, весьма активна. В частности, ежесуточно пилоты САР совершали в определенное время в два с лишним раза больше вылетов, чем группировка ВКС РФ. На документальных видео сирийцы действовали парами или звеньями. Основными типами у них остаются Су-22 и МиГ-21, хотя замечены и МиГ-29. Авиация САР использует устаревшее вооружение – НУРС и бомбы свободного падения, действует с малых высот, что определяет относительно большие потери от огня боевиков.

Основной формой применения российских ВКС и сирийских ВВС остаются систематические боевые действия, что, собственно, определяется ограниченным составом авиагруппировок.

Сухопутные войска САР и союзников на завершающем этапе войны тесно взаимодействовали с другими видами ВС, с частями и подразделениями различных правительственных ведомств, лояльными местными вооруженными отрядами.

Войсковые формирования оперативного масштаба сирийской армии (корпуса) составляли ядро разновидовых группировок, ведущих операции и боевые действия, порой стратегического значения. Целью было, как правило, блокирование террористов в крупном населенном пункте с последующим принуждением покинуть его без серьезного сопротивления. В этом принципиальное отличие от подобных операций предшествующих войн: ранее почти всегда окружение завершали полным разгромом или уничтожением группировки. В Сирии же, после того как боевикам становилась очевидной бессмысленность сопротивления, им давали возможность выйти из кольца и передислоцироваться, причем с вооружением, в другое место. Это делалось для того, чтобы минимизировать потери мирного населения и разрушение древних городов Сирии. Примером могут быть Алеппская и Пальмирская операции.

Огневое воздействие осуществлялось для изоляции района БД, снижения мобильности противника, его всестороннего ослабления и нанесения решительного поражения силами артиллерии и армейской авиации при поддержке авиации фронтовой. Массированные удары наносились дальнобойными средствами (РСЗО «Смерч» и ТРК «Точка») по первым и вторым эшелонам одновременно. Завершали уничтожение противника высокоподвижные части и соединения, включавшие в состав силы специальных операций. Основной тактической единицей выступали в большинстве случаев разнородные тактические батальонные и ротные группы с включением (помимо мотострелков) танков и артподразделений, а также группы по взаимодействию с авиацией и артиллерией старшего командира.

Сирийский флот в войне себя не проявил. Во всяком случае данных о каких-либо результативных действиях ВМС САР не поступало. Это и понятно – его корабельный состав не располагает вооружением, способным эффективно поражать силы НВФ, тем более в глубине страны.

Российский ВМФ оказал заметное влияние на ход боевых действий, решая две основные задачи: доставку морем вооружения, боеприпасов, ГСМ, других материально-технических средств для ведения боевых действий с намеченной напряженностью в соответствии с общим планом применения войск и удары «Калибрами» по особо важным объектам исламистов.

Всего силами флота было применено около 180 КР. В среднем расход «Калибров» на поражение одной цели составил две ракеты. Объектами воздействия, как правило, были компактно расположенные группы зданий или прочные (железобетонные) сооружения. То есть пункты управления оперативного и стратегического звена, арсеналы центрального подчинения или предприятия по ремонту боевой техники. Однако главным вкладом нашего флота была именно своевременная доставка материально-технических средств в САР, без чего ни наши авиаторы, ни тем более сирийские военнослужащие вести боевые действия вообще не могли бы.

Под разными знаменами

Остановимся на факторах, определивших разгром ИГ и фактическое вытеснение США из сирийского политического пространства по крайней мере к настоящему моменту. Их множество, но решающую роль сыграли два.

Прежде всего следует отметить противоречие между основным инструментом ведения прокси-войны главными противниками Сирии (США, Турцией, КСА и Катаром) и идеологическим оправданием американской экспансии в мире (подхваченной и другими странами) – борьбой с терроризмом. На практике выяснилось, что провести грань между «террористами» и «вооруженной оппозицией» невозможно. Перетекание боевиков из одной организации в другую шло постоянно. При этом они стремились перемещаться в наиболее близкие им идеологически группировки, которыми в большинстве случаев оказывались именно радикальные. В итоге подготовленные американцами для «умеренных» формирований боевики оказывались среди джихадистов вместе с оружием. Выступая под знаменем борьбы с терроризмом, США были вынуждены бить, пусть даже и ограниченно, по своим, максимально скрывая помощь вооружением и боевой техникой им же.

Другим важным фактором, определившим итог борьбы в пользу законного правительства Сирии, следует назвать глубокие противоречия в коалиции противников САР. Разногласия привели к тому, что боевики различных антиправительственных группировок враждовали между собой, оказываясь неспособными выступить единым фронтом против войск Башара Асада.

К ужесточению и усилению борьбы антиправительственных группировок между собой привели и серьезные идейно-религиозные противоречия. Исламские радикалы считают «умеренных» собратьев еретиками и уничтожают при случае со всей правоверной яростью. Те платят взаимностью. Вместе они ненавидят либерально-западническое крыло антиправительственной оппозиции в Сирии: эти еще хуже – воплощение Сатаны.

Нельзя не упомянуть и об отсутствии достаточной решительности у американского военно-политического руководства. Авиабаза «Хмеймим» могла быть уничтожена ударом 200–250 КР «Томагавк» вместе с группировкой ВКС РФ. Однако США не решились – не хватило политической воли. А Россия рискнула ввязаться в войну на удаленном ТВД с сомнительными шансами на успех. И вместе с Сирией выиграла.

Это факторы, определившие успех российско-сирийско-иранской коалиции, на которые стоит обратить внимание в первую очередь, поскольку они имеют долгоиграющее значение, то есть будут определять ход и исход и других вероятных конфликтов в этом регионе. Да и не только в нем, но везде, где Запад пытается достигать геополитических целей, опираясь на технологии гибридных войн.

Конечно же, сыграли роль и другие факторы, чисто военные. Такие, например, как техническое превосходство сирийских войск и российских ВКС над боевиками, уровень выучки командного и личного состава, морально-психологическая подготовка.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук
Комментарии

4. Сирийский бумерангВт., 13 февр.[−]

По официальным данным Минобороны Израиля, был сбит один истребитель F-16 Sufa. Позже иностранные СМИ сообщили еще о двух поврежденных самолетах. По предварительным данным, это еще две Sufa, а также F-15. Последний скорее всего восстановлению уже не подлежит. Минобороны Израиля выложило видео с результатами авиаударов, и, судя по картинке, нельзя сказать, что военные добились впечатляющих успехов. Также трудно определить, какие объекты были атакованы, и оценить степень их повреждения.

Не менее бурные события развернулись на политической арене. Российский МИД выразил протест, а президент Израиля Беньямин Нетаньяху связался с Владимиром Путиным. В целом Тель-Авив реагировал достаточно бурно, на этот раз не ограничившись дежурными заявлениями о том, что израильтяне будут любой ценой защищать страну. По заявлениям представителей ВВС ЦАХАЛ, это был самый мощный авианалет с 1982 года.

Клон с американским акцентом

Главная ударная сила персидского государства – баллистические ракеты, именно их размещения возле своих границ так опасается Тель-Авив

Нынешние авиаудары, как официально сообщил МИД Израиля, стали ответом на вторжение в воздушное пространство государства некоего иранского беспилотника. БЛА был обнаружен, и на его перехват поднялись два вертолета АН-64 Apache. Винтокрылые машины смогли не только догнать, но и успешно перехватить нарушителя – после попадания ракеты, вероятнее всего, AGM-114 Hellfire обломки БЛА упали на землю. Позже израильские военные благодаря современным средствам радиотехнической разведки смогли обнаружить место размещения системы управления иранского БЛА. Это и был объект в провинции Хомс.

Сразу же после инцидента многие российские и зарубежные эксперты поспешили поставить под сомнение перехват беспилотника, а также его принадлежность именно Тегерану. Но на опубликованной израильским военным ведомством видеозаписи системы прицеливания АН-64 хорошо виден «нарушитель». Внешне летающий аппарат напоминает американский стратегический беспилотный разведчик RQ-170. Один такой аппарат Пентагон потерял в Иране еще в 2011 году. Несомненно, авиастроители Исламской Республики тщательно изучили «американский подарок». И уже в 2013–2014 годах на видеосюжетах из Ирана стали появляться различные клоны RQ-170. Некоторые модели были сделаны весьма топорно. Но встречались и весьма презентабельные изделия.

Первые сообщения о полетах иранских RQ-170 в небе над Сирией стали появляться в прошлом году. Один такой аппарат даже попал в видеосюжет иранского телевидения. Так что никакой конспирологии нет. БЛА с большой долей вероятности действительно принадлежал вооруженным силам Ирана или Корпусу стражей исламской революции.

Сейчас Тегеран активно строит базы на юге Сирии, о чем неоднократно заявлял Израиль, грозя наносить по ним удары. Скорее всего с одной из них и был запущен беспилотник.

«Панцири» не подвели

Сирийский бумеранг
Фото: discussio.ru

Военно-политическое руководство Израиля решило проучить Тегеран. Схема операции оказалась достаточно традиционной – самолеты F-16 и F-15 должны были выпустить крылатые ракеты из воздушного пространства Ливана. Но на этот раз удар решено было сделать более массированным. Если раньше за один налет выпускалось не более трех-четырех ракет, то на сей раз в район Хомса ушло целых одиннадцать. Вместо привычных AGM-142 израильские ВВС применили более современные Delilah.

Эти крылатые ракеты – достаточно сложные цели для современной ПВО: их высота полета несколько десятков метров, а конструкция выполнена по технологии снижения радиозаметности. Также Delilah отличается высокой точностью – один-два метра. Судя по количеству ракет и их характеристикам, израильские военные вполне резонно предполагали серьезное сопротивление сирийской ПВО. 10 февраля Израиль произвел два налета. В ходе первого было выпущено 11 ракет, но спустя некоторое время последовал второй удар – окрестности авиабазы Т-4 атаковали еще семь ракет.

В настоящее время нет объяснения, почему ВВС Израиля так поступили. Есть две версии. Первая – израильские военные действовали по классической схеме. Первый удар был нанесен по позициям сирийской ПВО, которые прикрывали район. Ракеты должны были подавить средства противовоздушной обороны и обеспечить второй группе из семи крылатых ракет успешное поражение заданных объектов.

По другой версии противодействие со стороны сирийских средств ПВО стало неожиданным для Израиля. Поэтому и было решено нанести второй удар по их позициям в отместку за сбитый F-16. Но по хронологии событий хорошо видно, что удары шли в весьма коротком промежутке времени и ответный удар ПВО Сирии пришелся по самолетам из обеих участвовавших в налете групп. К настоящему времени Израиль опубликовал несколько видео с попаданием Delilah. Во всех случаях эти крылатые ракеты поражают некие объекты противовоздушной обороны. Судя по количеству роликов, эффективность удара была очень низкой.

Из 18 ракет целей достигли не более пяти, и если судить по израильским видеосюжетам, до заявленных иранских пунктов управления БЛА Delilah даже не долетели.

Для кого потери, для кого победы

Сирийские зенитчики не только отработали по крылатым ракетам, но и ударили по самолетам-носителям. Так уже было весной прошлого года, когда вооруженные силы Сирии обстреляли пару уходивших после авиаудара израильских F-16I Sufa. Тогда запуск ракеты С-200 оказался полной неожиданностью для израильских летчиков. И перехватить ее удалось только с помощью противоракетного комплекса Arrow.

Из девяти машин одна была сбита, одна выведена из строя, две получили серьезные повреждения – итого потеряна половина авиагруппы

Но на этот раз сирийский ответ оказался куда более успешным. Официально Тель-Авив признал потерю только одного F-16I Sufa. Первоначально израильские СМИ поспешили сообщить, что машина вышла из строя в результате отказа, но позже было опубликовано видео, где хорошо видно: самолет догоняет ракета. Обломки истребителя упали на территории Израиля, пилоты успели катапультироваться, но получили травмы.

А днем позже стало известно, что жертв сирийских зенитчиков больше. В частности, в социальных сетях появились сообщения о повреждении F-15 ВВС Израиля. Позже западные и израильские СМИ подтвердили, что истребитель совершил вынужденную посадку. Скорее всего машина не подлежит восстановлению. Еще два F-16I также вернулись с боевыми повреждениями.

Поскольку было выпущено 18 ракет, а стандартно ВВС Израиля выполняют боевые вылеты с двумя КР на каждом борте, в атаке приняли участие девять машин. В ходе второго ливанского конфликта и операции «Литой свинец» израильские ВВС совершали гораздо более масштабные боевые вылеты. Поэтому заявление Тель-Авива о «самом масштабном ударе с 1982 года» весьма спорное.

Из девяти машин одна была сбита, одна выведена из строя, две получили серьезные повреждения – итого потеряна почти половина авиагруппы. И это притом что налет был дистанционным – ракеты выпускались за сотни километров от целей.

Официальный Дамаск сразу же заявил, что вооруженные силы страны успешно отразили авиационный налет Израиля. Правда, не стал озвучивать, какие комплексы ПВО задействовались. Понятно, что с крылатыми ракетами справились «Буки» и «Панцири». Фактически в сирийском арсенале больше нет зенитных средств, способных поражать подобные низковысотные цели с малым уровнем радиоэлектронной заметности. Остается вопрос: какие комплексы ПВО так успешно отработали по отходящим израильским машинам? Это явно дальнобойные системы. Но при этом их средства наведения способны пробиться через мощные помехи бортовых комплексов РЭБ, установленных на F-16 Sufa.

Дрон как черная метка

Да, а что делал иранский беспилотник в небе Израиля? Для ответа на этот вопрос надо вернуться на несколько дней назад. Предположительно 6–7 февраля Израиль нанес авиационный удар по иранским объектам в Сирии. Точно неизвестно, какой была эффективность той воздушной операции. Тогда Израиль достаточно сдержанно высказался про совершенный налет, помалкивали также Сирия и Иран. Но скорее всего Тегеран-таки решил показать зубы. Как известно, главная ударная сила персидского государства – это баллистические ракеты, и именно их размещения возле своих границ так опасается Тель-Авив.

Иранские военные используют дроны не только для ведения разведки и нанесения ударов, но и для целеуказаний баллистическим ракетам. В частности, впервые такая связка БЛА – ракета засветилась в ходе массированного иранского ракетного удара по позициям ИГ (запрещенного в России). Он последовал в ответ на теракт исламистов в Тегеране.

Вполне возможно, что полет БЛА стал демонстрацией того, что Иран готов отвечать Израилю на его атаки иранских военных объектов в Сирии. Дрон показал, что в случае необходимости Тегеран способен перейти к высокоточному поражению важных объектов.

Выходит, сбываются самые страшные кошмары для Израиля: Иран прочно закрепился в Сирии и демонстрирует готовность бороться. На его вооружение поступают современные эффективные системы. А главный козырь Израиля – его ВВС оказались весьма уязвимыми. И ответ на налет 10 февраля, несмотря на бравурную риторику Тель-Авива, стал для Израиля весьма болезненным ударом.

Комментарии

5. «Беззаветный» в удареПн., 12 февр.[−]

Американцы примеривались к вторжению в 1986 году. Пройдя Босфором и Дарданеллами, военные корабли США взяли курс на Крым. Черноморский флот отреагировал незамедлительно, и незваные гости удалились в сторону Босфора. Однако через два года решили снова проверить бдительность советских моряков и повторили разведку.

Операция, проходившая в акватории между Ялтой и Форосом, беспрецедентна – уж слишком разнились «весовые категории» ее участников. СКР «Беззаветный» по водоизмещению втрое уступает новейшему на ту пору крейсеру «Йорктаун», а СКР-6 в шесть раз меньше эсминца «Кэрон».

Огромному техническому и военному превосходству американцев советские моряки-черноморцы противопоставили смелость, решительность и грамотную тактику. В результате они одержали победу: американские корабли с повреждениями вышли из территориальных вод СССР, а затем и вовсе покинули Черное море.

В районе погребов с ПКР «Гарпун» и противолодочными ракетами «Асрок» начался пожар

Общее руководство операцией взял на себя начальник штаба ЧФ вице-адмирал Валентин Селиванов. До этого он семь лет прослужил на Средиземноморской эскадре: сначала начштаба, затем командиром. Одной из тогдашних главных задач этого оперативного соединения было противостояние кораблям 6-го флота ВМС США, поэтому адмирал Селиванов отлично знал и ТТД, и возможности американских кораблей, и даже их командиров. Он, учитывая все факторы, и руководил операцией из штаба флота, постоянно поддерживая связь с назначенным командиром нашей корабельной группы – начальником штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ капитаном 2-го ранга Николаем Михеевым.

Выполнить навал на корабль противника – задача сложная и опасная. Когда команда крейсера увидела, как их догоняет сторожевик, американских моряков охватила эйфория… В предвкушении шоу они активно фотографируют и ведут видеосъемку участников предстоящей сшибки. А рядом против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует крошечный остроносый сторожевичок (автор служил матросом на таком корабле). Что было бы с нашим СКР-6, положи американец резко руль лево на борт? Он легко мог перевернуться.

Предварительно спланированная операция началась после того, как крейсер и эсминец вошли в наши территориальные воды и их капитаны не отреагировали на неоднократные предупреждения о необходимости покинуть советскую акваторию. Следуя параллельными курсами, с кораблей ЧФ по международному каналу связи и флажным семафором американцам передали, что они нарушают государственную границу, и требование покинуть терводы. Но незваные гости следовали прежним курсом.

На СКР загерметизировали отсеки, объявили по громкой связи личному составу о том, что предстоит сшибка с американским кораблем. Команде приказывают надеть спасжилеты, и «Беззаветный» наскакивает на «Йорктаун», вывалив из клюза трехтонный якорь. В истории флотов такого прежде не случалось: на таран пошел корабль, лишенный серьезной брони.

Михеев докладывает Селиванову: «Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет «Гарпун». Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул».

Что делают американцы? Улыбки – как корова языком слизала, на крейсере сыграли тревогу. Аварийная команда в защитных термокостюмах из шлангов заливает пусковую установку с ракетами «Гарпун». Но очень скоро аварийщики стали затаскивать шланги внутрь: как позднее выяснилось, в районе погребов с ПКР «Гарпун» и противолодочными ракетами «Асрок» начался пожар. Тут уже не до улыбок. Взорвись крейсер – не поздоровилось бы и нашему кораблю.

Вскоре Михеев доложил, что СКР-6 прошел «вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью». Адмирал Селиванов командует выполнить повторный навал.

«Через некоторое время – доклад от Михеева: «Эсминец «Кэрон» отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется. «Кэрон» идет на столкновение», – вспоминал Селиванов. – Следует приказ Михееву: «Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть «Кэрон» его таранит».

Далее американцы начали на сходящихся курсах зажимать СКР «Беззаветный» в клещи. Михеев приказал зарядить РБУ-6000 глубинными бомбами и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца. Американцы это увидели. Решительность советских моряков подействовала – американские корабли отвернули.

Но борьба продолжалась. На крейсере стали готовить к вылету пару вертолетов. Михеев доложил на КП флота, что американцы готовят с воздуха какую-то пакость. Затем он сообщил нарушителям, что станется с их вертолетами, если они поднимутся в воздух. Это не подействовало, лопасти машин набирали обороты. Но в это время на высоте 50–70 метров прошла пара наших Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия. Сделали несколько кругов над американскими кораблями, демонстративно зависая в стороне от них. Американцы сдались: вертолеты заглушили и закатили в ангар.

На следующий день «Йорктаун» и «Кэрон», не дойдя до наших кавказских морских районов, двинулись на выход под контролем уже новой группы советских кораблей. Еще через сутки побитые варяги покинули черноморскую акваторию.

Участники уникальной операции со временем выросли в должностях и званиях. Адмирал Селиванов стал начальником Главного штаба ВМФ, вице-адмирал Михеев – начальником Управления боевой подготовки, командир «Беззаветного» Владимир Богдашин – контр-адмиралом, старпом сторожевика Валерий Куликов – замкомандующего ЧФ, вице-адмиралом.

Американцам, вновь зачастившим в Черное море, не стоит забывать этот урок 30-летней давности.

Владимир Пасякин,
корреспондент «ВПК» (Севастополь)
Комментарии

6. Советские и американские околоштабные «аристократы» Второй мировойПт., 09 февр.[−]

Воспоминания фронтовиков помогают лучше понять причины такой неприязни. Борис Михайлов - командира взвода 82-мм минометов (113 –я стрелковая дивизия), в августе 1944 года участвовал в седьмом Сталинском ударе, наступлении, в результате которого Румыния вынуждена была прекратить войну против СССР и начать войну против Германии.


Перед началом большого наступления штрафники проводили «разведку боем». Минометчики Михайлова поддерживали штрафников огнем и понесли серьезные потери от ответных ударов немецкой артиллерии. Необходимо было пополнение. И оно появилось, но весьма своеобразное (Сайт «Я помню)»:


«На место убитых и раненых пришли наши обозники…Временно прикомандировали полковых «шестерок» - писарей, парикмахеров и пр. Опять собралось человек тридцать».


Минометный вариант «самострела» или неосторожность?


20 августа наступление началось. Снова минометчики, проводившие артподготовку, несли потери от немецкого огня. Но не только от него:
«Я ловлю ухом стрельбу оставшихся трех минометов. Вдруг один (мой!) замолкает. Бегу по ходу сообщения. Там толпятся солдаты... окровавленные бинты, крики... Объясняют: в спешке заряжающий не успел убрать руку от ствола, и вылетевшая мина сорвала кожу с мясом до кости. У другого - его земляка то же самое. Вдобавок к этому еще и оторвало палец. В то время я не придал значения странному совпадению, а просто встал на его место: ведь артподготовка еще продолжалась и мины были. Потом, уже на следующий день, а может быть, и позже, ротный писарь мне «тайно шепнет», что эти двое земляков - самострелы. Они давно таились вместе и думали, как бы сбежать. Кто знает, как все это было на самом деле. Ведь измазать человека так просто, а отмыться - ой, как тяжело»!


Что это было - банальная неосторожность? Или прав был ротный писарь – землячки были, что называется, «шибко умные»? Мясо на кости нарастет, потеря пальца – сущая ерунда по сравнению с возможностью переждать наступление и все, с ним связанное, в госпитале. Если так, то они выбрали действительно эффективный способ «самострела». Классические-то его варианты с пальбой в руку к лету 1944 года военные врачи давным-давно без труда распознавать научились. А здесь действительно очень трудно доказать злой умысел. В горячке боя, при интенсивной стрельбе может не успеть убрать руку от ствола самый бесстрашный и честный боец, такое ли еще бывало…


Но вот пехота успешно продвинулась и прибежал майор из штаба с криком: «Какого вы ... по своим бьете! Пехота уже в третьей траншее! Вперед!!»


Нас придали только на время артподготовки


Теперь минометчикам предстояло двигаться вслед за пехотой. Для начала нужно было вытащить из болотной жижи минометные плиты и связать неиспользованные мины. А потом тащить все на себе, чтобы поскорее оборудовать позиции на новом рубеже и открыть огонь, расчищая путь пехоте.


Но тут возникла проблема: «Почему-то солдат стало очень мало... Оказывается, все полковые «шестерки» без разрешения смылись с позиции. Юрка пытался их остановить, но ему на ходу бросили: «Нас придали только на время артподготовки!». К этим «шестеркам» я еще вернусь, когда меня заставят писать на них наградные листы. А сейчас не до этого. Нас только-только хватает на минометные вьюки. Юрка сам тащит ствол. Я навешиваю на себя две связки мин (32 кг!), и мы трогаемся вперед, оставив телефонистов сматывать связь».


Потрясающая сцена!!! «Шестерки» без разрешения смылись с позиций, но остались совершенно безнаказанными. Упомянутый Михайловым Юрка – офицер. Ему уходящие из боя наглые «шестерки» ответ на ходу «бросают». Не имеющие представления о том, что должен в бою минометчик делать, временно прикомандированные парикмахеры и писаря определенную ценность представляли именно как тягловая сила. Что они еще могли делать, кроме как тяжелый груз на себе тащить? Но именно этого они и не пожелали делать. А навьюченные офицеры пошли вперед вместе со своими бойцами.


Это при том, что и сам Михайлов, и многие его бойцы болели малярией, полученной из-за длительного пребывания в болотистой местности.
Борис Михайлов отмечал в воспоминаниях, что и он сам, и его приятель Юрка в то время были офицерами молодыми и неопытными. А как повели бы себя матерые окопные офицеры на их месте? Провели бы «воспитательную беседу» в стиле «наган в зубы», «застрелю, гад»? Или, наученные горьким опытом, так же стерпели бы наглость, понимая, что «шестерок» кто-то из начальства ценит? Наверное, офицерская реакция на такое от характера, темперамента и конкретных обстоятельств зависела…


Настала пора представления к наградам: «На марше начальник штаба батальона передал мне для подписи несколько наградных листов, аккуратно заполненных каллиграфическим почерком штабных писарей. Незнакомые мне по фамилиям рядовые и сержанты представлялись к орденам и медалям за геройство, проявленное при прорыве.


- Кто это? - наивно спросил я.
- Это те, кто был придан вашей роте на время прорыва. На своих можешь написать сам».


Сколько таких историй в воспоминаниях ветеранов…


Мудрый сержант Хулиген и три «тыловые свиньи»


Только не надо считать, что неприязнь «окопников» к околоштабным «аристократам», интендантам и т.д. свойственна какой-то одной армии. Сомневающимся в этом можно порекомендовать, например, роман американского писателя Ирвина Шоу «Молодые львы».
Есть там совершенно потрясающие эпизоды встреч во Франции в 1944 году (автор сам там сражался) действительно повоевавших американских пехотинцев со своими тыловыми «аристократами»: «Все трое приезжих носили сапоги парашютистов, хотя было ясно, что никому из них никогда не доводилось прыгать, разве что с высокого стула в баре. Это были крупные, высокие парни, гладко выбритые, свежие и хорошо одетые. Рядом с ними бородатые пехотинцы, их партнеры, выглядели неряшливыми и слабыми представителями низшей расы».


«Аристократы» выглядели чрезвычайно браво по вполне понятным причинам: «Эти самодовольные, уверенные в себе мускулистые парни служили в уютных канцеляриях в пятидесяти милях от передовой, перепечатывали разные формы и время от времени подбрасывали уголь в докрасна раскаленную железную печку, установленную посередине комнаты».


И хватило же глупости у «аристократов», жаждущих немецких фотоаппаратов, пистолетов и прочих трофеев, которые можно хорошо продать в Париже, сунуться на передовую. Очень уж им поживиться хотелось.


А «низшая раса» как раз голову ломала, пытаясь понять, где же это немцы пулеметное гнездо установили. Грамотно оно было замаскировано. Вот сержант Хулиген (!!!) и взялся объяснить залетным собирателям трофеев, как им совершенно «безопасно» пройти на поле, где просто навалом лежат каски, пистолеты и очень дорогие фотоаппараты.


Нашелся было среди американской пехтуры слабодушный гуманист, пытавшийся возражать, считавший, что так нельзя. Но мудрый сержант его успокоил вопросом: «Ты хочешь, чтобы лучше убили твоих друзей, чем этих трех жирных тыловых свиней»?


Потом раздались выстрелы и нарядная шинель предводителя тыловых «шестерок» медленно опустилась в грязь. Затем немецкий пулеметчик застрелил двух его пытавшихся убежать сподвижников. А довольные американские пехотинцы заметили, под каким кустом он сидит…


Так что профессиональные обличители Красной Армии могут расслабиться – в американской армии околоштабных «аристократов» «любили» пехотинцы погорячее, чем у нас…


Максим Кустов

Комментарии

7. Фейк-разведкаВт., 06 февр.[−]

Главной целью «разведчиков», как выясняется, был Картер Пейдж, советник кандидата Дональда Трампа. А главные пункты того, что сейчас широко известно как Меморандум Нуньеса, по фамилии республиканца от штата Калифорния, председателя Комитета по разведке палаты представителей, прекрасно сформулировал один из блоггеров, отметивший, что нынешние и бывшие весьма высокопоставленные чиновники сейчас подлежат ответственности по обвинениям в презрении к суду. Вот те сотрудники ФБР и Министерства юстиции, которые ставили свои подписи под мошенническими обращениями в суд по наблюдению за иностранными разведками: тогдашний директор ФБР Джеймс Коми, бывший замдиректора ФБР Энди Маккейб, бывший и. о. министра юстиции Сэлли Йейтс, и. о. замминистра юстиции по вопросам национальной безопасности Дэйна Бентэй и первый замминистра юстиции Род Розенстайн.

Бывший директор ЦРУ Джон Бреннан и бывший директор Национальной разведки Джим Клэппер старались посодействовать ФБР в том, чтобы сшить дело против Трампа

Теперь вкратце о том, что они сделали. Согласно показаниям бывшего замдиректора ФБР Энди Маккейба разрекламированное, но сомнительное досье бывшего чиновника британской разведслужбы Стила сыграло критическую роль в получении от тайного суда по наблюдению за иностранными разведками ордера на слежку за Картером Пейджем.

Кристофер Стил получал деньги от Национального комитета Демократической партии и от ФБР за одну и ту же информацию.

Никто в ФБР или в Министерстве юстиции не сообщил суду о том, что за досье Стила были уплачены деньги оппозицией, проводившей политическую кампанию. Первый ордер от тайного суда FISA был получен 21 октября 2016 года на основании статьи, написанной Майклом Изикофф для Yahoo News. Информацию, положенную в основание статьи, Изикофф получил от Кристофера Стила. ФБР скрыло от суда FISA, что Стил – первоисточник этой информации. Он был давнишним источником ФБР, но его прекратили использовать в этом качестве после того, как он рассказал репортеру журнала Mother Jones Дэвиду Корну о том, что у него были некие отношения с ФБР.

Заявки ФБР на получение и продление ордеров тайного суда FISA подписывали Джеймс Коми и Эндрю Маккейб.

Заявки на получение и продление ордеров тайного суда FISA от Министерства юстиции подписывали Сэлли Йейтс, Дэйна Бентэй и Род Розенстайн.

Даже после того, как Стил был исключен из агентурной сети ФБР, он продолжал поддерживать контакт с первым заместителем министра юстиции Брюсом Ауэром, жена которого работала на фирму FUSION GPS – подрядчика Нацкомитета Демпартии, активно участвовавшего в составлении и использовании досье Стила.

Из того, что в сентябре 2016 года написал Майкл Изикофф, выходит, что ЦРУ и директор Службы национальной разведки виновны в распространении дезинформации о Трампе и России. «По данным от многочисленных источников, которые были пробрифингованы по этому делу, чиновники американской разведки стремятся установить, создавал ли некий американский бизнесмен, означенный одним из его внешнеполитических советников как Дональд Трамп, частные каналы связи со старшими российскими чиновниками, включая проведение переговоров о возможном снятии экономических санкций, если республиканский кандидат станет президентом». «Как сообщил Yahoo News хорошо осведомленный источник в одной из западных разведок, после этого американские чиновники получили разведсообщения о том, что во время трехдневной поездки Пейдж встретился с Игорем Сечиным, давней связью Путина и бывшим заместителем премьер-министра России, который в настоящее время является исполнительным президентом «Роснефти», ведущей российской нефтяной компании», – пишет далее Изикофф.

Кто же были те «чиновники американской разведки», которые устраивали такие брифинги для специально отобранных членов сената и палаты представителей? Наверное, скоро мы об этом узнаем, как и то, что бывший директор ЦРУ Джон Бреннан и бывший директор Национальной разведки Джим Клэппер тоже старались посодействовать ФБР в том, чтобы сшить дело против Трампа.

В самом деле конгрессмен Грег Уолден, республиканец от штата Орегон, председатель Комитета палаты представителей по энергетике и торговле, уже дал понять, что разоблачения Меморандума Нуньеса представляют собой всего лишь один кусочек, возможно, гораздо более крупной мозаики того, что происходило.

А что касается конгрессмена Адама Шиффа, демократа от штата Калифорния, старшего члена Комитета по разведке палаты представителей, то совершенно ясно, что он из кожи лез вон, как, впрочем, и все демократическое руководство в конгрессе, чтобы заблокировать или поставить под сомнение доклад Комитета по разведке.

Сегодня СМИ, включая тех, кто когда-то относился к «прогрессивным», полностью поддерживают типов, подобных Адаму Шиффу, и «глубинное государство» ФБР – ЦРУ – АНБ. Они будут вовсю жать на тормоза, но жребий уже брошен. Ближайшие несколько месяцев будут весьма интересными.

Справка ВПК

Раймонд Макговерн (Raymond McGovern) – ветеран ЦРУ с 27-летним стажем. Как ведущий аналитик на ежедневной основе знакомил президентов США с информацией разведывательного сообщества США. Награжден медалью ЦРУ «За службу в разведке» (Intelligence Commendation Medal), которую вернул в 2006 году в знак протеста против применения Соединенными Штатами пыток. Сооснователь общественной организации «Ветераны разведки за здравомыслие».

Публикуется с разрешения издателя ( https://consortiumnews.com/2018/02/02/nunes-memo-reports-crimes-at-top-o...).

Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»
Комментарии

8. Разброд полетовВт., 06 февр.[−]

В итоге же имеем пронизывающую всю систему управления авиапромом некомпетентность, вредительство и безответственность, отсутствие парка отечественных воздушных судов и беспрепятственный импорт иностранных летательных аппаратов. В чем же дело?

Доля с маслом

Доля России – ничтожный один процент на зарубежном рынке самолетов и три процента – вертолетов

В постановочной части проекта «Стратегии развития авиапромышленности до 2030 года» констатируется: если в 2006-м госполитика была направлена на проведение НИР и ОКР, техническое и технологическое перевооружение авиапредприятий, то «в современных условиях государственная поддержка смещается в сторону продвижения продукции авиационной промышленности на внутреннем и внешнем рынках и создания опережающего научно-технического задела». Ключевое понятие тут «продвижение», предполагающее экспансию современных гражданских летательных аппаратов на рынки нуждающихся в обновлении авиапарка стран. Продолжая мысль авторов «Стратегии», положим, что реорганизация управления гражданским авиастроением при создании профильной ОАК и была затеяна для того, чтобы устранить неэффективность бюрократического отраслевого управления, заместив его коммерческими структурами, и дать им возможность маневрирования инвестициями на перспективных направлениях деятельности.

В проекте «Стратегии» говорится, что «за последние десять лет модернизирован производственный, конструкторский и научно-исследовательский комплекс, выведена на рынок новая продукция гражданского, военного и специального назначения». Одно это должно было оправдывать масштабные изменения для консолидации разрозненных производств в единый административно-хозяйственный механизм государственной корпорации. Действительно, лучше собрать в кулак утратившие импульс к самостоятельному воспроизводству вне эффективной кооперационной сети предприятия, на основе четкой структуры гражданского авиастроения инвестировать выпуск самолетов для внутреннего и зарубежного рынков, загрузить простаивающие мощности и оживить инженерный поиск в тех отраслевых сегментах, продукция которых будет пользоваться устойчивым спросом. Понятная всем – государству, промышленности, институтам развития и лизинговым компаниям схема. Научно-техническим советом, состоящим из опытных инженеров и конструкторов, задаются параметры выпуска и календарный план производства машин различных типов и размеров, под производственные планы определяются расходы бюджета и госбанков развития, выдающих низкие, не вызывающие инфляции, поскольку связаны с реальным производством и обеспечены госгарантией, ссуды. Открывшиеся каналы ритмичного финансирования без посредников заводятся непосредственно производственникам под обязательство уложиться в график и произвести определенное количество машин нужного качества. Авиакомпании, если испытывают нехватку ликвидности, с помощью лизинга покупают отечественные самолеты, обеспечивая промышленности сбыт, а себе – отсутствие головной боли, так как послепродажное обслуживание и эксплуатационные характеристики ЛА гарантирует фирма-производитель. Так вкратце выглядит механизм специальных инвестиционных контрактов, о целесообразности которых президент Владимир Путин заявил в Послании парламенту еще в 2016 году. Такая схема организации производства и инвестиций прочна и реальна, поскольку обусловлена взаимными обязательствами всех участников процесса, она прозрачна и фактически исключает нецелевое использование ресурсов. Или целевое, но гипертрофированное, по принципу: вложим все деньги в единственный сомнительный проект.

Разброд полетов
Фото: cdn.vdmsti.ru

Если бы все делалось по уму, а президентские указания о возобновлении серийного производства гражданской авиатехники исполнялись, то сегодня, к моменту завершения действия предыдущей отраслевой программы развития мы могли иметь совершенно иные позиции на внутренней и мировой арене. Доля России – ничтожный один процент на зарубежном рынке самолетов и три процента – вертолетов. Можно ли говорить о сегменте в 10 процентов на мировом рынке гражданской авиатехники к 2025-му согласно предыдущей отраслевой программе и проекту «Стратегии развития авиапрома до 2030 года», если сегодня (это и есть тот декларируемый успех системы управления и финансирования!) доля современных российских машин в парке наших авиакомпаний сократилась с девяти в 2006-м до трех процентов в 2016 году. При этом на иностранные ЛА приходится 90 процентов пассажирооборота с тенденцией к дальнейшему замещению самолетов собственного производства уже не только «Эрбасами» и «Боингами», любимыми российскими чиновниками, но и набирающими вес на авиалиниях развивающихся стран Embraer и Bombardier. На очереди поставки из КНР разработанных нашими же инженерами машин (узкофюзеляжный C919 – аналог МС-21). Добавленная стоимость в этом случае достанется китайскому производителю, а не нашему. В затяжной гибридной войне с Западом политическая лояльность стратегического партнера – Поднебесной имеет свою цену.

Тем временем согласно источникам автора в структурах управления авиапромом программу серийного производства МС-21 могут ограничить летными испытаниями второй собранной машины ввиду «коммерческой несостоятельности» проекта. Эти сведения вполне укладываются в представления «реформаторов» от авиации о том, чем на самом деле является современное отечественное самолетостроение.

Система ценностей бюрократов суть производная от их коммерческой заинтересованности в реализации любой программы. Как заматываются перспективные проекты, направленные на максимальное использование научно-технологического потенциала авиационной России, уже известно ( «Полеты и откаты»). Меритократия, ощутившая себя полным и безнаказанным собственником целых отраслей, отдающая им лишь объедки с барского стола, перестала соблюдать хотя бы минимальные приличия, путаясь в самостоятельно выстроенных причинно-следственных связях. В проекте «Стратегии-2030» есть параграф, посвященный ключевым вызовам развития авиапрома и политике его перехода к «целевому состоянию», поражающий маниакальной склонностью авторов мифологизировать действительность как оправдание за накопленные оглушительные провалы в своей работе. Достижению отечественным авиапромом целевых показателей мешает ряд ключевых факторов, они же обозначаются как вызовы.

Борьба с фантомами

Первый и главный – недостаточный объем внутреннего рынка. Он хорошая стартовая площадка для российских авиастроителей, но в силу малой емкости в сравнении с США, ЕС и КНР «недостаточен для выхода на серийность и экономику производства, обеспечивающих окупаемость авиационных программ». То есть 97 процентов внутреннего рынка, заполоненного иностранной техникой в итоге многолетнего системного лоббирования продукции американцев и европейцев, сведения всеми способами к нулю возможностей производства отечественных аналогов, – это не аргумент? Рынков союзных РФ государств Содружества, третьих стран, в том числе Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и арабского мира, не существует? Китай еще пять лет назад за неимением собственной научно-производственной базы, вне всякого сомнения, предпочел бы оптом закупать более дешевые российские лайнеры, чем обеспечивать заказами США, вовсю двигавшие подрывавшую китайские экономические интересы в регионе идею Транстихоокеанского партнерства. Сейчас время безвозвратно упущено, содержание дальнейшего «дружественного» торга с китайскими товарищами может заключаться в сохранении статус-кво, то есть максимальном ограждении рынка ЕАЭС от самолетов уже их производства.

Второй вызов, стоящий перед гражданским авиастроением, по мнению «стратегов» Минпрома, – «низкая эффективность текущей модели отрасли», которая представлена «переразмеренными и низкопроизводительными интегрированными структурами». При этом, убеждают нас авторы, отсутствует «развитая система отечественных поставщиков», а «производители комплектующих не встроены в международное разделение труда и ориентированы на внутренний рынок».

Тезис об общей несостоятельности сложившейся в авиации системы управления не нов, но, пожалуй, впервые изобличение собственной некомпетентности и неэффективности происходит в основополагающем документе так концентрированно. То ли так незамысловато в Минпроме решили снять с себя ответственность за состояние отрасли, переложив ее на распорядителя бюджетными средствами – ОАК, то ли самобичевание – еще один камуфлирующий прием авиационных чиновников. Теперь они знают, как сделать, но, ведомые невидимой рукой рынка, а также, смею предположить, иностранными партнерами, не в силах сопротивляться предначертанному – связке коммерческих интересов транснациональных корпораций и собственных выгод. Судя по программе развития авиапрома до 2015 года, они знали как и тогда, вполне пристойно расписав приоритеты в продуктовой линейке ОАК. Она, к примеру, была нацелена на обеспечение серийного выпуска «нишевых» продуктов – самолета-амфибии Бе-200 и его производных, а также грузового Ан-124 на сохранившихся мощностях в Ульяновске.

Планы поддержки производства так называемых переходных моделей для реализации уже имеющегося потенциала касались серийного выпуска Ил-96, Ту-204/214, учитывали данные еще в 2003 году указания главы государства об организации производства Ту-334. На Ту-204, который согласно опросам ОАК в 2007 году лидировал в условном рейтинге заинтересованности российских перевозчиков, было получено более 100 заявок в довесок к уже заключенным нескольким десяткам твердых заказов. Такой пакет позволял обеспечить рентабельный выпуск машины на заводах в Ульяновске и Казани (это к вопросу о вызывающих сомнение коммерческих перспективах российских самолетов) до 2013–2015 годов – предполагавшегося тогда запуска в коммерческую эксплуатацию узкофюзеляжного лайнера нового поколения МС-21. Где эти 84 «тушки» к 2012-му, где два десятка Ил-96, где сотня произведенных и пополнивших парки российских авиакомпаний Ан-148 и где легкие транспортники Ил-112? Неблагоприятная, как всегда, конъюнктура и ограниченность финансовых ресурсов государства сказались?

Программу предполагалось исполнить в тучные для России годы высоких цен на экспорт, были открыты внешние рынки капитала и технологий, отсутствовали проблемы в российско-украинской кооперации в авиа- и двигателестроении, на которую опиралась значительная часть продуктовой линейки ОАК, научно-технический задел уж точно был не меньше сегодняшнего. Где эти машины, которые согласно прогнозам должны были обеспечить России минимум 50-процентную долю на внутреннем рынке авиатехники? Игра с нулевой суммой – весь итог потерянного для авиапрома десятилетия.

Если прорыва не было в условиях, вполне комфортных для вложений в реальный сектор и загрузки «неэффективных», по мнению менеджеров, производств, можно представить, какой «цирк с конями» вынуждены регулярно представлять чиновники авиапрома сегодня, чтобы на докладах в Кремле все выглядело благопристойно в относительных цифрах, поскольку в абсолютных виден безнадежный проигрыш. При всех огрехах в работе централизованное Министерство авиапромышленности СССР обеспечивало производство в среднем 150–180 гражданских самолетов любых типов даже в перестроечные 1985 – 90-е годы. Если последняя советская пятилетка усилиями марателей централизации управления промышленностью характеризуется как кризисная, как описать нынешнюю однопроцентную долю российского авиапрома на мировом рынке? Впрочем, эта сторона проблемы вряд ли тревожит наших гуттаперчевых функционеров, мертвой хваткой прицепившихся к отрасли и сотне смежных предприятий.

Они признают, что «для построения конкурентоспособной индустриальной модели необходимы значительный объем финансирования и рост эффективности использования инвестиционных средств». Кроме того, виновны и «не обеспечивающая современных темпов разработки программ методология организации проектных работ, отсутствие действенных механизмов внедрения инноваций и результатов интеллектуальной деятельности, утрата инженерных и научных школ». При этом стесняются уточнить, что, по самым скромным подсчетам, только проектно-изыскательные мероприятия в проекте SSJ 100 высосали около 10 миллиардов долларов, не говоря уже о затратах на организацию производства, доводку машины до летной кондиции, лечение «детских болезней» ее роста.

Отказавшись от подтвердившего в воздухе все тактико-технические проектные характеристики Ту-334 и других машин, замкнутых исключительно на российскую базу и технологии, решили отдать освоение казенных средств в КБ, ранее никогда гражданской тематикой не занимавшееся. Дошло до «игр» с президентом, когда во время его недавнего визита на КАПО модернизированный Ту-334 сознательно загнали в дальний ангар во избежание нежелательных последствий. Вместо этого главе государства «подсказали» идею о серийном выпуске гражданской версии модернизированного гиперзвукового Ту-160.

К проекту SSJ 100 прилепили более 30 поставщиков систем и комплектующих в расчете на то, что широкая кооперация предприятий преимущественно из стран НАТО позволит самолету обрести международную субъектность и прописаться в аэропортах США и Европы. Получившееся в результате «чудо», оттяпавшее все средства, предназначенные для развития продуктовой линейки ОАК, поистине поражает. Накануне мексиканская авиакомпания Interjet вынуждена была разобрать четыре из 22 своих SSJ 100, чтобы при отсутствии фирменных сервисных центров послепродажного обслуживания обеспечить своевременный ремонт еще летающих лайнеров. Их конструкционные особенности – тема другого разговора, который должен внятно ответить на вопрос, почему при среднем суточном налете Ан-148, «Боингов» и «Аэробусов» 7–10 часов этот показатель SSJ 100 у российских эксплуатантов – 3–3,5 часа, а коэффициент выбывания из расписания из-за серьезных поломок и неполадок превышает допустимый.

Едва грянули санкции, а внешнеэкономические барьеры и вовсе прервали существовавшее научно-техническое сотрудничество России и Запада, на 80 процентов иностранный (экспортно ориентированный, как заявлено в «Стратегии-2030») «Суперджет» рискует в любой момент лишиться если не всех, то значительной части необходимых для его дальнейшего серийного выпуска комплектующих (например французского газогенератора к двигателю SaM-146). Секторальные ограничения по прихоти европейской бюрократии, идущей в кильватере англосаксонской политики образца XIX века, уже отвадили от «чуда» авиапрома итальянских партнеров, взявшихся продвигать машину на едином рынке ЕС и далее везде. В одиночку играть на чужом поле без возможности влиять на правила – сомнительная перспектива, а количество рекламаций эксплуатирующих организаций объективно сужает возможности сбыта SSJ до «Аэрофлота».

Продолжение следует.

Комментарии

9. Отличникам – по «Калашникову»Пн., 05 февр.[−]

За минувший год в армию и на флот поставлено более 3500 перспективных единиц ВВСТ. Особенно радует то, что это высокоинтеллектуальная техника и высокоточное оружие, которые позволили ВКС РФ успешно бороться с боевиками в Сирии.

В Мирном готовы объекты для бросковых испытаний перспективного комплекса стационарного базирования

По словам Сергея Шойгу, гособоронзаказ 2017 года по поставкам новых образцов выполнен на 98,5 процента, по ремонту – на 96,7 процента. Министр отметил: «Достигнутые результаты свидетельствуют о том, что предприятия промышленности в основном выполняют взятые на себя обязательства».

В IV квартале в войска поставлены новые и отремонтированные типы ВВСТ: ракетные комплексы «Искандер-М», истребители Су-27СМ3, вертолеты Ми-28УБ, сторожевой корабль «Адмирал Макаров» и другие.

ВМФ России по итогам IV квартала получил 16 новых и модернизированных кораблей и судов обеспечения, другое вооружение и технику. Как подчеркнул начальник Управления военных представительств МО РФ полковник Олег Степанов, ВМФ переданы два береговых РК «Бал» и «Бастион», восемь РЛС различного назначения, 326 противолодочных ракет. В состав ВМФ зачислен сторожевой корабль проекта 11356 «Адмирал Макаров», что подтвердил командир 128-й бригады надводных кораблей Балтфлота капитан 1-го ранга Андрей Кузнецов. В состав вспомогательного флота СФ вошел ледокол проекта 21180 «Илья Муромец». Черноморцы получили береговой комплекс тактического назначения «Бал».

Сила «Терминатора»

Отличникам – по «Калашникову»
Фото: mil.ru

Вооруженные Силы РФ в 2017 году получили 116 КР оперативно-тактического назначения «Калибр», хорошо себя показавших в Сирии. По объектам боевиков нанесено сто ударов высокой точности, по наиболее важным целям применялись КРБД «Калибр», Х-101, Х-55, работали РК «Искандер» и «Точка-У». Самолеты стратегической авиации отстрелялись 66 ракетами на расстояние от 500 до 1500 километров. Каждая поразила назначенный объект.

В ВС РФ поставлены свыше 110 самолетов и вертолетов, два боевых корабля, три бригадных комплекта ОТРК «Искандер-М», девять зенитных ракетных систем и комплексов различного класса, более 400 единиц бронетанкового вооружения.

В начале прошлого года «Военно-промышленный курьер» поддержал экс-начальника ГАБТУ генерал-полковника Сергея Маева с его идеей о том, что БМПТ «Терминатор» будет востребована в войсках ( «Танк в помощь»). И нас услышали. Контракт на поставку «Терминаторов» будет выполнен в течение 2018 года. Первая партия поступит уже в марте-апреле, что подтвердили на Уралвагонзаводе – поставщике новой техники.

Показательно, что это первый контракт военного ведомства на покупку «Терминаторов», ранее БМПТ были исключительно экспортным товаром. Сколько машин получат войска, не раскрывается, но контракт долгосрочный. Его исполнение идет на конвейере в Нижнем Тагиле.

БМПТ «Терминатор» вооружена двумя 30-мм автоматическими пушками 2А42, двумя пусковыми установками с противотанковыми ракетами «Атака-Т», двумя автоматическими гранатометами АГ-17Д и 7,62-мм пулеметом. Машина очень мобильна на поле боя, ее СУО основного вооружения позволяет обнаруживать и распознавать малоразмерные цели на больших дистанциях днем и ночью в сложных метеоусловиях. В экипаже – три оператора, это дает БМПТ сектор обзора 360 градусов и возможность поражать три объекта одновременно.

Серийно и даже досрочно

Отличникам – по «Калашникову»
Вертолет Ми-28УБ. Фото: topwar.ru

Два бригадных комплекта оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) «Искандер-М» и четыре ЗРК, 183 единицы бронетанкового вооружения и техники, до 1183 автомобилей различного назначения, более 13 тысяч средств связи, 433 станции РЭБ поступило в СВ РФ в IV квартале. «В 2017 году Конструкторским бюро машиностроения завершено выполнение государственного контракта, поставлен десятый комплект ОТРК «Искандер-М», – отметил Степанов.

В ходе ЕДПВП, проходившего в режиме видеоконференции, о приемке полкового комплекта ЗРК «Тор-М2» доложил командир 933-го зенитного ракетного полка полковник Андрей Елизаров. Командир 53-й зенитной ракетной бригады полковник Сергей Мучкаев – о поступлении бригадного комплекта ЗРК «Бук-М3». На оснащение инженерных войск прибыл понтонный парк ПП-2005М, что подтвердил командир 28-й понтонно-мостовой бригады Алексей Бирюков.

«Вертолеты России» в 2017 году поставили Минобороны РФ 72 новые и 70 модернизированных машин. Помимо этого, на Казанский оптико-механический завод переданы пять Ми-8МТВ-5-1 для последующего дооборудования их комплексом РЭБ. По ГОЗ 2018 года холдинг поставит военному ведомству порядка 60 новых машин, в том числе более 30 типа Ми-8 досрочно, сообщил представитель «Вертолетов России». «Мы начали серийные поставки учебно-боевых вертолетов Ми-28УБ, освоили модернизацию корабельных Ка-27, а в 2018 году в список добавится еще один проект – планируем передать Минобороны РФ первый транспортно-десантный Ми-38Т», – отметил замгендиректора холдинга Владислав Савельев. Он подчеркнул, что и в 2017 году некоторые поставки по ГОЗ были осуществлены досрочно.

«Бал» на Балтике

Отличникам – по «Калашникову»
Береговой РК «Бал». Фото: wikimedia.org

Электронные пуски береговых РК «Бал» выполнены на Балтийском побережье при проверке боеготовности подразделения ракетчиков.

Расчеты комплексов совершили марш на полигон. В заданном районе они выполнили нормативы по развертыванию техники, определению данных стрельбы для электронных пусков КР по морским целям и их условного поражения. Ракетчики также отработали перевод комплексов из походного в боевое положение, перегрузку ракет с транспортно-заряжающей машины на ПУ. Отрабатывались оперативная смена позиций и выход из-под ответного удара условного противника.

Тренировка проводилась по плану проверки боеготовности подразделений ракетного соединения. В ней задействовали до 50 военнослужащих и более 10 единиц военной и спецтехники. Этому подразделению по итогам проверки инспекцией Минобороны РФ присвоено почетное наименование «Ударное». Что касается комплекса «Бал», то он показал себя с самой лучшей стороны. Напомним, что этот РК предназначен для защиты силами береговой обороны территориальных вод, военно-морских баз и прибрежных объектов инфраструктуры и противодесантной обороны побережья.

«Ярсы» на дежурстве

Отличникам – по «Калашникову»
Комплекс мобильного базирования «Ярс-С»
Фото: static.life.ru

РВСН получили в 2017 году 21 баллистическую ракету, 19 автономных ПУ, 33 машины обеспечения боевого дежурства, 7 КП, 310 других составных частей комплексов.

По программе продления гарантийных сроков эксплуатации РК, а также в учебных целях ракетчики осуществили шесть пусков МБР. Аппаратура отработала штатно, поставленные задачи выполнены. По словам командира 39-й ракетной дивизии генерал-майора Павла Буркова, завершено перевооружение 357-го полка на комплекс мобильного базирования «Ярс-С». С декабря 2017-го соединение несет боевое дежурство тремя полками, оснащенными «Ярсами» и «Ярсами-С».

В группировке сил и средств ядерного сдерживания РВСН обеспечена загрузка двух шахтно-пусковых установок комплексом «Ярс» стационарного базирования в Козельске и ПГРК в Иркутске.

На 1-м Государственном испытательном космодроме в Мирном построены объекты для проведения бросковых испытаний перспективного комплекса стационарного базирования.

По объектам Космических войск завершено строительство двух РЛС высокой заводской готовности в Орске и Барнауле, ведется монтаж технологического оборудования на объектах системы космической безопасности.

Высокие орбиты

Российские «оборонщики» устранили почти все производственные недоработки ВВСТ, выявленные при их боевом применении в Сирии, у отдельных образцов повышены эксплуатационные и технические характеристики. Эта деятельность, подчеркнул Сергей Шойгу, должна продолжаться с учетом задач, поставленных Верховным главнокомандующим. По словам министра, качество основных образцов ВВСТ в целом соответствует предъявленным требованиям, что позволяет войскам эффективно выполнять поставленные задачи.

Отличникам – по «Калашникову»
Фото: mil.ru

О многом говорит такой факт: в IV квартале 2017 года ВКС получили свыше 160 новых и отремонтированных летательных аппаратов. Если точнее – поставлены 25 новых и 78 отремонтированных самолетов, 35 новых и 29 отремонтированных вертолетов, два полковых комплекта зенитной ракетной системы С-400, 24 боевые машины зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь-С», 112 радиолокационных станций различного назначения, более 37 тысяч авиационных средств поражения.

По словам первого замдиректора КНААЗ Сергея Огаркова, после проведения модернизации в войска переданы фронтовые многофункциональные истребители Су-27СМ3.

25 января выполнен первый вылет изготовленного на Казанском авиационном заводе стратегического бомбардировщика-ракетоносца Ту-160М. Подтверждена технологическая готовность кооперации к серийному выпуску модернизированных «Белых лебедей».

Расчеты Космических войск выполнили в 2017 году пять пусков ракет-носителей. На орбиту выведено пять КА.

По итогам года уровень оснащенности ВС РФ новыми образцами ВВСТ вырос на 1,2 процента и составил 59,5 процента.

Медальная дюжина

Отличникам – по «Калашникову»
Ледокол «Илья Муромец». Фото: google.com

В ходе Единого дня приемки военной продукции Сергей Шойгу вручил награды Минобороны двенадцати рабочим предприятий российского ОПК. Медали «Михаил Калашников», которой отмечаются работники ОПК, научно-исследовательских, производственных и научно-производственных организаций за отличия во внедрении инноваций при разработке, выпуске и вводе в эксплуатацию современных вооружения и военной техники, удостоены Иван Романюк – электросварщик цеха № 22 АО «Адмиралтейские верфи», Валерий Ведерников – замначальника цеха АО «Краснодарский приборный завод «Каскад», Алексей Попов – замначальника отдела испытаний по автоматике ПАО «Адмиралтейский судостроительный завод». Медаль «За трудовую доблесть» из рук министра обороны получили Дмитрий Борисов – слесарь-сборщик летательных аппаратов 5-го разряда АО «РКЦ «Прогресс», Валерий Васильев – слесарь-сборщик изделий 5-го разряда сборочного цеха АО «ФНПЦ «Титан-Баррикады», Николай Кириченко – термист 5-го разряда слесарно-сварочного цеха ПАО «Казанский вертолетный завод», Алексей Кудряшов – слесарь-сборщик летательных аппаратов ПАО «Казанский вертолетный завод», Александр Носовец – слесарь-сборщик летательных аппаратов ПАО «Сухой» «НАЗ им. В. П. Чкалова», Александр Власов – фрезеровщик 6-го разряда механического цеха АО «НПК «Конструкторское бюро машиностроения», Владимир Щелыкалин – регулировщик радиоэлектронной аппаратуры и приборов 5-го разряда сборочно-монтажного цеха Ульяновского механического завода, Валерий Гущин – токарь-расточник 5-го разряда механического цеха АО «НПК КБМ», Иван Юсов – электросварщик ручной сварки АО «Адмиралтейские верфи».

2017 год оказался для армии и ОПК России динамичным и эффективным по достижению результатов как в боевой подготовке, так и в работе «оборонки». Каким будет 2018-й – покажет время.

Комментарии

10. «Мини-Сталинград» в «Зассенштадте» и 15 танков, не спасшие немцевПт., 02 февр.[−]

Между тем, бои за Великие Луки шли самые ожесточенные. Ведь взятие этого города Красной Армией открывало ей возможность наступать на Витебск, это понимали по обе стороны линии фронта. Гитлер, как и Паулюсу в Сталинграде, обещал помощь коменданту окруженного города подполковнику фон Зассу, сулил даже назвать Великие Луки его именем – «Зассенштадт».


Немецкий историк Пауль Карель назвал происходящее здесь «миниатюрным Сталинградом». Он писал: «Советские стрелковые батальоны сражались с поразительной отвагой. Особенно комсомольцы, фанатичные молодые коммунисты, в последующие несколько недель прославили себя преданностью долгу. Рядовой 254-го гвардейского стрелкового полка Александр Матросов ценою жизни заслужил звание Героя Советского Союза».


Немцы, действительно, изо всех сил пытались помочь погибающему в Великих Луках гарнизону. Карель писал: «Последнюю попытку предприняли 9 января. Ударная группа майора Трибукаита, командира 5-го батальона, пошла на крепость: несколько бронетранспортеров из 8-й танковой дивизии, танки 1-го батальона 15-го танкового полка и штурмовые орудия 118-го усиленного танкового батальона. «Двигайтесь и стреляйте!» - таков был приказ. Не останавливайтесь. Экипажи подбитых машин должны были без промедления выбираться на броню других. Таким методом «безостановочного движения» Трибукаиту действительно удалось прорваться через кольцо противника. Несколько его танков и бронетранспортеров остались на поле боя, но группа вышла к цели. Точно в 15.06 истощенные люди Дарнедде увидели с крепостного вала цитадели свои танки. Они плакали от счастья и обнимались. «Они сделали это! - слышалось отовсюду. - У них получилось!» Пятнадцать боевых машин с лязгом въехали во двор крепости, среди них последние три танка 1-го батальона 15-го танкового полка лейтенанта Коске. Однако военная удача снова отвернулась от батальона Дарнедде. Как только обойденные русские поняли, что немцы прорвались внутрь, они сосредоточили на крепости огонь своей артиллерии. Трибукаит немедленно приказал танкам выбираться из небольшого двора среди руин, в который вела единственная дорога. Но все, казалось, теперь было против него. Именно в этот момент, когда один из пятнадцати танков проходил в ворота, в него попало четыре снаряда. Танк с разорванными гусеницами заблокировал выход другим. Небольшие силы Трибукаита оказались в ловушке и превратились в мишень яростного огня из орудий всех калибров. Один танк за другим пали жертвой советской бомбардировки. Уцелевшие танкисты Трибукаита присоединились к обороняющимся в качестве пехоты. 15 января в крепость попытался пробиться парашютный батальон, но и эта попытка провалилась».


17 января все было кончено в Великих Луках. Последние оставшиеся в живых немцы сдавались в плен. Многие из них умирали, уже капитулировав, поскольку были сильно истощены и обморожены. А устраивать им санаторные условия после сдачи никто не собирался… Самые «непримиримые» из немцев решили не сдаваться, попытались выйти к своим небольшими группами. Удалось это лишь восьмерым из нескольких сотен. Остальных перебили красноармейцы или они просто замерзли в пути. В 1946 году фон Засс был осужден за военные преступления и с группой соучастников был публично повешен в Великих Луках, так и не ставших Зассенштадтом.


Максим Купинов

Комментарии


 
Каталог RSS-каналов (лент) — RSSfeedReader
Всего заголовков: 10
По категориям:
Все заголовки
По датам:
Все заголовки
2018-02-20, Вт. (1)
2018-02-16, Пт. (1)
2018-02-13, Вт. (2)
2018-02-12, Пн. (1)
2018-02-09, Пт. (1)
2018-02-06, Вт. (2)
2018-02-05, Пн. (1)
2018-02-02, Пт. (1)
По авторам:
Все заголовки